Владимир Верба: Как генеральный конструктор комплекса а-100, могу сказать точно, что в авиации нет ничего более сложного




Скачать 73.86 Kb.
Дата26.02.2016
Размер73.86 Kb.
Владимир Верба: Как генеральный конструктор комплекса А-100, могу сказать точно, что в авиации нет ничего более сложного

10.04.2015, 12:24



владимир верба: как генеральный конструктор комплекса а-100, могу сказать точно, что в авиации нет ничего более сложного

Комплекс радиолокационного дозора и наведения А-100, 3D-микросистемы, перспективная талантливая молодежь – сегодняшний день предприятия с 70-летней историей.

Об этом  –  в совместном проекте ИА «Росинформбюро» и радиостанции Столица ФМ – программе «Другими словами», рассказал Владимир Верба, генеральный директор - генеральный конструктор АО «Концерн «Вега»

 

Владимир Степанович, концерн недавно отпраздновал 70-летие, поздравляем вас! Расскажите, чем занимается «Вега»?

Думаю, что надо оттолкнуться от Дня Победы, к которому мы все готовимся. Накануне (осенью прошлого года) было 70 лет нашему головному предприятию. Представьте себе, 1944 год, разгар Великой Отечественной войны, ученые получили результаты по радиолокации, и руководство государства в то тяжелое время приняло решение, в результате которого было создано несколько головных научно-исследовательских организаций по перспективным направлениям создания военной техники, в том числе по радиолокации. В 1944 было создано ЦКБ №17, потом оно стало НИИ-17, дальше были определенные преобразования как, например, в МНИИП - головной институт по созданию радиолокационных средств в интересах военно-воздушных сил.

 

То есть ваш концерн занимается радиолокаторами?

Радиолокаторами различного применения. На сегодняшний день это головное предприятие в стране и головное предприятие одноименного концерна, одним из основных предназначений которого является создание радиолокационных средств различного назначения. Основным предназначением создания концерна была разработка различных средств разведки и мониторинга космического и воздушного базирования и различных специальных систем. Концерн состоит из 20 предприятий, более 25 тысяч людей, мы производим продукцию на десятки миллиардов рублей. В прошлом году мы вошли в состав «Объединенной приборостроительной корпорации», которая входит в ГоскорпорациюРостех. В Ростех также входят концерны «Созвездие», «Системы управления» и многие другие предприятия. Это такая уже интегральная система в оборонно-промышленном комплексе.

 

То есть ваша продукция и в космосе, и в небе, и на земле. К примеру, все, наверное, знают американский АВАКС - самолет-разведчик с большой тарелкой сверху. У вас есть аналог?

Действительно, АВАКС - это американская система дальнего радиолокационного обнаружения и наведения. Она появилась в конце 70-х - начале 80-х гг. У нас создавался тогда комплекс «Шмель» под руководством Владимира Иванова, его создавали на «Веге». Это было головное предприятие по созданию этого самолета. Действительно, он был назван А-50 и в 1980-м году был создан в противовес тому самому американскому АВАКСу. Поскольку я являюсь генеральным конструктором уже нового самолета А-100, могу сказать точно, что нет ничего более сложного в мире в авиации, чем система подобного рода. Сегодня это порядка 20 тонн сложнейшего электронного оборудования

 

20 тонн оборудования на одном самолете?

Да, это в т.ч. локатор, (тарелочка, которую все привыкли видеть) диаметром около10 м. Всего две страны в мире, Российская Федерация и Соединенные штаты Америки, способны самостоятельно создавать эти системы. Так было в 70-80-ые гг., да и сегодня, потому что Израиль и Швеция, например, тоже ведут разработки,  используя как правило американские технологии. Мы сохранили эту школу. Более того в 1990-е и в начале 2000-х годов– был провал в военно-промышленном комплексе. Не мог он не коснуться нашего предприятия. Среднее поколение разработчиков мы потеряли. Однако, придавая огромное значение научной школе, создавшей в свое время А-50, а сегодня и А-100, мы смогли за последние 10 лет, уже в рамках концерна, добиться впечатляющих результатов. Сегодня у нас каждый третий сотрудник младше 35 лет. На предприятии сейчас работает 5 базовых кафедр: Московского физтеха (я возглавляю эту кафедру), МГТУ имени Баумана, Московского авиационного института, МИРЭА, где постоянно учится более 100 студентов.  Работают аспирантура и докторантура. Шесть кандидатов и один доктор наук защищаются ежегодно. Мы воссоздали сегодня научную школу.

К юбилею мы подготовили трехтомник, в котором собраны наши научные работы за последние 10 лет. Треть из этих работ создана или разработана нашими молодыми учеными. Мы создали новое направление по космической локации. Скажем так, все, что было создано для космоса в советское время и есть сейчас – делалось на нашем предприятии. За последние годы мы обновили эту научную школу. В январе прошлого года у нас в гостях был Рогозин, мы ему показали плеяду наших молодых ребят. Через несколько месяцев после его визита мы запустили первый за последние 20 лет космический локатор. Что называется, вернулись в космос сегодня. Активно участвуем в создании новой космической группировки, которая будет решать целый ряд вопросов по укреплению обороноспособности страны, в том числе и в интересах, конечно, народного хозяйства.

 

Ваш концерн коснулись санкции, ведь вы имеете международные связи?

Вопрос санкций и международных связей сложный, конечно. У нас международных связей немного, поскольку мы работаем в основном в интересах обороны нашего государства.  Самолет А-50 создавали в интересах ВВС, а на экспорт поставили Индии 3 самолета А-50Э. Я хочу сказать, что санкции нас никак не коснулись. Индусы у нас и сегодня заказывают дополнительно 2 самолета. Мы с осени приступим к реализации этого проекта. Обращаю внимание, что рекламаций на наши изделия нет, хотя это сложная техника. Понятно, что она индийцам нужна, и для нас это очень важно, потому что, как вы знаете, в Индию десятки лет поставлялись наши истребители, наше авиационное оборудование. А система А-50Э – это венец всего, интегрирующая система, которая связывает все эти вещи.

 

В каком году Индия получит еще самолеты?

Думаю, что в 2017-2018 году.

 

Наверное, вопрос про санкции нужно было немного по-другому задать. Из этих 20 тонн оборудования, которые несет на себе самолет, там много импортных деталей?

А кто вам поручил это узнать (смеется)? Хочу сказать, что современные военные технологии, современное производство средств вооружения, которые базируются на радиоэлектронике, конечно, имеют международную кооперацию. И сегодня ни одна страна мира не способна производить для себя всю электронную базу. Может, санкции, коснулись нас в меньшей степени, потому что мы занимаемся СВЧ, радиолокацией. Мы и раньше не очень стремились к западной комплектации, прежде всего, из-за необходимости обеспечения безопасности этих систем. На сегодняшний день и в тех системах и в А-100, которые мы создаем, зависимости от санкций нет. Конечно, они касаются в большей части систем другого применения, а не стратегических вооружений (комплекс А-100 – это, конечно стратегическая система). Мы завершили ее разработку. В настоящее время проходят испытания составные части комплекса и работа идет по графику. Очень напряженно, но по графику.

 

Можем ли мы говорить о конкретных сроках, когда в армии появится А-100?

Когда в армии появится, трудно сказать. В 2016-2017 году начнутся испытания этого комплекса. Испытания – это достаточно сложная часть работы. Сегодня у нас есть уверенность, что мы уложимся в те сроки, которые нам установили Правительство и Министерство обороны.

 

В какие годы была создана система А-50? 

Систему А-50 мы создали в начале 1980-х годов.  Мы ее модернизировали и на данный момент 3 самолета А-50У полностью переведены на цифровые технологии. 33-му борту присвоили персональное имя. Хочу выразить огромную признательность Министру обороны Сергею Кужугетовичу Шойгу и Главкому ВВС Виктору Николаевичу Бондареву. Потому что впервые в истории Советского Союза и Российской Федерации самолету присвоено имя конструктора радиотехнической системы - создателя бортового комплекса Владимира Иванова. Три самолета сегодня уже летают, и мы продолжаем модернизацию. Сейчас делаем еще один самолет. То есть наши вооруженные силы полностью обеспечены системами этого рода и на подходе система нового поколения. Без этого никак нельзя, так как, создавая новую истребительную, штурмовую, стратегическую авиационную технику и так далее, картина будет не полная без эффективного комплекса радиолокационного дозора и наведения.

 

С начала 80-ых годов прошло уже 25 лет, как работает система А-50?

У нас и за рубежом такие системы работают не менее 30 лет.

 

Многое из того, что есть сейчас, к примеру, даже планшет, мобильные телефоны, в начале 80-х их не было. Пришлось создавать сейчас заново всю систему новых технологий?

Идея и научный базис те же, добавляются новые технологии и новые задачи. Скажем, если раньше мы обрабатывали несколько целей, то сейчас их стало значительно больше. Если раньше мы обнаруживали цель за 200 км, то сейчас это существенно дальше, характеристики улучшаются. Сегодня уже ставится задача управления с борта нашего     А-100 системами комплексов с беспилотными летательными аппаратами. И если А-50 раньше работал по воздуху, то А-100 будет работать по земле, по воздуху, а также будет решать более сложные задачи в области воздушно-космической обороны.

 

Американцы опасаются появления А-100 у нас?

Я с американцами не общаюсь, но думаю, они знают, что мы создаем такую систему и не скрываем этого. Сегодня паритет постоянно поддерживается. Наши системы не хуже американских, по некоторым направлениям, они лучше. Наука не стоит на месте, техника развивается.

То есть можно говорить, что тот провал, который был в 1990-е годы уже ликвидирован и мы не отстаем?

В области создания этой техники у нас были сложности реализации идей и наработок в связи с тем, что  были некоторые отставания в технологиях. А в области разработки алгоритмов управления, в области применения, в области создания и развития мы никогда не отставали, но нам сложно было реализовать на той элементной базе, которая у нас была.

За последние годы нужно отдать должное руководству нашего государства, Военно-промышленной комиссии, министерству обороны, которые вложили очень серьезные финансовые ресурсы в техническое перевооружение предприятий военно-промышленного комплекса, что коснулось, конечно, и нас. Приоритетные изделия, как А-100, дали возможность перевооружить наши предприятия. Более того, мы вышли, в рамках программы по импортозамещению, на создание новых перспективных проектов. Были публикации о том, что мы создаем 3D-микросистемы, радиоэлектронные модули. Мы начали это делать в интересах нашей продукции, но большой интерес проявили и другие предприятия: «Алмаз-Антей», «ТРВ», «Созвездие» и другие.

В настоящее время создается такой консорциум концернов в оборонно-промышленном комплексе на одной из площадок предприятий, принадлежащих концерну «Вега» и ОПК, в рамках Ростеха.  Есть и другие варианты. Мы разрабатываем такие модули, что позволят решить проблему импортозамещения с одной стороны, а с другой – уменьшить габариты и существенно улучшить качество, потому что применение 3D-модулей и микросистем позволяет получать новые параметры, новое качество, которое выше, нежели сумма качеств отдельно взятых элементов.



Напоследок я хочу сказать, что в военно-промышленном комплексе России сейчас главное – подготовка специалистов: это молодежь, это научные кадры. Знаете, говорят: красота спасет мир. Я хочу добавить, что любовь и наука тоже спасут мир. И меня очень радует то, что сейчас в оборонку идет молодежь и мы вместе добиваемся успеха.  


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница