В XII веке Милан начинает враждовать с императором




Скачать 247.37 Kb.
Дата13.08.2016
Размер247.37 Kb.
 В XII веке Милан начинает враждовать с императором. В 1167 году Милан вместе с другими городами создает Ломбардскую лигу, которая в 1176 году побеждает императора Фридриха Барбароссу и в 1183 году по миру в Констанце император признает внутреннюю самостоятельность городов лиги и Милана в том числе.

В коммуне Милана с 1277 года первенствовал род Висконти, в XIV веке город подчиняет соседние коммуны, а в 1395 году образовано Миланское герцогство. Герцоги из династии Висконти построили в XIV веке первый Миланский замок. Границы герцогства изменялись, но ядром оставалась Ломбардия – равнина, ограниченная на западе Аппенинами, на юге – рекой По, с севера Альпами и с востока землями Венеции. Милан многократно воевал с Венецией, Флоренцией и Генуей, причем в XV веке трижды оккупировал Геную. Миланское герцогство вывозило сельскохозяйственную продукцию, лес, мрамор и шёлк. В Милане делали оружие и ювелирные украшения, здесь были мануфактуры по производству шерсти и хлопчатобумажных тканей. В 1386 году начало строится Миланский собор – самый известный готический памятник в Италии. Ранее на месте Миланского собора была церковь в честь Девы Марии, где был крещен в V веке Святой Августин. Собор строится более 400 лет – фасад завершен лишь в 1813 году, но действовать собор начал с 1572 года. 

Династия Висконти правит герцогством до середины XV века, когда, после кратковременной Амброзианской республики (1447-1450), названной в честь святого Амвросия, приходит династия Сфорца. При Сфорца, в середине XV века, Миланский замок был отстроен в современном виде. Впоследствии его облик  взяли за образец миланские архитекторы, работавшие над московским Кремлём, о чем ясно говорит форма башен и зубцов стены. Центральную башню миланской крепости («башня Филарете») спроектировал Антонио Филарете, одно время работавший вместе с Аристотелем Фиораванти в Московском Кремле.

Когда в герцогстве правил Лодовико Сфорца, миланский двор особенно поощрял науки и искусства и соперничал в этом благородном деле с папским и флорентийскими дворами. Так, в 1482 году, в Милан был приглашён Леонардо да Винчи. «Золотой век» герцогства закончился внезапно: страна была втянута в Итальянские войны Франции и Испании, Леонардо да Винчи покинул Милан.

В 1494 году Франция предъявила претензии на неаполитанское наследство,  миланский герцог поддержал французского короля Карла VIII. Первоначальные успехи Франции, угрожавшие суверенитету, заставили Милан пересмотреть свою позицию в этом конфликте и присоединиться к Венецианской лиге против Франции. Французские войска были изгнаны, но вскоре вернулись. В 1499 году сын Карла французский король Людовик XII захватил Милан. При этом захвате были использованы династические аргументы: будучи внуком Валентины Висконти, Людовик оказывался легитимным преемником первых герцогов, чей трон к тому времени занимали «безродные» Сфорца.

 Милан стал одним из центров противостояния Франции и династии Габсбургов, правившей в Священной Римской империи. В XVI веке император Карл V стал также и королем Испании. Миланское герцогство стало яблоком раздора в споре больших европейских сил: самим миланцам приходилось лишь балансировать в этой игре, поддерживая то французского короля, то императора. В конце концов победил император и король Испании: после смерти последнего герцога из династии Сфорца в 1535 году Милан вошел в состав испанских владений, а заключенный в 1559 году мир закрепил права испанской короны на Ломбардию. Миланом  управляли испанские губернаторы. В этот период город стал одним из центров Контрреформации. Возросшее значение Милана приводит к возникновению Амброзианской библиотеки (1600 - е годы) и Амброзианской художественной академии (1621 год).

В начале XVIII, в результате войны за Испанское наследство, владения испанских Габсбургов в Италии перешли под управление австрийских Габсбургов. В 1778 году в Милане был открыт знаменитый оперный театр Ла Скала – сейчас он считается лучшим оперным театром мира. 

В 1796 году войска революционной Франции вступили в Милан и на территории герцогства образовалась Цизальпинская республика. В 1798 году русские войска, воевавшие с французами под руководством Суворова, вступили в Милан. Но уже в следующем году французы вернулись и восстановили республику. В 1802 году Цизальпинская республика была реорганизована в Итальянской республики, чьим президентом стал Наполеон Бонапарт. После провозглашения Наполеона Императором французов в 1804 году, республика была преобразована в  Итальянское королевство. Королевский титул принял сам Наполеон, но фактически управлял его пасынок Евгений Богарне, получивший титул вице-короля.

После поражения Наполеона Венский конгресс принял решение, что территория  бывшего Миланского герцогства войдет в состав Ломбардо-Венецианского королевства, вассального Австрии. После победы итало-французских войск над австрийскими при Мажента в 1859 году, Ломбардия вместе с Миланом стала частью королевства Сардиния, преобразованного в 1861 году в объединенное Итальянское королевство.

Во время Второй Мировой войны Милан был сильно разрушен из-за бомбардировок. После войны город был быстро восстановлен и знаменит также и современной архитектурой. В Милане в 1956 - 1960 годах архитектором Альберто Пирелли был построен первый итальянский небоскрёб.



Сейчас город является одной из мировых столиц моды. В Милане находится много известных магазинов и фирм, в особенности на виа Монтенапелеоне и в галерее Виктора Эммануила на площади Дуомо возле кафедрального собора.

Согласно преданию, Венеция возникла в 421 году, однако многие современники подвергают эту дату сомнению и считают, что едва ли можно точно указать время образования города. Племя венетов обитало на островах, на которых теперь располагается город, еще за 1000 лет до новой эры.


   452 годом датируются первые исторические сведения о поселении на месте нынешней Венеции. Его возникновение связано с вторжением в Северную Италию полчищ гуннов под предводительством Аттилы, когда жители материка вынуждены были искать спасения на островах Адриатики.
   VI–X века – начало правления дожей. Путем искусных дипломатических маневров им удалось сохранить относительную независимость, не попадая под власть ни Византии, ни империи Карла Великого. В 809 году центром поселений в Лагуне становится Риальтина – архипелаг из 118 островов по обеим сторонам Большого канала. А в X веке впервые упоминается название Венеция.
   В 1000 году дож Пьетро Орсело II закрепляет владычество Венеции над Адриатикой. Это знаменательное событие ежегодно отмечается празднованием Festa della Sense («венчания с морем»).
   В 1172 году венецианская аристократия и богатые купеческие семьи создают Большой совет в стремлении ограничить власть дожа. К концу XIII века венецианская знать сделала решительный и бесповоротный шаг к установлению своей коллективной власти в ущерб единовластию дожа.
   В 1298 году состоялось так называемое закрытие Большого совета, то есть отныне быть его членами и принимать участие в выборах дожа могли только те венецианцы, предки которых по отцовской линии уже заседали в этом совете. В разное время в состав совета входило от 35 до 2000 членов.
   В 1203–1204 годах взятие Константинополя крестоносцами при поддержке Венеции помогает заложить основы могущественной венецианской торговой империи. После раздела Византии Венеции достается большинство островов в Эгейском море, а также острова Корфу и Крит.
   В 1297 году возникла Венецианская республика, которая по своей сути была властью аристократической олигархии. Активная борьба в это время происходила между Венецией и Генуей за торговые пути в Средиземном море.
   1423–1457 годы – время правления дожа Франческо Фоскари, при котором происходила наибольшая территориальная экспансия Венецианского государства. Его владения простирались от Альп до реки По и до Бергамо на западе. Под власть Венеции попал даже Кипр.
   Венецианский флот насчитывал 3000 судов, а торговлю с другими странами обеспечивали 300 крупных кораблей. В то время Венецию называли «хозяйкой всего золота христианского мира».
   В 1453–1476 годах в результате взятия Константинополя турками к ним перешла часть венецианских владений. Опасаясь турецкой экспансии, венецианцы сами напали на турок, но потерпели поражение и потеряли часть своих территорий.
   С 1499 года начинается упадок Венеции как крупной европейской торговой державы. Эпоха Великих географических открытий ознаменовалась усилением позиций других европейских государств, которые постепенно начинают вытеснять Венецию с ее традиционных торговых путей.
   В 1500 году Васко да Гама открывает путь в Индию. Торговой монополии венецианцев угрожают купцы с Востока.
   В 1508 году Папа Римский, германский, испанский и французский монархи объединяются, с тем чтобы подорвать Венецианскую империю.
   В 70-х годах XVI века Венеция снова вступает в войну с турками и теряет Кипр.
   В XVII веке могуществу Венецианской республики наносятся существенные удары. Габсбурги начали интенсивное развитие торговой гавани в Триесте. В войне с Австрией Венеция поддержала французов, однако в это самое время началась страшная эпидемия чумы, в результате которой за полтора года умерло около 50 000 жителей города.
   В 1796 году вторжение войск Наполеона Бонапарта в пределы Венецианской республики ознаменовало ее закат.
   В 1797 году Большой совет объявляет об упразднении Венецианской республики. Солдаты наполеоновской армии хозяйничают в городе, многие ценности перевозятся во Францию. Однако осенью этого же года Франция уступает город и всю провинцию Австрии. Венеция навсегда теряет свою независимость, а ее Арсенал, некогда крупнейший в мире центр судостроения, приходит в упадок и используется лишь для ремонта кораблей.
   После поражения Австрии под Аустерлицем 2 декабря 1815 года французы вновь завладевают Венецией, и правителем города становится Эжен де Богарне, вице-король Италии, пасынок Наполеона.
   С 1846 года Венеция перестала быть островом. Закончилось строительство железнодорожной магистрали Милан – Венеция, и «Королеву Адриатики» соединили с материком четырехкилометровым мостом.
   В 1848 году вместе с остальной Италией венецианцы восстают против австрийцев.
   В 1866 году Венеция добровольно присоединяется к Итальянскому королевству во главе с Витторио Эммануэлем II.
   В 1926 году Местре – пригород Венеции – получает независимый статус.
   В годы Второй мировой войны Венеция и Местре стали для Муссолини крупнейшими военно-промышленными центрами, однако это не повлекло за собой бомбардировок союзнической авиацией.
   В 1966 году событием в истории Венеции стало катастрофическое наводнение, когда уровень воды поднялся на 2 м. Это стихийное бедствие привлекло внимание и вызвало обеспокоенность всего мира. После него итальянское правительство и ЮНЕСКО выделили немалые средства на ремонтные работы и защитные мероприятия для предотвращения наводнений в городе.
   Венеция, как любое другое государство или город, имеет свою историю. Она пережила торжество и славу победительницы и горечь побежденной, знала богатство и угасание.
   Исторический центр Венеции расположен среди Венецианской лагуны Адриатического моря, на 118 низких песчаных островах, соединенных бесчисленными мостами и мостиками и тесно застроенных старинными домами. Такое необычное расположение города объясняется его происхождением.
   До своего основания область будущей Венеции включала в себя несколько римских городов: Аквилею, основанную в 181 году до н. э., Опитергий (совр. Одерцо), Тарвизий (совр. Тревизо), Альтин (совр. Альтино), Патавий (совр. Падуя) и др.
   В 452 году, когда угасающая Западная Римская империя уже утратила свою военную мощь, Аквилею и другие районы Венецианской области захватили и разграбили гунны, предводительствуемые грозным Аттилой.
   Часть местного населения в ужасе бежала на острова лагуны вокруг Риальто (означает «высокий берег»), чтобы спастись от завоевателей. Здесь с незапамятных времен находились скромные хижины рыбаков, добытчиков соли и охотников на водоплавающих птиц.
   В период раннего Средневековья островное население пополнялось беженцами из Пармы, Мантуи, Феррары, Флоренции, Болоньи, Равенны, Пизы и многих других городов не только Италии, но и Восточной Адриатики.
   В 568 году, когда Италия подверглась опустошительному нашествию лангобардов, патриарх Павлин со всеми святынями и церковными сокровищами бежал из Аквилеи и обосновался со своей патриархией на маленьком островке Грандо, тогда же переместились на острова и епископства других городов.
   Строителям для того, чтобы построить город, пришлось отвести в сторону течения нескольких рек – Пьяве, Силы, Бренты.
   Безбрежное море, необъятное небо да небольшие плоские острова – вот тот минимум природных щедрот, которыми одарила судьба Венецию. И так как населения было очень много, а земли мало, то предметом роскоши сделалось каждое деревце, которому дали вырасти там, где можно было что-то построить.
   Существует легенда о торжественном основании города. 25 марта 413 года в полдень переселенцы заложили первое здание на берегу Риальто с целью основать в этом месте неприступный оплот. Антонио Сабеллико, воспевающий это событие, заставляет священника, освящавшего город, воскликнуть, обращаясь к небу: «Когда мы отважились на великое, пошли нам благословение. Мы ныне преклонили колена перед бедным алтарем, но если моления наши не были тщетны, то на этом месте Тебе, Боже, воздвигнется сто храмов из мрамора и золота».
   Пройдет еще много столетий, прежде чем зыбкую почву островов люди укрепят неисчислимым количеством свай из далматинского леса и построят многочисленные дома и дворцы, церкви из камня, вывезенного с побережья Адриатики, чтобы сказочно прекрасный город прославил своим именем древнее племя венетов.
   Светлейшая, жемчужина Адриатики, Южная Пальмира – как только не называли Венецию, каких только имен не придумывали, чтобы выразить восхищение перед творческим гением итальянского народа.
   Древнейшая история города на островах окутана тайной, ибо долго люди жили там тихо, бедно и неприметно. Их окружали вода и небо, а земли было так мало, что вся их жизнь оказалась связанной с морем.
   Оно кормило их рыбой и прочими дарами, а также открыло им путь в другие страны; они научились плавать по морю, строить корабли (тогда еще на их плоских островах росли леса, от которых теперь не осталось ничего) и занялись посреднической торговлей между Европой и Востоком.
   Ранняя история города на лагуне не дошла до нашего времени, разве что в исторических памятниках и древних церквях можно обнаружить ее следы.
   Известно, что в XII веке в Италии центром византийских владений (экзархата) была Равенна (древний город, основанный еще этрусками, когда Западная Римская империя пришла к своему закату). Острова лагуны находились в подчинении у экзархата.
   В конце XII века византийцы объединили их в герцогство. Местопребыванием герцога (на венецианском он называется дож) стал остров Гераклея (он именуется также Читтанова – «новый город»).
   Сначала дожей назначали власти из Равенны, затем их стали выбирать сами островитяне. Здесь, на острове Гераклея, находились политические и военные центры. Религиозные – на Гран-до, торговые – на Торчелло. Впоследствии политический центр ради безопасности был перенесен в Маламокко, более защищенный остров в лагуне.
   В начале IX века правительственная резиденция была перенесена на группу островов Ривоальто, или Риальто, где начал развиваться город, получивший впоследствии название Венеция. Первым дожем, обосновавшимся на Риальто, был Агнелл Партециак (811–827 годы). Тогда же здесь было образовано епископство Оливоло.
   С этого времени начинается тысячелетняя история Венецианской республики под эгидой святого Марка, провозглашенного в ту пору ее небесным покровителем.
   Путь Венеции к будущему богатству и могуществу был нелегок. Но уже в середине IX века венецианцы смогли доказать, что способны превратить свой город в цветущий край, извлекая выгоду буквально из ничего.
   Так, в 869 году дож Венеции Юстиниан Партечипацио оставил в числе прочего своего имущества 1200 фунтов серебра – сумму по тем временам немалую. Венеция на своих шести десятках островов и островков была особым миром, прибежищем, но неудобным: ни пресной воды, ни продовольственных ресурсов, и соль, слишком много соли! О венецианце тогда говорили: «Не пашет, не сеет, не собирает виноград».
   Даже несколько веков спустя дож Джованни Соранцо описывал свой городок так: «Построенный в море, совсем лишенный виноградников и возделанных полей».
   С самого начала Венеция была вынуждена ради выживания все требовать в обмен: пшеницу или просо, рожь или скот, сыры или овощи, вино или масло, лес или камень и даже питьевую воду.
   Венеция развивала свою активность в промышленности, торговле, услугах, то есть там, где рентабельность труда была выше, нежели в сельских видах деятельности. Это означало, что ей пришлось оставить другим менее прибыльные занятия, но с первых шагов все города без настоящей территории, в том числе и Венеция, осуждены были жить таким образом. У них не было другого выбора. Удача Венеции, быть может, заключалась в том, что ей не было нужды, как, например, Генуе и Пизе, прибегать к насилию и пиратству, чтобы добыть себе место под солнцем.
   В течение нескольких столетий Венеция была тесно связана с Византией в политическом и экономическом отношениях.
   Венеция, по мере развития связей между Востоком и Западом, успешно использовала преимущества своего уникального экономико-географического положения и превратилась постепенно в могущественную морскую республику.
   В IX–X веках Венеция находилась в составе Византии и сумела извлечь выгоды из этого, оставаясь практически самостоятельной. В X веке она получила полную независимость.
   Находясь под владычеством Греческой империи, Венеция проникала на огромный и плохо защищаемый византийский рынок, оказывала империи многочисленные услуги и даже помогала ее обороне. В обмен она получила великие привилегии, так, например, с 1082 года она была освобождена от любых платежей.
   Географическое положение и исторические условия развития Венеции повлияли на формирование своеобразного облика города. Венеция застроена очень густо, улицы ее узкие, площади ее маленькие, многочисленные каналы не имеют набережных, а фасады домов кажутся выросшими из воды. Еще долгое время главная площадь Святого Марка была стеснена виноградниками, постройками, разрезана надвое каналом. Улицы были немощеные, мосты – деревянные, как и дома.
   Входы в здания расположены прямо у воды, и войти по ступеням можно, причалив к ним прямо на гондоле. В центре города нет зелени, сады есть только на окраинах, соседних островах.
   В X веке Венеция становится крупным городом, ведущим посредническую торговлю, и впервые принимает меры к урегулированию работорговли, одного из важнейших источников дохода. В городе возникла своя знать – преимущественно богатые владельцы торговых судов, солеварен и различных мастерских. Море обеспечивало экономическую однородность венецианского патрициата, а это, в свою очередь, – внутриполитическую стабильность города.
   В отличие от других государств Италии в Венеции никогда не было серьезных раздоров между имущими, которые пагубно отражались бы на положении города. Венеция оказалась свободной и от междоусобиц, которые терзали остальную Италию. Организованные здесь цехи не приобрели политического значения, как во Флоренции, а оставались чисто производственными объединениями. 142 венецианских цеха находились под строгим контролем знати.
   Венецианцы занимались также сельским хозяйством в тех ограниченных пределах, которые предоставила скупая фортуна. Например, известно, что остров Кьюджа на рубеже IX–X веков обязан был поставлять ко двору дожа 60 кур и два судна, нагруженных сеном.
   В XI–XII веках Венеции достаются огромные прибыли от похода крестоносцев, которым она предоставляет флот.
   Особое место в истории Венеции занимает Четвертый крестовый поход (1202–1204 годы). Он был начат по призыву Папы Иннокентия III. Первоначально его участники намеревались отплыть на Восток для освобождения Гроба Господня от власти мусульман, а затем двинуться в Египет, овладеть им, а уж затем пойти на Иерусалим. Однако поход закончился захватом Константинополя и разгромом Византийской империи.
   Решающую роль в изменении направления похода сыграла Венеция, к которой, не имея собственного флота, обратились крестоносцы. Купеческая верхушка, стоявшая во главе Венецианской республики, решила воспользоваться этим для утверждения собственных позиций в Византии.
   Венецианский дож Энрико Дандоло, к тому времени девяностолетний старец, почти утративший зрение по причине давнего ранения в голову, но в политике видевший все насквозь не хуже зрячего, потребовал за услуги огромную по тем временам сумму – 85 тысяч марок серебром за перевозку в Египет 4500 рыцарей с конями, 9000 щитоносцев и 20 000 пехотинцев.
   Крестоносцы неожиданно быстро согласились на эти условия. Тогда прозорливый дож свез всех на один остров, а корабли отвел в сторону и потребовал платы вперед. Но уже очень скоро выяснилось, что крестоносцы не в состоянии внести всю сумму. У крестового воинства не оказалось денег в нужном количестве (не хватило 34 000).
   Тогда Дандоло, желая помешать походу на Египет, с которым венецианцы вели регулярную торговлю, предложил крестоносцам в качестве компенсации за недоплаченные деньги помочь Венеции завоевать далматинский город Задар – крупный торговый центр на восточном побережье Адриатического моря, конкурировавший с венецианскими купцами.
   В 1202 году Задар был захвачен ордами крестоносцев, воодушевленных дальновидным дожем, который, несмотря на свой возраст, отличался большой физической силой и сам возглавил флот. За захват Задара Папа Иннокентий III, вдохновитель Крестового похода, отлучил от церкви венецианцев и крестоносцев, постыдно забывших о высоких целях. Но гнев «наместника Бога на земле» не оказал должного воздействия на Энрике Дандоло, человека здравомыслящего и смелого.
   И последний, войдя в сговор с предводителем крестоносцев – итальянским маркизом Бонифацием Монферратским – направил войска и флот к Константинополю. Предлогом для нападения на столицу Восточной Римской империи послужило обращение к папе и германскому королю царевича Алексея Ангела, сына свергнутого с престола своим братом, ослепленного и заключенного под стражу еще в 1195 году византийского императора Исаака II Ангела.
   Бонифация Монферратского втайне поддерживали французский король Филипп II Август и некоторые магнаты Франции и Германской империи, рассчитывавшие извлечь выгоды из войны в Византии. Папа Иннокентий III, получив обещание от царевича Алексея, что в случае успеха предприятия греческая церковь будет подчинена «апостольскому престолу», фактически оказал содействие вождям крестоносцев в осуществлении их планов, хотя официально запретил им причинять ущерб христианским землям.
   Но крестоносцы не вняли просьбам царевича Алексея, тем более что наиболее влиятельные силы Европы того времени толкали их к захвату Византии. Немалые выгоды планировал получить от похода на Восток и венецианский дож Энрике Дандоло.
   Осадив Константинополь летом 1203 года, крестоносцы добились восстановления на престоле императора Исаака II. Но, когда он не смог уплатить им целиком всю сумму, обещанную за помощь, крестоносцы в апреле 1204 года штурмом взяли город и подвергли его жестокому разгрому. Огню предавались целые кварталы, беспощадно был разграблен храм Святой Софии.
   После падения Константинополя последовал захват половины Византийской империи. Венецианцы получили свои выгоды после того, как Восточному Риму был нанесен значительный урон. Венецианцы в ряде мест, некогда принадлежавших ослабевшей империи, основали колонии, протянувшиеся от Ионического до Черного морей.
   Эти территории получили название Латинской Романии (так как в Западной Европе Византию нередко называли Романией). В состав Латинской Романии входили Латинская империя со столицей в Константинополе и государство франков на Балканах, а также владения Венецианской республики, которые она получила от задолжавших ей крестоносцев.
   Ловкая и алчная Венеция захватила целый квартал в Константинополе, значительную часть прежних византийских владений на побережье Южной и Восточной Греции с Критом и несколькими островами впридачу. Венецианский дож стал именоваться «властителем четверти и полчетверти Римской (то есть Византийской) империи». Энрике Дандоло скончался в 1205 году и был похоронен в церкви Святой Софии в Константинополе.
   Под властью Венеции оказались большие области Адриатики и Средиземноморья, торговые пути с Персией и Индией, Сирией и Египтом; установились связи с Новгородом. Венецию даже сравнивали с этим городом на Руси по количеству торговых операций, засилью купеческого люда.
   Венеция стала поистине торговой империей. В XIII веке один священник так отозвался об энергичных островитянах: «Венецианцы – люди жадные, упорные и суеверные; они хотели бы захватить весь мир, если бы только могли».
   Многие центры торговли в те годы становились и центрами ремесел и искусств. Тому примеры – Бухара, Самарканд и оба Новгорода. Но вряд ли где удалось создать такую концентрацию искусств, как в Венеции, когда каждый дом – зрелище, каждая улочка – этюд, каждый канал – настроение.
   В 1155 году Фридрихом I – немецким императором, названным итальянцами Барбароссой (Рыжебородый), был предпринят первый поход в Италию для получения императорской короны в Риме и подчинения свободных итальянских коммун феодальной власти императора. С этого момента начался двадцатилетний период борьбы итальянских городов – коммун – за свою независимость от феодального поработителя. В землях Вероны и Венеции немецкие феодалы нарушили продвижение товаров к рынкам, что нанесло тяжелый удар по торговле и промышленности этих городов.
   Особенно большие убытки понесла Венеция не только по линии связи с Востоком, но со всей Северной Италией, так как горные переходы и торговые пути оказались в руках немецких феодальных властей. Свободолюбивая республика Святого Марка, которая жила торговлей, не могла мириться с этим. И Венеция организовала военную лигу, в которую вошли Верона, Падуя, Винченца. Благодаря совместным усилиям удалось разбить армию Барбароссы.
   В XIII веке обострилось давнее соперничество Венеции с Генуей, а также крупным славянским городом-республикой Дубровником. Вытесняя Геную с Северного Причерноморья, Венеция вела оживленную торговлю с портами Крымского побережья, а через Тану (ныне Азов) – со всем югом России.
   В 1278 году Генуя разгромила венецианский флот у острова Корчула. В августе 1379 года она овладела Кьюджей, маленькой рыбацкой гаванью, которая господствовала над одним из выходов из Венецианской лагуны в Адриатику. Казалось, гордый город Святого Марка гибнет, но невероятным усилием он изменил ситуацию на противоположную.
   В июне 1380 года Веттор Пизани взял обратно Кьюджу и разгромил генуэзский флот. Таким образом, в XIV веке Венеция сокрушила свою давнюю соперницу в восточной торговле – Геную – и стала сильнейшей морской и колониальной державой с самым большим в Европе флотом, огромными, веками накопленными богатствами, уникальной государственной организацией, которая была основана на концентрации власти в руках торгово-купеческой олигархии.
   В это время известный французский политический деятель Филипп де Коммин назвал Венецию «самым победительным городом», который он когда-либо видел.
   Одним из преимуществ Венеции в ее противостоянии с Генуей было то, что она действовала более благоразумно, меньше рисковала, а географическое положение ей, совершенно очевидно, благоприятствовало. Выйдя из лагуны, можно попасть в Адриатику, и для венецианца это означало все еще оставаться у себя дома. Для генуэзца же покинуть свой город значило выйти в Тирренское море, принадлежавшее всем и каждому. И пока Восток считался главным источником богатств, преимущество было за Венецией с ее удобными морскими путями.
   В конце XIV века первенство Венеции уже не вызывало сомнения. В 1383 году она заняла остров Корфу, ключ на путях мореплавания в Адриатику и из нее. Без труда, хотя и с большими затратами, она овладела городами своих материковых земель (так называемые террафермы): Падуей, Вероной, Брешией, Бергамо.
   Венеция сумела гораздо раньше других городов создать империю, скромную по размерам, но имевшую поразительное стратегическое значение из-за ее расположения вдоль путей на Левант.
   В 1388 году Венеция вступила в союз с Миланом против Падуи, а после ее падения в следующем году с согласия Милана получила власть над северо-итальянским городом Тревизо. Добившись своего, Венеция проявила обеспокоенность усилением Милана, круто изменила политику и стала помогать бывшему властителю Падуи возвратить ее. В результате новой войны не только Падуя, но и Феррара оказались в сфере венецианского влияния.
   Живописные толпы купцов, дипломатов, путешественников, наводнявшие площадь Сан-Марко и набережные Венеции, красота и роскошь ее каналов и дворцов, так ярко запечатленных на картинах венецианских и итальянских художников Каналетто и Гварди, отражали расцвет и могущество Венецианской республики, расположенной в том месте, где скрестились тогда пути Запада и Востока.
   Тесные связи с Византией наложили отпечаток и на облик города. Церкви и дворцы строили по византийскому образцу, византийские мастера познакомили венецианцев с искусством мозаики и художественной обработкой благородных металлов и драгоценных камней. «Был я в Торчелло, радостно шевельнулось на сердце – родная, как есть, Византия» – писал Врубель.
   Блеск и пышность константинопольского двора привлекают венецианскую знать. Патриции посылают своих сыновей учиться в Византию.
   Венецианцы были в контакте и с арабским миром. Влияние арабо-мавританского искусства проявилось в использовании полихромного мрамора, ажурного каменного орнамента в отделке окон.
   Участие в Крестовых походах сблизило Венецию с Северной Европой. В XIII–XIV веках в Венецию проникает западное влияние. Венецианцы знакомятся с готикой и с успехом осваивают этот стиль.
   XIV–XV века – период интенсивного строительства. Город меняет лицо и приобретает облик, который сохраняется и поныне. Улицы с грунтовым покрытием вымощены каменными плитами, деревянные мосты и набережные каналов заменены мостами и тротуарами из камня. Были выполнены и другие операции градостроительного характера: рытье колодцев, очистка городских каналов стали проводиться регулярно.
   Правительство Венеции прекрасно осознавало необходимость украшать город, «не скупясь ни на какие траты, как подобает красоте его». А ведь строить в городе Святого Марка – на тысячах дубовых стволов, забиваемых в песок или ил лагуны в качестве свай, из камня, привозимого из Истрии, – это требовало действительно колоссальных затрат.
   Первая половина XV века – период наивысшего расцвета Венецианской республики. В ее руках находятся многие земли в Средиземноморье, ряде областей Северной Италии. Морской флот республики господствует в Адриатике, и со стапелей сходят все новые и новые суда.
   Сеньор де Вилламон полагал в 1590 году, что во всей Италии «не сыщется места, где жилось бы свободнее… ибо, во-первых, Синьория неохотно осуждает человека на смерть, во-вторых, оружие там отнюдь не запрещено, в-третьих, там вовсе нет преследования за веру и, наконец, там каждый живет как ему заблагорассудится, в условиях свободы совести…»
   Стремительно растут приобретения Венеции в первой половине XV века как в Италии, так и за ее пределами. Колонны с крылатым львом появляются на площадях североитальянских городов Виченцы, Белдуно, Фельтре, Ровиго, Вероны, Удине, Брешии, Бергамо, Кремы и других; венецианский лев шествует по всему побережью Далмации, Албании и проникает в Аргос, Афины, Патры, Мистру, Фессалоники и другие города (а также и острова) Греции. Венеции удается достигнуть успехов даже в отношениях с турками и получить право торговли в их владениях.
   В XV веке у процветающей Венеции появляется грозный соперник на Востоке – турки.
   Первоначально Венеция недооценивала турецкую угрозу: турки для нее были народом сухопутным, мало опасным на море. Однако очень рано в морях Леванта появились турецкие (или считающиеся турецкими) пираты, а завоевания османов на суше мало-помалу окружали море, заранее обеспечивая себе над ним господство.
   Взятие Константинополя в 1453 году, прозвучавшее как удар грома, неожиданно поставило турок в самый центр морских путей, в город, созданный, чтобы повелевать морем. Очень скоро Константинополь, переименованный турками в Стамбул, становится крупнейшим городом мира, морским торговым центром, в чем Венеция смогла очень скоро убедиться.
   Могла ли Венеция воспрепятствовать завоеванию Константинополя? Она подумала об этом, но было уже поздно. Несмотря на то что в решении сената от 18 февраля 1453 года говорилось о том, что «из благоговения перед Богом, ради чести добрых христиан, наших владений и для удобства и пользы наших купцов и граждан следует прийти на помощь Константинополю, этому городу, о котором можно сказать, что он считается как бы частью государства нашего и не должен попасть в руки неверных», Венеция решает договориться с турецким султаном.
   15 января 1454 года дож, напутствуя венецианского посла в Турции Бартоломео Марчелло, говорит: «Желание наше иметь добрый мир и дружбу с государем императора турок».
   Венецианцы рассчитывали на добрый мир как условие для успешного ведения дел. Они верили в то, что ради взаимной выгоды турецкий император согласится сотрудничать с ними. Опасаться было чего.
   В 1475 году турки взяли город Кафу в Крыму, что стало знаком почти полного закрытия Черного моря для генуэзской и венецианской торговли. В 1516 и 1517 годах оккупация Сирии и Египта дала туркам возможность закрыть двери традиционной торговли с Левантом. Однако это произошло далеко не сразу, туркам был выгоден транзит через их территорию, из которого они извлекали немалую пользу.
   Венеции и Турции пришлось существовать вместе. Но это совместное сосуществование прерывалось ужасными бурями. Первая большая венециано-турецкая война (1463–1479 годы) показала, что медведю в образе Турции противостоит оса. Но оса эта была неутомимой.
   Венеция, вооруженная передовой по тем временам европейской техникой, имела и еще одно преимущество: опираясь на свое богатство, она могла набирать войска по всей Европе (вплоть до Шотландии во время кандийской войны 1645–1669 годов), сопротивлялась и держалась вызывающе по отношению к противнику.
   Но Венеция истощала свои силы, даже если другая сторона с трудом переводила дыхание.
   Венеция шла на все возможные способы ослабления Турции. В Стамбуле ее агенты умышленно внедряли коррупцию, и, когда свирепствовала война, венецианцы находили способы сохранить часть своих торговых операций через Рагузу и Анкону. А кроме того, она умело использовала против османов империю Карла V, Испанию Филиппа II, «Священную Римскую империю германской нации», Россию Петра Великого и Екатерины II, Австрию Евгения Савойского и даже Францию Людовика XIV.
   А также для нападения на османские позиции с тыла – далекий сефевидский Иран, колыбель шиитства, враждебный суннитам-туркам. То было сопротивление, достойное восхищения, так как Венеция боролась против турок до 1718 года, даты заключения Пожаревацкого мира, который отметил конец ее усилий. Эта битва медведя и осы продолжалась больше двух с половиной веков.
   Ради победы еще на раннем этапе войны с турками Венеция вступает в переговоры с великим князем Московским Иваном III, надеясь обрести в нем союзника против серьезного врага.
   Венецианский посол А. Контарини в 1476 году посетил Москву, где его хорошо приняли. Россия была заинтересована в расширении связей с Венецией, и там побывал посол от Ивана III Семен Толбузин.
   Завязавшиеся дипломатические отношения способствовали тому, что из Венеции в Россию прибыли мастера строительного и пушечного дела.
   При Иване Грозном венецианские купцы пользовались правом торговли не только в Москве, но и во многих других городах (Пскове, Новгороде, Смоленске, Казани, Астрахани).
   В XVII веке политическая ситуация сложилась настолько не в пользу Венеции, что она отправила своих послов в Россию за помощью. В 1655 году они прибыли в Москву во главе с Альберто Вимина да Ченеда и обратились к царю Алексею Михайловичу с просьбой, чтобы он приказал донским казакам напасть на Турцию, с которой Венеция вела нелегкую войну.
   Кроме того, ее купцы желали получить право вольной торговли в Архангельске. Россия не стала затевать войну с Турцией ради спасения далекой Венеции, однако охотно предоставила ее купцам право торговли и решила сама снарядить посольство, чтобы попытаться занять денег у «жемчужины Адриатики», славившейся своим богатством.
   В мае 1656 года было отдано распоряжение отправить стольника и переславского наместника Ивана Чемоданова вместе с дьяком Алексеем Постниковым в «государеву службу в немцы в Виницей-скую землю ко Францышкусу князю Молину в посланниках».
   Послы покинули Москву в июле и прибыли в Венецию в начале января следующего года, где их встретил Альберто Вимина да Ченеда и сообщил, что «прежнего князя Францышкуса волею Божией не стало, а после-де его нынешний князь уже третий».
   Русские послы просидели в Венеции до 1 марта, но так и не смогли получить желанных денег, ибо официальные лица после долгих раздумий дали такой ответ: «Уже тринадцатый год, как мы воюем с турками; разум наш и охота не ослабевают, но казне убыток большой, и потому с прискорбием должны отказать царскому величеству; надеемся, что, узнавши бедность нашу, он не прогневается на нас».
   Иван Чемоданов искренне изумился, когда венецианцы сказали ему, что их дож «дел не делает и не ведает ничего».
   В разговоре с Альберто Вимина Чемоданов заявил: «Коли уж князь ваш не делает ничего, а государство свое правите вы, вам бы следовало в листе к царскому величеству имена свои описать вместе с князем, а то имен ваших в листу не написано».
   Так и вернулись послы в Москву ни с чем. Однако попытки установить тесные торговые отношения с Венецией все равно продолжались.
   XV век – вершина экономического и политического благосостояния Венеции, число жителей которой достигло почти ста тысяч. Из текста завещания, составленного в 1423 году дожем Томмазо Мочениго, известно, что в деловые операции республикой вложено десять миллионов дукатов, которые приносят прибыль в размере четырех миллионов. Государство имеет 3345 кораблей, на судоверфях работают 6000 кораблестроителей и еще 16 000 человек заняты в производстве шелковых, шерстяных и хлопчатобумажных тканей.

История древнего Рима


http://gendocs.ru/docs/27/26833/conv_1/file1_html_m7a7ca7ae.gif

В XIII-XII веках была взята Троя (хотя есть источник, что Троя победила в той войне(в конце текста)), и ее переселенцы ушли на Аппенинский полуостров, основав там новый город, Альба-Лонгу (длинную Альбу). Однажды царь оставил после себя 2-х сыновей, Амулия и Нуметора. Амулий силой захватил власть, убил сына Нумитора, а его дочь, Рею, сделал весталкой, обрекя ее на вечное безбрачие. Однажды, к ней явился мужчина, представивший себя богом Марсом. От него у Реи родился сын. Что стало с ними, неизвестно, но близнецов в корзинке пустили по реке, пока они не пристали к земле, рядом со смоковицей, а позднее их нашел пастух. По другой версии,их просто тайно отнесли туда и рассказали этому пастуху. Он отнес детей домой, где их вскормила жена пастуха. По Титу Ливию, ее называли "волчицей", т.к. она славилась распутностью до свадьбы. 
^

История возникновения Рима


В основании города Рима лежит убийство. В 753 г. до н. э. Ромул и Рем, стоявшие во главе небольшой группы беглецов и отщепенцев, возвели оборонительные укрепления вокруг деревушки, которой суждено было стать столицей империи, простиравшейся от Шотландии до Сахары и даже далее. Но радость первопоселенцев вскоре была омрачена трагедией. Близнецы повздорили, и Ромул убил своего брата. 

Вскоре ему пришлось решать и другие вопросы. У Ромула была лишь горстка преданных людей. Кто же составит население задуманного им города? Ответ оказался прост: все желающие. Ромул провозгласил свой город «убежищем», готовым приютить любых изгнанников и скитальцев, беглых рабов и преступников, готовых поселитьсй в нем. Рим возник как город, населенный исключительно нуждавшимися в убежище — в древнем понимании этого термина (который, впрочем, не сильно отличается от современного). Итак, с мужчинами выход был найден. Но откуда взялись женщины, без которых в новообразованном государстве не было бы ни жен, ни матерей? Здесь Ромул прибег к хитрости. Он пригласил некоторые соседние племена на языческий праздник и во время него дал сигнал своим людям схватить и увести женщин, находившихся среди гостей. Это событие, получившее название «похищение сабинянок», для многих писателей и художников последующих эпох стало образом, в котором соединились насилие, похоть и циничный политический прагматизм. 

Сабиняне пошли войной на новый город. Во время битвы новые жены римлян выбежали в середину битвы, чтобы примирить враждующих и показать, что они готовы остаться у римлян. Некоторые сабиняне после этого присоединились к Риму. 

Неизвестно, насколько правдивы все эти истории. Первый раз подсчитать дату основания Рима пытались древнеримские историки примерно через 500 лет спустя. Их подсчеты почти не отличаются от современных. 


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница