Вы думали, застревают только маггловские лифты? Напрасно



Скачать 305.4 Kb.
Дата29.07.2016
Размер305.4 Kb.
Лифт


Автор: Liane

Beta-reading: Эль Цета

Жанр: Romance

Рейтинг: NC-17 , slash

Pairing: Северус Снейп/Гарри Поттер


Disclaimer: Отказываюсь от всего, чего могу

Саммари: Вы думали, застревают только маггловские лифты? Напрасно.

Гарри зевнул и потянулся, откинувшись на спинку стула. Стрелка кабинетных колдочасов с деления «пора домой» уже давно передвинулась на «пора спать».

- Пожалуй, действительно пора двигать отсюда, - вслух произнес молодой человек, поднимаясь из-за стола. Гарри частенько задерживался на работе. Ему некуда было торопиться. Дома его никто не ждал, и он предпочитал коротать вечернее время где угодно, только не в пустой квартире. Перед уходом Гарри вытащил из кабинетного шкафа большую картонную коробку. В эти выходные он был приглашен на семейный праздник к чете Уизли, и в коробке находился подарок для крестника, двухгодовалого Риччи. Учитывая хроническую занятость, Гарри заказал подарок по каталогу и попросил доставить его на работу. Это был игрушечный лев – желтый, с рыжевато-коричневой гривой, зачарованный таким образом, чтобы не только развлекать ребенка, но и следить за ним, выполняя функции няни, а в случае необходимости рыком подавать сигнал родителям. Теперь предстояло оттранспортировать коробку домой. Доставивший заказ курьер пояснил, что компрессия может негативно отразиться на магической начинке подарка, так что об уменьшающем заклятии речи и быть не могло.

Проклиная магический мир, в котором невозможно применить магию, когда она нужна больше всего, Гарри, придерживая картонку обеими руками, попытался ногой открыть дверь. Через пару минут мучений и чертыханий коробка все же была опущена на пол, а дверь открыта классическим способом – с помощью рук. Подарок был легким, но сама упаковка достаточно неудобной. Дойдя до лифта, Гарри локтем нажал на кнопку вызова. Через несколько секунд мелодичный звонок оповестил о том, что подъемник прибыл. Молодой человек протиснулся бочком внутрь. В лифте уже кто-то находился, но высокая коробка мешала рассмотреть человека.

- Будьте добры, нажмите первый этаж, - попросил Гарри и нагнулся, чтобы пристроить подарок в углу. Двери плавно закрылись, и лифт поехал вниз. Наконец разобравшись со своей ношей, юноша разогнулся. В тот же миг лифт дернулся так, что Гарри отбросило на стоявшего у другой стены мужчину. Свет несколько раз мигнул и погас.

- О, прошу прощения, - пробормотал юноша, отодвигаясь от незнакомца.

- Ничего страшного, - отозвался он тоном «еще раз так сделаешь - и тебе не жить».

- Мы что, остановились?

- Какая потрясающая наблюдательность, - сочащийся сарказмом голос заставил Гарри почувствовать себя последним идиотом. «Действительно, глупый вопрос», - подумал он. В темноте было слышно, как незнакомец потряс дверь лифта, напоследок пнув ее ногой, и тихонько выругался. Гарри было одновременно и досадно, и смешно. Досадно, потому что сидеть ночью в застрявшем лифте, да еще и в кромешной темноте – занятие не из приятных. Темноты Гарри не боялся, но и не любил ее – это напоминало о детстве, большая часть которого прошла в запертом чулане. Смешно же от попыток товарища по несчастью выбраться из наглухо запертой кабинки.

- Плохи наши дела…

- Что вы хотите этим сказать? – прежняя язвительность в голосе незнакомца сменилась настороженностью

- Последний раз, когда этот лифт застрял, я проторчал здесь до утра.

- Ну и шуточки, - недовольно пробурчал мужчина и, пошуршав мантией, тихо произнес:- Люмос.

Темнота осталась непроницаемой.

- Бесполезно.

- Какого черта происходит? – в голосе незнакомца явно чувствовалась нервозность.

- Последнее нововведение Фаджа, - прокомментировал Гарри. – Приказом по министерству № 13/666-ЕТМ было предписано оснастить лифты и большую часть коридоров и помещений противомагической защитой. После покушения он всего боится.

- Старый параноик.

- Высокопоставленный параноик.

- Да, это существенно.

Оба фыркнули.

- И часто такое происходит? – раздраженно поинтересовался мужчина.

- Не очень. Со мной это пятый раз за три года.

- Проклятье! Надо же было этой ржавой морилке застрять именно сейчас! – Кабинку снова тряхнуло от достаточно сильного пинка по двери.

- Вы куда-то торопитесь?

- Ну что вы, в такое-то время?! Напротив, я всю жизнь мечтал провести хотя бы одну ночь в застрявшем лифте.

В голосе мужчины слышалось столько злости и яда, что Гарри предпочел заткнуться. Некоторое время в лифте царило молчание. Гарри не знал, что можно сказать незнакомцу, да и стоит ли. Трехлетний аврорский опыт подсказывал, что к его случайному спутнику лучше не навязываться с беседой, тот сам заговорит, если будет нуждаться в общении. Кроме того, резкий тон о ком-то напоминал…

Гарри сполз вниз, поудобней устраиваясь на корточках.

- Я думал, что застревают только маггловские лифты, - нарушил тишину незнакомец.

- Раньше я тоже так думал.

- С этим можно что-то сделать?

- Боюсь, что нет. Уже поздно, в министерстве никого нет, звать на помощь бесполезно, магия не работает… Здание перенасыщено разнородными заклятьями, некоторые плохо сочетаются друг с другом, поэтому иногда случаются такие казусы.

Судя по шороху мантии, незнакомец тоже опустился на пол. Через минуту молчания он снова подал голос.

- Чертов лифт… Позвольте поинтересоваться, что вы делаете здесь в такое время?

Гарри хмыкнул. Тон, которым был задан вопрос, заставил его вновь почувствовать себя учеником, застуканным преподавателем ночью в коридоре.

- Задержался на работе.

- Ничего себе задержался, время близится к полуночи. Вы аврор?

Едва уловимые нотки в голосе говорили о том, что незнакомец нервничал. Казалось, он спрашивает не потому, что ему интересно, а только ради разговора как такового.

Гарри его понимал. Когда он застрял в лифте первый раз, ему было очень неуютно в абсолютной темноте, тишина казалась оглушающей и, чтобы не сойти с ума, он разговаривал сам с собой.

- Да, аврор, как вы догадались?

- Не надо быть семи пядей во лбу. Только авроры торчат на работе круглые сутки.

- А вы что делаете здесь в такое время?

- Не ваше дело, - резко оборвал незнакомец. Еще через несколько минут тишины спутник снова не выдержал. Он заерзал, устраиваясь поудобней, и бормоча под нос что-то вроде «Задница тролля! Какого дьявола меня сюда занесло…». В нервном тоне отчетливо угадывались истерические нотки. Гарри озарило:

- Вы боитесь темноты?

- Конечно же нет, вы, идиот! – Но раздражение в голосе и та поспешность, с которой был дан ответ, выдали его с головой. Гарри подвинулся поближе, усевшись прямо на задницу, и выпрямляя затекшие ноги.

- Дайте руку.

- Не пойму, зачем вам это надо, - недовольно прошипел незнакомец, но руку не отдернул. Гарри сжал узкую холодную ладонь. Пальцы его спутника едва ощутимо подрагивали. Гарри прикрыл глаза. От незнакомца пахло чем-то приятным и знакомым. Только он не мог вспомнить чем.

- Так гораздо лучше, вы не находите?

Вероятно, незнакомец собирался ответить что-то нелицеприятное, но тут густую тишину прорезал отчетливый урчащий звук. Гарри рассмеялся.

- Черт, мой желудок решил напомнить, что я сегодня забыл пообедать. Жаль, что здесь нет домовых эльфов, я бы сейчас не отказался от хорошо прожареного кусочка мяса с картошкой или хотя бы сэндвича.

- А я – от пары глотков коньяка.

- Да, - Гарри мечтательно прикрыл глаза, - это тоже было бы неплохо. Хорошо бы сейчас оказаться дома, в кресле у камина, согреть в руке бокал и вдохнуть этот божественный аромат. А потом наслаждаться каждым глоточком. Вы смотрели когда-нибудь на огонь сквозь стекло бокала?

- Конечно, смотрел. Сопли тролля! Это звучит до омерзения романтично.

Снова услышав смех молодого человека, незнакомец немного расслабился. Присутствие аврора действовало успокаивающе. Ему страшно было даже подумать, что он мог оказаться в застрявшем лифте один. В темноте прошлое напоминало о себе, безжалостно сжимая грудь железными обручами, не позволяя вздохнуть. Да, он любил полумрак, когда можно было, слившись с тенями, оставаться незаметным наблюдателем. Но в полной темноте он чувствовал себя беззащитным, ожидая удара в любой момент. События времен Вольдеморта, в которых он принимал непосредственное участие, не прошли бесследно.

- Странно, что вы предпочитаете коньяк. В нынешние времена молодежь не очень-то ценит благородные напитки, предпочитая литрами заглатывать дешевое пойло, которое ударяет по мозгам. Что-нибудь типа огнегонки.

- Сам не знаю, откуда у меня эта привычка. А напиваться мне некогда – работа.

Желудок снова заурчал. Гарри подтянул колени к подбородку, надеясь новой позой заглушить недовольство внутренних органов.

- Выходит, вы весь день ничего не ели и теперь неизвестно когда сможете поужинать?

- Да ладно, - легкомысленно ответил Гарри, - не первый раз, не последний.

- Вам следовало бы внимательней относиться к своему здоровью.

В ответ раздалось хмыканье.

- Вам-то что?…

- Мне-то ничего. Жаль вас, глупцов. Зелье от язвы желудка невообразимо горькое.

- Откуда вы знаете?

- Пробовал.

- Ха!


Оба фыркнули.

- А вы забавный, - незнакомец все больше интриговал Гарри своими контрастами. Нетерпеливый и раздражительный, что можно было заметить даже за такой короткий срок общения, он в то же время обладал чувством юмора. Трудно было предсказать его реакцию – когда он разозлится, а когда напротив, развеселится.

- Забавный – это не то слово, которым меня обычно характеризуют. Почему вы не женаты? – Все это было произнесено на единой интонации, без перехода. От неожиданной смены темы Гарри немного растерялся.

- Эээ… Тоже догадались? Впрочем, не трудно было.

- Ну так почему же? С вашей работой вам нужен кто-то, кто заботился бы о вас.

Еще один смешок.

- Женщины меня не интересуют.

- Полагаю, что друга у вас сейчас тоже нет?

- Нет. Со своим парнем я расстался месяца четыре назад.

- Простите мое любопытство, почему? Судя по голосу, вы достаточно молоды, обаятельны и, могу предположить, симпатичны.

- Почему вы так считаете? – молодого человека явно позабавили эти рассуждения.

- Я считаю, что внутренний мир человека сильно сказывается на его внешности. Все его страсти, все демоны, обитающие в душе, непременно находят свое отражение в чертах лица, телосложении, движениях, манере разговаривать...

- Откуда вы знаете, какой у меня внутренний мир? – аврор насторожился.

- Сейчас я не могу видеть вас, но могу слышать. Я слышу, что вы говорите, как вы говорите, я слышу ваш смех, – «И я не чувствую исходящей от вас угрозы», — подумал незнакомец, но не стал произносить это вслух. - Поверьте, этого вполне достаточно, чтобы сделать предварительные выводы. И все же вы не ответили на мой вопрос.

- Это сложно… - Гарри с трудом подбирал слова, чтобы объяснить причину незнакомому человеку. – Дело в том, что я… эээ… обладаю некоторым весом в обществе… Может, на этой почве у меня развилась паранойя, но мне слишком часто кажется, что людей не интересую я сам как человек, как личность. Как-то так получается, что одни ловят каждое мое слово с открытым ртом, соглашаясь со всем тем бредом, который я начинаю нести, другие же пытаются извлечь максимум выгоды из наших отношений.

- Молодой человек, обладающий весом в обществе, но при этом работающий до поздней ночи в должности простого аврора и забывающий пообедать. Звучит немного фантастично. Ни один из тех влиятельных людей, с которыми я имею несчастье быть знакомым, не стал бы утруждать себя неблагодарным трудом. Очевидно, вы достаточно незаурядны… — слова незнакомца звучали, скорее как рассуждение, а не комплимент. Они помолчали. Гарри не стал уточнять, что он не совсем простой аврор, а начальник одного из подразделений – отряда быстрого реагирования, что в его возрасте было немыслимо для кого-либо другого. Затем юноша спросил:

- А вы?

- Я что?

- Вы женаты?

- Нет.


- Почему?

- Не ваше дело.

Речь собеседника вновь стала сухой и резкой. Несколько секунд Гарри молча открывал рот, не зная, что ответить на такую грубость.

- Вы не думаете, что в ответ на свою исповедь я имею право услышать ответ на вопрос?

- Не думаю, вы, нахальный юнец.

Гарри обиделся. Отпустив руку незнакомца, которую держал в своей все это время, он чуть отодвинулся и обхватил колени, положив на них голову. Некоторое время в кабинке висела напряженная тишина.

- Эээ… Я тоже предпочитаю мужчин.

Голос незнакомца звучал мягче и немного виновато. Гарри вскинул голову, впрочем, ничего в чернильной темноте не увидел. Мужчина продолжил:

- И к тому же у меня отвратительный характер. Со мной никто не уживется.

- Похоже на правду, - пробормотал Гарри, озадаченный изменением настроения незнакомца. Тот усмехнулся. Затем, раздалось шуршание ткани. Мужчина подвинулся к Гарри, так, что их плечи соприкоснулись, и протянул руку.

- Это действительно успокаивает, - как бы оправдываясь, произнес он, - темнота не кажется такой… угнетающей.

Гарри сжал ладонь в знак того, что извинения принимаются.

*****

Спустя какое-то время



— Почему вы молчите? — Мужчина, только что достаточно доброжелательно общавшийся с Гарри, если к нему вообще применимо слово «доброжелательность», был снова зол и раздражен.

— А что я должен сказать, по-вашему?

— Да хоть что-нибудь, черт вас побери!

— Эээ… У вас есть мечта?

— Лучше бы вы молчали, — с мукой в голосе воскликнул собеседник Гарри. Тот рассмеялся:

— Странный вы.

— И что странного?

— Вы все время ворчите! Иногда я не могу понять, говорите вы серьезно или шутите.

— Молодой человек, я всегда все говорю серьезно.

— То есть мне все-таки заткнуться?

— Не стоит. Я готов выслушать ваш бред, раз уж ничего умного от вас не дождаться.

— Знаете, любому другому на вашем месте я бы уже давно навешал хороших пи***лей.

Теперь развеселился незнакомец.

—- И что вам мешает проделать то же самое в отношении меня?

— Не знаю, — пожал плечами юноша. — Может, то, что сейчас мы в неравном положении?

— Это как?

— Думаю, я сильнее вас физически. Впрочем, если бы здесь можно было применять магию, едва ли что-то изменилось бы.

Незнакомец презрительно фыркнул:

— Вы слишком самонадеянны, молодой человек. Мы действительно никогда не окажемся в равном положении, потому что вам до конца жизни не узнать о магии столько, сколько знаю я.

— Поверьте, я знаю гораздо больше, чем можно предположить, учитывая мой возраст. Я…

— Что вы?

— Да так, ничего. — Гарри понял, что чуть не проговорился. Ему вовсе не хотелось раскрывать себя. Неизвестно, как отнесется этот странный человек к тому, что он тот самый Герой волшебного мира, Золотой Мальчик. — Вы знаете непростительные заклятья?

«Даже лучше, чем хотелось бы», — подумал незнакомец, но ответил коротко и сухо:

— Да.


Оба замолчали. Ни тот, ни другой не захотели продолжать этот разговор, потому что пришлось бы затронуть войну с Вольдемортом. А это была слишком скользкая тема. Для обоих.

*****


Время в кабинке тянулось мучительно долго Казалось, что если прислушаться, то можно услышать, как ползут минуты. Два человека разговаривали. Они разговаривали ни о чем, и обо всем. Когда они начинали травить анекдоты, задорный юношеский смех и глуховатый, но не менее заразительный смех мужчины вырывались за пределы лифта, разносясь эхом по пустынным коридорам Министерства Магии. Иногда они замолкали, и тогда тот, что был постарше, непроизвольно сжимал руку более молодого и чуть теснее прижимался к нему плечом.

— Вы знаете, как египтяне мумифицировали своих умерших?

— Обмазывали смолами и заворачивали в бинты?

Смешок.


— И это тоже. Но прежде всего у них вынимали внутренние органы.

— Фу, какая гадость. И зачем это было нужно?

— Магглы придают этому ритуалу религиозно-мистическое значение, но правда состоит в том, что эти органы являлись ценными компонентами как для использования в магических целях.

— Но как же сейчас мы обходимся без человеческих органов?

— За последние два тысячелетия было сделано много открытий, аналогичное действие было обнаружено у органов различных животных — как магических, так и обычных. Те случаи, когда заменить человеческие ткани невозможно, сейчас отнесены к разделу черной магии. Как правило, заменить не удается человеческий мозг.

— Вы хотите сказать, что египтяне удаляли мозг тоже?

— Разумеется.

— Но как? Я хочу сказать, я видел мумии в музее, и их головы выглядели вполне целыми. Фырканье.

— Вы считаете, что извлечь мозг можно, только проломив череп?

— Эээ…


— Египтяне вводили бронзовый крючок в левую ноздрю — непременно в левую, иначе магические свойства компонента ослаблялись, — ломали перегородку решетчатой кости, отделяющей носовую полость от черепа...

— Замолчите! Это ужасно!

Тихий смех

. — Ну почему же, мертвые ничего не чувствуют.

— Все равно. Это противно!

*****


— Как? Вы не знакомы с теорией черных дыр? — увлеченность в голосе молодого человека заставила незнакомца понимающе улыбнуться. — В их появлении большую роль играет гравитация.

— Я представляю себе, что такое гравитация, но не представляю, что такое черные дыры! Я понимаю, когда что-то исчезает по мановению волшебной палочки, но в маггловском мире ничто не может просто взять и упасть в какую-то дыру, не выпав при этом с другой стороны.

— Понимаете, любые массы искривляют пространство-время. И чем больше эта масса, тем сильнее искривление. Когда большая масса вещества оказывается в сравнительно небольшом объеме, то под действием собственного тяготения это вещество будет сжиматься, пока не наступит гравитационный коллапс. — Мужчина закатил глаза, но прерывать собеседника не стал. — В процессе коллапса концентрация массы и кривизна пространства-времени растут. В результате наступает момент, когда пространство-время сворачивается так, что ни один сигнал не может выйти из коллапсирующего объекта наружу. Понятно?

— Эээ… Не совсем.

— В общем, звезда сжимается под силой собственного тяготения. По мере сжатия напряженность гравитационного поля звезды нарастает, а вместе с ним нарастает искривление пространства-времени. Когда звезда сжимается до нескольких километров, пространство-время «сворачивается» и звезда исчезает из видимой Вселенной, от нее остается только гравитационное поле. Теперь понятно?

Мужчина не совсем понял, что такое пространство-время, но, не желая нарваться на новые объяснения, пробормотал:

— Да, в общих чертах… — А вы знакомы с теорией большого взрыва, в результате которого была образована наша Вселенная?

— Если вы не возражаете, я с удовольствием выслушаю эту теорию в следующий раз

Смешок.

— Как скажете.

*****

- Знаете, у вас очень красивый голос.



- Это единственное, что есть красивого во мне, - незнакомец мрачно хохотнул.

- Не верю. Мне кажется, у вас красивая душа, просто вы привыкли защищаться, поэтому не каждый может ее увидеть.

- А вы, значит, увидели?

- Что вы, здесь слишком темно, - оба рассмеялись, затем Гарри добавил: - Но я так чувствую.

- Вы ошибаетесь, - теперь в голосе не было ни намека на юмор. Слова были произнесены серьезно и сухо. Гарри ощутил, как какое-то теплое чувство разливается у него в груди. Почему-то хотелось приласкать этого странного человека, заверить в том, что все страхи напрасны. Он не знал, что это за страхи, но аврорское чутье говорило, что они были. Гарри повернул голову, жалея, что не может сейчас заглянуть в глаза незнакомцу. Была в нем какая-то тайна, одновременно скрытая угроза и обещание блаженства. Молодой человек почувствовал теплое дыхание на своем лице – очевидно мужчина тоже смотрел в его сторону.

- От вас вкусно пахнет. Какие-то пряности – гвоздика, кардамон, еще что-то…

- Работа такая.

- Кем вы работаете?

- Кондитером.

Гарри фыркнул.

- Ну да, конечно.

Они снова замолчали.

- Знаете, я тут подумал, жаль, что мы не встретились в другой обстановке, при свете дня.

- Почему же?

- Мне хочется разглядеть вас, заглянуть вам в глаза. Вы, наверное, очень интересный человек. И то, что вы говорили про внутренний мир и то, как он отражается на внешности…

- Уверяю вас, молодой человек, ничего хорошего вы не увидели бы. В другой обстановке едва ли вы вообще захотели бы о чем-то со мной разговаривать.

- Почему вы так о себе говорите?

- Я знаю, о чем говорю… - в голосе незнакомца чувствовалась горечь.

- Я вам не верю.

Гарри не мог побороть желания прикоснуться к таинственному незнакомцу, к которому его тянула какая-то невидимая сила. Он поднял руку и, осторожно протянув ее в темноту, дотронулся до волос мужчины. Тот дернулся, но не отстранился. Осмелевший юноша пропустил длинные пряди сквозь пальцы. Незнакомец сидел напряженно, не шелохнувшись. Пробежавшись по волосам еще несколько раз, наслаждаясь их гладкостью и прохладной шелковистостью, Гарри позволил своей руке скользнуть к лицу, погладив щеку и проследив пальцами линию скулы до подбородка.

- Зачем вы это делаете? – голос мужчины изменился, стал хрипловатым.

- Не знаю, - честно признался Гарри, - просто мне захотелось хотя бы прикоснуться к вам, раз уж я не могу вас увидеть. Вам это неприятно?

- Нет, мне… приятно. Просто я не вижу смысла в этих действиях.

- Тогда можно я… - Гарри снова дотронулся до незнакомца, исследуя черты его лица кончиками пальцев. - Вы считаете, что все должно иметь смысл?

- Разумеется. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на бессмысленные вещи.

- И сейчас вы совершенно впустую теряете время в этом лифте, беседуя со мной?

- Именно.

- А я думаю, что случайностей в этой жизни не бывает.

- И как понимать ваши слова?

- Из каждой встречи человек что-то для себя выносит – какой-то урок, какой-то опыт. Просто не все это понимают.

- Вы не знаете, о чем говорите, молодой человек. Приобретение опыта иногда обходится нам слишком дорогой ценой… Слишком дорогой. Хотел бы я, чтобы некоторые встречи в моей жизни никогда не произошли.

- Но согласитесь, что в ответ на все неприятные встречи жизнь предоставляет нам и другие, те, которые нам помогают, выводят из затруднительных ситуаций, а подчас спасают нашу жизнь и душу…

- О да! – в голосе незнакомца смешались горечь и сарказм. – Свою жизнь я, может, и спас… ценой своей души.

- Вы не производите впечатления человека без души.

- Это вы не видели меня при дневном освещении.

Оба тихо засмеялись.

- Вы мне кого-то напоминаете, только не могу вспомнить, кого.

- Вы мне тоже. Хотя уверен, если бы мы раньше встречались, я бы не смог вас забыть.

- Боюсь, вы не забыли бы меня, даже если захотели бы.

Негромкий смех снова нарушил давящую тишину.

- Знаете, меня уже давно никому не удавалось рассмешить.

- Чувствую себя польщенным, - Гарри выпустил руку незнакомца, чуть отстраняясь, чтобы сесть по-другому.

- Вы куда? – Мужчина снова напрягся. Голос был ровным и холодным, но Гарри уловил в нем скрываемые нотки огорчения и разочарования.

- Как вы думаете, куда я могу сбежать из закрытого лифта? – хмыкнул он. – Я здесь.

Молодой человек опустился на колени рядом с незнакомцем, повернувшись к нему, затем осторожно нашел его в темноте, взяв его лицо обеими руками. Пальцы ласкали линию губ сидящего напротив человека. Тот замер, но послушно приподнял голову, повинуясь теплым ладоням.

- Не стоит делать то, о чем вы можете потом пожалеть.

- Я не пожалею. Вы мне нравитесь, - выдохнул юноша, приблизившись и накрывая рот мужчины своим. Это было так приятно — пробовать на вкус губы незнакомца, чувствуя, как он постепенно расслабляется и начинает отвечать на поцелуй. Скользнув языком в горячую, влажную глубину рта, Гарри не удержался от тихого стона. В следующий миг его оттолкнули.

- Проклятье! Что вы делаете?

- Вам не понравилось?

- Тролль надери вам задницу! Вы прекрасно знаете, что понравилось. Но у меня нет привычки целоваться в застрявшем лифте с незнакомыми людьми.

- Вообще-то за мной тоже таких увлечений не водится.

- Тогда зачем это?

Гарри огорчило раздражение и недоверие в голосе мужчины. Как будто тот ожидал подвоха с его стороны.

- Не знаю. Просто мне захотелось вас поцеловать.

- Вы всегда поступаете так, как вам хочется, не считаясь с мнением окружающих, не так ли?

- Но… вы же сами сказали, что вам понравилось.

- Вы невыносимы.

- Возможно, но мне слишком редко об этом говорят.

- Маленький наглец…

С последними словами Гарри почувствовал, как рука незнакомца легла ему на затылок, притягивая ближе для нового поцелуя.

*****

- Это невероятно! Ты потрясающе целуешься, - задыхаясь, произнес Гарри, когда снова смог говорить. Незнакомец довольно хмыкнул. Гарри обнял мужчину и поцеловал его в шею. Руки незнакомца поглаживали его спину, отчего по всему телу разливались теплые волны. - Это немного необычно, когда можешь просто чувствовать, не отвлекаясь на зрение.



- И это только начало.

- В твоих устах звучит многообещающе…

Мужчина передвинулся, опираясь спиной о стену кабины лифта и вытянув ноги, затем потянул юношу на себя, так, чтобы тот сел сверху. Оказавшись у него на коленях, Гарри почувствовал, как сильные руки незнакомца притягивают его ближе, прижимая к себе. Теперь каждое прикосновение казалось гораздо более интимным, чем раньше. Запустив одну руку в густую шевелюру, мужчина слегка отклонил голову юноши назад и поцеловал, глубоко проникая языком в рот. Гарри не выдержал и застонал. В следующий миг губы отстранились. Горячее дыхание мужчины скользило по его лицу, обещая сладостное прикосновение, но не давая его. Гарри протестующе замычал. Наклонившись к его уху, незнакомец легким прикосновением языка скользнул по нежной коже, а затем взял мочку губами, чуть сжал ее и прошептал:

- Теперь чувствуешь?

От этих прикосновений и бархатного голоса целый рой мурашек пробежался по коже, подняв дыбом волоски на всем теле.

- Не дразни меня…

Больше он ничего не смог произнести, полностью погрузившись в море ощущений, когда незнакомец начал покрывать поцелуями его шею.

- Ты такой отзывчивый… - Мужчина прикусил тонкую кожу, вызвав очередную волну дрожи. В ответ юноша поцеловал его в губы. Боясь спугнуть незнакомца, он несмело притронулся пальцами к застежке мантии. Мужчина не высказал признаков беспокойства, позволив расстегнуть ее. Очевидно, он уже все решил для себя.

Гарри проник руками под мантию, поглаживая грудь и спину незнакомца, а затем тихонько потянул рубашку, вытаскивая ее из брюк, чтобы иметь возможность прикоснуться к коже этого невероятно сексуального мужчины. Тот хмыкнул:

- А ты нетерпелив.

- Ты сам довел меня до такого состояния.

- До какого? – с наигранным удивлением поинтересовался мужчина.

- Гм… до такого… - Гарри прижался к мужчине плотнее, потершись о его живот своей эрекцией.

- Беда с этой молодежью, - наигранно вздохнул он. – Ну и что прикажешь с этим делать?

- Для начала помолчи немного.

Гарри снова приник к губам любовника, не давая ему сказать очередную колкость. Мужчина действовал более терпеливо. Он не спеша расстегнул мантию юноши, а затем медленно принялся за пуговицы, лаская губами каждый новый открывающийся кусочек кожи. Гарри последовал его примеру, быстро, насколько позволяли дрожащие пальцы, расстегнув рубашку мужчины.

- Какая гладкая, - пробормотал он, с наслаждением потершись щекой о грудь мужчины.

- Между прочим, твоя щетина царапается.

- Ой, прости.

Гарри с энтузиазмом принялся заглаживать свою вину, лаская губами и языком нежную кожу. Обнаружив кнопочку соска, молодой человек начал теребить эту податливую плоть, чуть прикусив ее зубами. Мужчина шумно выдохнул. Продолжая целовать грудь, Гарри опустил руки на бедра незнакомца, погладил их и скользнул к внутренней стороне. Услышав судорожный вздох, юноша решительно потянулся к пряжке ремня. Он больше не мог играть в эти игры. У него слишком долго никого не было, а этот мужчина был таким притягательным, таким сексуальным!

- Я хочу попробовать твой вкус, хочу познать тебя…

- Будь осторожней со своими желаниями, ты можешь получить то, что просишь.

- О… – Гарри наконец справился с ремнем и молнией и добрался до своей цели – бархатистого на ощупь, полуэрегированного члена мужчины. – Черт, так неудобно. Ты можешь лечь?

Нащупав рядом на полу свою мантию, он помог своему любовнику подложить ее под голову. В темноте раздался глухой стук и ругань незнакомца.

- Что это за хрень?!

- Осторожно, это подарок для племянника.

- Какого дьявола ты его не уменьшил?

- Потому что нельзя, - терпеливо объяснил Гарри тем тоном, которым обычно обращаются к маленьким детям. Затем он поднялся к лицу незнакомца, намереваясь поцеловать его в губы, но промахнулся в темноте, клюнув его в щеку.

- Ты придурок, - проворчал мужчина, зарывшись обеими руками в его волосы и притягивая для поцелуя.

- А ты зануда, - ответил Гарри, оторвавшись от мягких губ и сползая ниже.

- Заткнись и займись, наконец, делом.

Когда юноша добрался до пупка, незнакомец нетерпеливо вскинул бедра.

- Почему ты все еще в брюках? – недовольно проворчал Гарри, стягивая остатки одежды с любовника.

- Потому что ты, идиот, не снял их,- ответил тот, дернув ногой и опять попав по коробке. Из коробки донесся рык.

– Ни хрена себе подарочек. Ты что, тигра из зоопарка попросил упаковать?

- Почти… я же сказал, осторожней.

Наконец, Гарри устроился между ног мужчины, добравшись до вожделенного члена. Поглаживая бедра, он провел языком по головке, а затем, обхватив ее губами, слегка всосал. Мужчина снова двинулся ему навстречу, сдавленно застонав. Гарри чувствовал, как горячая плоть все больше твердеет под ласками его языка. Облизав головку, он скользнул губами по всей длине члена, одновременно слегка сжимая и поглаживая одной рукой яички мужчины. Он не видел незнакомца, но то, как тот реагировал на его прикосновения, ласки, безумно его возбуждало. Гарри хотел доставить ему еще больше удовольствия, подарить всю свою нерастраченную нежность. Он и сам не понимал, что в этом человеке так его зацепило, но ни язвительный тон, ни нарочитая грубость не могли полностью заслонить нечто, что было в незнакомце и от чего сладко сжималось сердце. Внутреннее чутье подсказывало Гарри, что тот всего лишь пытался защитить себя. И сейчас молодой человек хотел дать ему почувствовать, что он в полной безопасности.

Сжимая бедра незнакомца в такт своим движениям, Гарри продолжал ласкать губами его член, заглатывая почти до конца.

- Подожди, хватит… - запустив руку в густые пряди, незнакомец потянул его голову вверх. – Я хочу тебя… Можно?

Хриплый, задыхающийся голос мужчины, вызвал новую волну сладкой дрожи возбуждения у Гарри. Облизав пересохшие губы, он кивнул, но, вспомнив, что в темноте его не видно, с трудом выдавил:

- Да...

Мужчина подтянул его к себе и перевернул на спину. Гарри задыхался, чувствуя горячие губы, ласкающие его тело. Его последний любовник не был и вполовину так хорош.

- Ну же, не тяни, - простонал Гарри, желая большего, более ощутимых ласк, более грубых прикосновений. Его партнер, очевидно, почувствовал это и протянул руку, проведя пальцами по губам. Гарри жадно всосал пальцы, облизывая и слегка покусывая их. Потом рука исчезла. В следующий миг член Гарри оказался в горячем влажном плену, и одновременно одним движением мужчина ввел в него сразу два пальца. Ощущения были невероятными. Гарри застонал, двигаясь навстречу.

- Меееерлин… Ты хочешь, чтобы я кончил прямо сейчас?

Мужчина хмыкнул, оставив в покое его член:

- Даже и не думай, ты кончишь только вместе со мной.

- На твоем месте… я бы не был…. в этом так уверен… ооох…

Гарри задохнулся, когда незнакомец нашел сладостную точку и принялся поглаживать ее. Когда же к двум пальцам добавился третий, его терпение иссякло.

- Хватит, я готов. Иди ко мне.

Обильно смазав член слюной, мужчина устроился между широко разведенных бедер Гарри.

- Жаль, что я не могу видеть твое лицо, - прошептал он и приник к губам юноши. Гарри застонал и прикусил губу любовника, когда почувствовал, как толстая, влажная головка проникает в него, растягивая тугую плоть. Это было больно. Но с каждым новым толчком боль уступала место ощущению острого наслаждения, становившегося тем больше, чем глубже было проникновение. Мужчина качнул бедрами, входя до конца. Он старался быть осторожным, но горячий узкий канал, сжимавшийся вокруг его члена, заставил его потерять голову. Толчки становились все более глубокими и интенсивными. Гарри сжал ягодицы любовника, пытаясь заставить его двигаться еще быстрее. Он чувствовал, как внутри зарождается теплая волна, и жаждал большего. Когда мужчина обхватил его член, двигая рукой в такт со своими движениями, наслаждение стало невыносимым. Гарри протяжно вскрикнул, выплескиваясь на руку любовника и забившись в сладкой судороге. В следующий миг незнакомец последний раз глубоко вошел в него, крепко стиснув бедра юноши, а затем повалился рядом, крепко прижав его к своей влажной от пота груди.

***


- Это было потрясающе, - обняв любовника и опустив голову ему на грудь, Гарри сонно закрыл глаза.

- Эй, рано спать…

- Еще одного раунда я не выдержу.

В ответ раздалось ехидное хмыканье.

- У тебя все мысли – только о сексе.

- А о чем еще, по-твоему, я должен думать после лучшего траха в моей жизни?

- Ну… Например о том, что могут увидеть утром служащие министерства, когда лифт заработает.

- Черт! Ты прав, надо бы одеться.

Очень не хотелось покидать такую удобную теплую подушку, но скандал в министерстве тоже был ни к чему. Гарри встал на колени, нащупывая в темноте одежду.

- Так, это рубашка… Кажется, моя… На, возьми это…

- Это твои брюки. И отдай мою рубашку.

- Но я тебе ее отдал.

- Это твоя, идиот. У моей другой воротничок.

- Да нет же, что, я свою рубашку не узнАю? Вот черт… Слушай, и вправду твоя, мне велика…

Нащупывание и дележка одежды продолжались достаточно долго. Наконец одевшись, нечаянные любовники устроились у стены, крепко обнявшись.

- Я тебя не отпущу, - пробормотал Гарри, прежде чем провалиться в сон. Он не мог видеть, сколько печали и безнадежной тоски появилось в глазах мужчины при этих словах.

***

Гарри проснулся оттого, что кровать тряхануло, а мигнувшая вспышка света ослепила даже сквозь закрытые веки. Приоткрыв глаза и не обнаружив знакомой обстановки, он припомнил события прошедшей ночи. Свет опять моргнул. Руки человека, на чьей груди он так уютно пристроился, напряглись, отодвигая его от себя. В сознании успела мелькнуть радостная мысль, что наконец-то он увидит ЕГО - невероятно опасного и притягательного мужчину, потрясающего любовника…



Свет включился, лифт плавно двинулся вверх.

- П-поттер?

- П-профессор Снейп?

Они отскочили друг от друга, шокированные и потрясенные. Гарри споткнулся о коробку и чуть не грохнулся на нее сверху. Это была необычная картина: два человека стояли друг напротив друга, встрепанные, с припухшими от поцелуев губами и с ясно читавшимся ужасом в глазах. Лифт остановился. С мелодичным звуком двери разъехались в стороны. Северус Снейп резко развернулся и стремительно вышел из лифта, направляясь к ближайшему камину атриума. Гарри с обалдевшим видом смотрел на развевающиеся полы мантии, не в силах двинуться с места. Двери лифта захлопнулись.

- Дьявол! – Поттер пнул створку, и, не добившись таким образом желаемого результата, нажал на кнопку. Когда двери снова открылись, профессора в атриуме уже не было. Гарри подхватил неудобную коробку и вышел из лифта.

Когда Поттер вывалился из камина своей квартиры, на часах было 5 утра. Похоже, сегодня выспаться ему не удастся. Аврор рухнул на кресло. Мерлиновы яйца! Он переспал со Снейпом! Нет, не просто переспал, он признался своему бывшему, страстно ненавидимому учителю, что это был лучший секс в его жизни! От одной этой мысли волосы на голове вставали дыбом и начинали шевелиться. Да его должно вытошнить только от одной мысли, что Снейп к нему прикасался! Но, вспомнив подробности бурной ночи, Гарри залился краской. Кто бы мог подумать, что злобный и вредный Мастер Зелий окажется таким страстным любовником? Злой, обессиленный и озадаченный, он поднялся и поплелся в душ.

***

Последний месяц профессор Снейп пребывал в более отвратительном настроении, чем когда-либо. Минерва МакГонагалл от всей души радовалась тому, что эта вспышка депрессии пришлась на летние каникулы, иначе Гриффиндор потерял бы все свои баллы. Домовые эльфы сбились с ног, пытаясь угодить профессору, который злился то из-за недожареного мяса, то из-за пересоленого супа, то из-за плохо свареного кофе. Первые две недели, глядя на это, остальные преподаватели только молча переглядывались и пожимали плечами, затем привыкли.



В один из отвратительных душных вечеров, откинув журнал «Зельевар», в который бессмысленно пялился вот уже четверть часа, Северус Снейп решил навести ревизию в своем кабинете. Поставив в центре комнаты большое ведро, он со злостью швырял туда треснутые колбочки из под зелий, ингредиенты с истекшим сроком годности, подаренные кем-то из преподавателей на дурацкие праздники не менее дурацкие безделушки, ненужные свитки пергамента, предварительно с воодушевлением раздираемые в мелкие клочки. В самый разгар уборки, когда Снейп уже начал получать удовольствие от подобного времяпрепровождения, в дверь постучали. Преодолев желание высыпать на голову посетителя ведро с мусором, Снейп резко распахнул дверь. И тут же попытался закрыть ее.

Однако не зря Поттер учился в Академии Авроров целых три года. Через пару минут упорной, молчаливой борьбы, победа осталась за Мальчиком-Не-Знающим-Поражений.

- Чего вы добиваетесь, Поттер? Что вам еще нужно? Вы считаете, что еще недостаточно меня унизили? – на лице профессора читались ярость и бессилие.

- Я не собираюсь вас унижать, я только хотел поговорить.

- Нам не о чем разговаривать.

- А я думаю, есть о чем. И я не уйду отсюда, пока мы не поговорим.

Поттер бесцеремонно прошел в кабинет, покосившись на ведро с мусором, и уселся в любимое профессорское кресло. Этого Снейп пережить уже не мог.

- Поднимай свою задницу, тупоголовый идиот, и выметайся из моего кресла! – рявкнул зельевар. Решив, что «выметайся из моего кресла» не то же самое, что «выметайся из моего кабинета», Поттер счел, что все не так уж безнадежно и, чтобы не злить Снейпа лишний раз, пересел на неудобный стул с высокой прямой спинкой. Снейп со злостью приземлился в кресло, отчего оно жалобно скрипнуло.

- Профессор, я тут много думал… эээ… о том, что произошло между нами и… эээ… решил, что это неправильно, если мы будем относиться друг к другу как и раньше.

- Одна ночь секса ничего не меняет.

- Ночь секса, может, и не меняет. А ночь разговора может изменить многое.

- Неужели, Поттер? Что может изменить пустая болтовня?

- Это не пустая болтовня. Вы задумывались о том, что, пока мы не знали, с кем находимся рядом, могли нормально разговаривать? Вы не тыкали мне в глаза моей знаменитостью, а я разглядел в вас интересного человека, скрывающегося под маской цинизма, но которому можно довериться.

- Поттер, вы заблуждаетесь насчет…

Он не успел договорить, Поттер перебил, нетерпеливо махнув рукой:

- Нет уж, профессор, послушайте меня: это ВЫ заблуждаетесь. Вы говорите «Поттер» и видите на моем месте отца. Вы всегда видели во мне ДЖЕЙМСА Поттера. И за моей фамилией, за моей внешностью вы не замечали другого человека – меня, ГАРРИ Поттера. Даже если бы мы оказались на необитаемом острове вдвоем, вы и за год не стали бы относиться ко мне даже на четверть так же хорошо, как вы отнеслись ко мне, когда не знали, кто я такой! – Гарри вскочил со стула, сопровождая свою горячую речь энергичными жестами. – Так почему бы вам, наконец, не признаться самому себе в том, что я не тот человек, которого вы всегда ненавидели? Почему сейчас, после нашего разговора в лифте, не признаться, что мое общество может быть вам приятно?

- Поттер, вы слишком многого от меня хотите. Вы все неправильно все поняли, хотя я вас предупреждал, что я не такой уж белый и пушистый, каким показался вам. Хотя, разве вы когда-нибудь прислушивались к предупреждениям? Я злобный, циничный ублюдок, каким все меня и считают. И у меня нет души.

- Черта с два! Не понимаю, почему вы так хотите убедить в этом себя и других!

- Потому что так и есть. А теперь убирайтесь из моей комнаты и из моей жизни! Вон! – рыкнул Снейп, поднимаясь с кресла и наступая на Поттера.

- Не думайте, что так легко от меня отделаетесь.

Гарри попятился к двери, не спуская глаз со Снейпа. Если бы пелена ярости и непонятного отчаяния не застилала разум зельевара, он бы заметил опасные огоньки, загоревшиеся в глазах гриффиндорца, и появившееся на его лице выражение хищника, почуявшего добычу. Улучив подходящий момент, Поттер молниеносно метнулся к Снейпу, схватив его за руки и прижав к стене, и впился своими губами в губы зельевара. Когда же тот протестующе замычал, Гарри воспользовался этим, проникая языком в рот своего любовника. Сначала Снейп дергался, но мускулистое, накачанное тело аврора не оставило ни единого шанса деятелю умственного труда. Тогда он сменил тактику, полностью расслабившись, надеясь на то, что слабости к некрофилии Поттер не испытывает, и скоро ему надоест измываться над бесчувственным телом. Однако все эти мысли моментально вылетели из головы, когда профессор почувствовал, как чужое колено вторгается между его ног, раздвигая их, а последовавшее затем прикосновение бедра к его паху заставило Снейпа застонать от бессилия и… наслаждения.

- Я же говорил, что не отпущу тебя, - прошептал юноша, прижавшись щекой к щеке профессора. Снейп проклинал свое тело, реагировавшее на ласки Поттера не так, как ему этого хотелось бы.

- Ты ненормальный.

- Для тебя это не новость.

Гарри обрушил на Снейпа град нежных поцелуев, по-прежнему крепко держа его. Двигая бедром между ног Снейпа, он почувствовал, что мужчина начал отзываться на эти прикосновения, постепенно расслабляясь.

- Поттер, тебе не обязательно держать меня.

Чуть отстранившись, Гарри недоверчиво взглянул на него.

- Да отпусти же, придурок, никуда я не сбегу.

Гриффиндорец ослабил хватку и, почувствовав, что профессор действительно не собирается вырываться, обнял его, продолжая осыпать страстными поцелуями. Погладив спину, Гарри переместил руки ниже, спустившись к ягодицам. Он слегка сжал их, наслаждаясь упругостью, чувствовавшейся даже через слои ткани. Потеряв бдительность, Гарри не понял, как так получилось, но в следующий миг прижатым к стене оказался он, а Снейп, глядя ему в глаза, прошипел:

- Ты еще не научился играть в эти игры, мальчишка!

На мгновение юноша испугался, что сейчас его выдворят за дверь:

- Предупреждаю, так просто ты от меня не избавишься…

- Да понял я уже, идиот! Сделай одолжение, заткнись хоть ненадолго.

Гарри радостно улыбнулся и еще теснее прижался к Снейпу всем телом.

*****

Гарри чувствовал себя счастливейшим человеком на свете, когда Снейп самым бесцеремонным образом волок его в спальню.



- Северус, подожди, - пробормотал он, чуть не грохнувшись на пол. Действительно, спущенные до колен брюки не способствовали быстрому продвижению к заветной постели.

- Ты передумал? – Снейп остановился как вкопанный, и Гарри, не успев затормозить, ткнулся в него носом.

- Даже не мечтай.

Воспользовавшись остановкой, он выпутался из брюк.

- Наконец-то, - выдохнул Гарри, повалив Снейпа на кровать. Юноша легко прикоснулся к губам любовника, облизывая и посасывая их. Он помнил этот вкус слишком хорошо.

Четыре мучительные недели Гарри сходил с ума, вспоминая сладость этого рта, и каждый раз напоминая себе, что он целовал Снейпа. Пока в один прекрасный день не осознал, что мысль об этом перестала его пугать. Да, это был Снейп, и именно Снейп дал ему то, что не смогли дать многочисленные любовники – чувство, что кто-то его может понять и что кто-то желает его не из-за того, что он знаменит. Гарри не мог не признать, что произошедшее между ними было великолепно. Волна нежности захлестнула Гарри. Крепко сжав Северуса в объятьях и чмокнув в уголок рта, он отстранился.

– Если бы ты знал, как же я хотел тогда видеть твое лицо, твои глаза, когда целовал тебя…

- Оставь эти телячьи нежности, - фыркнул Снейп, потянувшись к нему, но тут же был водворен на место мускулистыми руками. Теперь прикосновения губ стали более жесткими и требовательными. Это была борьба за доминирование. Две стихии, древние как мир, сошлись в борьбе, повинуясь первобытным инстинктам, и желая завладеть, сделать своей собственностью, утвердить свои права.

Впоследствии Гарри искренне недоумевал, каким образом, несмотря на свое физическое превосходство, он оказался снизу…

 

The end



Конец формы

























































































Firefox 3.5 с Яндекс.Баром. Не требует установки





























Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница