Вопросы лингвистики и лингводидактики иностранного языка делового и профессионального общения




страница19/21
Дата14.08.2016
Размер4.38 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

НЕКОТОРЫЕ ТАКТИКИ УСТНОГО ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ

(НА МАТЕРИАЛЕ ИСПАНСКОГО ЯЗЫКА)

А.Н. САК

Российский университет дружбы народов
Анализируя коммуникативные тактики применительно к испанскому деловому письму, мы пришли к выводу, что каждый шаг коммерческого письма мотивирован с точки зрения тактики и стратегии делового общения. Каждый элемент структуры письма связан с предыдущим и последующим шагом и логически уместен, иначе произойдет непонимание между партнерами и деловой контакт просто не состоится:

- приветствие (контакто-устанавливающая функция)

-указание на источник информации, откуда были получены сведения об адресате (приведение к общему знаменателю пресуппозиций собеседников, как исходная точка делового контакта)

-похвала в адрес собеседника (игра на повышение собеседника как очень важный эмоционально настраивающий ход)

-самопрезентация (похвала в свой адрес-«игра на повышение»).Прием самопрезентации используется для установления и поддержания имиджа говорящего.

-указание на эксклюзивность делового контакта (посредством наведения изотопии с лексической функцией Magn).Подчеркивание эксклюзивности коммерческого контакта- как одна из самых действенных коммуникативных тактик испанского делового письма: Un hombre de negocios como Usted no puede menos de aceptar nuestra propuesta. Puesto que tiene Usted tantas ventas en tantos países…

-непосредственно корпус письма с деловыми пожеланиями, заявлениями, требованиями, предложениями, выраженные разнообразными коммуникативными тактиками (в основном убеждениями)

-концовка, в которой заранее приносится благодарность, усиливающая перлокутивный эффект данного письма - убедить собеседника согласиться с автором письма. Здесь отмечается употребление перформативов de antemano les damos las gracias и т.д., что еще раз указывает на перлокутивный эффект как основной упор делового общения. Что касается коммуникативных тактик, использующихся в устном деловом общении, например, в связке «начальник – подчиненный», хотелось бы выделить следующее:

очень часто (как в обиходе, так и в деловом общении) говорящий преследует цель, чтобы информация, содержащаяся в его сообщении, была воспринята слушающим не совсем так или совсем не так, как она формально содержится в его высказывании. С одной стороны говорящий хочет, чтобы слушающий сделал определенный вывод из его высказывания, с другой - он не хочет, чтобы в случае ложного вывода ответственность за это падала на него. Тактика «скрытой передачи своей идеи начальнику» тесно связана с семантической категорией «наследования презумпций». У Падучевой [Падучева, 1986] этот феномен называется «факультативной окраской презумпций, согласно которой: а) презумпция P в соответствующем мире может быть переведена в презумпцию реального мира (или, по крайней мере, в суждение, истинное в реальном мире) при соответствующем изменении содержания – модальной окраске и б) P остается презумпцией в реальном мире, например, Si le pego se arrepentirá de haberse metido conmigo=> «se ha metido conmigo». Вводя презумпцию (зачастую ложную) посредством миропорождающих операторов –es posible, creo, en mi opinión, a mi juicio, a mi parecer и т.д., говорящий надеется, что данная презумпция окажется зафиксирована в сознании слушающего, но уже в «реальном для него мире». Es posible que Alejandro lo haya hecho → Alejandro lo ha hecho-данная презумпция остается в сознании слушающего как презумпция реального мира., что влечет за собой соответствующие последствия – мотивирует начальника на определенные действия. Si lo hicieramos obtendríamos una ganancia→презумпция «Hay que hacerlo». То, что высказывание осуществлено в возможном мире говорящего, снимает с него обязательность выполнения, констатацию; начальник или партнер интерпретирует это как факультативный выбор и презумпция становится его собственной - это называется «приватизацией идей». Итак, мы можем назвать данный эффект манипуляцией сознанием за счет презумпций (иногда ложных или выгодных говорящему). Данная тактика «подсовывания презумпций» обладает большой убеждающей силой, поскольку презумпция выводится самим адресатом. Для манипулирования сознанием собеседника говорящий может прибегнуть к явно ложным высказываниям, но, как правило, говорящий не идет на это, так как боится быть пойманным на лжи, поэтому в манипулятивных целях он обычно не использует фактивные глаголы типа сожалеть- sentir, знать- saber. Чтобы его не уличили, говорящий обычно использует другие средства создания контрфактической ситуации, например, миропорождающие операторы.

Необходимо также выделить зависимость презумпции от просодии. Esa empresa no vale 50millones de dólares =>vale menos de cincuenta millones. La empresa vale 50 millones de dólares/=>vale precisamente 50 millones. La empresa vale/ 50 millones de dolares=>vale más de 50. Este problema /Juan lo resolverá.=>este problema lo resolverá y los demás no se sabe. Juan/ resolverá este problema =>el resolverá este problema y otros funcionarios no se sabe. Ganará 10 mil al mes=> а может и больше, en media hora no llego=>мне понадобиться больше времени,en medio año gaseoductos así no se construyen=>se tarda más tiempo en construirlos. Инструментом подобной тактики выступает модальность возможности. Su casa la venderán por 30mil=>а может и за большую сумму; por treinta mil se podrá comprar un chalet así=>такой особняк можно купить именно за такую сумму. Как мы можeм убедиться, глаголы caber, poder, aguantar, durar, tardar en-способствуют употреблению данной тактики посредством соответствующей просодии. Свой вклад в просодию в испанском языке вносят выделительные конструкции es por 10 mil dólares que se puede comprar esta casa=> этот дом можно купить именно за 10 тыс. долларов. Esta casa sí la venderán por 10 mil=>за десять продадут, а, может, и за большую сумму. В других контекстах =>продадут именно за 10 тысяч, в зависимости от контекста, задаваемого предыдущей репликой.

Другим способом реализации данной тактики является лексическое значение глаголов создания образа, например: se puede tomarlo por un vagabundo=>es un vagabundo (можно отметить придание деспективной окраски, пейоративного признака). Непосредственно семантика глаголов принять- tomar, узнать-reconocer, видеть-ver, т.е. глаголов идентификации позволяет говорящему без особых рисков прибегнуть к данной тактике - скрытно придать тому или иному объекту определенный положительный или отрицательный признак. Кажется, сам язык становится на сторону говорящего для того чтобы замаскировать его истинное намерение, выводимое из как бы невзначай брошенной фразы. Казался, производил впечатление, представлялся -глаголы восприятия в значении мнения- посредством презумпций, выводимых с помощью этих глаголов объект сам является «виновником» данного впечатления, а с субъекта спросу-то и вовсе нет. Me pareció indispuesto para este tipo de trabajo=>esta indispuesto para este trabajo. Чтобы сопоставить два объекта-стимул[коллега по работе] и образ[бомж, негодяй, некомпетентный сотрудник или наоборот прекрасный работник] буфером между стимулом и объектом выступают именно глаголы: узнал, увидел, принял, которые не налагают на говорящего особой ответственности за сказанное, но порождает презумпцию истинности наличия данных качеств у объекта. Я [Агенс] считаю его [тема] хорошим специалистом [концепт]. Участники тема и концепт особенно ясно видны в каузативах, таких как, например, представить в значении попытаться каузировать считать [Падучева, 2003]. В нашем случае агенс стремится быть сведенным к безличному: Se pusieron de manifiesto las ventajas de la forma democrática del gobierno (Это показало преимущества демократической формы правления). По мнению Е.В. Падучевой знание отличается от мнения отсутствием так необходимой для нашей тактики раздвоенности. Правда, пишет Е.В. Падучева, различие между знанием или мнением не во всех контекстах очевидно. Поэтому не всегда ясно, должен ли я знать или считать, что так. Близкое соотношение - между мнением и его основанием - также может выступать как коммуникативная тактика. Вижу по вашему выражению лица [основание], что я прав [мнение]. Догадался по его смущенной улыбке [основание], что он ошибся [мнение].

Итак, в нашей тактике «скрытой передачи своей идеи начальнику», говорящий хочет вообще исчезнуть из установленной им связи между знаком (или концептом) и денотатом. Например, в случае глагола слышится-se oye-концепт продвигается из объектной позицию в субъектную, а субъект уходит за кадр, оставшиеся два участника оказываются связаны друг с другом как означающее и означаемое. Oigo claramente la ira (концепт) en la voz (тема) de Marta =>en la voz de Marta se oye ira(концепт). En esta empresa se ve un gran potencial y al mismo tiempo importantes problemas=>используется также метонимический перенос: esta empresa pasa por importantes problemas. В романских языках сам объект становится агенсом: el libro recoge tres capítulos, l’hotel abrite 500 touristes. Тем не менее, начальник не остается в долгу. Очевидно, тот, кто находится в более сильной позиции имеет больший набор тактик (выбор) для достижения своей цели. Этот выбор зависит в большей мере от социально-ролевого статуса участников общения: начальник обычно начинает с косвенных речевых тактик, если они недостаточны, он применяет более «жесткие» тактики, напрямую связанные с его статусом и властью над подчиненным: не хотел Вам говорить, те не менее Вы должны сделать так-то и так-то,- впрочем, здесь начальник старается «сохранить лицо», не выглядеть тираном. Начальник прибегает к аргументации, убеждениям, ссылкам на «необходимость», тактике «выставления подчиненного дураком». Одна тактика может трансформироваться в другую, но набор таких трансформаций ограничен, поэтому мы можем говорить об определенных комплексах коммуникативных ходов. Например, в маршрутном такси пассажир, передавая сдачу от водителя другому пассажиру, роняет пять рублей и не может их найти в темноте, - он говорит: я думаю, из-за пяти рублей вы не обеднеете. Он использует двухходовую тактику. Первый ход-снятие важности (релятивизация пропозиции), в данном случае говорящий прибегает к прямому обману - пропали 5 рублей, а он открыто снижает их стоимость до двух. Для того, чтобы избежать дальнейшего осложнения ситуации он прибегает к следующему коммуникативному ходу- игре на повышение собеседника: вы не обеднеете. Собеседник прекрасно понимает все нюансы тактики говорящего и не может сопротивляться из-за страха «потерять лицо». Первая тактика выступает здесь подготовительной релятивной тактикой (причина), вторая – основной, предикативной (следствие). Таким образом, данные тактики оказываются связанными между собой причинно-следственными отношениями, на боязни собеседника плохо выглядеть в глазах общественного мнения играет говорящий, прибегающий к так называемой тактике «ловушки». Эта тактика заключается в том, чтобы выставить неуместным мир суждения адресата по отношению к реальному положению дел, недопустимость положения дел, отраженного в сознании собеседника

-Es válido el terrorismo sí o no?


  • el terrorismo-no

  • lo que hace ETA es terrorismo?

  • Quiere que hagamos un debate sobre violencia…

  • No,respóndame primero, lo que hace ETA es terrorismo?

Журналист при помощи двух меньших посылок стремится вынудить собеседника вывести бóльшую посылку, что lo que hace ETA no es válido, собеседник, член баскской националистической партии не выдерживает давления логики и уходит от ответа. Таким образом, в деловом общении на примере испанского языка можно выделить как эксплицитные, так и имплицитно выраженные тактики, образующие сложные предикативно-релятивные комплексы, служащие для выделения или наоборот умолчания тех или иных идей говорящего (тем беседы). Обычно люди используют данные тактики интуитивно, подробное же их изучение ведет к более глубокому пониманию истинных намерений его участников, позволяет избежать возможных потерь в бизнесе.

ЛИТЕРАТУРА

1.Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. –М., 1986

2. Падучева Е.В. О семантике просодических сдвигов (вклад просодии в семантику предложения) – М., 2003

3.Падучева Е.В. Глаголы создания образа: лексическое значение и семантическая деривация. – М., 2003

4. Сак А.Н. Лингво-прагматические аспекты испаноязычного газетно-журнального интервью. Дис… канд.филол. наук. – М.,2005

ПРОБЛЕМА ИНТЕРФЕРЕНЦИИ И ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЯЗЫКОВ

А.Ф. САТТАРОВА

Башкирский государственный университет

Сибайский филиал


Рассматривая проблему интерференции, прежде всего, обратим внимание на то, что в историческом плане введение термина интерференция интерпретируется авторами по-разному. Так, понятие интерференция, по мнению Т.П.Ильященко, впервые появилось в публикации пражского лингвистического кружка. Того же мнения придерживаются Е.М.Верещагин, З.У.Блягоз. Однако Ю.А.Жлуктенко полагает, что термин интерференция впервые встречается еще у И.Эпштейна (1915), только затем он был введен Пражской школой.

Понятие интерференция рассматриваются с лингвистических, психологических, психолингвистических позиций с учетом социально-исторических и социалистических факторов в целом. С лингвистических позиций явление интерференция анализируется в трудах Л.И.Баранниковой, З.У.Блягоза, Т.В.Булгаковой, У Вайнрайха, Ю.Д.Дещериева, М.М.Михайлова, Л.М.Уман, Э.Хаугена и др.

Представляет интерес основное положение, выдвигаемое З.У.Блягозом, согласно которому при взаимодействии языков в них, как правило, возникают определенные изменения сначала в речи, затем в языке, которые именуются в лингвистике термином интерференция. Автор обращает внимание на то, что термин интерференция латинского происхождения – «inter» - «между» + «ferens / ferentis» - «несущий, переносящий», которое преимущественно употребляется в физике в значении «взаимного усиления или ослабления волн (звуковых, световых, электрических» и др.) при наложении друг на друга.

В трудах У.Вайнрайха представлено широко известное понимание интерференции: «Те случаи отклонения от норм каждого из языков, которые происходят в речи двуязычных лиц в результате того, что они знакомы более чем с одним языком, то есть вследствие контакта языков, называется явлением интерференция.

М.М.Михайлов обращает внимание на то, что интерференция появляется в речи биглота (или полиглота) вследствие перестройки моделей одного языка по образцу другого языка. Причем перестройка может происходить в одном направлении или обоих направлениях, т.е. перестройке могут быть подвержены модели, как родного, так и неродного языка. Но влияние исходит со стороны той модели, которая является первичной, наиболее усвоенной, активной, чаще употребляемой. Отметим, что данное положение соотносится с принципом доминантного языка, функционирующим в билингвиальном континууме.

Преодолеть влияние родного (или другого более знакомого) языка на изучаемый – интерференцию - можно двумя способами: большой языковой практикой или осознанием тех различий, которые существуют между родным и изучаемым языком.

Выбор языкового материала для исследования интерференции – взаимодействие французского и русского языков. Являясь языками индоевропейской языковой семьи, они входят в различные ее группы. Таким образом, создается возможность для возникновения интерференции. Именно возможность, поскольку сам факт наличия сходства или его отсутствия не может гарантировать проявление интерференции в речи. Последняя, вероятно, зависит от многих факторов и, прежде всего, от особенностей деятельности самого двуязычного индивида.

Не вызывает сомнений общепризнанное положение о том, что показателем интерференции являются типичные ошибки в иноязычной речи, вызванные влиянием родного языка.

В наиболее общем смысле ошибка – это неадекватная реакция на определенную ситуацию общения, выражающееся в отклонении от языковой нормы. Четко «разводят» ошибки случайные (mistakes, slips, lapces) – оговорки, описки, обмолвки и закономерные типичные (errors) – собственно ошибки.

Так L.Duskova пишет, что ошибки первоначального вида могут быть определены, как случайные, несистематические отклонения в силу мнемических погрешностей и психофизиологического состояния говорящего, тогда как собственно ошибки отражают определенный дефект знаний, умений, навыков.

Таким образом, ошибки по интерференции будем считать ту часто повторяющуюся, типичную ошибку, встречающуюся у большинства обучающихся данному иностранному языку в силу влияния родного языка. Прогресс выявления таких ошибок, осуществляется путем сопоставительного (контрастивного) анализа языков, явлений в контакте и оценка результатов реальной речевой деятельности, т.е. посредством анализа совершенных ошибок.

Сопоставительный анализ представляет собой один из лингвистических методов. Суть его в установлении сходства и различия между явлениями нескольких языков в условиях синхронного рассмотрения. Использование его с целью выявления интерференции дает достаточно объективные данные для прогнозирования ошибок.

В процессе изучения явлений интерференции исследователи стремились установить закономерности ее возникновения и дать типологию этих закономерностей. Общие принципы классификации явлений интерференции подробно разработаны А.Е.Карлинским, наиболее исчерпывающую классификацию типов интерференции на фонологическом уровне предложил У.Вайнрайх, на лексическом – М.В.Никитин .

Выше подчеркивалась, что интерференция, во-первых, является отклонением от нормы в речи на Я² под влиянием Я¹ и ее количество и качество зависит от отношений между системами контактирующих языков; во-вторых, она наблюдается в речи билингва; в-третьих, она возникает в процессе коммуникации в ситуации двуязычия.

С учетом этих предпосылок можно различить следующие типы грамматической интерференции:


  • по характеру отношений между грамматическими системами (собственно лингвистический аспект);

  • по видам речевой деятельности (психолингвистический аспект);

  • по влиянию на акт коммуникации (социолингвистический).

Типы грамматической интерференции по характеру отношений между системами:

  • парадигматическая (или морфологическая) интерференция связана с нарушением категориальных признаков частей речи (категории числа, падежа, рода у существительных, времени, вида у глаголов и т.д.), она реализуется преимущественно в виде недодифференции и сверхдифференции;

  • синтагматическая (или синтаксическая) интерференция, связана с нарушением правил сочетаемости элементов в речевом потоке, с нарушением отношений между членами предложений, представлена плюс-сегментацией, минус-сегментацией и репласацией.

Однако для адекватного и исчерпывающего рассмотрения какого-либо явления недостаточно только знание об объекте, то есть того, что необходимо познать. Не менее важной является детальная разработка методов и принципов его познания, то есть того, каким образом наиболее полно и экономично можно познать и описать данный объект.

Исследование синтагматической грамматической интерференции осуществляется в представленной статье, на основе идей диалингвального анализа, предложенного Э.Хаугеном и детально разработанного Р.Ладо и А.Е.Карлинским.

Суть диалингвального анализа, представляющего собой многоступенчатую исследовательскую процедуру, сводится к следующему.

Первым этапом этого анализа является раздельное описание систем или подсистем контактирующих языков в единых терминах и с единых теоретических и методологических позиций. При этом следует учитывать, что «двуязычное описание есть нечто большее, нежели механическая сумма двух однозначных описаний, оно направлено на то, чтобы соотнести и приравнять друг другу единицы этих языков».

На втором этапе проводится конфронтативный анализ рассматриваемых систем, подсистем или моделей с целью определения сходств и различий. Сопоставительный анализ представляет собой основу для последующего прогнозирования интерференции.

Третий этап является собственно процессом прогнозирования интерференции. Он осуществляется на базе результатов конфронтативного анализа, причем устанавливается не только общая сфера потенциальной интерференции, но и ее типы и виды, то есть конкретный характер речевых ошибок билингва. Таким образом, при этом этапе осуществляется лингвистическое моделирование интерференции в речи билингва при данном конкретном типе языкового контакта.

Четвертый этап заключается в экспериментальной проверке предсказанной сферы потенциальной интерференции знать правила установления отношений межъязыковой корреспонденции. Корреспондирующими принято считать единицы Я¹ и Я², «которые совпадают (сходны) хотя бы по одному параметру».

А.Е.Карлинский (6) подошел более дифференцированно к понятию межъязыковой корреспонденции, предложив подразумевать под этим явлением «отношение бинарного соответствия между элементами …контактирующих языков, устанавливаемое на всех уровнях и планах языковой системы». Частным случаем межъязыковой корреспонденции является:

1) отношение сходства (одинаковости во всех ситуациях)

2) отношение сходства (одинаковости в определенной ситуации).

Корреспонденция, таким образом, это отношение сходства, которое может вытекать только из тоджества формы (изоморфизм), или тоджества значения (эквивалентность), или тоджества как формы, так и значения )

Корреспондирующие элементы – это единицы, обладающие полной или частичной взаимозаменяемостью в речи на обоих языках. При полной заменяемости элементов предполагается отсутствие интерференции, а при частичной – ложное отожествление элементов, в результате чего возникает интерференция.

Различные комбинации типов отношений могут по-разному влиять на возникновение интерференции:
Типы отношений Совпадение (+) Совпадение (+) Возможность

при языковом или несовпад. (-) или несовпад. (-) проявления

контакте. Формы Я1 и Я2 содержания Я1 и Я2 интерф-ции

1.Конгруэтнтность + + -

2. Изоморфизм + - +

3. Эквивалентность - + +

4. Различие - - -
Первые три типа отношений являются корреспонденцией, то есть межъязыковым соответствием, а четвертый представляет собой межъязыковое различие.

Интерференция не может возникнуть при конгруэнтности, когда совпадают форма и содержание корреспондирующих элементов и их последовательностей. Здесь имеет место фацилитация (положительный перенос, способствующий успешному овладению новой деятельностью). Например, на синтаксическом уровне, при контакте предложений сходных моделей

рус. N¹ - V и франц. N¹ - V (план содержания) совпадают также формы их репрезентации (план выражения) : Mon père travaille = Мой отец работает.

При межъязыковом различии также невозможно возникновение интерференции, так как элементы двух языков никак не соотносятся между собой и не влияют друг друга, например: Mes parents travaillent à lusine ≠ Книга очень интересная.



Интерференция проявляется в условиях, когда корреспондирующие элементы оказываются изоморфными, но не эквивалентными или эквивалентными, но не изоморфными.

Ситуацию изоморфности и неэквивалентности корреспондирующих элементов на синтаксическом уровне представить трудно, так как вряд ли отыщется модель корреспондирующего предложения, реализуемая в одинаковых для двух языков формах, но имеющая разные значения.

Выражения Il pleut и Идет дождь являются эквивалентными, но не изоморфными. Попытка билингва установить изоморфные отношения между русским предложением и его французским эквивалентом приведет к интерференции, ср. : Il pleutLa pluie va. ( Дождь идет).

Эквивалентность является преимущественным типом отношений, устанавливаемых между корреспондирующими предложениями двух языков.

Основным техническим приемом установления эквивалентности предложений в двух языках и установлении на этом основании возможных типов синтаксической грамматической интерференции является так называемый текстуальный перевод предложения Я² на Я¹, а затем буквальный перевод эквивалентного высказывания Я¹ снова на Я². Например: Apprendre, cest notre devoir → Учиться – наша задача → Etudier, cest notre devoir; где Etudier, cest notre devoir является ожидаемой ошибкой при порождении билингвом высказывания «Учиться – наша задача»

При помощи такого приема получается список всех основных типов синтаксической интерференции вместе с соответствующими нормативными конструкциями как относительно различных моделей и порядка следования элементов предложения, так и относительно валентных показателей глагола как семантического и структурного центра предложения.

Таким образом, теория интерференции имеет кроме теоретической, практической и прикладной характер, т.е. может служит целям совершенствования методики преподавания иностранного языка, прогнозированию степени и характера интерферентного влияния родного языка на различных уровнях парадигматической, синтагматической, коммуникативно-речевой формы существования и функционирования языка, разработки системы упражнений, направленные на преодоление интерферентного влияния родного языка.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница