В сфу опровергают информацию о фальшивых дипломах



Скачать 278.85 Kb.
Дата09.08.2016
Размер278.85 Kb.
В СФУ опровергают информацию о фальшивых дипломах

В Сибирском федеральном университете опровергают информацию о том, что 150 дипломов, выданных выпускникам Институтафилологии и языковой коммуникации СФУ 2009 года, являются недействительными.

В пресс-службе СФУ заявили, что информация, озвученная в СМИ о том, что всему потоку филологов и журналистов выпуска 2009 года выдали "фальшивые" дипломы с ошибками в приложениях (с листами, скрепленными степлером вместо прошитых в соответствии с требованиями, без нумерации страниц и дополнительного проставления серий), не соответствует действительности. "При заполнении в 2008 году приложения к диплому Дарьи Жиляковой секретарем Государственной аттестационной комиссии была допущена техническая ошибка. Виновный сотрудник привлечен к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение своих обязанностей", - сообщают в пресс-службе университета.

Специалисты подчеркивают, что ошибка допущена в приложении к диплому, а не в самом дипломе. Диплом и приложение к нему являются подлинными и действительными, так как обучение шло по лицензированной специальности, диплом гособразца получен на основании свидетельства о государственной аккредитации и выдан в установленном порядке.

Однако ошибки в приложениях филологам и журналистам, окончившим университет в 2009 году, все-таки придется устранить. Для этого выпускникам нужно обратиться в деканат своего факультета, отдать приложение, которое в университете должны переоформить в течение 3-5 дней. Переоформленное приложение к диплому будет всего на 1 листе (вместо от двух листов, представленных сегодня), - сообщили САН в учебном отделе ИФиЯК СФУ.

Для переоформления приложений выпускникам следует обратиться в учебно-методический отдел ИФиЯК СФУ по адресу: пр. Свободный, 82, ауд. 2-34, тел.: 249-79-50

"Сибирское агентство новостей", 18.05.2010

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



Филькина грамота от СФУ

150 недействительных дипломов выдали в СФУ в 2009 году. Нарушения в главном документе молодых специалистов выявилось, когда одна из выпускниц факультета филологии и журналистики обратилась к нотариусу, чтобы заверить копию диплома. В нотариальной конторе девушке отказали в услуге, заявив, что в оформлении и заполнении документа есть нарушения: не проставлена нумерация страниц в приложении с оценками по дисциплинам, на второй странице приложения не продублирован номер и регистрационный знак диплома. Когда выпускница обратилась в университет, там от руки вписали регистрационный номер и пронумеровали страницы. Позже выяснилось, что недействительный диплом не досадное недоразумение, в подобной ситуации оказался весь поток.

В СФУ ошибку с оформлением дипломов признали и предложили выпускникам 2009 года сдать документы для исправления. "Когда случаются ошибки в бланках, человеку всегда стоит обращаться в организацию, где документ был получен", - просветили в пресс-службе СФУ и сообщили, что эта процедура займет месяц.

"МК в Красноярске", 19.05.2010

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



Александр Усс рассказал о будущем Сибирского федерального университета

Александр РЕКОВ


Приходите завтра

Президент СФУ и спикер Законодательного собрания немного задержался на свою публичную лекцию. Впрочем, временные рамки были выдержаны, и окончание лекции ровно на столько же времени затянулось. Усс был красноречив, откровенен и улыбчив. Всю эту красоту, однако, портили факты, о которых говорил президент университета. Если делать акцент на них, то СФУ сегодня, мягко говоря, далеко до ведущих вузов страны и при желании получить качественное образование лучше всего немного подождать. И?..

Он, безусловно, хороший оратор. Умению говорить и держать аудиторию у Александра Усса стоило бы поучиться многим краевым и федеральным политикам. Президент СФУ в начале своей лекции "подстелил соломку" - оказывается, его ввели в заблуждение и в плане темы лекции, и в плане формата. Но заострять особое внимание на этом он не стал. Зато отвесил пару комплиментов себе и мягко пошутил над коллегами, которые заполнили весь первый ряд большой аудитории, а также, судя по многочисленным лысым и седым головам, расселись и на другие ряды. Тема публичной лекции была заявлена следующая - "Сибирский федеральный университет: сегодня и завтра". В своей речи Усс должен был ответить на вопросы, которые на протяжении некоторого времени заочно на сайте задавали студенты. Но показалось, что он только запутал... тех, кто внимательно слушал. Начал Усс с простой ассоциации - с окончания войны в 1945 году прошло всего 16 лет, а человек уже полетел в космос. Со времен перестройки прошло больше двух десятков лет, а не сделано ничего.

- Да, многое изменилось в лучшую сторону, многое стало более стабильным, но радикальных изменений, которых мы ожидали, к сожалению, не произошло, - констатировал лектор. - Возникает вопрос - а в чем дело? Глубину вопроса Усс увеличил, сказав, что капитализм и рыночные отношения - являются по-настоящему успешной моделью существования государства. Но опять же у нас ведь 20 лет капитализм, и?.. Оратор все вел к одному - он признал, что причин, почему есть вот это вопросительное "и", масса, но главная - недооценка властью науки и образования. - Приходят на память слова одного известного политического деятеля 90-х годов, - закрепил президент мнение о властной недооценке. - Тогда им было сказано: на такую роскошь, как наука, у нас денег нет, а на образование - почти нет. Из-за этой установки, по словам Усса, и начались все научные и образовательные беды молодой Российской Федерации. От этой установки, по его же заверению, начали отходить пять лет назад. Закончил эту часть выступления лектор, естественно, разговором о необходимости модернизации.

Университет будущего

- Каким должен стать наш федеральный университет? - задал вопрос Усс и сам же ответил: - Откровенно - сказать этого не может никто. Стоп, Александр Викторович. Не будь у студентов мобильных телефонов с играми и уравнений в тетрадях, которые нужно было срочно решить, они бы услышали ваше "откровенно" и задали бы вопрос: "А где же мы учимся сейчас? В СФУ? Или все в тех же вузах, что существовали пять лет назад, только теперь с новой оранжевой вывеской?" - Мы учимся в университете, мы работаем в университете, - продолжил Усс. - Университет будущего должен стать нашей целью, над достижением которой мы работаем. Будь я студентом, я бы обиделся на такие слова. Я учиться хочу, а не университет будущего строить! Президент, как показалось, не намеренно был столь откровенен, а у студентов были ненамеренно слишком занятные игры и уравнения, поэтому никто ничего не заметил и никто ни на что не обиделся.

"У нас должны развиваться...", "у нас должны поощряться...", "требуется развитие творческой инициативы...", "нужно повышение роли ученых советов...", "снижение бюрократии...", "существенное повышение роли студенчества..." - этими словами Усс рассказал о слове "завтра" в названии лекции. О слове "сегодня" умолчал. Впрочем, "сегодня" и так ясно - если что-то только должно быть, значит, сегодня этого нет. То, что в вузе должно быть меньше лекций и больше практики, - вещь занятная. Только год назад об этом говорил тогда еще губернатор Хлопонин, а три года назад за это выступали некоторые преподаватели. Теперь сказал и президент СФУ - может, сейчас дело сдвинется? Хотя в общем и целом лекция была хорошая. Успех она могла иметь у двух категорий слушателей: у внимательных абитуриентов, которым действительно интересно, что ж за "зверь" такой СФУ, и у студентов, которые были увлечены мобильными телефонами и уравнениями. Последний сценарий и разыгрался на публичной лекции. В заключение Усс ответил на заготовленные вопросы от студентов "университета будущего". Особого смысла в них не было.

фото Александра Паниотова

Врез: "Каким должен стать наш федеральный университет? Откровенно - сказать этого не может никто"

"Вечерний Красноярск", 19.05.2010

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Второе дыхание промышленного гиганта

Ольга СОЛОМОНОВА.


РЕПУТАЦИЯ

Решение о строительстве в Красноярске завода по производству крупной экскаваторной техники для угольных разрезов и открытых горных работ было принято Советом министров СССР в 1976 году. Уже на этапе строительства завод оснащался самым передовым оборудованием, и когда в конце 1982 года из цехов вышел первый экскаватор ЭКГ-12,5, это было самое современное предприятие машиностроения в СССР. Перемены в стране привели к развалу угольной отрасли, последняя машина с конвейера завода сошла 15 лет назад. Однако предприятие пережило сложные годы, не останавливая производство. Сегодня у "Крастяжмаша" открылось второе дыхание и есть реальные перспективы стать лидером тяжелого машиностроения не только на рынке России и ближнего зарубежья. Здесь готовят к производству технику, альтернативы которой нет нигде в мире.

"Красноярский завод тяжелого машиностроения" ("Крастяжмаш") находится вдалеке от города. Дорога на предприятие проходит мимо микрорайона Солнечный, который в начале 80-х годов прошлого века строился именно как "микрорайон машиностроителей". Ещё через несколько километров пути по Енисейскому тракту мы видим огромную стелу с надписью "Крастяжмаш". Стоит она здесь ещё с советских времён.

На самом заводе о своей почти сорокалетней истории говорить любят. В Советском Союзе было всего три предприятия, которые производили тяжелую технику для открытых горных работ. После развала СССР их стало ещё на одно меньше. "Это очень сложный рынок. Для работы на нём нужны большие инвестиции, опытные конструкторы, уникальное оборудование. Мы могли бы отказаться от выпуска экскаваторов, сконцентрировав усилия на чём-то более простом и приносящем быструю прибыль", - говорят на заводе. Но лёгких путей машиностроители не ищут. И несколько лет назад здесь было принято стратегическое решение: взяться за разработку принципиально новых моделей карьерной техники.

Сейчас на предприятии реализуются две большие уникальные программы. Первая - создание карьерного экскаватора нового поколения - КТМ-405т. "Эта разработка во многом уникальна, - рассказывает "МК" технический директор и главный конструктор "Крастяжмаша" Дмитрий Салов. - В машине применён целый набор неклассических решений, которых ещё не было на рынке тяжелой техники".

Все действующие сегодня в мире экскаваторы приводят в работу свой ковш двумя способами. Первый - ковш тянут канатом, который наматывается на лебедку. Второй способ - когда ковш толкает гидравлический поршень. Ресурс работы механизмов машины, устроенной по первому принципу, - 60 тысяч моточасов (единица измерения того, сколько способна проработать машина - "МК"). Второго типа - 30 - 45 тысяч. Новый карьерный экскаватор КТМ-405т приводится в действие винтовым механическим толкателем, что дает машине ресурс 100 тысяч моточасов.

Применение этого конструктивного решения, по словам Салова, дает массу и других преимуществ. Например, вес винтового толкателя. Аналогичный механизм, сделанный по традиционной технологии, редуктор-канат или редуктор-рейка весит 40 тонн и дает усилие 100 тонн на длине 3 метра. Винтовой механический толкатель при таких же условиях весит всего 9,5 тонны. Из этого вытекает другое преимущество - машина легче, а, значит, более производительна при той же потребляемой энергии.

"Все механические узлы, шестерни КТМ-405т запроектированы так, что работают весь срок службы машины, - рассказывает автор проекта, показывая детали машины на макете. - Этого никто в мире не делает. Основные узлы аналогичных экскаваторов: редукторы, зубчатые передачи, валы - в течение жизни машины меняются три-четыре раза. В итоге мы сделали машину, расходы на ремонт которой в разы меньше".

В этом карьерном экскаваторе нового поколения вообще сосредоточено огромное количество новаций. Например, в КТМ-405т установлены принципиально новые, запатентованные только в прошлом году планетарно-дифференциальные редукторы. Есть большое количество измерительной аппаратуры, автоматизированное управление. Обратили внимание разработчики проекта и на то, чтобы трудиться на этой машине было комфортно, ведь такие экскаваторы работают круглые сутки. Люди не выходят из кабины по 12 часов, пока длится смена. В кабине КТМ-405т есть отопление, кондиционер, холодильник, микроволновая печь.

Уникален КТМ-405т и по времени сборки. Если сравнивать с лучшими образцами импортной техники, их монтаж занимает около месяца. КТМ-405т собирается в течение суток. "На заводе экскаватор проходит полную обкатку, - рассказывает Дмитрий Салов. - У нас есть полигон, на котором проверяем, как работает машина, потом разбираем ее. Доставляется экскаватор к месту работы обычными авто и ж/д платформами. Когда заказчик получает КТМ-450т, он собирает все пять частей машины за день и сразу может работать".

Новая техника сейчас проходит на "Крастяжмаше" тестирование, сборку и испытания. Нижняя ходовая часть уже готова и ждет покраски. В высоту машина имеет 12 метров, весит 140 тонн. Уже в этом году начнутся ее испытания на полигоне предприятия.

По мнению специалистов в области тяжелого машиностроения, чтобы новая машина увидела свет, проходит около десяти лет от разработки модели на бумаге в конструкторских бюро до ее серийного производства. Эти сроки считаются оптимальными. С момента запуска на "Крастяжмаше" программы по производству КТМ-405т до начала производства первого экскаватора прошло два года, - космическая скорость, считают специалисты. Мощности предприятия позволяют выпускать в месяц четыре экскаватора КТМ-405т. Но будет ли на них спрос в таком объеме? На заводе уверены: будет.

Как показало участие "Крастямаша" в различных выставках, интерес к экскаватору КТМ-450т очень большой. "Наши потребители - горно-обогатительные комбинаты, угольные разрезы, цементная промышленность, энергетика, Министерство путей сообщения, машиностроение, нефтегазовая индустрия. У нас уже есть клиенты, готовые взять эту машину на испытания, - заверил "МК" директор по продажам ООО "Торговый дом "Крастяжмаш" Татул Аджамян. - Если машина подтвердит свои характеристики, а мы в этом не сомневаемся, то на нее будет очень большой спрос, - это очевидно.

Такого класса машины в России выпускает только завод "Уралмаш" - это экскаваторы ЭКГ-5, но они морально и физически устарели. Аналогичные импортные экскаваторы дороже, чем КТМ-405т в разы, к тому же они очень "нежные" для эксплуатации в наших условиях и быстро ломаются. Мы же предлагаем технику, которая на этом рынке еще не была представлена: она дешевле, эффективнее, надёжнее и, кроме того, окупается для клиента в рекордные сроки. По статистике, сегодня в России и ближнем зарубежье в год продается 200 экскаваторов такого класса. На начальном этапе "Крастяжмаш" может выпускать 30-40 единиц КТМ-405т в год, так что нам есть к чему стремиться".

Запуск в серийное производство КТМ-405т даст Красноярскому краю около двух тысяч дополнительных рабочих мест, но кроме рабочих специальностей предприятию потребуются инженерно-технические работники и конструкторы, на которых с середины 90-х в стране крайний дефицит. На "Крастяжмаше" же работают два собственных конструкторских бюро. Одно в Рязани, оно занимается разработкой электрооборудования для этих машин нового поколения. Второе непосредственно на предприятии.

В этом году "Крастяжмаш" начал сотрудничество с Сибирским федеральным университетом. В частности предусмотрено открытие на заводе базовой кафедры. "У нас очень большое количество тем для научных исследований, защит диссертаций, - констатирует Дмитрий Салов. - Нам нужны квалифицированные специалисты. Эту проблему поможет решить взаимодействие с СФУ". К слову, связь предприятия с вузом - не единственная традиция советского наследия, взятая на вооружение руководством "Крастяжмаша". Здесь возрождают заботу о своих сотрудниках, как было при СССР. Это путевки на санаторно-курортное лечение, детские лагеря; обеды в заводской столовой частично оплачивает завод. На работу людей доставляет служебный транспорт. Что же касается потенциала предприятия в сфере конструкторских разработок, он действительно очень большой. В планах выпуск уникальных моделей крупных карьерных экскаваторов, модификаций на базе КТМ - 405т, с разным объемом ковша и под разные задачи. Их вес доходит до 700-800 тонн, а объем ковша до 60 тонн. Пока эти модели на стадии конструкторской разработки.

Кроме того, конструкторы "Крастяжмаша" работают сейчас и над совершенно новым для предприятия видом продукции - это самосвал, который может поставляться как отдельно, так и в комплекте с экскаваторами КТМ. По оценкам маркетологов, сегодня потребителей такой техники очень интересует именно комплексные поставки.

"Сегодня альтернативы самосвалам БелАЗа в стране нет. Отличие нашей машины в том, что она, во-первых, будет гусеничной. Покрышки - слишком дорогое удовольствие для такой техники, их приходится менять каждые 100 тыс. км, - убеждает нас Дмитрий Салов.- Другие преимущества - более высокий угол подъема, более высокая скорость. Грузоподъёмность машин может составлять от 55 до 300 тонн. В этом году мы планируем начать производство первого экспериментального самосвала. Спрос на эту технику в стране и ближнем зарубежье даже больше, чем на экскаваторы, потому что к каждому экскаватору требуется 4-5 самосвалов. Западные же машины не альтернатива нашей, потому что требования к их обслуживанию гораздо выше, и изначальная стоимость тоже. БелАЗ в эксплуатации в два-три раза дешевле, чем импортные машины. Наш самосвал в эксплуатации на 25-30 % дешевле БелАЗа".

Вложения в КТМ-405т смогут окупиться только через 5 -10 лет после запуска экскаватора в серийное производство. И заниматься только инновациями - это непозволительная роскошь даже для крупных зарубежных компаний, поэтому на "Крастяжмаше" недавно запустили ещё одну новую программу - по производству кассетных зубчатых венцов для предприятий цементной, металлургической, горно-добывающей и других отраслей промышленности. Новые венцы уникальны по своей конструкции. Одной из их отличительных особенностей является существенно меньшая стоимость ремонта, по сравнению с подобными изделиями других производителей. Самые крупные венцы весят по 150 тонн при диаметре 20 метров. Такого, говорят на "Крастяжмаше", в Росси пока не делает никто. Список предприятий, которые уже подписали соглашения о сотрудничестве с заводом в этом направлении, достаточно внушительный.

Кроме этого красноярские машиностроители делают запчасти для экскаваторов, прокатных станов металлургических предприятий и другую продукцию, помогающую не только быть на плаву, но и вкладывать деньги в модернизацию производства. Пока это собственные средства и кредиты. В то же время "Крастяжмаш" уже наладил сотрудничество с краевым правительством, которое сегодня готово помогать предприятиям, внедряющим инновации и модернизирующим производство с помощью разных видов субсидий и мер господдержки. Так, например, в правительстве сейчас рассматривается заявка завода на предоставление государственной гарантии Красноярского края, которая поможет предприятию ускорить производство опытного образца экскаватора КТМ-405т.



"МК в Красноярске", 19.05.2010

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



В Красноярске открылась выставка "МоторЭкспоШоу" (фото)

В Красноярске в выставочном центре "Сибирь" открылась автомобильная выставка "МоторЭкспоШоу-2010". Мероприятие проходит под девизом "Всё для движения и передвижения!".

"Один литературный герой сказал, что автомобиль — не роскошь, а нечто другое. И вот красноярская выставочная компания подготовила для всех мероприятие, которое привлечет внимание огромного числа людей. Сегодня мало тех, кто не считает себя автомобилистом. Я рад, что у красноярцев есть возможность познакомиться с новинками автомобильного рынка. Здорово и то, что в Красноярске появились серьезные компании, которые вполне квалифицированно позиционируют себя на авторынке. Успехов участникам выставки, открытий — посетителям! Дай бог всем нам ездить без ЧП. С открытием!", — обратился на торжественной церемонии открытия председатель Союза товаропроизводителей и предпринимателей края, депутат ЗС Валерий Сергиенко.

Красноярск является второй автомобильной столицей России после Владивостока, отметил декан факультета транспорта Политехнического института СФУ Владимир Катаргин. "Неслучайно сегодня на выставке представлены мировые автомобильные бренды. Мне хотелось бы, чтобы эта выставка доставила удовольствие посетителям. Здесь вы можете подобрать себе новый автомобиль", — заключил Катаргин.

Почетные гости — Валерий Сергиенко, Владимир Катаргин, генеральный директор группы компаний "Медведь Холдинг" Николай Бяков, генеральный директор ВК "Красноярская ярмарка" Виталий Овинников — в неформальной части церемонии открытия продемонстрировали свое умение общаться с автомобилем.

19 марта в рамках выставки ожидаются шоу "Боди-арт в стиле аэрографии", шоу-программа "Поросячьи гонки" от ночных клубов "Колорадский папа" и "Урфин Джус" и конкурс профессионального мастерства "Виртуоз шиномонтажа".

На площадке выставки все желающие могут пройти тесты на знание ПДД, получить консультацию специалистов по выбору и установке навигационного оборудования, элементов тюнинга, автокредитованию.

Автовыставка будет работать в МВДЦ "Сибирь" 18-21 мая.



newslab.ru, 18.05.2010

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



Ископаемые кадры

Василий КАЗАРИН

Кадровая база геологии, разрушенная в начале 90-х, не восстановилась до сих пор

Крупные компании сокращают затраты на геологоразведочные работы. Исключения редки. Это еще больше подрывает кадровую базу геологии. В обучение государство тоже не торопится вкладываться - гранты выигрывают в основном академические институты.

Ломать - не строить

Утверждение, что геологическая отрасль оживает и именно потому испытывает дефицит кадров, активно продвигается государственными чиновниками. Но имеет под собой довольно слабые основания. Так считают те, кто непосредственно занимается кадрами. Разрушив в начале 90-х и науку, и всю систему подготовки кадров, мы сегодня не можем восстановить не только кадровый баланс в отрасли, но и собственно систему восстановления кадрового баланса. То есть - систему воспроизводства. А без этого ни один сегмент экономики не жизнеспособен. Сегодня государственные гранты выигрывают почти только академические структуры, а образовательным учреждениям не достается почти ничего.

"Геологи-работяги, копатели-ходоки" - такие слова были в советской песне о геологах. Тогда профессия вообще воспевалась активно, это был пиар, причем и произвольный - советские композиторы и поэты-песенники выполняли социальный заказ, - и непроизвольный: барды соцзаказы не выполняли, но о геологах писали не менее охотно, потому что многие сами были геологами. В романтическую профессию призывали, заманивали. На нее смотрели по-государственному - как на стратегическую отрасль экономики.

В начале 90-х все изменилось. Когда отдали отрасль на откуп рынку, о государственном подходе просто забыли. Вероятно, сказалось и то, что ставка на природные ископаемые была в социалистической экономике доминантой, а рыночное мышление или, точнее, то, что принималось за рыночное мышление, такую доминанту не принимало, противилось ей. Так или иначе, отрасль практически уничтожили, а значит - разрушили и систему подготовки кадров. По словам профессора-консультанта Красноярского государственного университета цветных металлов и золота Ростислава Цыкина, отрасль очень сильно ужали.

- Она сократилась примерно в десять раз, - говорит Цыкин. - Я в 70-е годы начинал работать в геологическом управлении, там было более двух тысяч научно-технических работников. Сейчас там менее 200 человек. Из них профессиональных геологов - примерно пятая часть.

Сегодня, чтобы все восстановить, требуется главное: вернуть государственный подход к отрасли. Пока этого нет.

- Все проблемы - именно от отсутствия государственного подхода, - подтверждает профессор. - В прежние времена на отрасль смотрели как на стратегическую, теперь она почти целиком подчинена интересам частного бизнеса.

Сколько стоит романтика

За время бесконтрольного рынка систему мотивации уничтожили. Средняя зарплата преподавателя того же Красноярского цветмета составляет сумму смехотворную. - У нас преподаватели со стажем получают по 17 тысяч рублей в месяц, - говорит Ростислав Цыкин. - Студенты, которые отправляются на практику в поля, ставят условие: не менее 20 тысяч.

Конечно, на рынке труда случается и зарплата в месяц по семь тысяч, и даже по три. Но геолог - не техничка, не домработница. Это - белый воротничок. Есть варианты, конечно, и здесь. Исследовательский центр портала SuperJob.ru год назад изучил предложения работодателей и ожидания претендентов на позицию "геолог" в девяти городах России. Вот итог: "Средний доход специалистов составляет в Москве 40 тысяч рублей в месяц, предложение рабочей силы превышает рыночный спрос на нее в 15 раз. В Санкт-Петербурге геологи зарабатывают около 35 тысяч, число вакансий в 10 раз ниже количества резюме. В Ростове-на-Дону и Уфе средняя зарплата геологов достигает 20 тысяч рублей, на одно свободное рабочее место приходится пять и семь претендентов соответственно".

Требования к претендентам на начальные позиции, сообщает портал, достаточно лаконичны: профильное образование - высшее или среднее специальное, - базовое знание программ геологического моделирования и AutoCAD, готовность к командировкам. Конкурентное преимущество - опыт работы по специальности. Но устроиться на работу на небольшую зарплату можно и без него. Заработок молодых специалистов в столице - от 20 до 30 тысяч рублей, в Питере - от 15 до 25 тысяч, в Ростове-на-Дону и Уфе - от 10 до 15 тысяч.

Средняя зарплата по отрасли - в данном случае даже не средняя температура по больнице. Само понятие отрасли размыли перестроечные годы, и контур до сих пор не восстановился. Не исключено, что не восстановится теперь уж никогда. Дело в том, что геологов требует не государство - геологов зовут на работу частные компании, фирмы и даже фирмочки. Сегодня каждое предприятие, так или иначе связанное с недрами, предпочитает создать собственную геологическую службу, а не отдавать это направление на откуп государству. И зарплата сотрудников такой компании по большому счету не имеет никакого отношения к зарплате в отрасли. По крайней мере, соотносится с ней слабо. Наименее притязательные в части требований к оплате своего труда женщины. Может быть, потому демографический крен в геологии - именно в сторону Фемины. - Не хватает парней - это создает массу неудобств, - говорит Ростислав Цыкин. - Ну, куда ты ее, в какой маршрут пошлешь, это хрупкое, незащищенное существо? Ее за пределы лагеря отпускать страшно.

Государственный подход

Ежегодно кафедра геологии, минералогии и петрографии университета цветных металлов и золота выпускает примерно полтора-два десятка специалистов по твердым полезным ископаемым. По существу, это сегодня единственный специализированный вуз в Красноярске. Институт нефти и газа СФУ пока не в счет: он не начал работать на полную мощность. Хотя уже сегодня, не начав работать в полную силу, он составляет определенную угрозу старому вузу с наработанными традициями, каким считается Красцветмет.

- Уже слухи такие ходят, что на базе этого отраслевого института хорошо бы создать наше отделение по твердым полезным ископаемым, - говорят в университете цветных металлов и золота. - Ну а нас в таком случае, видимо, ликвидируют просто.

Пока подтверждения этой информации мы не получили. Да вряд ли кто-то ее подтвердит, даже если есть похожие планы. Забавно, однако, вот что: на сайте Института нефти и газа размещена информация: "Ввод в эксплуатацию корпуса Института нефти и газа 30 августа 2010 года". А чуть выше - такая: "Знаменитые выпускники: Лебедев Иван Валентинович - заместитель директора ЗАО "Таймыр нефтеразведка" (группа компаний "Римера"); Редькин Дмитрий Васильевич - старший инструктор ООТ и ПК филиала "Березовская ГРЭС" ОАО "ОГК-4"; Черняев Анатолий Петрович - генеральный директор НПП "СибЭра", кандидат технических наук; Дружинин Олег Александрович - технический директор ОАО "Ачинский нефтеперерабатывающий завод", кандидат химических наук; Санников Александр Леонидович - вице-президент ОАО "Газпромнефть", кандидат химических наук". Как непостроенный и не пущенный в эксплуатацию институт мог уже наплодить такое количество выпускников, притом заслуженных, действительно известных в своей отрасли, не совсем понятно. Например, бывший гендиректор Ачинского НПЗ Александр Санников никакого Института нефти и газа не оканчивал, а окончил в 1985 году Тюменский индустриальный институт по специальности "технология основного органического и нефтехимического синтеза". Двенадцатью годами позже - Красноярский инженерно-строительный институт по специальности "менеджмент".

И еще один любопытный факт - общеизвестный хотя бы потому, что выложен в открытом доступе, на том же сайте: "ОАО "НК "Роснефть" принимает участие в строительстве нового учебно-лабораторного корпуса Института нефти и газа СФУ. Такое решение было принято во время визита президента Роснефти в СФУ 13 ноября 2008 года. И уже спустя месяц Сергей Богданчиков подписал приказ о выделении 700 млн рублей на строительство института". То, что государственная нефтяная компания строит "под себя" на государственные деньги корпоративный институт, нормально. То, что она практически открыто угрожает соседствующему в рамках СФУ старому учебному заведению, действительно воспитавшему не одно поколение геологов, - нонсенс.

фото Александра Паниотова



"Вечерний Красноярск", 19.05.2010

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



Александр Еханин: "В каждой точке Земли есть полезное ископаемое"

Геннадий Васильев,

Недропользование как отрасль в стране и крае возрождается. Медленнее, чем хотелось бы, но очевидно. Одно из свидетельств этого - геологический форум, который на прошлой неделе прошел в Красноярске не впервые. Он стал реальной площадкой пока только для обмена опытом. Однако начальник Управления по недропользованию по Красноярскому краю Александр Еханин уверен, что форум станет площадкой и для заключения инвестиционных сделок.

Выплеснуть через край

- Международный горно-геологический деловой форум "Мингео Сибирь - 2010" проводится в Красноярске в четвертый раз. Какое значение он имеет для отрасли?

- Любой форум - это собрание интеллекта, специалистов. По крайней мере, мы всегда так думаем. На четвертом форуме нам удалось собрать еще больше ярких представителей нашей отрасли, чем на предыдущих трех. В основном это геологи-разведчики, геологи, которые занимаются подсчетом запасов, - это очень важная процедура в процессе изучения месторождения. Изучение любого месторождения - это несколько этапов. Сначала дается общая оценка, потом ведутся поиск, разведка, подсчет запасов, составляется проект на добычу - наконец, начинается добыча. На форуме присутствуют представители всех звеньев этой технологической цепи.

- Какой практический смысл в проведении форума?

- Из года в год меняются методики подсчета запасов, меняется технология изучения руд и извлечения из них полезных ископаемых, появляются новые методы проходки, новое оборудование. Новшества буквально врываются в нашу отрасль. Для того чтобы все это осмыслить, обменяться опытом, требуется информационная площадка. Сегодня она сформирована. Хотя наши дальнейшие планы связаны с некоторым изменением формата.

- Что изменится?

- В Торонто ежегодно проходит выставка золотодобывающих компаний мира. Они не только представляют себя, производство, технологии, но и тут же решают некоторые экономические проблемы. Такие, как поиск инвесторов, например. Многие, кто нуждается в финансовой поддержке, приезжают уже с готовыми расчетами, бизнес-планами. Открывая наш форум, заместитель губернатора Красноярского края Андрей Алексеевич Гнездилов сказал, что мы не хотим замыкаться только на крае. Мы хотим, чтобы форум стал значимым событием для территории от Урала до Дальнего Востока. Это не просто наши амбиции - это веление времени: многие краевые предприятия работают на всей этой территории. Наша геология востребована в Амурской, Читинской областях. ЗАО "Полюс" активно транслирует свои технологии в другие регионы, где эта компания присутствует. Она воспитывает в других территориях своих маленьких "полюсят". Они приносят туда свою культуру. Одна из главных задач форума - консолидация и трансляция накопленной информации.

Еще одна задача - мониторинг. Мы постоянно отслеживаем ситуацию в отрасли, чтобы понять - в какой точке мы сейчас находимся.

- И в какой же точке сегодня находится недропользование?

- Мы выдаем лицензию раз в пять лет. То есть у лицензиата есть пять лет, чтобы изучить участок и начать добычу. Многие компании получили лицензии четыре года назад - сегодня пора начинать добывать. Процесс геологического изучения закончился, они получили продукт. Например, "Золотая Звезда" заканчивает подсчитывать запасы по Боголюбовскому месторождению, "Полюс" осваивает Благодатное, Васильевский рудник заканчивает подсчет по Герфедскому месторождению и так далее. Я привел примеры только по золоту - то же происходит и в других сферах недропользования.

Сервисная геологическая служба сейчас испытывает небольшой кризис: закончился этап стремительного геологического изучения. Мы, федеральные службы, должны выдать лицензии, чтобы геологи не простаивали. И мы это сделали, поэтому кризис для них стал достаточно условным испытанием. Такие скачки, когда объем геологоразведки резко увеличивается, а потом так же резко падает, - они неизбежны. Зато после падения разведки так же стремительно растет добыча. Вот сегодня мы как раз в таком месте - падение в разведке, подъем в добыче.

- То есть главная задача вашей службы - обеспечить баланс, вовремя предусмотреть потерю объемов для геологов и не допустить этого?

- Так и есть. Наша задача - создать такие условия, чтобы сервисные геологические предприятия избежали простоя.

Различия между капитализмом и социализмом

- Общее место: Красноярский край - это огромные запасы в недрах всего, что только можно вообразить. А есть ли что-то уникальное?

- Что определяет уникальность месторождения? Содержание и запасы. Все уникальное уже давно открыто: Норильск, Горевское... Наверное, уникальность надо искать теперь в новых месторождениях. Мы стали находить очень перспективные месторождения золота на юге Красноярского края. В Енисейском районе хорошие объекты обнаружены очень давно, еще в советское время, и мы геологические силы переместили на юг. В результате у нас очень хорошо засветились Западный и Восточный Саяны.

- На юге, в Курагинском районе, и раньше добывали золото.

- Конечно, Артемовское месторождение. Оно закончилось. С советских времен вообще много изменений произошло в отрасли. Например, раньше существовали такие понятия, как "капиталистические месторождения" и "месторождения социалистических стран". Даже сборник такой был. Сегодня мы разрабатываем в том числе и месторождения "капиталистические". Появились более изощренные технологии. Артемовск несколько лет жил с очень высоким содержанием золота. Сегодня парадигма изменилась, мы ищем месторождения, где содержание невысокое, но запасы гигантские - это и есть "капиталистические". Два грамма на тонну против семи-десяти граммов в "социалистических". Такие обнаружены в том числе и в районе Артемовского рудного узла. Благодаря новым технологиям мы получили возможность расширить поисковые рамки.

- Между золотым "капитализмом" и "социализмом" разница - только в технологии извлечения?

- Конечно. Просто разные методики. "Полюс" перерабатывает в год около десяти миллионов тонн руды. При содержании в десять граммов металла на тонну представляете, сколько бы они выдавали? При трех граммах выдают в год 30 тонн. Но постоянно наращивают объемы. Не только они - "Соврудник" тоже поднял добычу на тонну. За счет внедрения новых технологий, за счет переработки бедных руд.

У "Полюса" сегодня возникла проблема: после того как они построили золотоизвлекательную фабрику (ЗИФ) на Благодатном, встал вопрос - куда направить бригаду строителей? Это ведь не просто строители - они специализируются на определенных промышленных объектах, они асы, распусти - потом не соберешь. Срочно нужно новое месторождение.

- Поиском новых месторождений они сами занимаются или это делают только государственные организации?

- И так, и так. Как следует из сказанного, они сами заинтересованы в новых месторождениях. Тот же Васильевский рудник за счет собственных средств изучал Герфед.

Всему свое время

- Какие направления недропользования вы считаете приоритетными для края?

- Начну издалека. Поскольку территория края гигантская, разные районы имеют разную степень изученности, для нас очень важно как-то эту разницу снивелировать. Всегда существовали организации, которые занимались не разведкой, не поиском новых месторождений, а геологическим изучением площадей. Искали различные предпосылки для выявления месторождений - и выдавали площади для поиска. Последние 15-20 лет это стратегическое направление у нас практически отсутствует. До сих пор больше занимает сиюминутный успех, чем стратегический интерес.

Хотя постепенно ситуация переламывается. Она переломится неизбежно. Кроме золота, в наших недрах есть такие металлы, как вольфрам, в углях - германий. Предприятие "Германий" по производству кристаллического кремния занимает лидирующие позиции в мире, между прочим, а сырье возит из Приморского края.

- А почему не извлекаем на месте, раз они есть в наших углях?

- Нужны вложения. Геология - это в первую очередь затраты. Отдачи приходится ждать. Я уже говорил - на то, чтобы найти месторождение и получить продукт, мы даем пять лет при выдаче лицензии. Сумма затрат на все процедуры, связанные с разведкой, изучением и прочим, - не менее 300 миллионов рублей. Предприятие, которое занимается производством кристаллического кремния, не может отвлечь из прибыли такую сумму на геологию. Значит, если мы заинтересованы в извлечении германия из углей, деньги должен выделить краевой либо федеральный бюджет. Учитывая дефицит бюджета, выбираем приоритеты: золото, нефть, газ.

- То, что край сырьевой, породило определенный стереотип: зачем нам инновации, когда у нас столько ископаемых?

- Я уже говорил: было время, когда мы добывали золото из месторождения золото-кварцевой формации. Сегодня мы добываем эмульсионное золото, которое находится в кристаллах. Благодаря новым технологиям. Нам теперь совсем неважно, в чем оно содержится; если оно там есть - мы его добудем. Когда говорят: "Закончилась минерально-сырьевая база" - для настоящего времени это неверно. Просто на данный момент нет необходимой технологии извлечения. Месторождение - это не только скопление полезных ископаемых, но и возможность их извлечь. В каждой точке Земли есть полезное ископаемое, только не всегда его можно достать.

Отрасль сама по себе такая, которая предполагает наличие высоких технологий, здесь без инноваций вообще никуда. Чем сложнее месторождение, тем совершеннее специалисты и выше технологии.

Честь имею

- В перестроечные времена геологию здорово порушили - и науку, и кадры. Процесс пошел обратно?

-Ситуация опять же меняется по требованию времени. Хотя есть нюансы. У нас достаточно возможностей и денег в бюджете, чтобы спасти "белые воротнички" в геологии. Но требование устраивать конкурсы на проведение подрядных работ заметно портит кровь.

- Пресловутый 94-й ФЗ?

- Он самый. Во все времена геолог честь имел. Он открыл какое-то месторождение, принес значимую информацию - он за свое открытие головой отвечает. Сегодня деньги на проведение геологоразведочных работ распыляются по фирмам, выигравшим конкурс - но возникшим ниоткуда. У них ни опыта, ни умения. Отсюда возникает брак. Было бы, наверное, полезно возродить какое-то подобие старой схемы: пусть будут две-три крупных организации, имеющие профессиональный опыт, специалистов и умеющие все, а мелкие пусть используются на мелких подрядах.

Сегодня каждый недропользователь пытается создать собственную геологическую службу. Информация, которую эта служба поставляет компании, создавшей ее, - коммерческая, ее нельзя транслировать, анализировать и т. д. Она не выходит за пределы компании. Краю нужен мощный институт, который бы суммировал необходимую информацию, обобщал ее, - тогда ее можно было бы использовать для совершенствования краевых законов в сфере недропользования. Мы живем не одним днем, надо смотреть вперед. Но и сами компании тоже должны заглядывать в завтра, а не мыслить границами одного лицензионного участка. Самостоятельно они стратегией заниматься не могут. Поэтому наша задача - создать в крае научно-исследовательскую базу.

- Задача понятна. А подвижки в части ее решения есть?

- Главное - мы не потеряли научный потенциал. Да, он, конечно, "постарел". Но молодежь идет в геологию, вот что хорошо. Параллельно со "взрослым" форумом у нас проходит молодежный: "Современные технологии освоения минеральных ресурсов". Пусть его участников немного - человек пятьдесят, - но это пятьдесят мыслящих, светлых голов. Для края не так уж мало.

Открытие Института нефти и газа в СФУ - шаг в направлении кадрового наполнения отрасли. Разрыв есть - возрастной и квалификационный, - но он сокращается. У меня сын геолог. Он понимает: если не он - то кто? Мы-то уже седые, толстые, нас в маршрут не отправишь. Сегодня обучающие технологии заметно изменились, то, на что нам требовалось прежде три года, нынешняя молодежь с помощью Интернета способна за год освоить.

Законное дело

- Насколько совершенны законы, которыми регулируется сфера недропользования?

- Вот дерево растет - сначала ствол вырастает, потом ветви... В законодательстве всегда есть "стволы", на которых ветви почему-то не выросли. Есть несогласованность действий законов в лесной отрасли и недропользовании, например. Существуют противоречия, связанные с Водным кодексом. Лицензиат, получив лицензию, тратит не меньше года на все согласования с другими службами. Наверное, правильная логика: если он получил лицензию - значит, мы его уже выбрали, почему же не дать ему зеленую улицу на освоение природных богатств? Понятно - живя в правовом государстве, мы не можем сказать: "Срубить на лицензионном участке деревья, и дело с концом!" Нужен какой-то компромисс. Необходимо вырастить "веточку" на этом "стволе" - федеральном или краевом. Работает комитет в Госдуме, работает в Законодательном собрании, есть агентство - ищем компромисс.

- Нет противоречий между федеральным и краевым законодательством?

- Противоречий нет, все полномочия четко разделены. Раньше было "правило двух ключей": все решалось краем и Федерацией. Даже на лицензии раньше было три подписи: федеральной структуры, краевой и самого лицензиата. Теперь никаких "двух ключей", все, что касается недропользования, отдано Федерации, и лицензию подписывает тоже федеральная структура. Наше управление. Мы выдали - мы и спросили.

Цена вопроса

- Какие направления в природопользовании для края самые рентабельные?

- Всегда самым рентабельным продуктом была нефть. Но сейчас трудно представить реальные цифры - в себестоимости ванкорской нефти пока очень большую долю занимают капитальные затраты. Но в идеале там цифры космические. Золото, наверное, следующее в иерархии - у "Полюса" рентабельность процентов 30. У старателей она достигает всех 50 процентов, бывает и больше. Но зато там и риски выше - могут вообще прогореть. У угольщиков по-разному, но думаю - не выше 15 процентов.

- Вернусь к вопросу о новых месторождениях. Что на территории края разведано, но пока не разрабатывается?

- Мы пока не занимаемся алмазами, хотя они у нас есть. Всему свое время, видимо. Как подтверждение - нефтяная отрасль. Три года назад у нас практически не было нефти. Немного качали для собственных нужд - для Ванавары, северных районов. Сегодня мы - нефтедобывающий регион. Придет время - будем добывать и алмазы. В Эвенкии есть и алмазные россыпи, и перспективные площади, в которые нужно вложить деньги. В свое время алмазы в россыпях нашли в районе Подкаменной Тунгуски, но запасы небольшие. Примерно тогда же были открыты кимберлитовые трубки в Якутии, и вся добыча сконцентрировалась там. Рентабельность несравнимо выше. Наши алмазы нуждаются в инвестициях. Если какая-то компания сегодня захочет освоить месторождения алмазов в крае и вложиться в это, мы с удовольствием дадим лицензию.

- Нет интереса со стороны якутских компаний?

- Пока нет. Но похожая история с "Норильским никелем". Они получили лицензии на поиски медно-никелевого оруденения на юге края, даже посчитали запасы на ряде месторождений. Но из-за кризиса эти работы приостановили. Придет время - будут добывать медно-никелевые руды с платиноидами и золотом на юге края. Месторождения готовы. Запасы достаточно велики. Причем они как раз уникальны - хотя бы тем, что это не Норильск, там проще выстроить транспортную схему.

- Как привлечь инвесторов на месторождения, которые прежде не разрабатывались? Чем их заинтересовать?

- Давайте возьмем для примера молибден - месторождение расположено в Сорске, в Хакасии. Объявляем аукционы - не идут. Значит, хватает того молибдена, что есть на рынке. Как только появится потребность, появятся сигналы с рынка - инвесторы придут сами. Та же история с оловянным месторождением в Енисейском районе. Все зависит от востребованности.

Есть и другие факторы. Пример - марганец. Вроде бы его не хватает в стране. В Кемеровской области есть Усинское месторождение, у нас - в Туруханском районе - Порошинское. Привлекаем инвесторов. Но никакого движения нет. Почему? Действуют схемы по использованию привозной руды из Казахстана. Они разработаны много лет назад, но сломать их невозможно: они дешевле, чем разработка нового месторождения. Опять же - придет и наше время.

- Сколько ежегодно тратится на геологоразведку?

- Только в нефтяной отрасли ежегодно порядка 15 миллиардов рублей. По твердым ископаемым - 20 миллиардов за счет недропользователя плюс два с половиной наших, федеральных.

- Какова доля геологии в стоимости конечного продукта?

- Минимальная. По конечным результатам - мизер. Угольщики, например, сегодня вообще ни рубля не тратят на геологоразведку. Зачем? Все уже разведано, хватит не на десятилетия даже - на столетия. То же - с нефтью. Последние годы Ванкорнефть вкладывала в разведку по два с лишним миллиарда ежегодно - теперь резко сократили финансирование по этой статье. Добыча пошла.

фото Александра Паниотова

Досье "ВК"

Еханин Александр Георгиевич

Родился 13 мая 1953 года в селе Агаскыр Республики Хакасии. Окончил Красноярский институт цветных металлов им. М. И. Калинина по специальности "горный инженер-геолог". С 1980 по 1991 год работал начальником прогнозно-металлогенической партии Комплексной тематической экспедиции Красноярского геологического управления. В 1991 году был командирован в ПГО "Зарубежгеология", более трех лет проработал главным геологом проекта в Гвинее. После возвращения на Родину в 1995 году продолжил свою профессиональную деятельность в должности заместителя главного геолога АО "Красноярскгеология". В 1996 году приглашен на должность первого заместителя председателя Красноярского геологического комитета; с 1999 года - руководитель Комитета природных ресурсов края. В 2002 году возглавил Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды по Красноярскому краю. С 2004 года и по настоящее время руководит Территориальным агентством по недропользованию по Красноярскому краю.

Кандидат геолого-минералогических наук, профессор Красноярского университета цветных металлов и золота. Награжден почетным знаком "300-летие Геологической службы России". В 2001 году указом президента РФ ему присуждено звание "Заслуженный геолог России".



"Вечерний Красноярск", 19.05.2010


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница