Военное искусство в книгах священного писания




страница1/4
Дата12.06.2016
Размер0.82 Mb.
  1   2   3   4
«Воскресная школа при Храме преподобных Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев в Гольяново»
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
в рамках курса лекций по «Ветхому Завету»
на тему:

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО В КНИГАХ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

КНИГИ «БЫТИЕ» и «ИСХОД»

Выполнил:

Слушатель III курса

Лишин Н.А.


Научный руководитель:

иерей Алексий Тимаков


Консультант:

преподаватель ИРПЦ Гусакова С.М.


Москва, 2008



Оглавление


  1. Введение………………………………………………………………….3

  2. Битва Битва пяти царей против четырех (около 1900 г. до н.э.)….8

  3. Операция «Исход» (около 1280 год до н.э.)………………………….19

  4. Исход (часть вторая) ………………………………………………….34

  5. Заключение …………………………………………………………….46

  6. Примечания к тексту …………………………………………………50

  7. Список используемой литературы ………………………………….52

  8. Приложение 1. Сводная таблица стихов из книг "Бытие" и "Исход" затрагивающие различные стороны военного-искусства ...……..53


Введение
Так совершены небо и земля и все воинство их.

(Быт. 2,1)


Богодухновенность Священного Писания не позволяет нам относиться к нему с чисто человеческой точки зрения. Все в нем возводит нас на высшие ступени познания бытийного смысла существования тварного. Нет в Священных Текстах ни малозначимых тем, ни пустых действий. Каждый шаг Священного Писания позволяет человеку познать божий промысел не только о тех, о ком пишет библия, не только о мире, но и что важнее всего о самом себе.

Причем же здесь военное искусство? - эта область Священного Писания зачастую приписывалась только историческому аспекту ветхозаветных текстов и лишь отрывочно некоторые исследователи привязывали кое-какие моменты к вышнему смотрению о человеке, причем в основном сводя все к феномену чуда. Неужели этот пласт библейских текстов составляющих чуть-ли не пятую часть всего повествования так и останется в области исторических фактов находящих или не находящей подтверждения в общей массе мировой хроники?

Ведь когда современная наука дошла до феноменальных открытий в области астрономии все с умилением заговорили о том, что Моисей описал эти процессы еще во 2 веке до н.э., и увидели в этом очередной аргумент в пользу богооткровенности Священных Текстов. Дерзнем спросить: не так ли обстоит дело и с военной наукой? Давайте проведем анализ ветхозаветных текстов с точки зрения современного военного искусства. Не окажется ли, что и в этой области, человечество упорно билось над созданием и выработкой идеально проработанных тактических и стратегических схем ведения войны, а Библия, опять, за много лет до этого, сказала свое слово и в этой области.

Каким образом свершались те или иные победы, отчего происходили поражения, кто и как руководил событиями в «Ветхом Завете». Ответим: Бог - будем неправы, ответим: человек - опять ошибемся. Сможем ли разделить тексты на две части: на человеческую и божественную? Пусть дерзнет кто-нибудь. А если попытаться уловить ту невидимую, но всегда присутствующую и неизменно действующую от начала веков связь, между свершениями двух воль божественной и человеческой через призму военного искусства.

Как и любая другая человеческая наука, наука воевать усматривается ее исследователями как постепенное диалектическое развитие от простых форм к сложным с наличием качественных скачков. Какое же место в этом процессе занимает военное искусство, описанное в книгах Священного Писания? Соответствует ли оно своему времени как об этом (времени) пишут военные теоретики современности или может Писание, как и в вопросах о создании мира, смогло предвосхитить современную мысль или это "просто" чудо? А если и то и другое, то кто скажет, что соответствие времени не есть Божие или что чудо не в Его власти? Но эта работа посвящена другому, она для тех, кто объясняя чудо человеческим, в человеческом видит Божие, находя ту самую трудноуловимую синергию ради которой и явлено нам Писание, что бы научать нас сказанному Сыном Человеческим: "Ищите же прежде царства Божия и правды Его, и это все приложится вам" (Мф. 6, 33).

Итак, методика предлагаемой работы заключает в себе сравнение ветхозаветного военного искусства с имеющимися образцами последующей военной мысли, основная задача которой изложена выше.

Для того чтобы более конкретно определить цель данной работы и направления, ее исследований необходимо сразу дать определение понятию, положенному в основу заявленной темы. Определение термина «Военное искусство», в том виде, в котором оно дано у одного из исследователей советского периода в этой области, автора труда «История военного искусства», профессора генерал-майора Евгения Андреевича Разина, как нельзя лучше показывает, о чем должна идти речь у исследователя по данной теме. «Военное искусство – составная часть военной науки, изучающая способы подготовки и ведения войны, операции и боя, организацию вооруженных сил, основы обучения и воспитания войск. Военное искусство включает в себя стратегию, тактику, которые находятся в тесной взаимосвязи и взаимодействии между собой»[1].

При этом будем отличать от военного искусства, такие смежные дисциплины, как военную историю призванную определять и исследовать фактическое событие и его пространственно временные характеристики, и военную науку в целом как понятие более широкое и всеобъемлющее. Для раскрытия полноты картины рассматриваемой тематики в качестве работы по военной истории библейского периода можно порекомендовать книгу бывшего президента Израиля Хаима Херцога и заслуженного профессора археологии Телль-Авивского университета Мордехай Гишона - «Библейские сражения», о войнах Древнего Израиля.

Представленное исследование в меньшей степени будет касаться вопросов историчности происходивших сражений и войн, которые вели народы библейских государств, их точного место- и времяопределения. По многим из подобных вопросов современная библиистика и вспомогательные ей науки не выработали единого мнения в связи с недостатком четко интерпретируемых материалов. Основным направлением данной работы является рассмотрение книг священного писания как неоценимых источников древней военной мысли, воплощенной в тактических приемах талантливых полководцев или стратегической мысли мудрых правителей древних царств. Раскрывая библейский источник, мы видим как на заднем плане промыслительного водительства народа божьего, то там, то здесь проскальзывают гениальные по своей новизне и изобретательности приемы ведения боевых действий, воплощенные в человеческих деяниях согласных или противных воли Божьей. Ряд древних авторов являющихся признанными авторитетами в области военного искусства такие как Сунь-Цзы в Китае, Фукидид и Ксенофонт в Греции, Полибий, Вегеций и Фронтин в Риме, Псевдо-Маврикий в Восточной римской империи и многие другие многократно переписываются и анализируются военными теоретиками всего мира, между тем как исторические сокровища священного писания в этой области остаются не проанализированы и не входят в мировую сокровищницу военной исторической мысли, являясь при этом источником гораздо более древним, чем книги вышеперечисленных авторов. И вышеупомянутый Е.А. Разин в своем обобщающем труде, описывая военное искусство древнего Египта, писал: «Многочисленные документальные и материальные источники истории древнего Египта и особенно Ассирии дают нам представление о древнейших истоках военного искусства. В отношении других древнейших государств такими данными мы, к сожалению, не располагаем»[2]. Конечно, целью данной работы является не опровержение этого вполне обоснованного утверждения, но, скорее, попыткой вскрыть еще один документальный источник способный внести «свежую» струю в поиски древнейших истоков военного искусства.

Вопросы военного искусства, затрагиваемые в священном писании, касаются большинства, если не всех, аспектов боевой деятельности народов древности. Многие из них, не теряют своей актуальности и по сей день, являясь прототипом, а иногда и образцовым приемом военного искусства. Такие вопросы как: разведка, оповещение, маневрирование и управление в бою, преследование противника, не будут терять своей актуальности при любых вооруженных столкновениях как прошлых, так и будущих. Классическим примером, соединяющим военное искусство древности с современными представлениями, является окружение римских войск под Каннами армией Ганнибала с целью их полного уничтожения и повторение того же приема на стратегическом уровне под Сталинградом во II-ой мировой войне. Подтверждая эту же мысль, авторы книги «Библейские сражения» пишут: «При всех количественных изменениях, связанных с современным вооружением, те же самые основные законы – стратегия и тактика, которые действуют в современном военном искусстве, применялись и в войнах далекого прошлого» [3].

Начиная рассматривать Священное Писание как источник самой военной мысли, мы находимся в более привилегированном положении, перед другими исследователям библейских текстов, для которых вопрос историчности выходил на первый план. В этой же работе, преимущественно, рассматривается сама мысль, историчность которой уже подтверждена тем, что она запечатлена в этих древнейших текстах. При всем при этом остальные детали происходивших событий учитывались в той полноте, которой достигли на данном этапе развития современная библиистика, археология и другие смежные науки. Также в работе по мере возможности будут рассматриваться те из возможных вариантов, которые могли быть предложены представленными описаниями и не противоречили бы данному историческому периоду. Надо заметить, что многообразие возможного практического исполнения тех военных приемов заложенных в древних текстах лишь доказывает полноту и глубину мысли величайших правителей-полководцев древности.

Говоря о военном искусстве библейского периода жизни человечества нельзя не затронуть вопроса местности, на которой происходили разбираемые события, тем более, что она практически не меняется на протяжении всего описываемого периода. Подробное описание ландшафта, положения стран и экономических ресурсов территории Малой, Средней Азии и Египта даны во многих работах. Приведу ссылки на некоторые из них, которые, по моему мнению, дадут читателю географическое представление необходимое при изучении вопросов военного искусства книг священного писания и таким образом избавят эту работу от переписывания большого количества неоригинального текста, так как автор не имел никакой возможности получить собственное представление о географии интересуемой его территории, тем более, что в этом нет никакой необходимости при наличии множества источников и свидетельств как древних[4], так и современных авторов [5] [6]. Отдельно хочется порекомендовать в качестве дополнения к данной работе Библейский Атлас Тима Даули[7] с замечательными иллюстрациями, которые дают достаточное представление по вопросу картографии и географии региона. Поэтому в данной работе не будет специального раздела посвященного этой тематике. Но ограничившись лишь перечислением литературы, необходимо все же дать основные особенности южного побережья Средиземного моря, которые читающий должен держать в голове для правильного понимания причин столь частых боестолкновений в этом и по сей день неспокойном регионе. Для рассматриваемого периода времени выделяются три основных фактора:

1 - Стратегический фактор - страны Северной Африки и Аравийского полуострова могли иметь устойчивую связь со странами Малой Азии и Месопотамией не иначе как по дорогам проходившим через территорию Палестины, так как прилегающие территории были заняты пустынями. Исходя из этого, любая из стран претендующая на "мировое господство" в рамках рассматриваемого региона, не могла не передвигать свои войска по обетованной земле, где в основном и встречалась с войсками противостоящей стороны.

2 - Экономический фактор - ввиду все тех же дорожных условий торговые пути также пролегали через южное побережье Средиземного моря. Поэтому обладатель данной территории не только мог беспрепятственно участвовать в мировой торговле, но и получать баснословные прибыли только лишь с проходящих караванов, что конечно отрицательно сказывалось на военно-политической стабильности региона. Вспомним судьбу Трои обладавшей примерно таким же положением. О выгодах обладания этим регионом говорит правление Соломона при котором государство не будучи территориальной империей получало ежегодную прибыль в 666 талантов (1 талант=125 кг) золота. Похожая ситуация в плане обладания исключительной торговой артерией сегодня наблюдается разве что у Панамы с их каналом.

3 - Географический фактор - описываемая местность сильно пересеченная особенно на Юге с большим перепадом высот. Горы являются хорошим защитным фактором, крепости, построенные на горных отвесах, как бы сливаясь или продолжая горный массив весьма сложны для осады и требуют не дюжей военной инженерии и смекалки в нужных пропорциях для их штурма. Узкие проходы легки для обороны, при этом могут стать хорошей ловушкой для непредусмотрительных полководцев. Вода всегда являлась стратегическим ресурсом и тем сильнее возрастает ее роль в климатических условиях Сиро-Палестинского региона.

Вот те природные особенности, которые будут оказывать сильное влияние на события описываемые в Священном Писании.

Данную работу я постарался снабдить эпиграфами, взятыми из библейского текста, в которых упоминается военная тематика, но которые сложно рассматривать с точки зрения военного искусства. Это сделано, в большей степени, для того чтобы не упустить ничего из военной мысли заложенной в Священных текстах. Поэтому эпиграфы в данной работе мало предваряют смысл последующей главы. Они могут лишь свидетельствовать о том, что человек находится в настолько падшем состоянии, что война, сделавшись неотъемлемой частью его деятельности, присутствует и в Священном Писании. При этом сама война стала настолько святой, воплощая высшее служение любви - положить душу за други своя, что даже божественное описывается символами войны.

Или как сказал в одной из своих лекций «Православное видение войны и мира» профессор МДА А. Осипов: «Война и мир – проблема изначальная в истории человечества и не имеющая, по-видимому, в ней конца, поскольку грех, поразивший человека, неистребим в земных условиях бытия».

«Но (и в таком состоянии) не презрел человека Милосердый, даровавший ему бытие и блаженное состояние, но первоначально вразумлял его многими способами и призывал к обращению – стенанием и трясением (Быт. 4, 14), водным потопом и истреблением всего почти человеческого рода (Быт. 6, 13), смешением и разделением языков (Быт. 11, 7–8), руководством Ангелов (Быт. 18, 2 и др.), сожжением городов (Быт. 19, 24 и др.), прообразовательными богоявлениями, войнами, победами, поражениями, знамениями и чудесами, явлением различных сил, законом и пророками. Всем этим имелось в виду достигнуть истребления греха, разлившегося многоразличными потоками, поработившего себе человека и нагромоздившего жизнь всякого вида пороком, а также – и возвращение человека к блаженному состоянию» - написал Святой Иоанн Дамаскин, видя и в войнах милосердный промысел Божий о человеке.
Битва пяти царей против четырех

(около 1900 г. до н.э.)
кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию;

(Быт. 9,6)


Уже описание военных столкновений эпохи патриархов дает представление о военном искусстве того времени. Четырнадцатая глава книги Бытия сразу предоставляет обильный материал для исследователя стратегии и тактики древнего мира. Первые стихи этой главы дают читателю представление о военно-политической ситуации в районе Малой и Средней Азии, об альянсах и военных союзах между правителями, и о подчиненных им территориях.

«И было во дни Амрафела, царя Сеннаарского, Ариоха, царя Елласарского, Кедорлаомера, царя Еламского, и Фидала, царя Гоимского, пошли они войною против Беры, царя Содомского, против Бирши, царя Гоморрского, Шинава, царя Адмы, Шемевера, царя Севоимского, и против царя Белы, которая есть Сигор.»(Быт.14,1-2).

Первый упомянутый в Писании союз - это союз четырех месопотамских царей Амрафела (Хаммурапи), Ариоха, Кедорлаомера и Фидала. Данные, вскользь упомянутые в ветхом завете, скрывают за собой масштаб этого военно-политического объединения. Однако, исторической науке стал известен документ, описывающий объединительные тенденции того времени в данном регионе, и вот какую оценку дает им военный историк Е.А. Разин: «Военная мощь нового государства была столь велика, что к Саргону обращались за военной помощью торговые колонии семитов, находившееся в Малой Азии. Ко времени правления внука Саргона I относится первый документально засвидетельствованный военный договор о взаимопомощи, заключенный «Шумером и Аккадом» с царьками государства Элам, находившегося в юго-западной части нынешнего Ирана».[1] Как известно, Саргон I правил в 24 веке до н.э., поэтому время правления его внука достаточно близко подходит к рассматриваемому периоду. Упомянутые в документе «царьки государства Элам» с большой долей вероятности ко времени жизни Авраама и составили свой собственный союз, естественно, не без ведома, а может быть и с подачи тогдашнего правителя Вавилона, который в XIX веке до н.э. стал новым политическим и экономическим центром в Междуречье.

Еще одно объединение упомянутое в тексте Писания сразу после четырех царей Междуречья это объединение пяти городов Сиддимской долины Содома, Гоморры, Адмы, Севоима и Белы расположенных на Юге Мертвого моря, которые, будучи данниками правителей Междуречья в течении 12 лет, отказались выполнить наложенные на них обязательства.



«Двенадцать лет были они в порабощении у Кедорлаомера, а в тринадцатом году возмутились. В четырнадцатом году пришел Кедорлаомер и цари, которые с ним, и поразили Рефаимов в Аштероф-Карнаиме, Зузимов в Гаме, Эмимов в Шаве-Кириафаиме, и Хорреев в горе их Сеире, до Эл-Фарана, что при пустыне. И возвратившись оттуда, они пришли к источнику Мишпат, который есть Кадес, и поразили всю страну Амаликитян, и также Аморреев, живущих в Хацацон-Фамаре.» (Бат.14, 4-7).

Кедорлаомер, видимо, будучи главою данного военно-политического объединения собирает объединенную армию. При этом, обратим внимание на то, что армии различных правителей приходят не к месту сражения и не идут отдельно, как это зачастую происходило в истории, что приводило и к уничтожению армий по частям (бой под Кадешем в 1312 г. до н.э.[2]) и к распаду союзов, а собираются в заранее определенном месте, что говорит о высокой организации древних царей. Можно утверждать о наличии у такой армии централизованного штаба вырабатывающего планы военного управления на ранних этапах подготовки похода.

Из описания последующих событий вскрывается и тот факт, что невыплата дани явилась лишь поводом или частичной причиной к собиранию Кедорлаомером объединенной армии. Потребовался целый год для подготовки к этому походу. Сущность карательной экспедиции Священное Писание вскрывает описанием захватываемых пунктов, которые никак не относятся к отказавшимся платить дань царям. И судя по тому, что армия Кедорлаомера буквально прошла мимо первоначальной цели похода, дойдя ни много ни мало через земли Хореев по горно-пустынной территории до Красного моря, захватив Эль-Фаран, Кедорлаомер в течении года готовил не просто карательную экспедицию, а полноценный завоевательный поход. В этом решении читается стратегическая грамотность правителя решившего полностью использовать необходимость сбора союзнической армии, так как необходимо было не только покрывать расходы на содержание своих войск и на оплату участия союзников, если они этого требовали, но и получать прибыль. Иначе военный поход не имел бы смысла.

Мы, не имеем возможности судить о величине потерь, которые терпела армия Кедорлаомера при завоевании городов, скорее всего они были незначительные, но тот факт, что каждый новый город, завоеванный армией, приносил ей новое количество трофеев, увеличивая обоз, бесспорно, вытекает из целей, которые преследовали военные действия древности. Вопрос о потерях можно свести к незначительному, так как армия могла восполнять людские потери из захваченных поселений, тем более что нет сообщений о каких либо затруднениях возникших при завоевании. Вероятно, что многие из поселений ввиду более организованного и мощного противника могли просто переходить без сопротивления под патронат нового владыки.

Необходимо отметить, что египетский фараон, например, в тот же период во время больших походов усиливал свое войско за счет покоренных соседних племен[3]. Вполне вероятно, что правители Месопотамии использовали ту же тактику при осуществлении походов. Вновь покоренные народы или возможно уже бывшие до этого под протекторатом этих правителей обязаны были в качестве повинности выставить свои военные подразделения под знамена покорителей. Тогда, тот маршрут, который осуществил Кедорлаомер со своими союзниками, предстает несколько в ином аспекте. Он, Кедорлаомер, не имел достаточное количество сил для того чтобы атаковать вышедшие из под контроля города. Тем более ценно его решение, принятое из анализа сложившейся обстановки и повлиявшее на изменение соотношения сил в предстоящей битве. Учитывая начальную цель похода и то, что войска вышли к этой цели прямым путем, а затем просто прошли мимо, продолжив движение для завоеваний других, упомянутых в тексте, городов, сделаем вывод о том, что месопотамские правители изменили свои первоначальные планы. Если подобные стратегические решения действительно принимались, что называется «на ходу», то в этом случае надо констатировать, что священное писание явило нам первейший образец действий высшего командного звена в соответствии с реальной оперативно-тактической обстановкой. Глубина такого решения редко встречается в мировой истории. В большинстве случаев полководцы оценивая слабость своих сил уклонялись от боя (диктатор Квинт Фабий Максима Кунктатор в 217 г. до н.э.), домой возвращались реже из-за нежелания позора, занимали выжидательную позицию, а зачатую и атаковали противника надеясь на удачу или на свой талант, как, например, Александр Македонский в битве при реке Гранник (334 г. до н.э.). Здесь же нет ничего подобного, вся операция перепланируется для наращивания своих сил за счет покорения более мелких и слабых поселений. Подобные действия возможны были только при наличии хорошего знания обстановки в регионе (об одном из вариантов организации древней «стратегической» разведки будет рассказано в следующей главе «Исход»), которыми видимо обладал Кедорлаомер. Как такое решение повлияло на дальнейший ход событий, увидим из последующих текстов.

«Все сии соединились в долине Сиддим, где ныне море Соленое.» (Быт.14,3)

И вот, наконец, объединенная армия четырех царей собранная под предлогом вернуть в подчинение пятерых правителей Сиддимской долины на обратном пути после успешно проведенного завоевательного похода выходит к своей окончательной цели. Стратегические упущения, допущенные пятью царями, приведут их к разгрому, но сейчас трудно определить причину этих просчетов. Вряд ли можно предположить, что цари Содома и Гоморры не знали о приближении армии Кедорлаомера, тем более учитывая то, как в последствии, после битвы в Сиддимской долине информация о поражении дошла до Авраама. Также сомнительно, что отказавшиеся платить дань цари могли сомневаться в том, что северный владыка не попытается вернуть над ними свой контроль. Более приемлемым представляется то, что правители, все-таки, имели определенные, не беспочвенные, надежды на свои силы. Сам отказа от уплаты дани говорит о том, что эти города окрепли и готовы были отстаивать свою независимость. В пользу такой смелой оценки пятью царями своего могущества может выступить и приведенный выше анализ о том, что месопотамское воинство не решилось атаковать их, проходя мимо этой территории в первый раз. Так же как и нехватка сил Кедорлаомера подтверждается смелым поведением пяти городов. Последующие события, описанные в Книге, указывают на те самые стратегические просчеты царей пятиградии в основу которых, как мы видим, могла лечь самоуверенность.



«И вышли царь Содомский, царь Гоморрский, царь Адмы, царь Севоимский и царь Белы, которая есть Сигор; и вступили в сражение с ними в долине Сиддим, с Кедорлаомером, царем Еламским, Фидалом, царем Гоимским, Амрафелом, царем Сеннаарским, Ариохом, царем Елласарским, - четыре царя против пяти.» (Быт.14,8-9)

Первой ошибкой пяти царей стало отсутствие какой-либо реакции на появление армии Кедорлаомера в пределах их городов. Об этом говорит тот факт, что армии пяти царей собрались вместе только на поле боя, в долине Сиддим, и нет никакого упоминания о каком-либо едином армейском командовании в полную противоположность действиям Кедорлаомера. При подобной ситуации, даже, если не брать в расчеты могущие быть разногласия в рядах пяти царей, отсутствие единоначалия на поле боя лишает армию осуществления каких либо совместных действий. Мы видим, что, несмотря на то, что пять царей имели преимущество обороняющейся стороны и достаточное время на подготовку оборонительных рубежей, этого не только не было сделано, но и более того, Кедорлаомер сумел вынудить их принять бой на своих условиях: «В долине же Сиддим было много смоляных ям. И цари Содомский и Гоморрский, обратившись в бегство, упали в них, а остальные убежали в горы.» (Быт.14,10). Смоляные ямы – вот что сумел использовать Кедорлаомер при планировании боя. Прекрасный пример использования местности для уничтожения войск противника проведенный полководцем 20 века до н.э., который на протяжении всей военной истории будет являться характерной чертой грамотного планирования военных операций и путем к успеху в любом бою как древности так и современности (бой при Абритте в 251 г. н.э., когда скифы заманили римлян в болото[4]).

Кедорлаомер одержал победу, но все-таки части войска его противников удалось спастись бегством в горы, тогда как подразделения царей Содомского и Гоморрского были полностью или частично загнаны в смоляные ямы. Итогом этой битвы стало отсутствие какой-либо защиты у пяти городов, и они подвергаются полному разорению, а их население уводят в рабство. Этот факт сам по себе требует более внимательной оценки, т.к. именно большой обоз военных трофеев станет в дальнейшем одной из главных причин поражения войска Кедорлаомера.

«Победители взяли все имущество Содома и Гоморры и весь запас их и ушли. И взяли Лота, племянника Аврамова, жившего в Содоме, и имущество его и ушли. И пришел один из уцелевших и известил Аврама Еврея, жившего тогда у дубравы Мамре...» (Быт.14,11-13).

Вместе с остальными жителями пяти городов в плен к Кедорлаомеру попадает Лот - племянник Авраама. Отметим тот факт, что Авраам вовремя получает необходимую информацию об исходе битвы. Человек, принесший информацию называется в писании уцелевшим, а это значит, что он отправился к Аврааму как минимум после того как был пленен Лот. Каким образом ему удалось спастись, текст Писания не говорит. Можно предположить, что он либо где-то спрятался, либо скрывался за чертой города, но кажется очевидным, что гонец не просто спасся или бежал, но он уже изначально имел своей задачей доложить Аврааму о происходивших событиях. Авраам, получив информацию, принципиально был осведомлен о двух моментах: во-первых, его племянник жив, а во-вторых, он уведен в плен вместе с армией Кедорлаомера. Только вместе эти два пункта послания могли заставить Авраама пуститься в преследование огромной армии могущественных царей с севера. Разумно предположить, что гонец не только специально дожидался чем закончится поход Кедорлаомера в Пятиградии, но и уже заранее знал кому он понесет собранную информацию. Скорее всего Лот назначил одного из своих людей таким посыльным-разведчиком, хотя не исключено, что и Авраам мог иметь своего человека для того, чтобы владеть оперативно-стратегической обстановкой в соседнем регионе. Ведь для него, может быть, более необходимой была информация о дальнейшем направлении армии завоевателя, с тем, чтобы вовремя подготовить оборону своей земли. Но независимо от того, на кого работал гонец, ясно видно, что он занимался сбором информации, прежде чем бежать к Аврааму. Таким образом, мы впервые встречаемся в тексте Священного Писания с организацией и ведением военной разведки.

Теперь нам предстоит оценить ту оперативность, с которой Аврааму удалось организовать и провести преследование противника. Расстояние, по которому прошла армия Кедорлаомера до места встречи с отрядом Авраама (город Дан), и расстояние, которое преодолел отряд Авраама до этого же места, примерно одинаково и составляет по дорогам (обе армии шли параллельными дорогами по разные стороны Иордана) примерно 250 км. Учитывая, что армия Кедорлаомера была нагружена военными трофеями и самая медленная ее часть с обозами и пленниками не могла преодолевать более чем 20 км в сутки, то весь путь этой части войска должен был занять не меньше двух недель времени. Тогда как отряды легковооруженной пехоты под предводительством Авраама вполне могли позволить себе проходить за сутки по 30 км. Это позволяло им иметь более 5-ти дней в запасе от того момента, когда Кедорлаомер выступил в обратный путь после победы в долине Сиддим.

Авраам своевременно получает информацию об исходе битвы. Гонцу для того, чтобы добежать от стана Лотова, а именно из этого района после грабежа выдвинулась в обратный путь армия Кедорлаомера, до расположения Авраама (50 км.) потребовалось не более 2-х дней. Поэтому Авраам для формирования отряда имел, по самым критическим подсчетам, не менее трех дней. В тех условиях этого было вполне достаточно, чтобы организовать погоню. Таким образом, человек, выполняющий роль разведчика-гонца, сыграл решающую роль в дальнейших событиях.

Теперь, попытаемся разобраться какими силами обладал Авраам для освобождения племянника. «И пришел один из уцелевших и известил Аврама Еврея, жившего тогда у дубравы Мамре, Аморреянина, брата Эшколу и брата Анеру, которые были союзники Аврамовы.» (Быт.14,13).

Из библейского текста следует, что помимо Авраама о трагедии в Сиддимской долине извещаются также и трое его союзников. Примечательно, что речь, скорее всего, идет здесь о, так называемом, договоре о взаимовыручке. То есть ввязывание в военные действия одной из сторон автоматически приводит к участию в конфликте и всех других участников договора. Подобные отношения в данной ситуации не удивительны, так как, текст прямо говорит о родственных отношениях между сторонами.



«Аврам, услышав, что [Лот] сродник его взят в плен, вооружил рабов своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал неприятелей до Дана;» (Быт.14,14). Наиболее разумным предположением, вытекающим из текста, следует то, что Авраам со своими людьми численностью в 318 человек плюс еще трое родственных князей видимо каждый со своей дружиной примерно такого же порядка численности выступают в поход. Тогда общая численность подразделения составит около 1000 человек, что вполне приемлемо для выполняемой задачи.

То что говорил Иосиф Флавий у стен осажденного римлянами Иерусалима в 70 г н.э., опять таки по его словам, о том, что «…ему (Аврааму) подчинялось триста восемнадцать полководцев, каждый из которых располагал несметным войском…»[4], скорее можно отнести к аллегоричности его повествования, связанной с критичностью момента, чем к действительному пониманию этого отрывка. Хотя, если под несметным войском предположить членов семьи, а 318 князей это главы этих семей, то получается организация, напоминающая отряд средневекового рыцаря, который, идя на войну, имел у себя несколько оруженосцев, то в сумме получается примерно такая же цифра в 1000 человек. Так же, нет резона предполагать, что в погоню пустилось всего 318 человек, так как такое количество людей кажется недостаточным даже для рассматриваемой эпохи. Как будет показано при описании событий Исхода, средняя еврейская семья момента египетского рабства имела около 30 мужчин способных держать в руках оружие, а каждое колено около 50 тысяч. Но евреи в Египте сильно умножились, поэтому рассчитывать численность армии как 300х30=9000 не корректно для рассматриваемого периода, даже исходя из того, что Авраам еще не получил обетования об умножении своего рода как песка морского (Быт.22,17).

Фраза о вооружении рабов, рожденных в доме его, не должна вызывать смущения. Это не была первая рабовладельческая армия. Раб – тот, кто работает в доме, и в те времена это слово не несло того негативного оттенка, который оно имеет сейчас. Что и доказывает характеристика "рожденный в доме его". О чем в свою очередь писал Энгельс, что рабство на Востоке является косвенным образом составной частью семьи[6]. Поэтому структура армии Авраама и его союзников тоже была племенная, и каждое подразделение состояло из многочисленных родственников способных сражаться в данный момент. А система комплектования вооружением сводилась к раздаче оружия, находящегося в мирное время под контролем главы племени.

Непосредственно боевые действия армии Авраама можно разделить на три фазы: погоня, внезапная атака и дальнейшее преследование противника.

«… преследовал неприятелей до Дана; и, разделившись, напал на них ночью, сам и рабы его, и поразил их, и преследовал их до Ховы, что по левую сторону Дамаска.» (Быт.14,14-15)

Сравним описанные в Священном Писании события с выдержкой из работы "О перенесении осады" греческого военного и политического деятеля, одного из полководцев Аркадского союза, автора ряда книг по теории военного дела Энея Тактика (Aeneas Tacticus, IV век до н.э.), который 15 веков!!! спустя после событий библейского текста рекомендует полководцам: "... Если же противник скроется от тебя или успеет увезти награбленное из страны, то не нужно производить преследование его по тем же самым дорогам и той же самой местности. Напротив, здесь следует появляться лишь незначительным отрядам и при преследовании не нападать с тыла самим и не навлекать подозрений противника. Все же остальные, обладая достаточно большой силой, должны передвигаться возможно быстрее, идя по другим дорогам, и, опередив продвигающегося противника, в его стране устроить засады на границе. Конечно, ты опередишь противника и придешь раньше в его пределы, так как, утомленный грабежами, очутившись в своих пределах и чувствуя себя в безопасности, он предастся беспечности и будет не в состоянии спастись...". [7]

Посмотрев на маршрут движения двух армий, определяем, те тактические моменты из работы Энея Тактика, которые учел Авраам: 1. Не преследовать противника по тому же пути; 2. Не нападать с тыла; 3. Опередить преследуемого. 4. Устроить засаду на границе.

Итак, мы видим, что с точки зрения "передового" по отношению к Аврааму военного искусства он поступил по всем правилам военно-теоретической мысли, которая, как отмечалось, только через полтора десятка веков нашла свое отражение в работах военных теоретиков.

Стоит отметить еще один не самый простой прием военного искусства, который не всегда получалось осуществлять полководцам различных эпох и днем, а Аврааму удается выполнить разделение отряда на несколько групп и управление ими в темное время суток. Факт такого разделения дает представление не только о заранее спланированном ведении боя, но и о наличии некоего командного состава низшего звена способного управлять более мелкими подразделениями, чем впоследствии так славилась римская армия.

Как протекал сам бой, в Библии больше ничего не сказано, но фаза преследования разбитого противника говорит о сильном потрясении войска Кедорлаомера, и дает богатую пищу для попытки восстановить события той ночи.



Во-первых, необходимо определить, что из себя могло представлять могущественное войско четырех царей возвращавшихся домой из успешно проведенного завоевательного похода. Битва в Сиддимской долине не могла произойти без потерь для Кедорлаомера, богатая добыча резко снижала не только мобильность войска, но и морально-боевые качества воинов, особенно по мере их приближения к родным местам, о чем и писал Эней Тактик. Не будем забывать о том, что наиболее вероятно в битве Кедорлаомер не полагался на численность своей армии, а привлек подчиненные племена. Но после победы и явного отсутствия противника союзники были распущенны, так как они были набраны на юге от Сиддимской долины а обратный путь в Месопотамию лежал на север. Итак, все это значительно сокращало численность войска. Помимо этого, пленные, ведомые с армией, требовали отвлечения сил на их охранение, которое осуществлялось посредством посменного дежурства, это без учета обычного охранения армейской колонны и защиты войска в ночное время. Все это с учетом продолжительности перехода и не очень хороших условий продвижения вдоль восточного берега реки Иордан оказывало отрицательное влияние на бдительность войска. Учитывая небольшую широту палестинских дорог, где узкие горные перевалы постоянно прорезаются горными реками впадающими в Иордан, можно представить насколько сильно растянулась армия, а тем более ее обоз, скорость которого явно уступала скорости боевых подразделений и штаба армии. Все это неминуемо приводило к тому, что неподозревавший об опасности, в виду опять таки скрытности операции, которой удалось достичь Аврааму, арьергард войска Кедорлаомера оказался не только не готов к ночному нападению, но и по сути дела остался без верховного командования, которое на правах победителей могло позволить себе вернутся домой с триумфом до того, как подойдет обоз с трофеями из завоеванных стран. Ночь, внезапность атаки, накопившаяся усталость и отсутствие верховного командования при создании Авраамом необходимого шумового и светового оформления своих действий неминуемо обращают войска Кедорлаомера в бегство. В принципе воинам Авраама было достаточно с криками напасть на ночной лагерь с разных направлений, так как применение, например, факелов могло легко вскрыть малочисленность его войска. В кинокартине «Бытие» голливудский режиссер предположил, что Авраам использовал рогатый скот с привязанными к рогам факелами при нападении на лагерь, чтобы ввести противника в заблуждение. Версия, на первый взгляд, кажется не очень правдоподобной, но использование рогатых животных с привязыванием к рогам различных предметов встречается в античных источниках по военному искусству. Тот же Эней Тактик советует: «Если же сам намереваешься вызвать тревогу в лагере противника, то надо выпустить в его лагерь стадных телок с колокольчиками, а так же и другой вьючный скот, напоив его вином.». [8] Учитывая, что Авраамовы люди были пастухами, такое развитие событий вполне могло иметь место. Но при этом нужно четко понимать, что эти животные не могли сопровождать Авраама во время его марш-броска от дубравы Мамре.

Организовав преследование бегущего противника, Авраам исключает возможность перестроения войска Кедорлаомера для нанесения контрудара. Расстояние от Дана до Ховы составляет около 45 километров, которые, как повествует писание, Авраам преодолевает преследуя противника. Таким образом и здесь Авраам избегает ошибки многих последующих полководцев, которые удовлетворившись первыми плодами битвы приступают к разграблению лагеря противника, давая ему шанс кардинально изменить тактическую ситуацию. Например, хетты в 1312 году до н.э. в бою под Кадешем разбив один из отрядов Рамсеса II принялись грабить лагерь египтян. Свежий отряд египтян, прибывший на пополнение египетского войска, атаковал хеттов. Все находившиеся в лагере хетты были уничтожены. [9]

В истории военного искусства преследование врага вне поля боя с целью его полного уничтожения проведенное македонской конницей в битве при Гавгамелах в 331 году до н.э. описывается не иначе как новый момент в тактике.[10] При этом, македонская конница преодолела 75 километров преследуя врага, тогда как войску Авраама удалось преодолеть больше половины этого расстояния в пешем порядке.

Приведенный выше анализ открывает не только многообразие приемов военного искусства и последствий тактических ошибок, что, безусловно, могло бы лечь в основу любого учебника по военному искусству как древности, так и современности, но и открывает для исследователя удивительную личность полководца, который сумел в рамках одной военной кампании сконцентрировать множество блестяще исполненных военных приемов задолго до Македонского и Цезаря.



«и возвратил все имущество и Лота, сродника своего, и имущество его возвратил, также и женщин и народ…кроме того, что съели отроки, и кроме доли, принадлежащей людям, которые ходили со мною; Анер, Эшкол и Мамрий пусть возьмут свою долю.» (Быт.14,16;24)

Расходы на войну Авраам покрыл из добычи полученной в результате победы. При этом видно какова смета военных действий того периода: расходы на провиант и оплата участия союзников. Из того факта что Авраам, вернув все то, что было увезено Кедорлаомером из пятиградии и, взяв из этого только на необходимые расходы, сам остался без прибыли вытекает предположение о том, что все таки основная доля добычи полученная Кедорлаомером в результате всей компании двигалась с большей скоростью где-то в голове колонны, возможно вместе со штабом и самим полководцем. Таким образом Аврааму скорее всего удалось напасть на замыкающие подразделения армии, видимо, не представлявшие большой ценности для Кедорлаомера, так как впоследствии мы не наблюдаем ответных действий, но в которых к счастью для Авраама находился Лот.



«и заключили союз в Вирсавии. И встал Авимелех, и [Ахузаф, невестоводитель его, и] Фихол, военачальник его, и возвратились в землю Филистимскую. И жил Авраам в земле Филистимской, как странник, дни многие.» (Быт.21,32;34)

После победы Аврам пользуется славою успешного военачальника и филистимский правитель по совету своего главнокомандующего заключает с ним союз. Возможно, здесь идет речь о договоре найма его армии для охраны одного из стратегических направлений с правом поселения на местности.

Позже заключается договор с сыном Авраама, но уже договор имеет другие условия, теперь это договор равных о ненападении друг на друга и Исаак уже живет как самостоятельный правитель не на территории филистимского государя:

«Пришел к нему из Герара Авимелех и Ахузаф, друг его, и Фихол, военачальник его. Исаак сказал им: для чего вы пришли ко мне, когда вы возненавидели меня и выслали меня от себя? Они сказали: мы ясно увидели, что Господь с тобою, и потому мы сказали: поставим между нами и тобою клятву и заключим с тобою союз, чтобы ты не делал нам зла, как и мы не коснулись до тебя, а делали тебе одно доброе и отпустили тебя с миром; теперь ты благословен Господом.» (Быт.26,26-29)

Обратим внимание и на то, что священное писание указывает нам и некоторые воинские должности, такие как “военачальник”. Интересно, что человек указанный в этой должности, Фихол, присутствует на обоих встречах и с Авраамом и с Исааком. Видно, что уровень вопросов в которых участвует “военачальник” не ограничивается только военной деятельностью, но касается и вопросов внешнеполитического обеспечения безопасности границы. Судя по его обязанностям и уровню советов в которых он принимает участие его должность может соответствовать посту нынешнего министра обороны.

В заключении сделаем выводы по военному искусству, которые мог бы получить какой-нибудь военный теоретик, изучи он описанные в Священном Писании события:

1. Готовясь к войне необходимо собрать союзнические силы до начала военной операции и организовать объединенное командование. (Примером использования этого принципа в служат действия военно-политического руководства США при планировании современных боевых операций с использованием многонациональных сил).

2. Концентрируя большие силы для выполнения военной операции, помимо основных задач, необходимо определять и дополнительные задачи с целью максимально эффективного использования затрат на комплектование армии. (Подразделения армии США при выполнении своих задач в большинстве случаев имеют основные и вторичные цели).

3. Скрытие основных целей операции. (Правило из наставлений по маскировке в современных армиях).

4. В случае боевого перевеса сил противника стараться избегать прямого столкновения с ним, изыскивая резервы для получения тактического превосходства.

5. Подготовка обороны есть процесс бесконечный. Особенно важно готовить оборонительные рубежи, зная о приближении противника.

6. Готовясь к сражению, необходимо учитывать особенности местности и использовать их в своих целях. (Четыре главы своего трактата Сунь-Цзы (VI-V век до н.э., Китай) отвел вопросам умелого использования местности.[11])

7. Организация добычи разведывательной информации увеличивает шансы на успех операции (Военное правило).

8. Организуя походные колонны, необходимо обеспечить охранение, равномерное движение и управление всеми подразделениями колонны с использованием авангардных и арьергардных соединений.

9. Не допускать стоянок без оборудования лагеря с защитными укреплениями. (Блестяще реализовано в римской армии).

10. О том, как преследовать уходящего победителя смотри выше отрывок из работы Энея Тактика.

11. Эффект внезапности при нападении на противника ночью можно усилить предварительно разделив свою армию на отряды и осуществив атаку с различных направлений.

12. Если противник разбит, не стоит заниматься грабежом лагеря, а напротив, сохраняя дисциплину в строю, организовать его преследование с целью полного уничтожения.

Приведенные выше правила составляют довольно внушительную область военного искусства и охватывают собой такие разделы как планирование операций на стратегическом уровне, организация обороны, тактические маневры в ходе боя и вне его, а также приемы относящиеся к военной хитрости. У военных историков на подобные темы нет богатого письменного материала первоисточников, тем более описывающего применение этих элементов уже в начале второго тысячелетия до нашей эры. В противоположность этому, как мы видим, такой материал присутствует в тексте Ветхого Завета.


  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница