Виктор Гущин



Скачать 284.67 Kb.
Дата10.07.2016
Размер284.67 Kb.

Виктор Гущин



Реабилитация фашизма в Латвии
«Новейшая актуализация темы фашизма идет оттуда, откуда ее меньше всего ожидали – от перестройки... Необходимо разграничивать, насколько фашизм изжит исторически, а насколько – политически... В первом – историческом – смысле фашизм действительно уже изжит и о его возрождении не может быть и речи. Это означает, что как идея и политическая практика, претендующая на открытие нового пути для человечества, нового порядка в мире, более высокого смысла человеческой жизни, фашизм потерпел крах полностью и безвозвратно... Отсюда, однако, не вытекает, что он изжит и политически, т.е. что в определенных условиях правящая верхушка той или иной страны не прибегнет к заимствованию отдельных элементов фашистской практики, средств из его политического арсенала. Никто не может дать такой гарантии...».

Желю Желев. Фашизм. Тоталитарное государство. –

Пер. с болг. – М.: Изд-во «Новости», 1991. – Стр. 17, 32.
Приговор в Нюрнберге
Преступность организации СС была признана Нюрнбергским Международным военным трибуналом, который постановил, что “СС использовалась для целей, которые согласно Уставу являются преступными и включают преследование и истребление евреев, зверства и убийства в концентрационных лагерях, эксцессы, совершавшиеся при управлении оккупированными территориями, проведении в жизнь программы использования рабского труда, жестокое обращение с военнопленными и их убийства… Рассматривая вопрос об СС, Трибунал включает сюда всех лиц, которые были официально приняты в члены СС, включая членов “общих СС”, войск СС (“Ваффен-СС”), соединений СС “Мертвая голова” и членов любого рода полицейских служб, которые были членами СС… Трибунал объявляет преступной согласно определению Устава группу, состоящую из лиц, которые были официально приняты в члены СС…, были членами этой организации или оставались ее членами, зная, что эта организация используется для совершения действий, определяемых преступными в соответствии со статьей 6 Устава… ”. Отдельно Трибунал “отметил” деятельность дивизий СС, указав, что “дивизии войск СС ответственны за множество убийств и зверств на оккупированных территориях…”.

Трибунал установил, что “невозможно выделить какую-либо часть СС, которая не принимала бы участия в этой преступной деятельности “. Из статьи 10 Устава явствует, что решение о признании преступного характера организации СС является окончательным и не может подвергаться оспариванию на любом последующем процессе по делу отдельных членов организаций…, а компетентные национальные власти каждой из Подписавшихся Сторон имеют право привлекать к суду национальных, военных или оккупационных трибуналов за принадлежность к этой группе или организации и в этих случаях преступный характер группы или организации считается доказанным…”. (1)


«Историческая справедливость» по-латвийски
После выхода Латвии из состава СССР латвийское руководство в целях оправдания коллаборационизма латышских националистов с гитлеровской Германией выдвинуло тезис об ответственности “тоталитарных режимов” Германии и СССР за “вовлечение некоторого числа жителей Латвии в преступления времен двух оккупаций”.

Официальная Рига пытается расставить акценты в этом вопросе желанием восстановить "историческую справедливость": "Сочувствие жертвам войны, почтение к седым головам нельзя понимать превратно: у нашего народа, у нашего государства нет ничего общего с нацистской идеологией, как это некоторые стараются представить, и наша обязанность — заботиться, чтобы это превратное понимание не было возможным". (2)

Одновременно латвийскими властями отстаивается тезис о том, что латышский легион СС использовался исключительно для ведения боевых действий на фронте в борьбе за независимость Латвии и не имеет никакого отношения к карательным операциям на оккупированных нацистской Германией территориях.

29 октября 1998 года латвийский Сейм принял Декларацию “О латышских легионерах во Второй мировой войне”, имеющую целью “восстановление исторической справедливости и доброй памяти латышских воинов”. Декларация подчеркивала, что “целью призванных, а также добровольно вступивших в легион латышей была защита Латвии от восстановления сталинского режима” и что “они (легионеры) никогда не участвовали в карательных акциях гитлеровцев, проводимых в отношении мирных жителей”. Сейм при этом вменял в обязанность правительству “заботиться об устранении посягательств на честь и достоинство латышских воинов в Латвии и за ее пределами”.


Вслед за принятием упомянутой “Декларации о легионерах” Сейм внес в том же 1998 году в календарь праздников и памятных дат “День памяти латышских воинов”, приуроченный к крупному боестолкновению легиона с Красной Армией на реке Великая в районе Опочки 16 марта 1944 года (территория Российской Федерации). Однако состоявшиеся в этот день в 1999 году официальные торжества и шествие бывших эсэсовцев в центре Риги вызвали столь негативную реакцию со стороны жертв фашизма в самой Латвии и за рубежом, что власти, озабоченные международным имиджем страны, сняли в 2000 году с этой даты официальный статус “памятного дня”. При этом формат мероприятия, ставшего “частным делом граждан”, остался прежним и из года в год сопровождается богослужением в Домском соборе и возложением венков к памятнику Свободы в Риге.
Кто виноват?
Продолжающееся с 2000 года полуофициальное чествование бывших солдат Латышского добровольческого легиона СС носит, по сути, характер не только массовой, но и открытой политической манифестации этнократического политического режима, главной задачей которой является пересмотр итогов Второй Мировой войны и фактическая реабилитация фашизма.

При этом, поскольку в период немецкой оккупации Латвии в различные вооруженные формирования немецко-фашистской армии были мобилизованы почти 146 тысяч латвийских граждан, и у многих латышских семей есть родственники или знакомые, служившие в Латышском легионе, реабилитация Латышского добровольческого легиона СС и фактическая реабилитация фашизма у значительной части латышского общества не вызывает отторжения. Примерно 65% латышей и 23% нелатышей публичные почести ветеранам СС воспринимают сегодня как должное. (3)

Стремясь всячески оправдать и обелить легионеров, латышские средства массовой информации из года в год предпринимают массированные идеологические атаки на сознание простого обывателя. Среди статей на эту тему выделим публикацию в газете «Диена» под названием «Не хотят понять суть исторических событий». (4)

Подзаголовком к этой статье служила мысль о том, что «некорректно связывать латышских легионеров с немецкой организацией СС», причем обосновывал этот тезис известный историк, заведующий кафедрой истории Латвии Латвийского университета, профессор Айварс Странга.

Уважаемый профессор утверждал: причина всех несчастий, т.е. включение Латвии в состав Советского Союза, репрессии и, как следствие, антикоммунистические настроения в обществе, которые и подтолкнули многих людей вступить в легион, - это заключенный 23 августа 1939 года СССР и Германией так называемый «пакт Молотова-Риббентропа». Поэтому, по мнению А.Странги, хотя «деятельность подразделений СС, конечно же, подверглась осуждению на Нюрнбергском процессе, считать, что эти две латышские дивизии (15-я и 19-я) эквивалентны СС и что причиной их создания является идеология национал-социализма, исторически некорректно».

Позволю себе не согласиться с мнением уважаемого профессора. Пакт Молотова-Риббентропа открыл дорогу Второй Мировой войне – это неоспоримый факт, но пример Финляндии доказывает, что этот пакт вовсе не давал стопроцентной гарантии расширения СССР за счет присоединения новых территорий. Почему Финляндия нашла в себе силы противостоять сталинскому СССР, а в Латвии танки Красной Армии встречали цветами?

Ответ на этот вопрос может быть только один: националистическая и антидемократическая политика авторитарного и этнократического политического режима Карлиса Ульманиса привела к тому, что летом 1940 года против нее объединились самые разные политические силы, готовые на все, лишь бы свергнуть ненавистную власть.

Тем не менее 40-й год – это достаточно четкий раскол латвийского общества на сторонников и противников перемен и, что не одно и то же, на сторонников и противников Советской власти.

Противниками Советской власти в основном стали те политические силы, которые до 40-го года исповедовали идеологию авторитаризма и национализма. И именно таким образом идеологически ориентированное антикоммунистическое подполье и стало уже с первых дней Великой Отечественной войны верой и правдой служить немецким фашистам, участвуя в том числе и в акциях по уничтожению местных жителей.

Следовательно, не пакт Молотова-Риббентропа является главной причиной, с помощью которой можно объяснить события 1940 года. Как нельзя влиянием пакта или депортаций 14-15 июня 1941 года объяснить и то, почему многие жители Латвии с приходом немецких фашистов стали записываться в полицейские батальоны, а еще позже – в Латышский добровольческий легион СС, и участвовать в репрессиях или боевых действиях, которые ничего общего с защитой латвийской государственности не имели. Местные пособники гитлеровцев прекрасно знали, какие цели преследует фашистская Германия, так как фашистская верхушка никогда и не скрывала своих целей в отношении Латвии и ее народа.

Так что главная причина того, почему тысячи и тысячи жителей Латвии добровольно вступали в полицейские батальоны и легион СС, а не вступали, скажем, в некоммунистическое антифашистское подполье, которого в период немецкой оккупации, в отличие от коммунистического подполья, фактически не было, – близкое родство идеологии авторитаризма и национализма режима Карлиса Ульманиса и идеологии германского фашизма.

Именно поэтому стремление Латвийского государства обелить солдат Латышского добровольческого легиона СС – это не стремление дать объективную оценку трагическому периоду истории Латвии и как-то защитить своих граждан, а стремление политически реабилитировать идеологию и практику фашизма.


Палачи
Утверждение, что латышские легионеры вели лишь боевые действия против регулярных войск Красной Армии и не участвовали в карательных акциях против гражданского населения, не соответствует исторической правде. На самом деле части и подразделения “Латышского легиона” не только участвовали в боях с Красной Армией, но и использовались командованием СС для проведения массовых расстрелов, осуществления карательных операций против партизан и мирного населения на территориях Латвии, Польши, Белоруссии, Украины и России, несения охранной службы в гетто и концентрационных лагерях.
Так, 12 июня 1943 г. полицейские из 273-го латышского полицейского батальона, в соответствии с установкой, данной на 11 июня 1943 г. на совещании в Риге командованием жандармерии Латвии и служб СД, участвовали в деревне Шкяуне в эвакуации (так в рапортах назывались расстрелы) семейств, один или несколько членов которых перешли к "бандитам". Эвакуации были подвергнуты деревни: Шкяуне, Рундени, Паспене и Брити. В течение трех часов были расстреляны 224 человека. (5)

На Украине каратели 22-го Даугавпилсского полицейского батальона безжалостно действовали в районах Житомира и Луцка; 23-го Гауйского полицейского батальона – в районах Днепропетровска и Керчи, 25-го Абавского полицейского батальона – в районах Коростеня и Овруча, а 28-го Бартского полицейского батальона – в районе Кривого Рога.


В Белоруссии летом 1942 г. немецкая полиция безопасности передала охрану города Слоним 18-му латышскому полицейскому батальону. Его командир Рубенис буквально в тот же день отдал приказ об уничтожении гетто (2000 чел.). (6)

Подразделения латышского легиона принимали непосредственное участие в операции “Зимнее волшебство”, проведенной с 15 февраля до начала апреля 1943 года и более известной как Освейская трагедия. Целью операции было создание нейтральной зоны шириной 40 км. между Дриссой на юге, Зилупе и Смольнаталь на севере и охватывало район Освея – Дрисса – Полоцк – Себеж – Рассоны (Белоруссия, Россия). Эта полоса земли без жителей и населенных пунктов должна была лишить партизан их опорных пунктов. В операции, которой руководил лично обергруппенфюрер СС Ф.Еккельн, участвовали 7 латышских батальонов, одна украинская рота и одна литовская рота. Кроме того, им были приданы специальные подразделения. Общая численность составляла примерно 4000 человек.


По данным архивов, операция разворачивалась следующим образом: войдя в деревню, полицейские и приданные части СД расстреливали всех, кого можно было подозревать в принадлежности к партизанам (таковыми считались практически все жители-мужчины в возрасте от 16 до 50 лет), а также стариков и инвалидов, которым был не по силам долгий пеший марш. Остальные – в основном женщины с детьми – направлялись пешком к месту так называемого “второго шлюзования”. Тех, у кого в пути отказывали силы, расстреливали. Из сборных лагерей людей направляли в другие лагеря, например в Саласпилс под Ригой, где женщин отделяли от их детей и направляли на работу в Германию.
Всего было уничтожено несколько сотен деревень, среди них и такие, где насчитывалось до тысячи и более жителей. (7)

Только в одном Освейском районе было сожжено 183 деревни, расстреляны и сожжены 11383 человека (из них 2118 детей в возрасте до 12 лет), 14175 жителей были вывезены на работы – взрослые в Германию, дети в Саласпилсский концлагерь. Юстиция Федеративной Республики Германия квалифицировала операцию “Зимнее волшебство” как преступление против человечества. (8)

Летом и осенью 1943 года 25-й полицейский батальон и рота Лидумса были отправлены проводить карательные операции против советских партизан в Припятских болотах (Белоруссия). Особыми зверствами на белорусской земле отличился 18-й полицейский батальон. За “подвиги” 73 самых “активных” карателя этого батальона были награждены начальником СС и полиции Белоруссии медалью «За Отвагу» 2-й степени.
В 1944 году в Белоруссии карательные операции проводили уже три полицейских полка. 1-й Рижский добровольческий полк действовал под Невелем, 2-й Лиепайский полк – вдоль железной дороги Даугавпилс–Полоцк. Карательные операции проходили до конца мая 1944 года. 3-й Цесисский полк уничтожил, судя по его военным журналам, “силы террористов, оценивавшиеся примерно в 20000 человек”. Только в селе Кобыльники, по свидетельствам очевидцев, было убито около 3 тысяч мирных жителей.
В начале марта 1944 года латышские полицейские полки вместе с примерно 20 эстонскими и немецкими полицейскими батальонами участвовали в крупной карательной операции против партизан в районе города Ветрино (Белоруссия). Оставшиеся в том районе белорусские деревни, каратели, сожгли, а жителей расстреляли.
С августа по декабрь 1943 года полицейский батальон 282-А участвовал в карательной экспедиции в Литве и Польше с целью уничтожения партизан и угона молодежи на принудительные работы в Германию. В карательных экспедициях против партизан в Польше и Латвии участвовал и 316-й батальон 2-го Лиепайского полицейского полка.
278-й полицейский батальон (Добельский) находился в Польше, где также при содействии авиации прочесывал леса и деревни в целях обнаружения лиц, ведущих борьбу против нацистских оккупантов.
Латышские бригады и дивизии СС также участвовали осуществлении карательных операций. Так, в 1942 году 2-ой латышской бригадой СС были сожжены деревня Федоровка Чудского района Новгородской области и село Осино. Кроме того, личным составом бригады проводились массовые поджоги и расстрелы в населенных пунктах Лубницы, Осец, Кречно в 60 км. северо-западнее Новгорода, а также в лагере для военнопленных в Красном Селе под Ленинградом.

19-я латышская дивизия СС, кроме общих функций на Восточном фронте, выполняла следующие задачи: борьба с советскими партизанами в тыловых районах немецких войск; проведение облав на мирных жителей, заподозренных в помощи партизанам; уничтожение мирных советских граждан; конфискация у населения скота, зерна, продуктов питания; сожжение населённых пунктов. В основном эти задачи выполнялись силами роты полицейской жандармерии, организационно входившей в штат 19-й латышской дивизии СС, но часто для их решения привлекался дополнительно и личный состав других боевых частей и подразделений соединения.


Дивизия принимала непосредственное участие в карательных акциях против советских граждан на территориях Ленинградской и Новгородской областей. В 1943 г. части дивизии участвовали в карательных операциях против советских партизан вблизи городов Невель, Опочка, Псков (расстреляно 560 человек в 3 км от Пскова). 18 декабря 1943 г. в деревне Заля-Гора, западнее Новгорода, было расстреляно 250 мирных жителей. Силами роты полицейской жандармерии в начале января 1944 г. массовые расстрелы проводились в городе Чудово Ленинградской области. А в деревне Глухая 21 января 1944 г. латышские каратели загнали в сарай 200 человек и расстреляли из пулемётов. Этими же силами было расстреляно 500 человек, содержавшихся в концлагере под городом Порохово в Белоруссии. Всего с 18 декабря 1943 г. по 2 апреля 1944 г. личным составом 19-й латышской дивизии СС при проведении карательных акций было уничтожено 23 деревни, из которых в 13 расстреляно 1300 чел. (9)

Участники событий военного времени подтверждают, что латышские легионеры несут также ответственность за истребление мирного населения, в частности, убийства жителей деревень Князево (Красное), Барсуки, Розалино Витебской губернии, деревень Морочково и Кобыльники в 1944 году.


Участвовали военнослужащие латышских дивизий СС и в зверских убийствах захваченных в плен советских солдат, включая женщин. В частности, 6 августа 1943 года личным составом 43-го стрелкового полка 19-ой латышской дивизии СС были замучены 15 военнопленных из 65-го Гвардейского стрелкового полка 22-й Гвардейской стрелковой дивизии, захваченных в районе деревни Бобрыни (Латвия).
Оставили свои следы легионеры и в центральных районах Польши. Как показывал немецкий генерал Ю.Штроп, в операции по уничтожению Варшавского гетто в 1942 – 1943 гг. использовались в том числе и латышские формирования. В общей сложности в Варшаве было уничтожено 56 065 человек. (10)
Рассказ поручика В.Балтиньша
В 1956 году латышский эмигрантский военно-исторический журнал “Часовой” опубликовал статью бывшего офицера по особым поручениям штаба РОА поручика В.Балтиньша (латыша по национальности) под названием “Не смею молчать”. Рассказ этот о действиях латышей в Белоруссии (Витебская область): “…В конце 1943 года я был командирован одним латвийским учреждением в Россию – в бывшую Витебскую губернию. Многое видел я сам, многое узнал со слов жителей деревень Князево (Красное), Барсуки, Розалино и др. Когда немецкие части, занимавшие эти деревни и вполне терпимо относившиеся к населению, ушли, им на смену пришли части латвийского “Эсэс”. И сразу начался страшный беспричинный террор. Жители были вынуждены по ночам разбегаться по лесам и скрываться в них, как дикие звери.

В 1944 году я приехал в деревню Морочково. Вся она была сожжена. В погребах хат расположились латышские эсэсовцы. В день моего приезда их должна была сменить вновь прибывшая немецкая часть, но мне все-таки удалось поговорить по-латышски с несколькими эсэсовцами. Я спросил у одного из них – почему вокруг деревни лежат непогребенные трупы женщин, стариков и детей – сотни трупов, а также убитые лошади. Сильный трупный запах носился в воздухе. Ответ был таков: “Мы убили их, чтобы уничтожить как можно больше русских”. После этого он подвел меня к сгоревшей хате. Там лежало также несколько обгорелых тел, полузасыпанных соломой и пеплом.

А этих, - сказал он, - мы сожгли живьем…

Когда эта латышская часть уходила, она взяла с собой в качестве наложниц несколько русских женщин. Последним вменялось в обязанности также стирать белье солдатам, топить бани, чистить помещения и т.п. После ухода этой части я с помощью нескольких человек разрыл солому и пепел в сгоревшей хате и извлек оттуда полуобгорелые трупы. Их было 7, все были женскими и у всех к ноге была привязана проволока, прибитая другим концом к косяку двери. Сколько же мук перенесли несчастные, прежде чем они умерли…

Мы сняли проволоку с окоченевших обгорелых ног, вырыли семь могил и похоронили несчастных, прочитав “Отче Наш” и пропев “Вечную память”. Немецкий лейтенант пошел нам навстречу. Он достал гвозди, доски, отрядил нам в помощь несколько солдат и мы, соорудив семь православных крестов, водрузили их над могилами, написав на каждом: “Неизвестная русская женщина, заживо сожженная врагами русского народа – латвийскими эсэсовцами”.

На следующий день мы перешли маленькую речку и нашли вблизи нее несколько уцелевших деревянных хат и жителей. При виде нас последние испугались, но нам удалось быстро успокоить их. Мы показали им семь свежих крестов и рассказали о том, что видели и сделали. Крестьяне горько рыдали и рассказывали о том, что им пришлось пережить за время пребывания здесь латышских эсэсовцев.

В мае месяце в районе деревни Кобыльники в одной из ложбин я видел около трех тысяч тел расстрелянных крестьян, преимущественно женщин и детей. Уцелевшие жители рассказывали, что расстрелами занимались “люди, говорившие по-русски, носившие черепа на фуражках и красно-бело-красные флажки на левом рукаве” – латышские эсэсовцы.

Не помню название деревни, в которой внимание мое привлекла туча мух, кружившаяся над деревянной бочкой. Заглянув в бочку, я увидел в ней отрезанные мужские головы. Некоторые были с усами и бородами. Вокруг деревни мы нашли немало трупов расстрелянных крестьянок. После разговора с уцелевшими жителями у нас не осталось сомнений в том, что и здесь оперировали латышские эсэсовцы, показавшие свое мужество и неустрашимость в расправах над беззащитным населением…” (11)


The Guardian: «В этой стране нацисты ходят в героях»
В марте 2000 года газета «The Guardian», одна из самых крупных и влиятельных в Великобритании, ее ежедневный тираж составляет около полумиллиона экземпляров, опубликовала статью, посвященную судебным процессам над военными преступниками, в которой Латвия была названа страной, “где нацисты - герои”.

Главным героем статьи стал осужденный за военные преступления красный партизан Василий Кононов, которого Рижский окружной суд 21 января 2000 года признал виновным в убийстве в 1944 году девяти мирных жителей деревни Малые Баты и приговорил к 6 годам тюрьмы закрытого типа. Этот случай уникален, ибо Латвия стала единственной страной в мире, где к ответственности привлекаются борцы с фашизмом и победители в войне – начиная с 1945 года это пытались сделать также в Австрии и Италии, но безуспешно. (12)

Вынесение приговора В.Кононову стало уникальным случаем не только потому, что он не подпадал под определение военного преступника, данное Гаагской конвенцией о законах и обычаях войны - он не был представителем оккупирующей стороны, или потому, что многие показания свидетелей основывались не на лично виденном, а на услышанном от других (в приговоре так и сказано: «Многие люди говорили...»), но и потому, что Латвия в это же время отказывалась судить Конрада Калейса, который в период немецкой оккупации находился на службе у оккупирующей стороны, и его действия подпадают под определение военного преступника, данное Гаагской конвенцией. Калейс был командиром взвода, расстреливавшего евреев в Латвии, а затем роты карателей SD, выжигавшей целые деревни, охранял Саласпилсский концлагерь, где по его приказу были расстреляны 6 заключенных. Калейс мог быть осужден за военные преступления, так как срока давности за эти преступления нет. Однако свидетели, слышавшие как Калейс похвалялся своими «подвигами», на момент вынесения приговора В.Кононову допрошены Генпрокуратурой не были. Показания, собранные в конце 40-х годов советскими следственными органами, не затребованы, а собранные следователями из США и Канады – игнорировались. (13)

Газета «The Guardian», обратившая особое внимание на тот факт, что Латвия не осудила ни одного из воевавших на “другой стороне”, процитировала также тогдашнего министра юстиции Валдиса Биркавса, который заявил, что это уже сделано в советское время, когда были осуждены около 20 тысяч нацистских коллаборационистов.

Однако на самом деле Латвия после 1991 года не только не осудила, но и реабилитировала многих бывших нацистских пособников.

26 января 2000 года в Стокгольме на конференции, посвященной Холокосту, президент Латвии В.Вике-Фрейберга встречалась с директором иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Э.Зуроффом, который сообщил ей, что по меньшей мере 41 нацистский пособник был реабилитирован латвийской Фемидой и, кроме того, получил надбавку к пенсии и социальные льготы как политрепрессированный. Руководитель Центра Визенталя обещал передать в латвийскую прокуратуру и информацию по «делу Калейса», и список еще живых членов «команды Арайса». (14)

Конрад Калейс, будучи студентом юридического факультета Латвийского университета, добровольно вступил в зондеркоманду Виктора Арайса и стал в ней командиром 2-й роты. В этом качестве – ротного командира – служил в охране Саласпилса. Из дела, заведенного КГБ и доступного в Государственном архиве Латвии, видно, что рота Калейса выезжала и на антипартизанские акции, и расстреливала мирных жителей. В журнале «Laikmets» за 10 апреля 1942 года говорится, что 2-я рота участвовала в карательной акции под Насвой, на Псковщине, где были казнены 385 мирных жителей. В бою с партизанами был смертельно ранен командир Оперативной группы “А” бригаденфюрер СС Вальтер Штальеккер, умер он на руках у Калейса. В этой связи Калейс и упоминался в журнале. (15)

После войны Калейс жил в Австралии, затем переселился в США, откуда по подозрению в преступной деятельности был депортирован опять в Австралию.

Поскольку к 2000 году нежелание Латвии привлекать Калейса к ответственности за военные преступления приобрело международный резонанс и стало негативно влиять на образ Латвии в мире, 16 и 17 февраля 2000 года в Риге прошло международное совещание прокуроров из семи стран (Латвии, Австралии, США, Германии, Британии, Канады и Израиля), на котором обсуждались вопросы, связанные с привлечением к ответственности бывших нацистов. Инициатором этого совещания выступила президент Латвии В.Вике-Фрейберга, так как еще во время ее встречи с Э.Зуроффом 26 января она «согласилась пересмотреть многие дела граждан Латвии, связанные с военными преступлениями и рассмотрение которых в латвийских судах было прервано». (16)

Латвию на международном совещании представляли генеральный прокурор Янис Скрастиньш, обер-прокуроры Ольгерт Шабанскис и Янис Осис, профессор истории Хейнрих Строд, а также чиновники из министерства юстиции, министерства иностранных дел и Латвийского архива. Россия, в архивах которой имеется много материалов по военным преступлениям вообще и «делу Калейса» в частности, приглашена на совещание не была. Генеральный прокурор Янис Скрастиньш решил почему-то пригласить российских коллег на отдельную встречу – в конце февраля или начале марта.

Первый день конференции, которая замышлялась как спокойное совещание профессиональных «охотников за наци», начался с взаимных упреков. Сначала американцы обвинили Латвию в «недостаточном энтузиазме» в расследовании дел бывших нацистских пособников, а потом обер-прокурор Ольгерт Шабанскис заявил, что его ведомство недовольно сотрудничеством с Центром Визенталя.

Основной темой совещания 16 – 17 февраля было «дело Калейса». Я.Скрастиньш признал, что некоторые из имеющихся в распоряжении Латвии документов и доказательств не получили в свое время достаточной оценки.

Кроме «дела Калейса», на совещании говорили еще о нескольких делах по преступлениям, совершенным во время войны. Фамилии пяти подозреваемых (накануне совещания пресса сообщала, что в распоряжении правоохранительных органов других стран имеется информация о примерно 10 латышах, возможно, причастных к нацистским преступлениям (17)) Я.Скрастиньш назвать отказался: «Это в компетенции стран, где дела были заведены, - Канады, Австралии, Германии», - заявил он. (18)

Вполне возможно, что одним из этой «пятерки» был 87-летний Карлис Озолс, - о нем ровно за сутки до совещания напомнил австралийский журнал «Review».

К.Озолс, как и К.Калейс, в конце 30-х годов учился в Латвийском университете. Здесь он познакомился с В.Арайсом. А 1 июля 1941 года стал членом организуемой им команды. Через месяц К.Озолс уже был лейтенантом и командиром взвода в Латышской вспомогательной полиции безопасности. По службе Озолс рос быстро: на справках, выданных Калейсу осенью 1942 года, красуется подпись: «Капитан К.Озолс».

Уже в 1941 году Озолс вместе с подчиненными расстреливал обитателей еврейских гетто. Но особенно он «отличился» в 1942-1943 годах во время массовых расстрелов в гетто Минска и Слуцка, а также в акциях против белорусских партизан.

Оказавшись после войны в американской зоне оккупации, Озолс сумел ускользнуть от правосудия союзников и в 1949-м перебрался в Австралию. Через семь лет он получил ее гражданство, а в 1958 году даже выиграл чемпионат Австралии по шахматам.

Дело на Озолса было заведено в конце 80-х департаментом специальных расследований. Однако в 1992 году департамент был ликвидирован. (19)

Результатом встречи прокуроров семи стран стало принятое участниками соглашение, в котором был намечен план действий на ближайшее время. А именно: латвийские следователи по «делу Калейса» отправятся в Скотланд-Ярд; Латвия и Австралия продолжат переговоры по договору о выдаче подозреваемых; Австралия, Германия, Канада и США предоставят техническую поддержку латвийской стороне; Израиль готов предоставлять информацию от неправительственных организаций и физических лиц. (20)

Несмотря на обещание Я.Скрастиньша пригласить в конце февраля или в марте в Ригу представителей правоохранительных органов России, этот визит, однако, так и не состоялся. В мае того же года начальник Управления программ содействия Федеральной службы безопасности России генерал-майор Александр Зданович в интервью газете «Вести сегодня» заявил, что Россия готова предоставить латвийским следователям и историкам архивные материалы о преступлениях фашистов и их латвийских пособников на территории Латвии, если со стороны латвийского руководства будет проявлена соответствующая заинтересованность. Но никакого запроса в архивное управление ФСБ до конца мая так и не поступило. (21)

Такое отношение ярко иллюстрировало незаинтересованность на самом деле латвийской Генпрокуратуры в привлечении к судебной ответственности еще оставшихся в живых пособников гитлеровских фашистов в Латвии. Но, конечно, Генпрокуратура в этом вопросе не была самостоятельной, а опиралась на политическую линию, которой придерживалось правое большинство латвийского Сейма.

В октябре 2000 года в Сейме Латвии обсуждался проект закона о ратификации договора с Австралией о взаимной выдаче преступников. Принятие этого закона означало, что Австралия выдаст К.Калейса Латвии, и Латвия должна будет его судить как военного преступника – к этому времени у Генеральной прокуратуры уже имелись доказательства того, что по приказу Калейса были расстреляны 6 узников концлагеря Саласпилс. Однако депутаты от националистических партий горой встали против ратификации этого договора. Социал-демократ Лабановскис, в частности, заявил, что у прокуратуры нет доказательств совершения Калейсом убийств. Как нет и фактов, подтверждающих, что Калейс отдавал приказы убивать. По мнению депутата, Латвия ни в коем случае не должна поддаваться давлению со стороны Центра Визенталя, поскольку евреи, которые сегодня требуют суда над Калейсом, «сами совершали преступления под разными флагами».

Мнение Лабановскиса поддержали и другие депутаты. Его товарищ по партии Эгилс Балдзенс также заявил, что у прокуратуры нет доказательств вины Калейса. При этом, раз Калейс – гражданин Австралии, то и суд над ним должен проходить в Австралии. Тем более что и преступления, в которых обвиняется Калейс, совершались в тот период, когда Латвия была оккупирована, и поэтому латышский народ не несет ответственности за преступления сталинского и нацистского режимов. «И все утверждения, будто латыши повинны в Холокосте, - это чистая ложь!» - сделал вывод Балдзенс. Он также заклеймил позором руководителя Центра Симона Визенталя – Зуроффа, который, по словам депутата, призывает Латвию действовать... методами Вышинского, Ежова и Берия!

«Соцдемов» Лабановскиса и Балдзенса поддержали «народник» Александр Кирштейнс и «тевземец» Юрис Добелис. А.Кирштейнс заявил, что Австралия пытается свалить на Латвию неприятное «дело Калейса», а Юрис Добелис предложил не слушаться «не очень развитых иностранцев». (22)


«Цукуриада»
Герберт Цукурс – еще один палач евреев в период немецкой оккупации Латвии. На интернет-сайте Иерусалимского мемориального комплекса Яд Вашем приведены выдержки из свидетельств 9 выживших в Холокосте, которые недвусмысленно обвиняют Цукурса в убийствах и других зверствах. Так, бывший рижанин Рафаэль Шуб, эмигрировавший в Канаду, рассказывает, что 2 июля 1941 года Цукурс сжег восемь евреев на Новом еврейском кладбище, и называет имена погибших – это пономарь синагоги Фельдхем, его жена и четверо детей и кантор синагоги Минц с женой.

Абрам Шапиро находился под арестом в штаб-квартире команды Арайса в Риге на улице Кришьяна Валдемара, 19, после того как Цукурс «экспроприировал» его квартиру. Шапиро был свидетелем того, как Цукурс застрелил двух евреев, в том числе по фамилии Лейтманн, который не смог встать в строй, как было приказано, а также пыток и сексуальных домогательств молодой еврейской девушки со стороны Цукурса и его старшего офицера. Самому Шапиро было приказано в это время играть на пианино.

Макс Тукацер также был свидетелем того, как по приказу Цукурса сначала пытали, а потом убивали многих и многих евреев. 15 июля 1941 года Тукацер сам видел и слышал, как Цукурс приказал пожилому еврею насиловать еврейскую девушку на глазах толпы полицейских и заключенных. Когда старый человек не смог сделать этого, его заставили без конца целовать разные части тела обнаженной девушки. Заключенных, которые не смогли вынести этого зрелища, Цукурс бил рукоятью пистолета, забив так до смерти 10-15 человек.

Тукацер также свидетельствует, что Цукурс принимал активнейшее участие в карательных акциях 30 ноября и 8 декабря, избивал и убивал мужчин, женщин и детей, которые не могли идти строем.

Еще один свидетель – Исаак Крам – также лично видел, как Цукурс застрелил пожилую женщину, дочери которой не позволили сесть вместе с матерью в поезд. Этот поезд увозил евреев в Румбулу 8 декабря. Вокруг стоял плач маленьких детей, в одночасье лишившихся своих матерей... (23)

И вот этого убийцу, опозорившего Латвию своими страшными преступлениями, латвийские национал-радикалы попытались реабилитировать. Весной 2005 года, когда в мире, с одной стороны, готовились торжественно отметить 60-ую годовщину Победы над фашизмом, а с другой стороны прилагались огромные усилия для того, чтобы начать процесс пересмотра итогов Второй Мировой войны, и Латвия была фактически лидером в этом вопросе, латвийские национал-радикалы организовали ряд мероприятий, направленных на реабилитацию Герберта Цукурса. Среди них:

издание массовым тиражом почтовых конвертов с портретом авиатора-палача Герберта Цукурса; открытие в Лиепае “юбилейной” выставки, посвященной Г. Цукурсу;

создание сайта www.cukurs.lv и подготовка документальных видеоматериалов о Цукурсе под общим названием «Презумпция невиновности». Идейными авторами и исполнителями этого проекта выступили шведский кинорежиссер Карл Бьоршмарк и латвийские художник Кристине Бриеде и актер Мартиньш Вилсонс.

Оценивая эти акции, Совет еврейских общин Латвии 20 мая выступил с заявлением, в котором резко осудил подобного рода деятельность.

«С глубокой тревогой латвийская еврейская община наблюдает за потоком мероприятий и публикаций, посвященных личности палача Рижского гетто Герберта Цукурса, - говорилось в заявлении. – Премьера «документального фильма», «юбилейная» выставка, статьи в крупнейших ежедневных латышских газетах – их объединяет попытка применить «объективистский», внешне исторический и «беспристрастный» подход к оценке этой одиозной личности. Хотя большинство этих материалов подготовлены и представлены в полемической форме, точка зрения, осуждающая Цукурса, представлена невнятно и далеко не везде.

На заднем плане этих активностей отчетливо видна попытка поставить под сомнение сам факт преступлений Цукурса против человечности в 1941-1944 годах – через стремление «дать ему говорить самому», и, в конечном счете, подготовить почву для исторического (и, может быть, даже и юридического) оправдания Цукурса.

Фамилию Цукурса, как и Арайса, знает каждый еврей. Евреи, пережившие Рижское гетто и оставшиеся в живых, донесли до нынешнего поколения память об этих двуногих зверях – палачах еврейского народа.

…Публикуемые сейчас материалы являются частью кампании по реабилитации Цукурса и его сообщников. У этой кампании есть свои заказчики и «дирижеры», которые, судя по всему, уверены как в своей безнаказанности, так и в том, что их деятельность не получит надлежащего отпора со стороны государства и большинства латвийского общества.

Нынешняя «цукуриада» - это не первое в Латвии наступление на историческую память, не первая попытка пересмотреть моральные уроки, вынесенные из трагедии Холокоста…

Мы особенно озабочены тем, что крайние правые и националисты пытаются опереться на поддержку части депутатов парламента Латвии и уже имеют ее, например, от депутата Кирштейнса.

Поддержка Кирштейнсом латвийских «ультра» шире чисто моральной или идеологической. Она уже приобрела характер патроната и политического прикрытия…

Мы видим, что в настоящее время ситуация с антисемитизмом ухудшается. Особенно явно это чувствуется после нападения на раввина Глазмана, совершенного в людной части Старой Риги. Многие члены общины потеряли после этого чувство безопасности: центр города давно стал местом постоянных встреч экстремистски настроенных молодежных групп, одетых по моде европейских неонацистов. Они свободно собираются возле универмага «Центрс», на Домской площади и в других местах – при полном равнодушии со стороны полиции.

Температуру антисемитских настроений может ощутить любой, посетив публичные интернет-порталы и ознакомившись с комментариями к новостям еврейской общины или связанным с историей Холокоста…». (24)

Вслед за этим заявлением депутат 8 Сейма, председатель комиссии по иностранным делам Александр Кирштейнс распространил через Информационное агентство LETA свое заявление, в котором выступил в адрес евреев Латвии с открытой угрозой. Он заявил: «Учитывая исторический опыт, …, не надо было бы повторять ошибки 1940 года и откровенно сотрудничать с врагами латышского народа». (25)

Даже профессор А.Странга, заведующий кафедрой истории Латвии Латвийского университета, выступающий в прессе порой с откровенно русофобскими заявлениями, в данном случае справедливо заметил, что «именно ассоциация между содеянными ЧК преступлениями и людьми еврейской национальности была одной из составляющих частей пропаганды нацистского оккупационного режима, обосновывавшей уничтожение евреев Латвии». (26)

26 мая Министерство иностранных дел Израиля выступило с осуждением содержания и тона заявления А.Кирштейнса, и в тот же день А.Кирштейнс решением внеочередного заседания Правления был исключен из Народной партии, что автоматически должно было повлечь за собой и отставку с поста председателя комиссии Сейма по иностранным делам.

В принятом правлением Народной партии заявлении говорилось, что «член партии Александр Кирштейнс в последние месяцы начал вести провокационную и экстремистскую, не соответствующую программе Народной партии, деятельность. Высказывания Александра Кирштейнса граничат с антисемитизмом». (27)

2 июня по инициативе Народной партии в Сейме рассматривался законопроект об отзыве А. Кирштейнса с поста председателя комиссии по иностранным делам. Однако по итогам закрытого голосования выяснилось, что русофобские и антисемитские высказывания А.Кирштейнса имеют в латвийском парламенте серьезную поддержку. За отзыв Кирштейнса с поста председателя комиссии по иностранным делам проголосовали лишь 35 парламентариев, 26 были против, а 22 воздержались. Это означает, что предложение «народников» не поддержали даже все депутаты правительственных партий. (28)

Вопреки ожиданиям, А. Кирштейнс остался на своем посту, и в этой ситуации Посольство Израиля в Латвии было вынуждено заявить, что «пока Александр Кирштейнс будет возглавлять комиссию Сейма по иностранным делам, посольству Израиля будет сложно с ней сотрудничать». (29)

Снять скандального политика с занимаемой должности удалось лишь спустя две недели – как сообщило ИА «Регнум», после политического давления со стороны США. (30) Тогда же Сейм отозвал А.Кирштейнса и из латвийской делегации на Парламентской ассамблее НАТО. (31) Праворадикальная «Latvijas Avīze» в ответ на это опубликовала подборку писем своих читателей. «Произошло немыслимое!» «Народная партия изгнала своего самого уважаемого, смелого и мудрого политика...». «Почему евреи в видении наших политиков имеют статус священной коровы?» «Господин Кирштейнс, если только хотите, уже сейчас можете получить доверие и поддержку... в борьбе за 9-й Сейм...» - такой была реакция читателей газеты на отзыв А.Кирштейнса с занимаемых им постов и исключение из рядов Народной партии. (32)
Мэр Риги А.Аксенокс:

«Шествия легионеров запрещать нельзя!»
16 марта 2005 года Латвийское государство вновь открыто встало на сторону бывших латышских эсэсовцев и обрушилось с репрессиями на тех, кто осмелился преградить неонацистам дорогу.

«Ветераны СС на улицах Риги», «Марш ветеранов СС в Латвии», «Мертвая голова», «Спор вокруг легионеров СС», «В Риге снова побеждают нацисты» - под такими заголовками 17 марта 2005 года вышли газеты в Австрии, Швеции, Германии, Польше, России, написавшие о том, что когда бывшие легионеры и их современные последователи под красно-бело-красными государственными флагами Латвии торжественной процессией направились для возложения цветов к памятнику Свободы, на их пути встали около 200 рижан. В том числе несколько десятков человек, одетых в робы узников нацистских концлагерей. И тут в дело вмешалась полиция, которая стала растаскивать антифашистов, сцепившихся руками в единую цепочку. Началась потасовка, в итоге которой около 35 антифашистов были препровождены в полицейский участок.

Видеосюжеты о том, как полиция в Риге арестовывает антифашистов, расчищая дорогу бывшим легионерам СС и молодым неонацистам, показали «Euronews», вещающий из Франции на основных европейских языках, американское агентство «Associated Press» и практически все российские телеканалы. Итог – Латвия в очередной раз предстала перед международным сообществом как страна, в которой власти попустительствуют неонацизму.

Виновником случившегося премьер А.Калвитис тут же назвал «непродуманные и безответственные, не учитывающие рекомендации учреждений безопасности» действия Рижской думы. (33) Но главная причина случившегося (в очередной раз!) была вовсе не в том, что Рижская дума разрешила неонацистской организации «Klubs 415» провести шествие в память легионеров СС и одновременно не разрешила антифашистам провести акцию протеста против этого шествия, а в отношении государства к истории Второй Мировой войны, т.е. в стремлении правящей политической элиты фактически реабилитировать Латышский добровольческий легион СС. И никто из официальных лиц Латвийского государства эту задачу пока не ставил под сомнение. Наоборот, в преддверии 60-й годовщины Победы над фашизмом во Второй Мировой войне президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга дала около 160 интервью западным средствам массовой информации, в которых разъясняла необходимость пересмотра прежних оценок Второй Мировой войны.

Такая позиция президента Латвии позволила А.Аксеноку, ставшему после муниципальных выборов 12 марта 2005 года мэром Риги от право-националистической партии «Jaunais laiks» («Новое время»), невзирая на критику со стороны премьер-министра А.Калвитиса, выступить в поддержку шествий бывших легионеров, которые в годы войны, якобы, сражались за независимость Латвии. В газете «Diena» он заявил: «В предвыборное время я встречался с легионерами. Я очень хорошо чувствую обиду этих людей. Мы все больше узнаем о том, какая ситуация была в действительности с призывом в легион. Для многих, возможно, это была единственная возможность как-то защищать свое государство. Своей армии ведь не было. Запрещать такие шествия нельзя. Это означало бы унижать свою историю. Надо очень серьезно подумать, как гарантировать этим мероприятиям безопасность». (34)

1. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 8 томах. Том 8. Москва, Юридическая литература, 1997, С.652.

2. http://www.russiane.org/documents/analitics/58.html
3. http://www.russiane.org/documents/analitics/58.html

4. «Диена», 20 марта 1998 года.

5. Государственный архив Российской Федерации. Ф.7021. Оп.93. Д.3695. Л.88-89.
6. Емельянов Ю. Большая игра. Ставка сепаратистов и судьбы народов. М.1990 г.с.191.
7. “Палачи”. Военно-исторический журнал № 6. 1990. с.32.

8. Департамент информации и печати МИД России. Официальный сайт МИД России. Справочная информация. 15 февраля 2004 года.


9. Российский Государственный Военный Архив. Ф.451. Оп.6. Д.96. Л.221-236.

10. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 8 томах. Т.8. М., Юридическая литература, 1997, С. 633-634

11. Цит. по: Чуев С. Проклятые солдаты. – М.: Изд-во Эксмо, Изд-во Яуза, 2004. – Стр. 417-419.

12. The Guardian: «В этой стране нацисты ходят в героях». – «Вести сегодня», 15 марта 2000 года.

13. Загадка двух «К». – «Час», 22 января 2000 года.

14. Гогнидзе Павел. Латвию отправили на переэкзаменовку. Нашим судам придется пересмотреть дела нацистов. – «Бизнес&Балтия», 27 января 2000 года.

15. Вестерман Маргер. Он и мы. - «Бизнес&Балтия», 21 января 2000 года.

16. Гогнидзе Павел. Указ. Соч.

17. Еще 10 калейсов на голову Латвии. – «Час», 15 февраля 2000 года.

18. Жданова Дарья. Финальный аккорд не состоялся. Вместо точки в «деле Калейса» поставили длинное тире. – «Час», 18 февраля 2000 года.

19. Жданова Дарья. Калейс и начальничек его Озолс. – «Час», 16 февраля 2000 года.

20. Жданова Дарья. Финальный аккорд не состоялся. Вместо точки в «деле Калейса» поставили длинное тире. – «Час», 18 февраля 2000 года.

21. Маркарян Карен. ФСБ раскроет архивы по нацистам. – «Вести сегодня», 30 мая 2000 года.

22. Элкин Абик. Сейм не сдает нациста. – «Вести сегодня», 27 октября 2000 года.

23. Лебедева Наталья. Центр Визенталя: доказательств хватает. – «Вести сегодня», 11 июня 2005 года.

24. Не надо из палача делать героя! Заявление Совета еврейских общин Латвии. – «Час», 23 мая 2005 года.

25. С цепи сорвался? Заявление депутата Сейма Александра Кирштейнса. – «Час», 25 мая 2005 года.

26. «Neatkarīga Rīta Avīze», 2005. g. 27. maija.

27. Ошкая Ина. Кирштейнс лишился партии и портфеля. – «Час», 28 мая 2005 года.

28. Ошкая Ина. Кирштейнса не удалось «уволить». – «Час», 3 июня 2005 года.

29. Позиция посольства Израиля. – «Час», 3 июня 2005 года.

30. Кирштейнса велели снять американцы. – «Час», 8 июня 2005 года.

31. Ошкая Ина. Кирштейнс остался без должностей. – «Час», 17 июня 2005 года.

32. «Latvijas Avīze», 2005. gads, jūnijs.



33. Осинская Ирина. В беспорядках виновата Рижская дума. – «Час», 18 марта 2005 года.

34. “Diena”, 2005. g., 1. aprilis


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница