Вокруг разносторонней и коммуникабельной личности В. К. Арсеньева в Хабаровске сформировался круг людей, с которыми его связывали общие научные интересы. В него входили такие образованные интеллигентные люди, как Н. А



Скачать 77.74 Kb.
Дата08.07.2016
Размер77.74 Kb.
Е.В. Новомодный А.Н. ГУДЗЕНКО - ДРУГ В.К. АРСЕНЬЕВА

// (Опубликовано): Записки Гродековского музея. Вып.4, посвященный 130-й годовщине со дня рождения В.К. Арсеньева. Хабаровск: Хабаровский краеведческий музей, 2002. С.20-24.


Вокруг разносторонней и коммуникабельной личности В.К. Арсеньева в Хабаровске сформировался круг людей, с которыми его связывали общие научные интересы. В него входили такие образованные интеллигентные люди, как Н.А. Десулави, К.А. Гомоюнов, И.А. Лопатин, И.А. Дзюль и другие. В книге “Тропой женьшеня”, созданной на основе воспоминаний, писатель - арсеньевед Г.Г. Пермяков упоминает о регулярных еженедельных собраниях ученых, друзей В.К. Арсеньева, у него на квартире - так называемых “средах” или “занятиях”. Среди названных им одиннадцати известных личностей лишь одна оставалась инкогнито. “Неизменным участником занятий был еще один умный и неразговорчивый офицер, прозванный “Великим Немым”1. Видимо, автор не знал, как его звали в действительности. И это кажется весьма странным, ведь, практически, всё окружение Арсеньева довольно хорошо известно. Проанализировав опубликованные и известные мне материалы, я пришел к заключению, что им вполне мог быть Анатолий Николаевич Гудзенко, действительно, малоизвестная личность его круга. Обращает на себя внимание один факт, приведенный А.И. Тарасовой, автором монографии о В.К. Арсеньеве: когда 28 января 1909 г. В.К. Арсеньева избирали действительным членом Императорского Русского географического общества (ИРГО), рекомендации ему давали “секретарь ИРГО А.А. Достоевский и действительный член этого общества ротмистр А.Н. Гудзенко, проживавший в Хабаровске”2. Кто мог поручиться за него, кроме людей лично хорошо знакомых и уверенных в нем? Кем был этот второй поручитель? В документальном фонде Хабаровского краеведческого музея мне удалось разыскать сведения о нем и даже автобиографию. Кроме того, историки С.Н. Гончарова и С.Н. Савченко предоставили свои данные об этой личности, за что я им весьма признателен.

Его фамилия встречается среди жертвователей предметов и коллекций. В документах Приамурского отдела ИРГО, собранных В.К. Арсеньевым, работавшим в то время директором, указаны следующие факты. От Гудзенко в музей безвозмездно поступили: в 1898 г. - “одна серебряная бухарская монета”3, в 1915 г. - “акула, пойманная в Посьетском заливе в конце июля 1913 г., оттуда же змея, землеройка в спирту и две лягушки”4, “сборы жучков без указания места сбора из Новокиевска Приморской области, гербарий и разрозненные учебные коллекции минералов”5. Сейчас эти жуки почти единственные из досоветских поступлений по энтомологии, их сохранилось 22 экземпляра6. Сотрудничал он и с музеем Владивостока. В 1915 году “в гербарий музея Общества изучения Амурского края в дар поступили 133 гербарных листа от господ Аристова и Гудзенко”7.

Среди упомянутых выше документов, скомплектованных Арсеньевым, я обнаружил автобиографию А.Н. Гудзенко, написанную в октябре 1898 г., по-видимому, при вступлении в члены ПО ИРГО8, в которой он изложил основные события и обстоятельства своей жизни, предшествовавшей переезду на Дальний Восток.

Штаб - Ротм[истр] Зап[аса] Анатолий Николаевич Гудзенко, из дворян, родился в 1868 г. в г.Таганроге. В 1879 г. был отдан родителями в существовавшую в то время в г. Юрьеве (Дерпте)9 немецкую гимназию, [но] по незнанию этого языка был принят в приготовительный класс. Гимназию с аттестатом зрелости окончил в 1889 г. и желал поступить в местный университет на физ[ико]-математ[ический] факультет. Не встретив на это сочувствия родителей, поступил в том же году в Никол[аевское] Кав[алерийское] Училище, которое окончил по I-ому разряду в 1891 г. и [был] произведен в Корнеты в 46-й др[агунский] Переяславский Имп[ератора] Алекс[андра] III полк, стоявший в г.Грозном (на северн[ом] Кавказе). В 1892 г. перешел вместе с полком на службу в Варшавский Округ, в г.Плоцк. В течение службы временно заведывал учебною командою, командою полковых разведчиков, и был Завед[ующим] полков[ым] оружием. Был командирован для съемки в распоряжение Штаба 15 Арм[ейского] Корпуса и окончил саперную командировку с оценкой познаний на экзамене “очень хорошо”. В 1895 г. произведен в Поручики. В 1896 произведен в Штаб-Ротмистры и в том же году уволился в запас армии.



Поехал в Абиссинию 10 мая 1895 г. в сопровождении одного русского слуги с целью присутствовать вместе с Отдел[ением] Русск[ого] Общ[ества] Кр[асного] Креста на происходивших в то время в этой стране военных действиях, в случае же опоздания, изучить мало известную местность по течению реки Дэлэсса [Дидеса], притока Голубого Нила. Военные действия итальянцами после поражения под Адуой [г.Адуа=Адува] возобновлены не были и Кр[асный] Крест учредил поэтому свои отделения в г. Хараре и столице Абиссинии Аддис-Абебе, куда успели уже возвратиться большинство воинов.

Гудзенко прожил в обоих отделениях Кр[асного] Кр[еста] 4 месяца, и был рекомендован Негусу Начальником Отряда русск[ого] общ[ества] Кр[асного] Кр[еста] Генералом Шведовым, несмотря на это, он разрешения на путешествие к реке Дэлэссе от Негуса не получил ввиду сильного возбуждения абиссинцев против европейцев, возникшего во время войны с итальянцами. Не получив разрешения на дальнейший путь, Гудзенко занялся в Адис-Абaбе составлением коллекций: зоологических, этнографической, ботанической и других. Собирал сведения о нравах и обычаях жителей и записывал эпизоды из минувшей кампании. 5 месяцев Гудзенко пробыл в Абиссинии после отъезда оттуда русского санитарного отряда и покинул Абиссинию в июне 1897 года10. На прощальной аудиенции, по просьбе Гудзенко, Негус [Менелик (Мынилик) II] поручил ему молодого абиссинца, который обучается в настоящее время в С[анкт]-П[етербурге] механическому мастерству. Молодой абиссинец сам просил взять его с собой в Россию.

Коллекции, которые составил Гудзенко, привезенные в С[анкт]-Петербург перешли в пользование нескольких учреждений: чешуйчатокрылые [бабочки] - в коллекцию Вел[икого] Кн[язя] Михаила Николаевича, этнографические и зоологические в Академию Наук, гербарий и семена - в Имп[ераторский] Ботанический сад. Некоторые виды животных оказались еще не описанными. Разработки коллекций специалистами еще не окончены.

Анатолий Гудзенко

г. Хабаровск

10 октября 1898 года”11.

Анализируя автобиографию, можно предположить, что интерес к естествознанию ему привили преподаватели немецкой гимназии в Юрьеве, повидимому одновременно работавшие в Дерптском университете. Он был настолько силён, что Гудзенко пишет о своем вынужденном отказе от такой жизненной стези с явным сожалением. Несмотря на отсутствие специального образования, он продолжал коллекционировать природные объекты, этнографические коллекции, делать записи наблюдений, предпочитая сдавать их в столичные учреждения Академии Наук, в заведомо надежные руки.

Как известно, Абиссиния (ныне Эфиопия) была первой христианской страной в Африке, да к тому же исповедующей православие. На этом континенте в эпоху колониализма фактически лишь она одна оставалась независимой. “Первое эфиопское посольство в Европу (1895 г.) было направлено в Россию”, а в 1896 г. туда выехал отряд Русского общества Красного Креста12. Из автобиографии Гудзенко следует, что во время службы в Польше он был связан с армейской разведкой, тогда же оказался в командировке в Абиссинии. Логично предположить, что он выполнял какое-то секретное задание по сбору разведданных. За его успешное, надо полагать, выполнение ему было присвоено звание поручика. И еще одно предположение. В 1895-1896 гг., одновременно с В.К. Арсеньевым, он служил в Польше. А.И. Тарасова пишет, что с 14 мая по 17 июля 1896 г. Арсеньев находился в командировке в 4-й саперной бригаде (под Варшавой) для обучения саперному делу13. Гудзенко тоже в это время “окончил саперную командировку”, по результатам которой (всего через год после получения предыдущего звания!) был произведен в штаб-ротмистры. Логично предположить, что их знакомство состоялось еще в Польше.

В июне 1897 г. он покидает Эфиопию, и не позднее 1898 г. появляется в Хабаровске. Как он оказался на Дальнем Востоке? Вероятно, входя в число проверенных и опытных агентов, получил от Генерального Штаба аналогичное абиссинскому задание в зоне российских интересов в Маньчжурии. Результаты основной его работы нам не известны, зато побочные, вроде коллекционирования, налицо. Так, например, в 1899-1901 гг. он, как и в Африке, попутно с основными делами собирал жуков в Южной Маньчжурии и на Квантунском полуострове, одного из которых, в то время еще неизвестного науке, энтомологи назвали Anomala gudzenkoi Jacobson14.

В 1909 г. Гудзенко служил в звании ротмистра, а уже в следующем году - подполковником, адъютантом Командующего войсками округа. С.В. Гончарова подсказала, что его изображение есть на фотографии № 18, опубликованной в книге “Приамурский край, 1906-1910” Приамурского генерал-губернатора Павла Фёдоровича Унтербергера, (кстати, покровительствовавшего делам В.К. Арсеньева), где запечатлена “кают-компания Воен[ного] Транс[порта] “Шилка” в 1910 г.”15. Согласно подписи под ней, среди сидящих в первом ряду вместе с “инженер -генералом П.Ф. Унтербергером, командиром “Шилки” капитаном 2 ранга А.Н. Пеллем”, крайний справа - это “подполковник А.Н. Гудзенко”.

По данным, собранным С.Н. Савченко, приказом по войскам Приамурского военного округа от 23 ноября 1913 года за № 777 объявлялось, что Высочайшим приказом 30 октября 1913 года числящийся по армейской кавалерии, адъютант Командующего войсками округа подполковник А.Н. Гудзенко переведен в Уссурийский казачий дивизион, с переименованием в войсковые старшины. С ноября 1914 по начало 1915 гг. он временно командовал Уссурийским казачьим полком на фронте. Приказом по Уссурийскому казачьему войску от 21 мая 1915 г. за № 475 объявлено о награждении войскового старшины А.Н. Гудзенко Орденом Св. Равноапостольного князя Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Он был в числе штаб-офицеров, находившихся в составе Уссурийского казачьего полка на фронте, занимал должность помощника командира полка по хозяйственной части. Произведен в полковники в марте 1916 г.16.

В 1997 г. во Владивостоке была выпущена книга “Владимир Клавдиевич Арсеньев. Биография в фотографиях, воспоминаниях друзей, свидетельствах эпохи”. Среди помещенных в ней иллюстраций есть погрудный фотопортрет бравого офицера с пышными усами и бородкой. Согласно пояснению, он находился в семейном альбоме Арсеньевых, подпись гласила, что это подарок: “от скромного агента большому шаману Дальнего Востока. Барабаш, 17/XI-1915 г.” 17 Авторы книги, видимо, не смогли установить имени этого человека. Для нас сейчас нет сомнения в том, что это Анатолий Николаевич Гудзенко. В.К. Арсеньев в это время находился там в командировке 18.

После 1916 года следы Анатолия Николаевича Гудзенко нами не прослежены, видимо, на Дальний Восток он больше не вернулся.


Примечания:

1 Пермяков Г.Г., 1965. Тропой женьшеня. Рассказы и очерки о В.К. Арсеньеве. Хабаровск: Кн. изд-во, 1965. С.130;

2 Тарасова А.И., 1985. Владимир Клавдиевич Арсеньев, М., Главная редакция восточной литературы издательства "Наука",1985. С.46;

3 Газета “Приамурские ведомости” за 1898 г. (Архив Гончаровой С.В., ХККМ);

4 Фонды ХККМ. Корешок от 10.07.1915 г. из подшивки "Квитанций по приему пожертвований в Музей ПО ИРГО";

5 Фонды ХККМ. Корешок от 29.11.1915 г. из подшивки "Квитанций по приему пожертвований в Музей ПО ИРГО";

6 Новомодный Е.В., 2000. Энтомологические коллекции Хабаровского краеведческого музея в послереволюционный период (1917 - 2000 гг.) // Чтения памяти Алексея Ивановича Куренцова. Вып. XI. Владивосток: Дальнаука, 2000, С.5-14;

7 Отчет Общества изучения Амурского края за 1915 г. Владивосток, Изд. Иогансона, 1917. С.12;

8 Примечательно, что там нашелся еще только один подобный документ - ботаника Н.А. Десулави. Видимо, Арсеньев собирал жизнеописания сподвижников;

9 Ныне г. Тарту (Эстония);

10 Видимо, время выезда в Эфиопию (1895 г.), указано ошибочно, должен быть 1896-й. Немного подробнее об итало-эфиопской войне 1895-96 гг.: “ 1 марта 1896 г. произошла битва при г. Адува, в ходе которой 20-тыс. итальянская армия была разгромлена. По договору, подписанному 26 октября 1896 г. в Аддис-Абебе, Италия вынуждена была признать полный суверенитет”. Для страны была характерна феодальная раздробленность, а верховной властью обладал “Негус” (император). Слово происходит от выражения “нгусэ нэгэст”, то есть “царь царей” (БСЭ, 1973. Т. 11, С.44).

11 Фонды ХККМ. ОФ № 7032 (852), л.313-314;

12 Райт М.В., 1962. Эфиопия //Детская энциклопедия. Т. 9. М., Изд. Акад. пед наук РСФСР, 1962. С.421-422;

13 Тарасова А.И., 1985. Владимир Клавдиевич Арсеньев, М., Главная редакция восточной литературы издательства "Наука",1985. С.46;

14 Якобсон Г.Г., 1903. Список жуков, найденных в 1899-1901 гг. штаб-ротмистром А.Н. Гудзенко в южной Манчжурии и на Квантунском полуострове // Ежегодн. Зоол. музея, VIII. 1903. С. 11-16;

15 Унтербергер П.Ф., 1912. Приамурский край. 1906-1910, Спб., 1912. С.223;

16 РГИА ДВ. Ф.149. Оп.1. Д.87. Л.94 об - 95;

17 Луганский Ю., 1997. Владимир Клавдиевич Арсеньев. Биография в фотографиях, воспоминаниях друзей, свидетельствах эпохи. Владивосток: Издательство "Уссури", 1997, С.251;

18 Тарасова А.И., 1985. Владимир Клавдиевич Арсеньев, М., Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1985. С. 303.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница