Возложение юридической обязанности на "себя самого", или к вопросу об уточнении правового положения истца в гражданском процессе




Скачать 106.47 Kb.
Дата16.04.2016
Размер106.47 Kb.
Документ предоставлен КонсультантПлюс


ВОЗЛОЖЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ НА "СЕБЯ САМОГО",

ИЛИ К ВОПРОСУ ОБ УТОЧНЕНИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ИСТЦА

В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ <*>
А.В. ЮДИН
--------------------------------

<*> Udin A.V. Putting the matter in "oneself" or on issue more precise definition legal status of claimant in civil procedure.
Юдин А.В., доцент кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права ГОУ ВПО "Самарский государственный университет", доктор юридических наук.
В статье автор излагает суждения, относящиеся к правовому статусу истца в гражданском процессе и влияющие на его традиционное определение в качестве лица - предполагаемого носителя спорного права. Автор вскрывает некоторые новые признаки этой процессуальной фигуры, в частности такой, как заявление истцом требований о возложении судом некой юридической обязанности на самого истца.
Ключевые слова: стороны, истец, исковые требования, юридические обязанности.
The author states opinion pertaining to legal status of claimant in civil procedure and affecting on it traditional definition as person aware of controversial right of enterprise. The author are expose some new indications of it procedural person in particular the same as an makes demands claimant on court place under a juridical duty on a claimant.
Key words: parties, claimant, action, juridical duties.
В современной науке проблему субъектов гражданского процесса можно охарактеризовать как основательно и всесторонне изученную, однако не теряющую своей актуальности и привлекательности для исследователей. Аналогичное суждение можно высказать применительно к проблеме сторон в гражданском процессе. Однако многие вопросы, относящиеся к проблемам субъектов гражданского процесса, в частности сторон, продолжают оставаться спорными, что стимулирует постоянный научный интерес к их разработке.

Сложившиеся в науке процессуального права исследовательские традиции предполагают совместное изучение правового статуса спорящих сторон - истца и ответчика. Несмотря на то что стороны не связаны между собой нитью процессуальных отношений, именно совместное изучение их статуса является наиболее продуктивным, что было продемонстрировано в большинстве исследований данной проблемы.

Однако традиционное определение сторон - истца и ответчика - как предполагаемых или действительных обладателей (субъектов) соответственно спорного права или интереса (права требования) и спорной обязанности <1> нуждается в уточнении.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданский процесс" (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2007 (издание второе, переработанное и дополненное).



<1> См., например: Викут М.А. Стороны - основные лица искового производства. Цит. по: М.А. Викут - 60 лет научно-педагогической деятельности. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", 2007. С. 9 - 11, 72; Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М.: Юрист, 2003. С. 150 - 151; Гражданский процесс: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2010. С. 115 (автор главы - проф. С.А. Иванова) и др.
Нередко при обращении в суд истец ставит вопрос не о присуждении ответчика к какой-либо обязанности, а о присуждении к исполнению такой обязанности себя самого.

Так, например, истец-супруг, предлагая определенный вариант раздела имущества, просит суд присудить какое-либо имущество, относящееся к совместной собственности, с себя в пользу супруга-ответчика и аннулировать запись о праве собственности, согласно которой это имущество принадлежит истцу (это может быть в случае, если имущество в период брака было оформлено на истца).

Участник долевой собственности, добивающийся выдела своей доли в натуре, требует присудить с себя денежную сумму в пользу ответчиков - других участников долевой собственности за несоразмерность выделяемой себе доли; сходное требование может заявить истец, добивающийся прекращения права собственности другого участника долевой собственности, доля которого незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет реального интереса в ее использовании (абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ).

Истец, требующий перевода на себя прав и обязанностей по договору, совершенному с нарушением преимущественного права покупки, желает занять место покупателя в договоре и соответственно требует присудить с себя в пользу продавца сумму, составляющую цену договора.

Истец, добивающийся расторжения или изменения договора, может просить суд к обязанию "самого себя" передать некое имущество ответчику в связи с преобразованием договорных отношений.

Суд, присуждая сумму страхового возмещения в пользу страхователя, в случае, если предмет договора страхования погиб, однако в той или иной форме сохраняется в натуре (например, как совокупность запчастей или металлолома после автоаварии - так называемые годные остатки), должен передать его страховщику, иначе на стороне страхователя может возникнуть неосновательное обогащение.



Требование истца о присуждении в пользу ответчика с "самого себя" имеет ряд особенностей:

1. Требование истца о присуждении чего-либо в пользу ответчика с "себя самого" всегда существует наряду с "основным" требованием, в котором ответчик позиционируется в качестве адресата юридической обязанности. Сложно смоделировать ситуацию, при которой требование истца о присуждении чего-либо в пользу ответчика существовало бы автономно от основного требования.

2. Требование истца о присуждении чего-либо с "себя самого" в пользу ответчика - это требование зависимое и производное от основного требования, т.е. его удовлетворение представляет для истца интерес лишь постольку, поскольку будет удовлетворено его основное требование. Если суд откажет в удовлетворении основного требования, то поддержание рассматриваемого требования для истца станет беспредметным или даже невыгодным. Так, например, по делу о разделе совместно нажитого имущества требование о присуждении с себя денежной суммы в счет оставляемой за истцом квартиры будет представляться бессмысленным, если суд выделит спорную квартиру в собственность ответчика.

3. Анализируемое требование истца фактически представляет собой требование о присуждении себя к исполнению определенной юридической обязанности. Истец готов нести требуемую юридическую обязанность, поскольку с ее приобретением связывается приобретение им определенного субъективного права.

4. Обязанность, к исполнению которой просит присудить себя истец, имеет компенсационный характер и направлена на устранение неравенства, которое возникло бы в случае, если бы суд удовлетворил только "основное" требование истца к ответчику. Так, например, истец в рамках применения реституции просит присудить себя к передаче вещи, полученной по недействительной сделке. Если бы его требование сводилось только к возвращению полученного по сделке ответчиком, то очевидно, что оно заведомо вело бы к нарушению имущественного баланса сторон спора.

5. Требование истца о присуждении чего-либо с "себя самого" есть требование под условием <2>. Истец заявляет о готовности исполнить юридическую обязанность при условии, что суд подтвердит возможность его к осуществлению спорного субъективного права.

--------------------------------

<2> Разумеется, термин "требование под условием" употребляется нами как понятие образное, не наделенное каким-либо официальным юридическим смыслом.
Если обозначенную проблему перевести в практическую плоскость, то можно обнаружить немало вопросов, требующих своего решения.

1. Прежде всего необходимо выяснить, является подобное требование исковым или оно представляет собой некое средство для выравнивания имущественного неравенства сторон, которое неизбежно возникло бы в случае удовлетворения "основного" иска в чистом виде?

С точки зрения доктрины процесса суд не может при рассмотрении гражданского дела производить какие-либо взыскания в пользу той или иной стороны, если его об этом не просят. Даже для возложения судебных расходов на сторону необходима просьба об этом заинтересованной стороны, которая бы сопровождалась доказыванием размера понесенных расходов. Поэтому с формально-юридической точки зрения требование о присуждении с "себя самого" иначе чем исковое квалифицировано быть не может.

Об этом также свидетельствуют его частноправовой характер и существование в рамках спорных правоотношений сторон.

Полагаем, в изобретении специального наименования или процедуры для разрешения такого требования отсутствует какая-либо необходимость, если признать, что иск - это не только требование о присуждении чего-либо с ответчика, но и иногда требование о присуждении чего-либо с себя самого.

2. Наиболее важный вопрос сводится к тому, обязан ли истец заявлять такого рода требования или суд имеет право по своей инициативе осуществить с истца соответствующее взыскание? Исходя из логики ответа на предыдущий вопрос, полагаем, что истец обязан заявить данное требование под страхом того, что суд откажет ему в удовлетворении основного требования со ссылкой на недопустимость неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ), которое неизбежно возникнет, если истец не потребует предоставить ответчику эквивалентного предоставления.

Исковые требования истца, не дополненные ссылкой на необходимость осуществления взыскания, оказываются лишенными каких-либо разумных юридических и фактических оснований. Необходимым условием их удовлетворения является взыскание судом встречной компенсации с истца.

Иной подход способен привести к появлению трудноразрешимых вопросов. В частности, станет неясной природа самого взыскания, производимого судом в счет "уравнения" имущественного положения сторон. Данные суммы или имущество нельзя будет отнести ни к взысканию по встречным исковым требованиям, ни к компенсации судебных расходов, ни к чему-либо подобному.

Кроме того, принципы диспозитивности и состязательности дозируют активность суда в гражданском процессе и требуют рассмотрения дела только в рамках заявленных исковых требований (ч. 3 ст. 196 ГПК РФ).

3. Аналогичным образом, обязан ли ответчик заявить встречный иск в том случае, когда истец умалчивает о присуждении его к определенной юридической обязанности? Полагаем, что если встречный иск будет заявлен, суд при условии удовлетворения требований истца должен будет пойти на удовлетворение встречного иска.

Однако в контексте наших вышеприведенных рассуждений заметим, что заявление встречного иска в данной ситуации для ответчика совсем не обязательно. Представляется, что заявление "компенсационных" требований - это забота истца, а не ответчика, рискующего проиграть дело при условии неформулирования в иске требований о взыскании.

Уточнение правового положения истца не может не отразиться на необходимости уточнения правового положения ответчика. Определение ответчика как лица - предполагаемого носителя спорной обязанности следует признать неполным. Как было нами установлено, ответчик может выступить субъектом, на которого истец в ряде случаев желает возложить не только спорную обязанность, но и предоставить некое субъективное право.

4. Наряду со сказанным, в отношении рассматриваемого нами требования должен действовать более льготный режим его заявления и уточнения. Если по общему правилу содержание исковых требований определяется истцом и суд вправе потребовать лишь уточнения исковых требований, а истец при этом вправе отказаться от их уточнения, то в анализируемой ситуации возможно положение, при котором суд разъяснит истцу необходимость заявления подобного рода требований под страхом наступления неблагоприятных последствий несовершения процессуальных действий. Разумеется, истец вправе будет отказаться от сделанного судом предложения.

5. Позиция ответчика, как правило, должна сводиться к отказу от передаваемого ему истцом права или к существенному уточнению объема и содержания передаваемого права. Действительно, логично предположить, что ответчик будет возражать против навязываемого ему права, поскольку нет никаких оснований подозревать истца в альтруистических побуждениях и намерении облагодетельствовать ответчика - как правило, требование о взыскании чего-либо с "себя самого" заявляется истцом в надежде на получение гораздо больших выгод, чем он предоставляет ответчику.

6. Следующий, проистекающий из предыдущего, тезис сводится к тому, что суд иногда лишен возможности "насильно вручить" ответчику предлагаемое истцом субъективное право, однако, исходя из характера спорных правоотношений, в ряде случаев передача ответчику права на взыскание с истца помимо воли ответчика все же возможна.

Весьма иллюстративен в этом отношении следующий пример. Префектура Северо-Восточного административного округа Москвы обратилась в суд с иском к И., членам семьи, проживающим вместе с ней, и ее родителям о выселении с предоставлением другого жилого помещения и прекращении права собственности на квартиру, сославшись на то, что И. является собственником трехкомнатной квартиры, в которой она проживает с членами своей семьи. Основанием иска выступило то обстоятельство, что дом признан непригодным для проживания и подлежащим капитальному ремонту с отселением жильцов. Ответчики отказались переселиться в предлагаемую квартиру. Постановлениями судов двух инстанций исковые требования были удовлетворены, однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменив судебные акты в порядке надзора, отметила следующее. Выводы судов об удовлетворении иска были мотивированы тем, что ответчикам взамен занимаемой предоставлена квартира большего размера, отвечающая всем необходимым требованиям, находящаяся в пределах того же административного округа города Москвы, рыночная стоимость которой выше, чем стоимость квартиры И. Однако суды не учли, что требование органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего решение об изъятии жилого помещения, о переселении собственника изымаемого жилого помещения в другое жилое помещение не может быть удовлетворено, если собственник жилого помещения возражает против этого, так как в этом случае на орган власти может быть возложена обязанность лишь по выплате выкупной цены изымаемого жилого помещения <3>.

--------------------------------

<3> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2009 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 3. С. 14 - 16.
Однако не во всех подобных случаях суд оказывается лишенным подобной возможности. Иногда взыскание с истца в пользу ответчика - это необходимость, олицетворяющая собой единственный возможный вариант разрешения спора. Например, даже если супруг-ответчик не хочет получать имущество, которое ему посредством иска вручает истец, у суда, при условии принятия истцового варианта раздела совместной собственности, просто нет другого выхода, как присудить истца к передаче ответчику некоего имущества.

Таким образом, требование истца о присуждении чего-либо с "себя самого" всегда существует наряду с "основным" требованием, в котором ответчик позиционируется в качестве адресата юридической обязанности; оно является зависимым и производным от основного требования, т.е. его удовлетворение представляет для истца интерес лишь постольку, поскольку будет удовлетворено основное требование. Обязанность, к исполнению которой просит присудить себя истец, имеет компенсационный характер и направлена на устранение неравенства, которое возникло в случае, если бы суд удовлетворил только "основное" требование истца к ответчику.



Рассматриваемый феномен не требует изобретения специального наименования или процедуры, если признать, что иск - это не только требование о присуждении чего-либо с ответчика, но и иногда требование о присуждении чего-либо с "себя самого".

Истец обязан заявить данное требование под страхом того, что суд откажет ему в удовлетворении основного требования со ссылкой на недопустимость неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ). Заявление встречного иска в данной ситуации для ответчика не обязательно. В отношении рассматриваемого нами требования должен действовать более льготный режим его заявления и уточнения: суд обязан разъяснить истцу необходимость заявления подобного рода требований. Суд иногда лишен возможности "насильно вручить" ответчику предлагаемое истцом субъективное право, однако, исходя из характера спорных правоотношений, в ряде случаев передача ответчику права на взыскание с истца помимо воли ответчика все же возможна.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница