Влияние новых медиа на взаимоотношения средств массовой информации и бизнес-структур




страница1/11
Дата19.04.2016
Размер1.41 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Московский Государственный Университет

им. М.В. Ломоносова

Факультет журналистики

Кафедра новых медиа и теории коммуникации




ВЛИЯНИЕ НОВЫХ МЕДИА НА ВЗАИМООТНОШЕНИЯ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И БИЗНЕС-СТРУКТУР

Дипломная работа

студента VI курса

заочного отделения

601 группы

Секретарева Н.А.


Научный руководитель:

к.ф.н., доцент

Алексеева А.О.

Москва 2013


Оглавление

Влияние новых медиа на взаимоотношения средств массовой информации и бизнес-структур


Введение

3

Глава 1. Новые медиа: рамки, суть и характеристика понятия

9

Глава 2. Media relations: традиционная система построения взаимоотношений СМИ и PR-служб

24




2.1. Особенности исторической эволюции media relations

26




2.2 Теоретические основы media relations: школа Ли и школа Бернейса

31




2.3. Эволюция моделей построения коммуникации: теория Грюнига-Ханта

35




2.4. Современное представление о media relations

45

Глава 3. Изменения в системе массовых коммуникаций и их влияние на взаимоотношения СМИ и PR-служб

54




3.1. Ключевые изменения в системе массовых коммуникаций начала XXI в.

54




3.2. Системные аспекты влияния изменений в сфере массовых коммуникаций на взаимоотношения СМИ и PR-служб

64

Глава 4. Влияние новых медиа на характер построения коммуникаций между СМИ и PR-службами

78




4.1. Акцентирование ценности взаимоотношений и эмоциональной составляющей

80




4.2. Сокращение дистанции: индивидуализация, проактивность, оперативность

85




4.3. Прозрачность, коллективный разум, доверие

97

Заключение

105

Литература

109


Введение

Появление новых средств коммуникации – эволюционный процесс: по мере того, как ускоряется научно-технический прогресс человечества в целом, усложняются и совершенствуются и средства, используемые человечеством для обмена и передачи информацией. Индустрия обмена массовой информацией, наиболее заметной частью которой являются СМИ, ощущает на себе динамику этого эволюционного процесса наиболее остро. Нередко появление новых средств коммуникации вызывает кардинальные и до некоторой степени болезненные изменения всей структуры СМИ, пользовательских привычек аудитории СМИ, привычных стандартов сбора, обработки и подачи информации, а также общения и взаимоотношений представителей СМИ (журналистов и редакторов) с другими участниками системы обмена информацией. В число таких участников входят потребители продукции СМИ (читатели), издатели, рекламодатели, регуляторы, а также источники информации для СМИ, к которым относятся и представители индустрии public relations (PR, связей с общественностью), одним из главных инструментов которой традиционно считаются media relations (налаживание связей со СМИ).

Интенсивное развитие цифровых средств коммуникации, которое наиболее отчетливо можно наблюдать на протяжении последних двух десятилетий, – очередной этап, виток эволюции средств коммуникации, доступных человечеству. Это развитие происходит на фоне постоянного увеличения скорости технологического прогресса: если с момента появления печати и газет до начала активного использования следующего по значимости средства массовой коммуникации, радио, прошло три столетия, то затем этот промежуток стал заметно сокращаться, а динамка освоения новых средств коммуникации – нарастать. Вслед за радио появилось телевидение, затем – интернет.

Последним на данный момент важным этапом развития средств коммуникации можно назвать формирование и широкое распространение т.н. новых медиа, которые, базируясь на достижениях эпохи развития интернета, предлагают ряд принципиально новых возможностей и одновременно с этим ставят перед участникам процесса обмена массовой информацией ряд новых сложностей.

Растущая скорость распространения новых средств коммуникации заставляет всех участников системы обмена массовой информацией (журналистов и представителей PR-служб в том числе) все быстрее и активнее реагировать на эволюционные процессы и прилагать усилия для скорейшей профессиональной адаптации к меняющимся условиям коммуникационной среды. Необходимо отметить, что в своем развитии российское общество, российский рынок и различные отрасли деятельности, в том числе медиа-индустрия и индустрия связей с общественностью, ориентированы в первую очередь на западные тенденции и зачастую проходят те же эволюционные стадии, которые ранее были характерны для высокоразвитых стран, в первую очередь стран Северной Америки и Западной Европы. Как отмечают некоторые авторы, «становление российского PR фактически представляет собой динамическую реконструкцию мирового (и, прежде всего, американского) эволюционного процесса»1. В этой связи анализ западных тенденций в области влияния новых медиа на взаимоотношения СМИ и PR-служб как относительно нового опыта в сфере массовых коммуникаций представляется для российской действительности достаточно интересным и актуальным.

Дипломная работа «Влияние новых медиа на взаимоотношения средств массовой информации и бизнес-структур» представляет собой обзорную исследовательскую работу, автор которой ставит перед собой цель проанализировать последствия популяризации новых медиа для СМИ и представителей индустрии связей с общественностью, а также определить ключевые изменения, которые широкая адаптация новых медиа вызывает в системе взаимных связей и интересов СМИ и PR-служб.

Указанная цель работы обусловила и требует решения следующих задач:


  1. Определить и описать суть и рамки понятия «новые медиа» как ключевого для построения логической системы данной рабты, выделить ключевые особенности новых медиа как факторов потенциального влияния на систему массовых коммуникаций, взаимоотношения СМИ и PR-служб;

  2. Проанализировать и суммировать опыт, концептуальные основы традиционной системы взаимодействия СМИ и PR-служб, сложившейся до начала активной популяризации новых медиа;

  3. Определить и описать ключевые, наиболее фундаментальные трансформации в системе массовых коммуникаций начала XXI в., вызванные широкой адаптацией новых медиа и активизацией массовой аудитории, а также выделить обусловленные этими трансформациями принципиальные сдвиги в системе взаимовосприятия СМИ и PR-служб;

  4. Проанализировать, систематизировать и описать проявления влияния новых медиа и новой коммуникационной среды в целом на характер фактического построения взаимоотношений СМИ и PR-служб.

В качестве объекта исследования выступает актуальная система взаимоотношений, взаимодействия и взаимовлияния СМИ и PR-служб.

Предметом исследования являются формы, закономерности и характерные черты взаимных отношений и взаимного влияния СМИ и PR-служб, обусловленные появлением и широкой адаптацией коммуникативных средств, относящихся к сфере новых медиа.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили труды зарубежных и отечественных экспертов, посвященные теоретическим и практическим вопросам влияния новых медиа и, до некоторой степени, интернета на работу СМИ, их эволюцию и рынок медиа-услуг в целом; влиянию этих же факторов на работу служб по связям с общественностью, стратегии реализации корпоративных информационных политик и развитие идеологии public relations вообще; глобальную коммуникационную среду в целом и потребительские привычки аудитории. Помимо этого, в основу исследования легли работы, описывающие опыт построения взаимоотношений между представителями СМИ и PR-служб как с учетом использования новых медиа, так и без них, а также работы, затрагивающие вопросы влияния современных средств коммуникаций на культуру общества как такового, и работы, освещающие вопросы распространения мобильных и интернет-технологий в мире, отдельных регионах и странах, в том числе России и СНГ.

В процессе подготовки работы использованы различные зарубежные и российские исследования как теоретического, так и практического (анализ фактического опыта) характера, находящиеся в общем доступе данные статистических и социологических исследований, а также релевантные материалы, представленные в СМИ (научно-популярных и специализированных, печатных и электронных – в частности, в интернете и на телевидении). Помимо вышеуказанных источников, автор работы при ее подготовке также опирался на собственный опыт, приобретенный за время работы в службах по связям с общественностью различных бизнес-структур.

В работе применялись теоретические и эмпирические методы: теоретический и концептуальный синтез различных источников с целью методологической разработки проблемы; изучение литературы, посвященной тематике работы; методы сравнительного анализа, аналогий, экспертных оценок, статистические методы сбора и обработки информации и пр.

Тема влияния новых медиа на сферу массовых коммуникаций, а также на деятельность СМИ и индустрии public relations самих по себе в последнее время все чаще становится предметом серьезных и полномасштабных исследований. В то же время не все аспекты подобного влияния становятся объектом изучения в равной степени, и тема влияния новых медиа на взаимоотношения и взаимодействие СМИ и PR-служб, как правило, затрагивается в исследованиях лишь косвенно, в силу чего представляется на данный момент слабо разработанной. Научная новизна данной работы связана с отсутствием значительного числа исследовательских и аналитических материалов, суммирующих опыт комплектного осмысления данной проблемы.

В качестве основополагающего тезиса работы было выбрано следующее утверждение: «Появление и активное распространение новых медиа оказывает существенное влияние на характер взаимоотношений СМИ и PR-служб». Отталкиваясь от этого утверждения, рабочую гипотезу работы предлагается сформулировать следующим образом: «Появление и популяризация новых медиа приводят к тому, что исключительная позиция СМИ как монополиста в сфере распространения информации на массовую аудиторию и ее интерпретации для такой аудитории слабеет, что, в свою очередь, до определенной степени снижает для PR-служб ценность СМИ как канала распространения информации, а для СМИ снижает ценность PR-служб как источника информации; вместе с тем, новые медиа дают СМИ и PR-службам новые возможности для продуктивного взаимодействия».

В работе предлагается рассмотреть наиболее заметные проявления влияния новых медиа на взаимоотношения СМИ и PR-служб, условно разделив такие проявления на три группы:



  1. изменения на уровне «коммуникационной экосистемы», связанные с осознанием изменений баланса сил и исключительной роли СМИ в системе массовых коммуникаций, а также с формированием новых центров влияния в этой системе;

  2. изменения на уровне менталитета, связанные со сменой приоритетов и ценностей при построении и планировании коммуникаций;

  3. изменения инструментального характера, связанные с расширением спектра возможных каналов и инструментов взаимодействия СМИ и PR-служб, появлением новых и видоизменением существующих, что вкупе влияет на доступность и разнообразие информации, скорость обмена ею, удобство ее использования.

В рамках данной работы предполагается уделить основное внимание наиболее концептуальным и фундаментальным изменениям, которые по предложенной выше классификации составляют первые и вторую группы. Изменения инструментального характера, отнесенные к третьей группе, в данной работе предполагается рассматривать лишь в их связи с изменениями первых двух групп, как их практическую иллюстрацию.

Структурно работа разделена на пять глав.

Первая и вторая главы призвана служить для уточнения и объяснения понятий, используемых в данной работа. Первая глава посвящена описанию сути и характеристики понятия «новые медиа», в первую очередь, – для установления рамок данного понятия и акцентирования их ключевых особенностей.

Вторая глава призваны дать представление о системе взаимоотношений СМИ и PR-служб, сложившейся к моменту начала активной популяризации новых медиа, и описать основные теории и принципы построения традиционных media relations.

Третья глава посвящена эволюции системы массовых коммуникаций как фактору, влияющему на взаимоотношения СМИ и PR-служб, а также обсуждению вопроса об изменении роли и места СМИ в этой системе.

Четвертая глава рассказывает об изменениях, которые произошли под влиянием новых медиа в характере построения коммуникаций, системе приоритетов и до некоторой степени в образе мыслей участников коммуникационного процесса.

Пятая глава посвящена влиянию, которое оказывают новые медиа на каналы и инструменты взаимодействия СМИ и PR-служб – а именно видоизменению существующих и появлению новых каналов и инструментов. Также в этой главе кратко обсуждается вопрос о том, насколько полно СМИ и PR-службы задействуют в своем взаимодействии потенциал новых медиа и насколько широкие возможности для дальнейшего развития такого взаимодействия могут дать новые медиа.
Глава 1.

Новые медиа: рамки, суть и характеристика понятия

Как любое сравнительно новое и при этом активно развивающееся явление, новые медиа до сих пор во многом являются условной категорией, а трактовка этого понятия зачастую варьируется в зависимости от контекста. На самом общем уровне под новыми медиа принято понимать, в первую очередь, социальные сети (Facebook, MySpace, Google+, LinkedIn, Вконтакте, Pinterest и др.), блог-сервисы (Livejournal, LiveInternet, Blogger, WordPress и др.) и сервисы микроблогов (Twitter, Tumblr, FriendFeed, Google Buzz и пр.). Однако перечисленные выше группы медиасервисов представляют собой, возможно, наиболее заметные, но, безусловно, все же лишь частные проявления фундаментальных особенностей новых медиа как гораздо более масштабного явления, и для целей этой работы предлагается трактовать термин «новые медиа» максимально широко.

К. Меллер в своей статье «Сегодняшние новости социальны» определяет новые медиа как «группу интернет-приложений, построенных на идеологическом и технологическом фундаменте так называемого веб 2.01, который позволяет создавать пользовательский контент и обмениваться им»2.

Л. Мэтьюз в своей работе Social Media and Evolution of Corporate Communication («Социальные медиа и эволюция корпоративных коммуникаций») предлагает схожее, но более широкое определение: новые медиа представляют собой совокупность «онлайн-технологий, методик и сред, которые используются людьми для создания контента и обмена мнениями, откровениями, опытом и интересами»1. Номенклатура новых медиа, предлагаемая Л. Мэтьюз, включает в себя следующие категории:



  • блоги (Blogger, WordPress);

  • интранеты;

  • подкасты;

  • сервисы публикации и обмена видео-материалами (YouTube);

  • сервисы публикации и обмена фото-материалами (Flickr, Instagram);

  • социальные сети (Facebook, MySpace);

  • гипертекстовые среды для сбора и структуризации письменных сведений (Wikipedia);

  • игровые сайты;

  • сообщества виртуальных миров (Second Life);

  • микроблоги (Twitter);

  • видеоконференции;

  • системы обмена мгновенными сообщениями (ICQ, AOL Messenger);

  • системы публикации и обмена информацией о событиях («социальные календари») (Eventful);

  • системы хранения и обмена ссылками и «закладками» (Digg, StumbleUpon, del.icio.us);

  • агрегаторы.

Необходимо отметить, что даже предложенная Л. Мэтьюз широкая классификация может быть сочтена неполной. Отчасти это связано со скоростью развития и проникновения технологий в современной среде, отчасти – с конвергенцией различных концепций, которая затрудняет точную классификацию. Список Л. Мэтьюз можно и нужно расширить и дополнить, добавив, в частности, сервисы прямых онлайн-видео-трансляций (Twitch.tv), которые получили широкое распространение уже после выхода работы Л. Мэтьюз. Также важную роль в среде новых медиа (при этом, по разным мнениям, относясь к ним или нет) играют сообщества/сети, объединяющие пользователей программ кооперативного обмена файлами по P2P-протоколам (в массовом сознании известных как «торренты»). Кроме того, до определенной степени к новым медиа могут быть отнесены сайты, которые напрямую не ориентированы на обмен пользовательским контентом, но при этом активно стимулируют посетителей на дополнение уже размещенного контента своим собственным – например, рецензиями и отзывами (Amazon.com, Booking.com, IMDB.com) – и, что важно отметить, расценивают такое участие пользователей как неотъемлемую часть идентичности сайта.

Вопрос классификации новых медиа привлекает многих исследователей, однако – отчасти в силу новизны и динамичности самого феномена новых медиа – общепринятый вариант подобной классификации еще не устоялся. Некоторые, как Д.К. Райт и М.Д. Хинсон, предлагают деление на несколько сравнительно крупных и до определенной степени «аморфных» категорий: качественные (блоги), новостные (Twitter) и коммуникационные (Facebook)1. Другие, как упомянутая выше Л. Мэтьюз, стремятся разработать как можно более подробное древо категорий. Среди отечественных версий наиболее интересным представляется вариант, предложенный И. Быковым и О. Филатовой1:



  1. Блоги – веб-сайты, основное содержимое которых – регулярно добавляемые записи, содержащие текст, изображения или мультимедиа. Сюда же относятся микроблоги.

  2. Социальные сети – системы, способные воспроизводить некоторые виды социальных отношений в виртуальном формате.

    1. Сервисные социальные сети – позволяют пользователям объединяться в онлайн-режиме вокруг общих для них интересов, увлечений или по любым другим поводам (Facebook).

    2. Социальные навигаторы – проекты, дающие возможность ориентирования в сфере за счет взаимодействия с другими людьми. (Spout, Shelfari, Last.fm).

    3. Сайты знакомств – сервисы, предоставляющие пользователям Интернета услуги по виртуальному общению с другими пользователями с целью получения новых знакомств. Цели знакомств у различных пользователей могут быть самые разные (Mamba).

    4. Многопользовательские сетевые игры – имитируют виртуальные миры с различными системами подсчёта очков, уровней, состязательности, победителей и проигравших (Second Life).

    5. Социальные закладки – сервисы, позволяющие пользователям предоставлять в распоряжение других список закладок или популярных веб-сайтов. Такие сайты также могут использоваться для поиска пользователей с общими интересами (del.icio.us, Tehnorati).

  3. Службы обмена данными – сервисы, предназначенные для хранения различного вида данных и их презентации.

    1. Обмена фотографиями (Flickr, Photosight, Яндекс.фотки, Photofile)

    2. Обмена музыкой (Imeem)

    3. Видеообмена (YouTube, Rutube)

    4. Файлообменники (Ifolder)

  4. Социальные базы данных – наполняемые самими пользователями различные хранилища информации.

    1. Вики-проекты в различных сферах и с разного типа контентом (Wikipedia).

    2. Социальные библиотеки – представляют собой приложения, позволяющие посетителям оставлять ссылки на их коллекции, книги, аудиозаписи и т. п., доступные другим. Предусмотрена поддержка системы рекомендаций, рейтингов и т. п. (Discogs.com, IMDb.com).

    3. Социальные сайты вопросов и ответов – сервисы, в рамках которых у пользователей есть возможность задать любой интересующий его вопрос. Отвечают на вопросы такие же пользователи, нередко действует рейтинговая система (Answers.yahoo.com, Answerbag.com)

    4. Социальные каталоги – напоминают социальные закладки, но ориентированы на использование в академической сфере, позволяя пользователям работать с базами данных цитат из научных статей. (Academic Search Premier, LexisNexis Academic University, CiteULike, Connotea).

  5. Рекомендательные сервисы – рекомендации, выдаваемые на основе поиска людей со схожими вкусами (Netflix, Trustedopinion, Imhonet).

  6. Новостные социальные сайты – системы сбора и публикации информации, построенные на возможности для любого пользователя стать журналистом или источником новостей (Digg, Newsvine, Habrahabr).

Однако многие исследователи предлагает вместо заранее сегментированной классификации использовать для определения принадлежности тех или иных медиа к разряду новых набор ключевых критериев, описывающих наиболее характерные черты. Подобный подход – в силу изменчивости, динамичности самой среды новых медиа и их высокой гибридизируемости – может предстать даже более дальновидным. Различные авторы предлагают самые разнообразные наборы таких критериев, однако среди них можно выделить наиболее популярные и очевидные. Довольно характерен, например, список, который приводит в своей работе PR and Social Media («PR и социальные медиа») Д. Хортон1:

  • В основе новых медиа лежат интернет-технологии, но новые медиа не ограничиваются только ими. В частности, Д. Хортон приводит пример сайта Meetup.com, который предлагает использовать интернет для организации «живых» встреч. «Интернет служит организующей средой, но коммуникация в новых медиа всегда происходит на личном уровне, что шире интернета как такового»2. Еще одним интересным и свежим примером подобной сети может служить британский проект Casserole, который объединяет соседей, готовых делиться друг с другом излишками приготовленной еды.

  • Контент генерируют и размещают сами пользователи. При этом Хортон оговаривается, что зачастую пользователи публикуют информацию и материалы, найденные ими на других ресурсах, поэтому термин «пользовательский контент» он предлагает трактовать предельно свободно.

  • Выделяется тенденция к обмену информацией и ее распространению внутри сообществ, и, соответственно, формированию самых различных групп и сообществ, объединенных интересом к той или иной информации, событию, явлению, личности и пр. При этом группы и сообщества могут кардинально отличаться друг от друга по количеству участников, продолжительности своего существования и пользовательской активности, не говоря уже о стиле общения, половозрастному составу и других особенностях.

  • Новые медиа мультимедийны, они могут использовать все существующие формы медиа и их комбинации. Хортон отмечает, что «новые медиа сразу же включат в себя и тактильную коммуникацию (механическую симуляцию тактильных ощущений и передачу их с помощью интернет-средств, haptic communication), когда эта технология полноценно разовьется»1.

  • Новые медиа мгновенны: время на передачу и получение информации сводится к секундным промежуткам. «Новые медиа могут работать в режиме реального времени – и зачастую именно так и работают»2, отмечает Хортон.

  • Отсутствует географическая детерминация: «В сфере социальных медиа нет расстояний – можно читать твиты человека, который находится на противоположном конце мира, и вести блог для людей с другого континента, которым интересно ваше мнение»3.

Похожие аспекты выделяют и другие исследователи – например, Р. Ньюман, который в своей книге The Future of the Mass Audience («Будущее массовой аудитории») тоже отмечает, что новые медиа «уменьшают значимость географических расстояний», «предоставляют возможности для ускорения коммуникаций» и «открывают новые каналы для потоков информации, делая «коммуникационный ассортимент» богаче»1.

Интересный набор критериев предлагает в своей статье What is Social Media? («Что такое социальные медиа?») американский автор Р. Скобл. Его вариант не совсем обычен, однако содержит ряд важных аспектов, на которые имеет смысл обратить внимание. В частности, к критериям Скобла относятся:



  • Возможность корректировки опубликованной информации;

  • Доступное отслеживание популярности публикаций;

  • Быстрая доступность предыдущих материалов;

  • Самостоятельность принятия решений (отсутствие процедуры согласования материалов);

  • Неограниченность по объему;

  • Высокий потенциал для повторного использования, а также перекрестного упоминания, «гипертекстовость»;

  • Неполный контроль над содержанием страницы (в первую очередь, объясняемый интеграцией в интернет-ресурс сторонних виджетов)2.

Важно отметить, что большинство исследователей, предлагая свои определения понятия «новые медиа», делают основной акцент на их интерактивности, нацеленности на взаимодействие между людьми. Например, К. Меллер отдельно подчеркивает, что особенностью новых медиа является «использование интернет- и мобильных технологий для превращения коммуникации в интерактивный диалог»3. Р. Ньюман замечает, что новые медиа («цифровые сетевые медиа») «позволяют значительно увеличить чисто связей и активизировать коммуникации, предоставляют возможности для интерактивных коммуникаций, позволяют устанавливать связи, которые еще недавно частично перекрывались или же лежали в совершенно разных плоскостях»1. Американский исследователь и медиаконсультант Б. Солис пишет, что новые медиа представляют собой «слияние социальной составляющей и высоких технологий, трансформирующих монолог (от одного ко многим) в диалог (многие ко многим)»2. И. Быков приводит российский взгляд на этот аспект, ценный (по его словам) тем, что он сформулирован в российском блогосфере вне влияния западных теоретиков: «Социальные медиа – сайты, выстраивающие сообщество и определенное взаимодействие вокруг определенного вида контента»3. Отметим, что этот акцент на интерактивности – прямое следствие самой природы веб 2.0, который некоторые исследователи так и характеризуют: «Web 2.0 – многосторонняя коммуникация между владельцем и посетителем, а также между посетителем и другими посетителями»4.

Некоторые исследователи обращают отдельное внимание на полифункциональность, которая становится присуща пользователю в среде новых медиа: в первую очередь, речь идет о том, что каждый человек может выступать и в качестве автора, и в качестве аудитории, «плавно и гибко меняя свою роль» (по выражению канадского специалиста в области PR Дж. Торнли5). И. Быков также считает важным подчеркнуть этот нюанс6.

В этой связи интересна мысль, высказанная Е.Л. Вартановой в работе «К чему ведет конвергенция СМИ?». По мнению Е.Л. Вартановой, ключевая особенность новых медиа – их конвергентность1, которая проявляются на различных уровнях: и как конвергентность различных технологий, приводящая в конечном итоге к повсеместной мультимедиатизации новых медиа, и как конвергентность различных функций, которая проистекает из самой интерактивной природы новых медиа: «Интерактивность новых медиа предоставляет традиционному потребителю СМИ безграничные возможности выбора содержания. Но одновременно с этим пользователь (…) становится отчасти редактором, отчасти даже создателем новых содержательных продуктов. В его лице объединяются и потребитель и производитель, интегрируются различные роли и функции, прежде разделенные. Конкретный пользователь превращается в один из факторов, на который в действительности и направляется процесс конвергенции»2.

Представляется резонным предположение, что во многом именно эта конвергентность новых медиа затрудняет попытки их полноценной классификации. Например, Twitter является одновременно сервисом микроблогов и социальной сетью; любая социальная сеть – например, Facebook или Вконтакте – изначально предполагает возможность обмена фото- и зачастую видео-материалами наравне со специализированными хостинг-сайтами; некоторые службы обмена сообщениями – например, Skype – также могут быть использованы для голосовых и видео-звонков, в том числе организации видеоконференций, а также, до определенной степени, для создания локальных дружеских сообществ в виде постоянно активного чата (автор данной работы являлся свидетелем целого ряда таких перманентных чатов, многие из которых существуют на протяжении нескольких лет).

Еще одной ключевой особенностью новых медиа, что отмечается большинством экспертов, является их доступность, которая стала следствием бурного развития мобильных и интернет-технологий в последние десятилетия. В частности, доступность подразумевает и то, что аудитория получает возможность пользоваться новыми медиа вне зависимости от места нахождения и контекста.

Комплекс связанных тенденций, одним из манифестаций которого и стала в конечном итоге доступность новых медиа, можно кратко обозначить следующим образом:



  1. Население Земли (в первую очередь, развитых стран) стало активно вовлекаться в пользование Интернетом.

  2. Население Земли стало активно вовлекаться в пользование мобильной связью.

  3. По мере развития технологий сочетание двух предыдущих тенденций привело к тому, что население Земли стало активно вовлекаться в пользование мобильным интернетом.

  4. Указанное развитие технологий одновременно с этим привело к появлению целого класса доступных и востребованных мобильных устройств, обладающих широким мультимедийным функционалом.

По данным Internet World Stats, за последнее десятилетие (с сентября 2002 г. по сентябрь 2012 г.) число интернет-пользователей в мире увеличилось в 4 с лишним раза и сейчас достигает без малого 2,5 млрд. человек, или почти 35% населения планеты. К числу регионов с наибольшим проникновением интернета относятся Северная Америка (78,6%), Австралия/Океания (67,6%) и Европа (63,2%)1.

Схожие тенденции наблюдаются и в России: за последние десятилетия число пользователей интернета в нашей стране увеличилось весьма существенно. По данным бюллетеня «Интернет в России», подготовленного Фондом «Общественное мнение» весной 2013 г., месячная аудитория интернета в России за период с 2003 г. по 2013 г. выросла в 5,5 раз: с 10% до 55% взрослого населения страны (от 18 лет и старше), или (в натуральном выражении) с 11,6 млн. до 64,4 млн. человек1. Этот результат уже сравним с проникновением интернета в некоторых странах, которые традиционно относятся к числу развитых, – например, в Италии, где месячная аудитория равна 58% взрослого населения2.

Одновременно с повсеместным распространением интернета, в мире идет и «мобилизация» аудитории. Отчет ICT Facts and Figures 2013 («Информационно-коммуникационные технологии: факты и цифры 2013»), подготовленный Международным союзом электросвязи ООН (МСЭ; ITU), свидетельствует, что проникновение мобильной связи в мире сегодня достигает 96%, всего же на планете насчитывается 6,8 млрд. пользователей мобильной связи, при том, что все население Земли составляет 7,1 млрд. человек. При этом «мобильная аудитория», по данным того же отчета, увеличилась почти в 3,5 раза менее чем за 10 лет – еще в 2005 г. мобильной связью по всему миру пользовалось чуть более 2 млрд. чел3.

В России, по данным агентства Advanced Сommunications & Media (AC&M), уровень проникновения сотовой связи составляет 161,3% (данные на 31 декабря 2012 г.), или почти 230,5 млн. человек (по числу sim-карт, находящихся в обращении). При этом число пользователей продолжает хоть и медленно, но по-прежнему увеличиваться – за IV квартал 2013 г. был зафиксирован рост на 0,4%4.

Помимо количественного роста пользователей, необходимо отметить и качественное развитие услуг доступа к сети, делающее мультимедийные технологии доступными все большему проценту аудитории. Интернет-пользователи все чаще используют для доступа высокоскоростные каналы, причем это относится не только к обладателям стационарных компьютеров и ноутбуков, но и к пользователям мобильных устройств (в первую очередь, смартфонов и планшетных ПК). Смежная тенденция – стремительный взлет популярности таких мобильных устройств, делающий современную «цифровую аудиторию» полноценно мультиплатформенной и «вездесущей».

По данным Европейской комиссии, 72% домохозяйств Европы подключено к широкополосному доступу в Интернет (ШПД), при этом ни в одной стране континента проникновение не находится ниже 50%1, а ряд стран – например, все пять скандинавских государств – занимают верхние места в мировых рейтингах broadband penetration. Схожие показатели и в Северной Америке: 72,2% канадских и 68,2% американских домов имеют высокоскоростной выход в Сеть2. В России, по прогнозам агентства J’son & Partners Consulting, на конец 2012 г. проникновение ШПД должно было составить 43% – при этом стоит отметить быстрые темпы роста этого показателя: в 2010 г. он составлял 33%, в 2011 г. – 38%3.

Одновременно с этим обращает на себя внимание значительное число пользователей, обладающих мобильным ШПД: по данным МСЭ, к их числу относятся 68% всех пользователей мобильной связи в Европе (422 млн. человек), 48% пользователей в Северной и Южной Америках (460 млн. человек) и 46% пользователей в СНГ (129 млн. человек)4.

Как уже было отмечено чуть выше, подобный рост отчасти связан с активной популяризацией смартфонов и планшетных ПК, ориентированных на предоставление широкого спектра возможностей и услуг помимо собственно связи и принципиально меняющих само представление о предназначении «карманного устройства». Отчет Mobile Future in Focus 2013 («В центре внимания – мобильное будущее: 2013»), подготовленный американским агентством comScore, свидетельствует, что за 2012 г. число пользователей смартфонов в мире увеличилось на 30% и достигло 120 млн. человек. Популярность планшетных ПК растет еще быстрее – сегодня ими пользуются уже 50 млн. человек, и, согласно тому же отчету comScore, «планшетникам» потребовалось всего 3 года, чтобы достичь этой планки, тогда как у смартфонов аналогичный рост занял почти десятилетие1. При этом авторы отчета приводят любопытный факт: на долю смартфонов и планшетных ПК сегодня приходится более трети (37%) всего времени, проведенного пользователями Интернета онлайн2.

Представляется вероятным, что рост числа обладателей смартфонов и планшетных ПК продолжится и в дальнейшем, что, в свою очередь, будет по-прежнему способствовать повсеместному распространению и адаптации новых медиа.

Безусловно, новые медиа существовали и активно развивались и до того, как значительная часть пользователей интернета стала предельно мобильной. Сложно утверждать, что появление смартфонов и планшетных ПК само по себе стало главной причиной популярности новых медиа. Социальные сети, Wikipedia, IM-сервисы, виртуальные сообщества – все это бурно развивалось задолго до того, как смартфон начал превращаться из относительной роскоши в технологическую норму для современного человека.

Но вместе с тем, связь между появлением простой и удобной технической возможности пользоваться мультимедийными онлайн-сервисами в любой жизненной ситуации и полноценным расцветом новых медиа существует. Целый ряд новых медиа создан именно с расчетом на предельно мобильное, мгновенное использование (таковы, например, Instagram, Foursquare и Twitter). Также интересно отметить, что обладатели смартфонов и планшетных ПК крайне активно используют свои устройства для «доступа к социальным сетям» (в данном случае этот термин логично рассматривать как эвфемизм более широкого понятия «доступ к новым медиа»). По данным уже упомянутого исследования comScore, для владельцев смартфонов работа с новыми медиа – один из пяти самых популярных видов использования своего устройства (этим занимаются 65,3% имеющих смартфон), а для хозяев «планшетника» – один из трех самых популярных (67,5%)1. В свою очередь, рост заинтересованной аудитории создает предпосылки для дальнейшей эволюции новомедийных продуктов и сервисов.

Можно предположить общую связь этих двух тенденций с третьей, более глобальной. Эта тенденция – общее изменение стиля жизни современного человека, который либо органически, либо под воздействием социальной среды все больше стремится к нарастающей мобильности (социальной, пространственной, ментальной), при этом действуя в условиях постоянного ужесточения детерминант (для повышения собственного статуса или хотя бы сохранения комфортного статус-кво необходимо усваивать все больше информации, уделять все больше внимания эффективности использования собственных ресурсов, постоянно увеличивать КПД своей деятельности, расширять и развивать сеть своих социальных взаимодействий, реагировать на входящие сигналы все оперативнее). Очевидно, что современная культура, которая значительно акцентирует значимость мобильности (в различных ее смыслах) как воспринимаемого фактора успеха или хотя бы как воспринимаемой меры социальной адекватности, создает благоприятные условия для органичного развития явления, аналогичного новым медиа – явления, которое воплощает в себе обостряющуюся у современного человека потребность в интерактивности, самостоятельном проактивном действии, мгновенном реагировании на феномены окружающей среды.

Этот принцип мобильности крайне созвучен философии уже упомянутого выше веб 2.0. Один из ключевых принципов этой философии – «веб как платформа» – подразумевает, что новые технологии опираются не на компьютерные программы, а на интернет-ресурсы, использование которых в качестве рабочей среды повышает эффективность групповой работы и обеспечивает повышенную мобильность работников. Ряд важных изменений в разработке программного обеспечения, связанных с веб 2.0, привели к появлению широкого спектра гибких интернет-приложений, которые в большинстве случаев могут заменить традиционные инструменты1 – будь то офисные пакеты, программы видеомонтажа или базы для удаленного хранения данных. Все это доступно любому пользователю сети вне зависимости от его физического местоположения, давая человеку непредставимую по меркам XX возможность быть максимально мобильным. Этот эффект, кстати, в свою очередь стал основой для развития популярной в прогрессивных западных компаниях концепции «мобильного офиса»; наиболее известным апологетом практического использования этой особенности веб 2.0 является Google. Это, в частности, еще раз позволяет заключить, что философия, давшая толчок к оформлению новых медиа как явления, в свою очередь, является лишь частным проявлением современного мироощущения в целом.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница