Внутренняя и внешняя политика России 30-50-х гг. XVI в. Реформы Ивана IV




Скачать 357.72 Kb.
Дата19.04.2016
Размер357.72 Kb.



Введение.

Правление Ивана IV Грозного (1533-1584 гг.) относится к тому периоду отечественной истории, который выдающийся российский ученый В.О. Ключевский назвал временем Московской Руси или Великорусского государства, определив хронологические рамки данного этапа с 1462 г. (вступление Ивана III на великокняжеский престол) до 1613 г. (появление на московском престоле новой династии – Романовых). Основным содержанием исторического процесса в это время являлось завершение объединения русских земель вокруг Москвы в централизованное государство, оформление и утверждение его политического и социально-экономического строя. Московская Русь складывалась как самодержавно-крепостническое государство. Однако процессы, происходившие в русских землях, отличались сложностью и противоречивостью, что и вызвало неоднозначные оценки многих явлений отечественными и зарубежными исследователями. Пожалуй, наиболее дискуссионной является оценка деятельности внука Ивана III и византийской принцессы Софьи Палеолог Ивана IV, прозванного Грозным.

Хронологически в правлении Ивана IV выделяются два этапа: первый (его можно условно назвать «реформаторским») – когда проводились активные реформы по укреплению российской государственности; и второй, связанный, в основном, с опричниной. Поэтому в целях более глубокого изучения темы представляется необходимым выделение в данном учебно-методическом пособии следующих разделов:


  1. Внутренняя и внешняя политика России 30-50-х гг. XVI в. Реформы Ивана IV.

  2. Внутренняя и внешняя политика Российского государства 60-х – начала 80-х гг. XVI в. Опричнина.

При рассмотрении первого раздела, прежде всего, уясните сущность исторических условий, в которых началось правление Ивана IV. Ответьте на вопрос: каковы предпосылки реформаторской деятельности первого официально титулованного российского царя? Анализируя реформы Ивана IV, определите, каким образом укреплялась российская государственность, шли процессы централизации.

Переходя к изучению второго раздела, обратите внимание на точки зрения, имеющие место в историографии, относительно причин резкого изменения внутренней политики Ивана IV, перехода к опричнине. Уясните сущность опричнины. При рассмотрении ее итогов и последствий, проанализируйте концепции, разработанные видными отечественными историками.

Изучая проблематику внешней политики, ответьте на вопросы: как внешняя политика России в рассматриваемый период связана с внутренней политикой? Каковы результаты внешнеполитической деятельности Ивана IV?

Время правления Ивана IV Грозного является одним из самых сложных и драматических периодов в отечественной истории. Поэтому при анализе темы особенно важно избежать односторонности в оценках исторических событий. Необходимо стремиться к реализации таких правил принципов объективности и историзма как изучение явления в совокупности его положительных и отрицательных сторон, независимо от отношения к ним; рассмотрение каждого положения лишь исторически, в связи с другими положениями, с конкретным опытом истории.



1. Внутренняя и внешняя политика России 30-50-х гг. XVI в. Реформы Ивана IV.

В историографии принято считать, что процесс образования единого, централизованного государства в русских землях завершился в годы правления Ивана III (1462-1505) и Василия III (1505-1533). По мнению В.О. Ключевского, в данный период вся великорусская народность «соединяется под одной государственной властью, вся покрывается одной политической формой».

Действительно, великий князь всея Руси в отличие от предшественников, уже систематически пользовался титулом государь, а в его власти проявлялись черты самодержца. Так, Иван III стал именоваться в правительственных актах «Иоанн, Божиею милостью государь всея Руси». К этому титулу присоединялись географические названия, обозначавшие новые пределы Московского государства: «Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, и Болгарский, и иных» (т.е. земель). Во время торжественных церемоний государь облачался в особый наряд, частью которого являлись бармы – драгоценное оплечье с изображением святых и «шапка Мономаха» - великокняжеская корона. В руках он держал символы верховной власти – скипетр и державу. В 1472 г. Иван III вторым браком женился на племяннице последнего византийского императора Константина Палеолога Софье (Зое) Фоминичне. После этого на государственных печатях появился византийский герб, двуглавый орел.

Характер, который приобретала великокняжеская власть, нашел свое отражение, в частности, в решении Иваном III вопроса о престолонаследии. В 1490 г. умер его старший сын от первого брака Иван, прозванный для того, чтобы отличить от отца, «Молодым». В 1498 г. Великий князь-дед венчал в Успенском соборе своего внука Димитрия (рожденного от Ивана Молодого и дочери молдавского господаря Елены Стефановны – «Елены Волошанки») великокняжеским венцом. Но вскоре ситуация изменилась. Елена Волошанка была близка к еретикам. А после того, как Иван III, в начале сочувствовавший вольнодумцам, вернулся в стан ортодоксов, сноха и внук заключаются под стражу. На великое княжение был посажен Василий, старший сын, рожденный от Софьи Палеолог. Свои решения Иван III объяснял так: «Разве я не волен в своем внуке и в своих детях? Кому хочу, тому и дам княжение». Таким образом, основой великокняжеской власти была не законность, а личное желание самодержца, деспотический принцип.

Еще более усилилась власть государя всея Руси при Василии III. Посол германского императора Сигизмунд фон Герберштейн отмечал в своем сочинении, что этот великий князь превосходит едва ли не всех монархов на свете. В Москве про Василия III говорят: «Воля государя – Божия воля, государь исполнитель воли Божией».

Укрепление политической власти российских государей (термин «Россия» стал употребляться с конца XV в.) потребовало своего идеологического обоснования. В начале XVI в. Было создано литературно-публицистическое и историческое сочинение «Сказание о великих князьях Владимирских». В нем говорилось, что род русских князей происходит от обладателя всей вселенной, римского императора Августа. Тот, будучи в преклонных летах, посадил на берегах Вислы своего брата Пруса, «а от Пруса четырнадцатое колено –великий государь Рюрик». В «Сказании» предпринимаются попытки осветить историей и идею византийского наследства. Неизвестный автор повествует, что, став киевским князем, Владимир Мономах начал войну против царя греческого Константина Мономаха. (На самом деле дед Владимира Константин умер более чем за пятьдесят лет до вступления внука на киевский престол). С целью прекратить войну византийский император, якобы, отправил в Киев крест из животворящего дерева, чашу императора Августа и царский венец со своей головы, т.е. «шапку Мономаха»1. Отвечая на запросы времени, псковский монах Филофей в послании Василию III утверждал, что Москва – это «третий Рим». Собственно Рим пал из-за ересей, «второй Рим» (Константинополь, Византия) – из-за унии с католичеством (так называемая «Флорентийская уния», подписанная в 1439 г.). «Два Рима падоша, а третий стоит, и четвертому не быти», - так писал Филофей.

Итак, во второй половине XV – первой трети XVI вв. в России идет процесс становления самодержавной монархии. Московская Русь начинает претендовать на роль нового православного и геополитического центра.

Однако ко времени начала правления Ивана IV процесс централизации не дошел до своего логического завершения. Не был создан разветвленный аппарат государственного управления, что ограничивало возможности великого князя. Боярская дума, возникновение которой относится ко времени древнерусского государства, осуществляла совещательные функции. В первой трети XVI в. Сложилось четкое разграничение думных чинов. Более высоким был статус боярина, более низким – окольничего. С образованием единого государства великий князь стал «жаловать» в бояре и бывших удельных князей. Из вассалов они превращались в подданных государя. «Обояривание» князей растянулось практически до середины XVI в.

В России существовало два общерусских ведомства: Дворец и Казна. Дворец контролировал личные (дворцовые) земли великого князя. При присоединении новых земель создавались местные дворцы, которые, с одной стороны, давали возможность управлять этими землями из Москвы. Но, с другой стороны, разные территории страны ведали разные учреждения, что являлось пережитком удельной системы. Казна была главным государевым хранилищем. В ней находились также государственный архив и государственная печать. Кроме того, казна руководила и внешней политикой.

Особенно заметны пережитки удельного периода в местном управлении. Страна делилась на уезды, как правило, совпадавшие с территорией бывших удельных княжеств. (Новгородская земля сохранила старое административно-территориальное деление на пятины). В уезд входили станы и волости. Уезды возглавлялись наместниками, а станы и волости – волостелями, получившими управление территориями «в кормление». Им полагались судебные пошлины – «присуд» и определенная часть налогов – «кормленичий доход». Это являлось платой не за выполнение административных и судебных обязанностей, а за прежнюю службу в войсках. Поэтому кормленщики не были заинтересованы в добросовестной работе. Кроме того, наместникам и волостелям не починялись по гражданским и некоторым уголовным делам феодалы и их люди. В.О. Ключевский указывал, что «еще при Грозном до опричнины встречались землевладельцы из высшей знати, которые в своих обширных вотчинах правили и судили безапелляционно, не отдавая отчета царю». Были известны и случаи, когда бывшие удельные князья продолжали управлять своими княжествами на правах наместников московского государя. Нередко они сохраняли и княжеские права: выдавали жалованные грамоты, имели своих вассалов. Все высшие должности в государстве занимали титулованные бояре.

Судебник, изданный в 1497 г., в общих чертах определял компетенцию должностных лиц, устанавливал процессуальные нормы, наказания за особо опасные преступления – убийства, разбои, кражи и т.д. Этот первый свод законов единого государства применялся на практике, но, видимо, не получил широкого распространения. После смерти Ивана III, как отмечают некоторые исследователи, он был почти забыт.

Итак, боярство в Великорусском государстве являлось первым сословием, чьи претензии на правительственное значение, по мнению В.О. Ключевского, определялись не пожалованием московского государя, а наследственным правом, доставшимся от предков.

Великие князья Иван III и Василий III не спешили ликвидировать удельные порядки. У Ивана III осталось в живых пять сыновей. Старшего, Василия, он оставил на великом княжении, отдав ему 66 городов, в том числе самые значительные: Москва, Новгород, Псков, Тверь и др. Четверо младших тоже получили свои уделы. Правда, в совокупности им досталось только 30 городов. Иван III укрепил положение великого князя и благодаря уменьшению прав удельных князей: выморочные (оставшиеся без наследников) уделы поступали государю, наместник последнего должен был осуществлять суд в московских селах удельных князей. В своем завещании Иван III так определял взаимоотношения между братьями: «Приказываю детей своих меньших, Юрия с братьею, сыну моему Василию, а их брату старшему, вы, дети мои, - Юрий, Димитрий, Семен и Андрей, держите моего сына Василия, а своего брата старшего вместо меня, своего отца, и слушайте его во всем; ты, сын мой Василий, держи своих братьев младших в чести, без обиды».

Однако братья Василия III постоянно высказывали свои претензии на московский престол. Дело осложнилось тем, что у великокняжеской четы (Василий был женат на Соломонии Юрьевне Сабуровой) не было детей. Чтобы более взрослые племянники не стали соперниками рожденному в будущем сыну, государь даже запретил своим братьям жениться. Подготовив почву (противники решения великого князя были, в основном, или казнены, или пострижены в монахи), Василий III объявил в ноябре 1525 г. о своем разводе с Соломонией, с которой прожил в браке 20 лет. Бывшую великую княгиню постригли под именем Софьи в Рождественском девичьем монастыре, а потом отослали в Суздальский Покровский монастырь1. В январе 1526 г. Василий III женился на Елене, дочери умершего князя Василия Львовича Глинского, выходца из Литвы. 25 августа 1530 г. Елена родила первого сына – Ивана, через год и несколько месяцев после рождения первенца появился на свет второй сын, оказавшийся слабоумным, Георгий. Сын Владимир родился и у младшего брата Василия III – Андрея Старицкого, которому разрешили жениться.

Таким образом, количество уделов к концу великого княжения Василия III сократилось. Их осталось только два: Дмитровский, во главе которого стоял Юрий Иванович и Старицкий, где правил Андрей Иванович. Юрию Васильевичу удел был выделен лишь формально.

В 1533 г. в результате внезапной болезни скончался Василий III, оставив наследником Ивана IV. Фактической правительницей при сыне стала Елена Глинская. Ей удалось в борьбе за власть одержать победу над Дмитровским князем Юрием Ивановичем, своим дядей Михаилом Глинским и Старицким князем Андреем Ивановичем. Но в 1538 г. великая княгиня умирает. С. Фон Герберштейн утверждал, что ее отравили1.

Началось время «боярского правления», продолжавшееся почти десятилетие. О своих детских впечатлениях Иван IV так писал 25 лет спустя в послании к князю А. Курбскому: «Подданные наши… начали хлопотать только о приобретении богатства и славы, начали враждовать друг с другом. И сколько зла они наделала! Сколько бояр и воевод, доброхотов отца нашего умертвили!... Что сказать о казне родительской? Все расхитили лукавым образом… Нас с братом Георгием начали воспитывать как иностранцев или как нищих. Какой нужды ни натерпелись мы в одежде и в пище; ни в чем нам воли не было, ни в чем не поступали с нами так, как следует поступать с детьми. Одно припомню: бывало, мы играем, а князь Иван Васильевич Шуйский сидит на лавке, локтем опершись о постель нашего отца, ногу на нее положив». На глазах у ребенка разыгрывались кровавые драмы: приверженцы одних боярских кланов отправляли соперников из других кланов в темницы, избивали и даже убивали. (Боролись за власть группировки Шуйских и Бельских).

Мальчик-государь стал опасаться за свою жизнь, видел в окружающих его людях узурпаторов власти. За объяснением существующих порядков, своего положения Иван IV обратился к книгам. Исследователи отмечали его необыкновенную начитанность, способность по памяти приводить обширные цитаты из различных произведений. Современники называли государя «словесной мудрости ритором». Освоив книжное наследие, Иван IV, по мнению С.М. Соловьева, первым из российских правителей осознал значение царской власти, составил ее теорию. Сущностью же всех политических помыслов царя, как отмечал В.О. Ключевский, была идея неограниченного самодержавия, являвшегося, на взгляд Ивана IV, не только нормальным, свыше установленным государственным порядком, но и исконным фактом нашей истории, идущим из глубины веков.

С целью укрепления самодержавия Иван IV принимает в 1547 г. титул царя1, считавшегося равным императорскому. Так называли византийских императоров и ханов Золотой Орды. Все прочитанные молодым государем византийские поучения, призывавшие «царя чтити» теперь относились и к нему.

После венчания Ивана IV на царство в Москве последовали пожары, и есть свидетельства, что причиной были поджоги. Возбужденная толпа убила родственника царя боярина Глинского и направилась к государю. У молодого царя сложилось впечатление, что хотели убить и его. С трудом удалось подавить этот бунт. Даже много лет спустя Иван IV говорил о событиях 1547 г. так, словно это было вчера: «И от этого вошел страх в душу мою и трепет в кости мои…». Неустройства, пожары, бунты (народные выступления имели место в городах Опочке, Пскове, Устюге). Гибель близких людей все это помогло Ивану IV осознать необходимость проведения реформ по укреплению государственности, централизации власти.

Идейную концепцию реформ наиболее полно изложил в своих челобитных (посланиях) на имя государя И.С. Пересветов. Выходец их русских дворян Великого княжества Литовского, он служил во многих странах – Польше, Венгрии, Чехии, Молдавии, пока не приехал на Русь. Пересветов с негодованием пишет о боярах, «ленивых богатинах». Социальной опорой власти, по мнению публициста, должны стать дворяне – «служилые люди». Идеал государственного устройства он видел в неограниченной законом власти, использующей насилие: «Государство без грозы, что конь без узды».

Около 1549 г. в окружении Ивана IV сложился правительственный кружок, вошедший в истории под названием Избранной рады. Состав ее участников не совсем ясен. Но известно, что возглавил Раду А.Ф. Адашев, происходивший из богатого, но не слишком древнего рода костромских вотчинников. В правительство вошли также глава церкви митрополит Макарий, священник домового храма великих князей – Благовещенского собора – Сильвестр, князь А.Ф. Курбский. Опираясь на Избранную раду, Иван IV провел в конце 40-х – 50-е гг. ряд структурных реформ.

Реальное соотношение сил в стране, при котором боярская аристократия занимала все ключевые позиции в системе государственного управления, политическая слабость дворянства заставляли царя лавировать между сословиями. Иван IV в три раза расширил состав Боярской думы (раньше она состояла из 5-12 бояр и не более 12 окольничих). Таким образом, в Боярскую думу попали и дворяне. В целях ограничения власти бояр Иван IV вводит земские соборы. Первый из них был созван в 1547 г. В состав Земских соборов входили: Боярская дума, Освященный собор – высшее

Духовенство, представители дворянства, верхушки посада. В XVI в. Земские соборы собирались нерегулярно, характер представительства в них не был четко определен, официального юридического статуса они не получили. Да и сам Иван IV, видимо, рассматривал эти сословно-представительные органы как вынужденную и временную меру. Поэтому оценивать политический строй России XVI в. как сословно-представительную монархию можно лишь условно. Первый Земский собор – Собор «примирения» (во время его работы все, даже заклятые враги, прощали друг другу обиды и объединялись для новой жизни) – наметил проведение некоторых реформ и составление нового Судебника.

В 1550 г. новый Судебник был принят. Он упорядочил и дополнил прежний, в частности, в вопросе крестьянского перехода в Юрьев день. «Пожилое», выплачиваемое крестьянином при смене хозяина, несколько увеличилось. (Что, как считают некоторые историки, произошло из-за падения денежного курса, подешевления серебра). Укрепление зависимости крестьян от феодала нашло свое отражение в возложении на барина ответственности за крестьянские проступки. Именовать своего господина они должны были как и холопы «государь». Впервые в Судебнике было введено наказание за взятничество, ограничены права наместников и волостелей.

Во время существования Избранной рады произошли серьезные изменения в аппарате государственного управления. Была создана система специализированных приказов (первоначально называвшихся «избами»). Внешней политикой занимался возглавляемый И.М. Висковатым Посольский приказ. Высшим органом контроля, в котором принимались жалобы на имя царя и проводились по ним расследования, стал Челобитный приказ. Этот ответственный участок работы был поручен А.Ф. Адашеву. Поместный приказ ведал землевладением феодалов. Обеспечением безопасности государства и борьбой с «лихими людьми» занимался Разбойный приказ. Сбор дворянского ополчения и назначение воевод вошли в обязанности Разрядного приказа. По подсчетам историков, в середине XVI в. существовало уже около двух десятков данных учреждений.

Еще при Елене Глинской началась, а в годы боярского правления продолжилась губная реформа (губа – округ). В середине XVI в. система управления на местах выглядела следующим образом. В 1556 г. отменяются кормления. Губные старосты вместе с городовыми приказчиками, избираемыми из местных дворян, возглавили уездную администрацию. Им была поручена борьба с наиболее опасными для государства преступлениями – «разбоями». В тех уездах, где не было частного землевладения, а также в городах, население выбирало земских старост, обычно из наиболее зажиточных слоев черносошного и посадского населения. Выборная местная администрация в отличие от пришлых людей – наместников и волостелей, была кровно заинтересована в установлении в своих уездах жесткого порядка.

После отмены кормлений население вместо «кормленичего дохода» должно было платить общегосударственный налог – «кормленичий окуп». За счет этого налога служилым людям платили «помогу». По впервые составленному Уложению о службе, вотчинник или помещик мог начинать служить с 15 лет. Размеры «помоги» зависели от количества имеющихся у феодала земель. Согласно Уложению, с каждых 100 четвертей земли «в одном поле» (150 десятин, около 170 га) должен был выходить на службу вооруженный конник. С первых ста четвертей выходил сам землевладелец, со следующих – его военные холопы. Денежную помощь из «кормленичего окупа» получали те, кто выводил больше людей, чем полагалось, или имел владение меньше 100 четвертей. Конное ополчение собиралось только на смотры или в случае военной опасности. За неявку полагалось телесное наказание, у «нетчика» могли быть конфискованы поместья и вотчины. Дворяне и дети боярские являлись служилыми людьми «по отечеству» (т.е. по происхождению). Кроме этого, существовали служилые люди «по прибору» (т.е. по набору): артиллеристы, городская стража. К ним были близки казаки. Посоха (от слова «соха» - единица налогового обложения) – ополчение из черносошных и монастырских крестьян и посадских людей – выполняло вспомогательные работы. В 1550 г. было создано из «служилых людей по прибору» постоянное стрелецкое войско.

Большое внимание Избранная рада уделила организации феодальной верхушки русского общества. В 1552 г. была составлена Дворовая тетрадь – полный список Государева двора, в которую вошло около 4000 человек. Это были люди, занимавшие высшие должности в государстве как по военной (воеводы, головы), так и по гражданской линиям (администраторы, дипломаты).

Было упорядочено местничество, заключавшееся в том, что при назначении на ту или иную должность решающее значение имело происхождение человека. Но при этом устанавливалась не фамильная наследственность служебных должностей, а наследственность служебных отношений между фамилиями. Так, например, князь Одоевский был готов занять какую угодно должность, лишь бы Бутурлин был ниже. Решение местнических дел было сложным. Против одной цепочки имевших место в прошлом прецедентов выдвигалась другая. Перед каждым походом начинались затяжные споры. В середине XVI в. был составлен официальный справочник – «Государев родословец», определивший те аристократические роды, которые имели право местничаться. Все назначения записывались в специальные книги, заполнявшиеся в Разрядном приказе. Эти записи вошли в «Государев разряд», являвшийся единственным источником при разрешении местнических споров.

В середине XVI в. была установлена единая для всего государства единица взимания налога – большая соха, составлявшая в зависимости от плодородия почвы, а также от социального положения землевладельца 400-600 десятин земли.

Шла централизация денежной системы и мер вместимости. Еще при Елене Глинской была начата денежная реформа, по которой московский рубль стал основной денежной единицей для всей страны. Для наиболее существенной меры вместимости сыпучих тел – четверти (ею мерили зерно) были созданы медные эталоны, разосланные во все уезды.

Процесс централизации коснулся и церкви. В 1551 г. состоялся Стоглавый собор (в сборнике его решений было 100 глав, поэтому он так и он назывался «Стоглав»). Были унифицированы церковные обряды, утвержден единый пантеон святых, приняты меры для искоренения безнравственности в духовенстве1. Собор сохранил такой пережиток удельной системы как юрисдикция суда епископов над священниками, но в вопросе о монастырском землевладении митрополит Макарий, руководивший собранием, провел линию на укрепление влияния государства. Церковь сохранила все свои земли. Однако дальнейшие приобретения могли осуществляться только с царского разрешения.

Укрепление российской государственности изнутри позволило Ивану IV проводить активную внешнюю политику, основным направлением которой сначала было восточное. В 1547-1548, 1549-1550 гг. предпринимаются походы против Казанского ханства, закончившиеся неудачей. Значение этого ханства для России определялось не только его плодородными землями и важным стратегическим положением (Казань вместе с Астраханью контролировали Волжский торговый путь), но и необходимостью ликвидации опасности набегов, постоянно угрожавших стране. В литературе отмечается, что в середине XVI в. в Казани насчитывалось до 100 тыс. русских рабов. К освобождению от ханской зависимости стремились и народы Поволжья – марийцы, мордва, чуваши.

Серьезная осада Казани была предпринята в августе 1552 г. 150-тысячным русским войском, оснащенном мощной артиллерией. 2 октября город был взят штурмом. Хан Ядигар-Магмет попал в плен, вскоре крестился, стал владельцем Звенигорода и активным сторонником русского царя. В 1556 г. было присоединено Астраханской ханство, а Ногайская Орда (располагалась в Приуралье и Северном Прикаспии) признала вассальную зависимость от России. В 1557 г. завершилось присоединение основной части Башкирии. Таким образом, в середине XVI в. в состав России вошло Среднее и Нижнее Поволжье и часть Урала.

Во второй половине 50-х гг. основным в русской внешней политике стало западное направление. Ливонская война за выход к Балтийскому морю (1558-1583 гг.) была обусловлена необходимостью налаживания тесных связей с Европой, обеспечения обороны западных границ России и возможностью приобретения новых хозяйственно освоенных земель. Главным итогом военных действий в 1558-1560 гг. стало уничтожение Ливонского ордена. (Практически вся Ливония была занята русскими войсками, магистр Фюрстенберг попал в плен). Новый магистр ордена Кетлер признал зависимость от Польши и получил в качестве владения Курляндию. Однако в ход событий вмешались и другие государства. Северная Эстония оказалась под властью Швеции. Датчане захватили остров Эзель. Теперь и Литва, и Польша, и Швеция, и Дания были заинтересованы в том, чтобы Ливония не оказалась под властью России. Вместо одного у России оказалось несколько сильных противников. Это обстоятельство в значительной степени повлияло на ход Ливонской войны в последующие годы.

Таким образом, в конце 40-х – 50-е гг. XVI в. была проведена крупнейшая за всю предшествующую историю страны серия реформ, означавшая невиданный шаг вперед в направлении централизации и преодолении пережитков раздробленности. В литературе отмечается, что, в основном, этим реформам внешняя политика России обязана своими успехами в 50-е гг.

2. Внутренняя и внешняя политика Российского государства 60-х – начала 80-х гг. XVI в. Опричнина.

В середине 60-х гг. XVI в. Иван IV Грозный вводит в стране опричнину. Прологом этому стали следующие события. В 1560 г. пало правительство Избранной рады. Разногласия между царем и его сподвижниками накапливались постепенно. Сильвестр, как свидетельствует летописец, находлся в тесных дружеских отношениях с основным соперником Ивана IV на власть Владимиром Старицким. Кроме того, Сильвестр вместе с А. Адашевым выступали против стремления царя покорить Ливонию, считая, что большую опасность для государства представляют неверные, постоянно опустошающие границы страны. А не слабые и безвредные христиане. И Сильвестр, и Адашев пользовались до определенной поры неограниченным доверием царя при подборе людей на церковные, военные и гражданские должности. В то же время получить возможность влиять на принимаемые Иваном IV решения хотели и родственники первой и любимой жены государя Анастасии Захарьиной-Юрьевой.

Серьезной кризисной ситуацией в отношениях между царем и его советниками стали события 1553 г. Вскоре после возвращения из казанского похода Иван IV тяжело заболел. Родственники царицы предложили государю написать завещание и потребовать от бояр и Владимира Старицкого присягнуть младенцу, царевичу Димитрию. Но удельный князь сразу же выставил свои права на царский престол. Отказалась «целовать крест» Димитрию и часть бояр, в том числе, все тот же Сильвестр и отец А. Адашева – Федор Григорьевич. Свое решение они мотивировали тем, что при ребенке-царе править будут Анастасия и Захарьины-Юрьевы. В конце концов, ситуация разрешилась благополучно: все присягнули, а царь выздоровел. Но отношения Ивана IV к сподвижникам охладились.

Серьезным потрясением для царя (которое, как считают некоторые историки, даже вызвало психический сдвиг) стала смерть супруги Анастасии, последовавшая в 1560 г. «Зачем вы разлучили меня с моей женой? – болезненно спрашивал Иван Курбского в своем послании 18 лет после этой семейной драмы. – Только бы у меня не отняли юницы моей кроновых жертв (боярских казней) не было бы».

В литературе часто приводится положение о том, что одной из основных причин прекращения деятельности Избранной рады стало разное видение царем и правительственным кружком форм и методов преобразований в стране. Царь стремился к немедленным результатам, что можно было достичь только при помощи террора. Избранная рада на него не соглашалась.

Активных участников правительственного кружка в дальнейшем ждала печальная судьба. Сильвестр в 1560 г. был сослан в Соловецкий монастырь. Алексей Адашев с братом Данилой сначала назначаются воеводами в Ливонию, но вскоре заключатся под стражу. А.Ф. Адашев умер в тюрьме, его брат - казнен. В 1564 г., опасаясь опалы и казни, бежал в Великое княжество Литовское один из самых близких советников Сильвестра и Адашева, кн. Андрей Михайлович Курбский1.

Переходу к политике террора способствовали и события Ливонской войны. В начале 60-х гг. были достигнуты серьезные успехи: в феврале 1563 г. взят Полоцк. Но истощение ресурсов, усталость ратников (военные действия велись практически с 1547 г.), увеличение налогов, а, следовательно, повышение уровня эксплуатации крестьян и потеря устойчивости хозяйства феодалов – все это привело к военным неудачам. В 1564 г. последовало два поражения: в январе – у р. Улы, в июне – под Оршей. Царь объявил виновными в проигрыше сражений «изменников»-бояр. Двое были без суда и следствия казнены. Многие оказались в опале.

В конце 1564 г. в Москве произошли события, оставившие в недоумении население столицы. 3 декабря, в воскресенье, царь со всем своим семейством выехал в село Коломенское, где обычно праздновал праздники Николая-чудотворца. Но выезд этот не был похож на прежние. Иван IV захватил с собой утварь, иконы, кресты, одежду, драгоценности и всю казну. Сопровождавшие государя лица тоже должны были иметь при себе все необходимое. Царь приказал им взять с собой жен и детей. Пробыв в Коломенском две недели, затем посетив Троицкий монастырь, Иван IV отбыл в неизвестном направлении. Остановился он в Александровской слободе (ныне город Александров Владимирской области).

Через месяц после отъезда, царский гонец привез в Москву два послания, оглашенные на Красной площади. В первом Иван IV после подробного описания беззакония боярского правления в свое малолетство сообщал, что он положил свой гнев и опалу на бояр. Дворецкого, конюшего, окольничих, казначеев, дьяков, детей боярских и на всех приказных людей (перечислены практически все категории феодалов) за то, что они не хотели воевать против врагов государства и чинили насилие над народом. Духовенство было подвергнуто гневу и опале за то, что оно заступается за «изменников». И вот царь, гласила грамота, «от великой жалости сердца», не стерпев всех этих измен, покинул свое царство и пошел поселиться где-нибудь, где ему сам Бог укажет. Во второй грамоте, обращенной к посадским людям Москвы, Иван IV заверял, что гнева и опалы на них никакой нет. Это был умный политический ход: царь ловко противопоставил феодалов и посадских людей, выдавая себя за защитника тяглового населения от их господ.

В соответствии с существовавшим в то время миропониманием произошла небывалая общественная катастрофа. Как пишет летописец, в толпе, слушавшей текст грамот раздались рыдания и вопли: «Увы, горе! Согрешили мы перед Богом, прогневили государя своего многими перед ним согрешениями и милость его великую превратили на гнев и на ярость! Теперь к кому прибегнем, кто нас помилует и кто избавит от нашествия иноплеменных? Как могут быть овцы без пастырей? Увидавши овец без пастыря, волки расхитят их!» Все замерло, столица мгновенно прервала свои обычные занятия: лавки закрылись, приказы опустели, песни замолкли.

Московские черные люди потребовали, чтобы бояре и духовенство уговорили царя вернуться на престол, заявляя, что за «государских» изменников и лиходеев они не стоят и сами их истребят. В Александровскую слободу отправилась депутация, состоявшая из высшего духовенства, бояр и приказных людей, во главе с новгородским епископом Пименом. Иван IV согласился вернуться на царство («паки взять свое государство») на условиях, которые объявит позе. В феврале 1565 г. государь торжественно въехал в столицу и созвал совет из бояр и высшего духовенства. Современники отметили страшную перемену, произошедшую во внешности Ивана IV за последние два месяца: глаза запали, лицо осунулось, на голове и в бороде от прежних волос уцелели только остатки. Видимо, это время царь провел в сильном душевном волнении. В совете он предложил условия, на которых принимает обратно брошенную им власть: право казнить «изменников» и учреждение опричнины. (Происходит от слова «опричь» - кроме. Опричниной издавна называли владения, дававшиеся княгиням-вдовам).

«Опричь» всей Русской земли создавался своеобразный личный удел государя всея Руси. При царе формировался особый двор, с особыми боярами, дворецким, казначеями и прочими управителями. Из служилых людей в опричнину отбиралась тысяча человек (впоследствии их число возросло до 6 тыс.), для которых в столице отводилось несколько улиц со слободами до Новодевичьего монастыря. Прежние обитатели были выселены в другие районы Москвы. На содержание двора, «на свой обиход» и своих детей, царевичей Ивана и Федора, Иван IV выделил из государства 20 городов с уездами и несколько волостей. В опричнину были взяты, во-первых, уезды с давно развитым феодальным землевладением, служилые люди которых были исконной опорой великокняжеской власти (Суздальский, Ростовский, часть Переславль-Залесского, возможно, Костромской); во-вторых, земли, пограничные с Великим княжеством Литовским; в-третьих, черносошные земли в Поморье, дававшие большой доход. Феодалы, не принятые в опричнину, должны были покинуть ее территорию. Остальная часть государства получила название «земщина». Во главе ее осталась боярская дума, охранялись и приказы, продолжавшие работать по установленному порядку («управу чинить по старине»). Царя должны были информировать только о военных и важных земских делах. Однако, фактически Иван IV осуществлял руководство и думой земских бояр. «За подъем же свой», т.е. на покрытие издержек по выезду из столицы, царь взыскал с земщины 100 тыс. рублей.

Иван IV покинул свой наследственный кремлевский дворец. Для него начали строить укрепленное подворье на территории опричнины, между Арбатом и Никитской. Однако царь скоро поселился в Александровской слободе, приезжая в Москву «не на великое время». Так возникла новая, опричная столица с дворцом, окруженным рвом и валом, со сторожевыми заставами на дорогах. В ней царь организовал монашеский орден или братство. Сам себя объявил игуменом, а своих ближайших сподвижников – князя Афанасия вяземского и Малюту Скуратова (Г.Я. Плещеева-Бельского) – соответственно келарем и пономарем. Поступающие в опричнину давали клятву служить только государю, отрекались от всех дружеских и родственных связей. Опричники одевались в черную одежду, ездили на вороных конях с черной же сбруей. Поэтому современники говорили о царевых слугах «тьма кромешная». К седлу привязывались собачья голова и метла, символизирующие то, что опричники выметают измену и как собаки выгрызают злодеев-крамольников. Казни и оргии чередовались с церковными службами, во время которых царь и опричники замаливали грехи.

В исторических источниках имеются сведения о том, что план опричнины принадлежал Василию Юрьеву и Алексею Басманову. (Первый являлся двоюродным братом царицы Анастасии, второй – отпрыск старинного рода Плещеевых). Современники-иностранцы в своих трудах отмечали, что царь перешел к политике государственного террора по наговору второй жены – кабардинской княжны Марии Темрюковны. Ясно одно, что у истоков опричнины стояли родственники первых двух супруг Ивана IV: брат Марии Темрюковны князь М.Т. Черкасский был зятем В.М. Юрьева, а сын А.Д. Басманова Федор был женат на племяннице царицы Анастасии.

Введение опричнины ознаменовалось многочисленными казнями1. В 1569 г. Иван IV окончательно расправился с семейством В.А. Старицкого. Еще в 1553 г. удельный князь вынужден был присягнуть царевичу Димитрию. Но в этом же году младенец погиб: нянька уронила первенца Грозного в реку, и он захлебнулся. В следующем, 1554 г. после рождения царевича Ивана (убит отцом в 1581 г.) Владимир Старицкий присягнул и ему. В клятвенной записи значилось: «А возьмет Бог и сына твоего, царевича Ивана, и других детей твоих не останется, то мне твой приказ весь исправить твоей царице, великой княгине Анастасии, по твоей духовной грамоте и по моему крестному целованию». Однако Иван IV не довольствовался покорностью своего двоюродного брата. Мать Владимира Старицкого постригли в монахини и отправили в далекий Горицкий монастырь на Шексне. В 1566 г. царь заменил брату удел: вместо Старицы и Вереи дал ему Дмитров и Звенигород. А после доноса повара царя, который показал, что Владимир подговорил его отравить Ивана IV, наступила развязка. Владимиру Андреевичу, его жене и младшей дочери приказали принять яд, а мать была казнена в Горецком монастыре.

В литературе отмечается, что жертвами террора стало много представителей старых боярских родов. Так, из 34 бояр – членов Боярской думы погибло 15 (трое насильно пострижены в монахи), из 9 окольничих -4. В 1566 г. оставил митрополию по болезни (на самом деле из-за несогласия с введением опричнины) митрополит Афанасий. Преемником ему должен был стать игумен Соловецкого монастыря Филипп, происходивший из боярского рода Колычевых (постригся в монахи из-за участия в мятеже Андрея Старицкого). С самого начала Филипп объявил, что он согласится быть митрополитом только при условии уничтожения опричнины. Но по настоянию Ивана IV вынужден был принять должность, выговорив себе право в опричнину «не вступати». Митрополит Филипп стал активным обличителем действий Ивана IV. Расплата не замедлила сказаться. Митрополит был низложен и сослан в Тверской отроческий монастырь. В 1569 г. во время похода Ивана IV на Новгород Филипп был задушен Малютой Скуратовым.

Летом 1569 г. некий «волынец Петр» донес царю, что новгородцы хотят перейти под власть польского короля. Соответсвующий документ, якобы, составлен, подписан новгородским архиепископом Пименом, другими «лучшими гражданами», и хранится за образом Богоматери в Софийском соборе. Данный донос явился формальным обоснованием разгрома Новгорода, продолжавшегося 6 недель. (По пути в Новгород разгрому подверглись Клин, Тверь, Торжок). Все церкви были ограблены, город и его окрестности опустошены, многие жители погибли. Местом массовых казней стала река Волхов, в которую, как пишет летописец, новгородцев сбрасывали на протяжении пяти недель.

После возвращения Ивана IV в Москву началось следствие по выявлению антигосударственных связей новгородского архиепископа Пимена и новгородских приказных людей с московскими боярами. В результате летом 1570 г. в Москве жестокой казни подверглось несколько десятков человек. Им инкриминировалась подготовка заговора с целью передачи Новгорода и Пскова литовскому королю, подготовка убийства царя, стремление возвести на престол В.А. Старицкого. Пала боярская группировка, создававшая опричнину. Погибли отец и сын Басмановы, М. Черкасский, А. Вяземский. Во главе опричнины стали теперь М. Скуратов и В. Грязной, получившие чин думных дворян. Однако скоро царь вынужден был отменить разделение страны на две части. Предпосылкой для этого стали следующие события.

В 1571 г. совершил набег на Москву крымский хан Девлет-Гирей. Опричники, которым было поручено держать заслон на берегу Оки, в большинстве своем не вышли на службу. Благодаря предательству перебежчиков – детей боярских, хан Девлет-Гирей смог обойти ждущие его земские войска и один опричный полк, форсировал Оку и двинулся к Москве. Но русские воеводы опередили хана. 23 мая они подвели свои войска к столице.24мая к Москве подошли и татары. Девлет-Гирей не стал осаждать город, а поджег предместья. Ясная, сухая погода, сильный ветер способствовали распространению пожара. Москва выгорела за три часа. Источники свидетельствуют, что погибло до 800000 человек (видимо, эта цифра преувеличена). Начались переговоры с татарами. Русские дипломаты были готовы уступить Астрахань, но Девлет-Гирей требовал и Казани. Чтобы сломить волю Ивана IV крымский хан решил повторить набег на следующий год. Однако российская сторона смогла серьезно подготовиться к отражению удара. Во главе войск был поставлено опытный военачальник князь М.И. Воротынский. И земские, и опричные вооруженные формирования объединялись. В конце августа на берегу реки Лопасни у села Молоди (50 км. Южнее Москвы) ханские войска несмотря на двукратное численное превосходство, были разбиты.

Иван IV понял опасность разделения страны и войска на две части. В 1572 г. опричнина была отменена. И территория, и войско стали едиными. Правда, рецидив опричнины имел место в 1575 г. Царь принял титул князя Московского, а великим князем всея Руси был объявлен касимовский хан Симеон Бекбулатович (до крещения Саин-Булат). Иван IV как простой боярин ездил к великому князю всея Руси на поклон, свои распоряжения посылал Симеону в виде челобитных, подписываясь «князем московским Иванцом Васильевым», который бьет челом «с своими детишками», с царевичами. Сущность этого, как писал В.О. Ключевский, «политического маскарада» не совсем понятна. Симеон Бекбулатович правил царством два года, после чего был отослан в Тверь. Ясно, что никакой самостоятельной роли эта политическая фигура не играла.

В годы опричнины Иван IV продолжал поводить активную внешнюю политику. Победа при Молодях на много лет устранила Крымскую угрозу, позволила сохранить Казань и Астрахань в составе российского государства. Успешными были и внешнеполитические акции на Востоке. В Западной Сибири находилось так называемое Сибирское ханство. Состав этого государственного образования был многонациональным: сибирские татары, ханты, манси, зауральские башкиры и др. Еще в 50-е гг. XVI в. хан Едигер признал вассальную зависимость от русского царя. Но его преемник Кучум начал борьбу с Россией. Иван IV поставил задачу присоединения Сибири. Активную помощь правительству оказали фактические хозяева среднего Приуралья – купцы-промышленники Строгановы. Они получили от царя грамоты на владение землями по р. Тоболу. Около 1581-1582 гг. (в историографии нет единого мнения относительно данной даты) сформированный Строгановыми отряд (600-800 человек) во главе с казачьим атаманом Ермаком, выступил против Сибирского ханства. Кучум был разбит, столица его государства – Кашлык (Искер) – взята. Население присоединенных земель должно было платить натуральный оброк мехом – ясак. В 1584-1585 гг. Ермак погиб в бою. Но колонизацию русским крестьянством восточных земель остановить уже было невозможно. В 80-90-е гг. XVI в. Западная Сибирь вошла в состав России.

Достаточно успешно для России развивались события и в принявшей затяжной характер Ливонской войне. В 1569 г. в Люблине была заключена государственная уния между Великим княжеством Литовским и королевством Польским. Создавалось единое государство – «Речь Посполитая» (республика), во главе которой стоял избираемый польскими и литовскими феодалами король. После смерти в 1572 г. бездетного Сигизмунда II Августа началась борьба за власть. Иван IV умело воспользовался смутой в Речи Посполитой. Им было создано вассальное «Ливонское королевство» во главе с датским принцем Магнусом (женат на уцелевшей дочери В.А. Старицкого Марии). Русские войска заняли много городов и осадили Ревель. Швеция заключила перемирие с Россией. Но в 1575 г. в Речи Посполитой к власти пришел талантливый полководец, трансильванский князь Стефан Баторий. За короткий период времени ему удалось укрепить польско-литовское государство (к этому времени русские войска контролировали почти всю Ливонию) и перейти в наступление. На сторону Речи Посполитой перешел Магнус. В 1579 г. возобновила военные действия и Швеция. Стефану Баторию удалось взять Полоцк, великие Луки, в 1581 г. был осажден Псков. Шведские войска занли Нарву. Только героическая оборона Пскова, в ходе которой было отбито 30 штурмов и совершено 50 вылазок против противника, сорвала планы дальнейшего наступления на Россию. В 1582 г. в Яме-Запольском было заключено перемирие с Речью Посполитой, в 1583 г. в Плюсе – со Швецией. Россия утратила практически все свои приобретения в Ливонии и Белоруссии (правда, некоторые захваченные Баторием города, в том числе, Великие Луки, были возвращены Ивану IV). К Швеции перешла большая часть побережья Финского залива, города Корела, Ям, Нарва, Копорье. Таким образом, итогом внешней политики Ивана IV в опричный период стало продвижение границ страны на восток за счет присоединения земель Западной Сибири и поражение в Ливонской войне.

Итоги внутренней политики были еще менее утешительными. Усилились деспотические черты российского самодержавия. Опричнина не изменила структуру феодальной собственности на землю. Хотя и была подорвана политическая роль боярской аристократии, боярско-княжеское землевладение сохранилось. Изменился лишь персональный состав феодалов-землевладельцев.

Опричные репрессии, рост налогового гнета в связи с Ливонской войной, набеги крымского хана, походы Стефана Батория, эпидемия чумы вызвали хозяйственный кризис («поруха» 70-80-х гг. XVI в.). Центр и северо-запад страны были опустошены. Помещики в этих условиях не могли выполнять свои служебные обязанности, а государству не доставало средств для ведения войны и управления страной. Выход из кризиса правительство нашло в административных мерах. В ответ на бегство крестьян в 1581 г. вводятся «заповедные лета» (от слова «заповедь» - запрет). Был запрещен крестьянский переход даже в Юрьев день. Имеющиеся источники не позволяют ответить на вопросы: вводились ли заповедные годы на территории всей Руси или только в отдельных землях? Подтверждался ли указ об их действии каждый год или запрет действовал «до государева указа»? Но все исследователи сходятся в одном мнении, что введение «заповедных лет» стало важным шагом на пути к оформлению крепостного права в России. Таким образом, правление Ивана IV Грозного во многом предопределило дальнейшие процессы в стране: и хозяйственный кризис, и установление крепостного права, и даже Смуту.



Заключение.

Осмыслению событий, имевших место во время правления Ивана IV Грозного, посвящена обширная научная, научно-популярная и даже художественная литература. Как правило, все исследователи отмечают прогрессивный характер реформ, проведенных царем в конце 40-х – 50-е гг. Повысилась централизация и эффективность управления, произошло оформление государственного аппарата России, носившего до этого времени черты великокняжеского управления. Началось формирование сословно-представительной монархии, которая в дальнейшем, при продолжении структурных реформ, могла приобрести, как считают некоторые историки, «человеческое лицо».

Что же касается социальной сущности и последствий опричнины, то по данным вопросам единства мнений среди исследователей нет. В XX в. в отечественной историографии доминировала концепция С.Ф. Платонова. На взгляд известного российского историка, опричнина являлась формой борьбы с главным противником централизации государства – княжеско-боярской аристократией. В результате опричнины было подорвано могущество старой знати – боярства в пользу новой знати – поместного дворянства. Справедливости ради следует отметить, что исследователи, работавшие в рамках данной концепции, ставили вопрос и о том, всякие ли средства хороши при достижении, как казалось, благой цели.

Историки С.Б. Веселовский, А.А. Зимин, В.Б. Кобрин и др. подвергли критическому анализу концепцию С.Ф. Платонова. По их мнению, опричнина ликвидировала лишь незначительные остатки удельной системы, практически сохранив существующую социальную организацию. Она не являлась антибоярской политикой. Среди опричников было много представителей аристократических родов. К тому же на одного казненного боярина приходилось три-четыре рядовых землевладельца, а на одного представителя привилегированных служилых землевладельцев – десяток лиц из низших слоев. По мнению названных выше историков, не корректным является противопоставление «реакционного» боярства и «прогрессивного» дворянства. Бояре являлись княжескими слугами высокого ранга, мало общего имевших с западной аристократией. Не случайно на Руси было мало боярских замков, которые на Западе создавали основу военной и политической автономии его владельца. В случае военной угрозы бояре вместе с дворянами защищали свое княжество. Экономически они также не были заинтересованы в сепаратизме, т.к. их владения располагались чаще всего не компактно, а в нескольких уездах. Исходя из этих рассуждений делался вывод (ставший популярным в так называемой «постсоветской» историографии) о том, что учреждая опричнину Иван IV стремился лишь к усилению своей личной власти.

Интересная точка зрения на проблему была высказана доктором исторических наук А.Л. Хорошкевич. Опричнина, как пишет автор, учреждена Иваном Грозным ради продолжения Ливонской войны, ведшейся под лозунгом овладения наследием, якобы оставленным Августом-кесарем своему далекому потомку Рюриковичу. Страдавший сложным комплексом неполноценности (из-за неуверенности в законности своего появления на свет, невенчанности Василия III, былого холопства его деда – Ивана III) первый русский царь болезненно воспринял отказ великого князя литовского и короля польского признать его титул. С 1560 г. Ливонская война превратилась в ливонско-литовско-русскую. Победа в ней была важна как средство самоутверждения русского царя. Боярство же не хотело поддержать Ивана IV в воинственных устремлениях против Великого княжества Литовского. Стремление к миру с православными соседнего государства заставляло Боярскую думу, орган, выражавший корпоративные интересы высшей прослойки феодалов, поступать против замыслов царя. Для подавления сопротивления противников войны и потребовалась политика террора.

Свой, оригинальный взгляд на опричнину высказал и такой известный современный историк как И.Я. Фроянов. По мнению исследователя, нельзя понять ни эпохи, ни личности самого Ивана IV без анализа предшествующих правлений Ивана III и Василия III. В это время в стране исключительно остро развернулась религиозно-политическая борьба, которая определила дальнейшую судьбу России. В 70-е гг. XV в. в Новгороде появилась так называемая «ересь жидовствующих». (Впервые это определение дал настоятель Волоколамского монастыря Иосиф Волоцкий, впоследствии причисленный Русской Православной Церковью к лику святых). Ее приверженцы отдавали предпочтение Ветхому Завету перед Новым Заветом, отвергали Святую Троицу, не верили в божественную природу Иисуса Христа, смеялись над поклонением иконам, мощам и другим святыням, ополчились на монастыри и церковнослужителей. Некоторые авторы утверждают, что таким образом в страну через Новгород проникло протестантское вероучение, и, значит, Реформация в России началась даже раньше, чем в Западной Европе. Проанализировав идейные основы ереси, И.Я. Фроянов пришел к выводу, что подобное утверждение является натяжкой. По мнению историка, новое учение было критикой основ православия с оттенком иудаизма. К концу XV в. главным нервом русского государства являлась неразрывная связь трех звеньев: самодержавия, церкви и православия. Поэтому ересь была направлена на изменение традиционного государственного строя Московской Руси. Новое учение скоро распространилось, в том числе и в правительственных кругах. Сам великий князь Иван III сочувствовал еретикам. Но архиепископ Новгородский Геннадий и Иосиф Волоцкий смогли мобилизовать общественное мнение, подняли мощную волну протестов. В начале XVI в. главные еретики были казнены, однако с самой ересью покончить не удалось. Ее сторонники ушли в подполье, вынашивая планы захвата власти. По мнению И.Я. Фроянова, во время существования в России ереси было несколько смертей, которые трудно объяснить естественными причинами: Иван Молодой, Елена Глинская, Василий III, первенец Грозного Димитрий, царица Анастасия, Да и сам Иван IV, возможно, был отравлен. В условиях, когда В. Старицкий и его семья, некоторые члены Избранной рады и верхушки московской служилой аристократии активно поддерживали еретиков, Иван IV утверждает опричнину. Царю потребовался охранный корпус, не зараженный ересью. По мнению И.Я. Фроянова, опричнина стала орудием борьбы в защиту Самодержавия, Церкви и Православия, т.е. в защиту русской государственности.

Таким образом, краткая характеристика основных концепций опричнины показывает, что исследование периода правления Ивана IV Грозного не закончилось, и ставить точки над «i» по всем дискутируемым в историографии вопросам пока еще рано.

Вопросы для дискуссий и обсуждения на семинаре.





  1. Как складывалось российское самодержавие и в чем его отличие от западноевропейского?

  2. Могли ли быть реформы Ивана IV и Избранной рады более радикальными?

  3. Какие из изложенных выше концепций опричнины, на Ваш взгляд, являются более обоснованными и почему?



Литература

Основная


1. Орлов А.С., Георгиев В.А. и др. История России с древнейших времен до наших дней. – М., 2006 (или любое другое).

2. Орлов А.С., Георгиев В.А. и др. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. – М., 2004 (или любое другое).

Дополнительная


  1. Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. – М., 1960.

  2. Его же. Опричнина Ивана Грозного. – М., 1964.

  3. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. – Кн. 1. – М., 1993.

  4. Кобрин В.Б. Власть и собственность в средневековой России (XV – XVI вв.). – М., 1985.

  5. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. – М., 1993.

  6. Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. – Брянск, 1999 (или любое другое).

  7. Скрынников Р.Г. Царство террора. – Спб., 1992.

  8. Соловьев С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. III. Т.5-6. История России с древнейших времен. – М., 1993.

  9. Тихомиров М.Н. Российское государство XV-XVII веков. – М., 1975.

  10. Фроянов И.Я. История России с древнейших времен до начала XX века. 3 изд., исп. – Спб., 2001.

  11. Хорошкевич А.Л., Зимин А.А. Россия времен Ивана Грозного. – М., 1982.

Содержание.

Введение. 3

1. Внутренняя и внешняя политика России 30-50-х гг. XVI в. Реформы Ивана IV. 4

2. Внутренняя и внешняя политика Российского государства 60-х – начала 80-х гг. XVI в. Опричнина. 18

Заключение. 29

Вопросы для дискуссий и обсуждения на семинаре. 33

Литература 33






1 Ученые предполагают, что золотая тюбетейка, являющаяся основой «шапки Мономаха» была подарена Ивану Калите ханом Узбеком. Уже в Москве она была увенчана крестом.


1. Известный историк С.М. Соловьев отмечал, что об этом деле ходили противоречивые слухи. Некоторые говорили, что развод и пострижение были осуществлены по настоянию самой Соломонии. Другие утверждали, что это произошло вопреки ее воле, и в Суздали у Соломонии родился сын Георгий, вскоре умерший. В 1934 г. предполагаемая могила Георгия была вскрыта. В захоронении археологи обнаружили куклу, одетую в шелковую рубашечку. О дальнейшей судьбе этого мальчика достоверных сведений нет.

1 В настоящее время это утверждение, с которым солидаризировались, в основном, все последующие историки, нашло свое научное подтверждение. Был определен даже состав яда, использовавшегося для убийства. Это сулема – соль ртути. Солью ртути была отравлена и первая жена Ивана Грозного – Анастасия.

1 Царь – это сокращенная южнославянская и русская форма латинского слова «цезарь» или «кесарь».

1 Иван IV писал по этому поводу: «Попы и церковные причетчики в церкви всегда пьяны и без страха стоят и бранятся, и всякие речи неподобные всегда исходят из уст их». Собор запретил монахам пить водку, а разрешил употребление виноградного вина, пива и меда.

1 Бежав за рубеж, А.М. Курбский вскоре прислал царю послание (1564 г.), в котором обвинил Грозного в тирании и жестокости. ИванIV ответил (это письмо составило более половины всей переписки), затем появились новые послания. Всего было три письма Курбского и два – царя. Кроме того, опальный князь написал памфлет «История о великом князе Московском», еще несколько посланий и другие сочинения. Ученые сходятся в том, что и Курбский, и Иван IV обладали незаурядным литературным даром. Что касается политических взглядов, то оба являлись сторонниками централизованного государства и сильной царской власти. Однако Иван IV истинной монархией считал монархию деспотическую. Курбский же указывал, что царь отвечает не только перед богом, но и перед людьми. Поэтому он должен уважать права своих подданных, уметь находить мудрых советников, налаживать диалог с народом: «Если царь и почтен царством, но не получил от бога каких-либо дарований, он должен искать доброго и полезного совета не только у своих советников, но и всенародных человек, потому что дар духа дается не по богатству внешнему и не по могуществу власти, но по правоте душевной». Сам Курбский не следовал своим идеям. За жестокое обращение с подвластными ему людьми в Речи Посполитой против князя было возбуждено судебное дело.


1 О числе погибших в результате опричнины в историографии единого мнения нет. Некоторые исследователи считают, что количество жертв измерялось десятками тысяч. И.Я. Фроянов на основании записей из «синодика опальных» утверждает, что было казнено 3-4 тыс. человек.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница