В «Приложении» к Т. IV наст изд помещен целый ряд материалов лиц из окружения Н. Ф. Федорова. Часть из них дополняет соответствующие разделы основного текста: так, материалы к истории знакомства Ф. М




страница10/12
Дата26.02.2016
Размер3.15 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
ВОКРУГ ФЕДОРОВА
Основу данного раздела составили письма лиц из окружения Н. Ф. Федорова. В большинстве из них содержатся упоминания о Федорове или излагаются те или иные сюжеты, к которым мыслитель имел прямое или косвенное отношение. К примеру, письмо И. М. Ивакина к Л. Н. Толстому содержит изложение идей Федорова об атмосферической регуляции и международном книгообмене, в письмах В. А. Кожевникова и А. В. Орлова-Давыдова к П. И. Бартеневу речь идет о статье В. А. Кожевникова «Стены Кремля», написанной по побуждению Федорова и т. д.

1 Оригинал не сохранился. Ранее опубликовано: «Русский архив», 1915, № 11–12,
с. 280–281; «Вселенское дело». Вып. 2. Рига, 1934, с. 160–161. Ответ на несохранившееся письмо Н. А. Чаева (см. примеч. 2 к письму 5), в котором писатель благодарил Н. П. Пе­терсона за присланный по его просьбе документ из архивного собрания Керенской публичной библиотеки (см. письмо 5 и примеч. 1 к нему). – 653.

2 Н. А. Чаев. Стенька Разин. Две картины из неоконченной пьесы («Апрель месяц. Черкасск», «Табор под Царицыным») // Сборник общества любителей российской словесности на 1891 г. М., 1891, с. 153–181. – 653.

3 Это хранилище было устроено Н. Ф. Федоровым во время его пребывания в Керенске, продолжавшегося с конца зимы по июль 1874 г. По всей видимости, оно было устроено при Керенской публичной библиотеке, заведование которой принял на себя Н. П. Пе­терсон. – 653.

4 В 1874 г. Н. Ф. Федоров исполнял должность архивариуса Керенского съезда мировых судей. – 653.

5 В конце ноября 1874 г. Н. Ф. Федоров был зачислен в штат Московского Публичного и Румянцевского музеев. Одной из побудительных причин к занятию должности в библиотеке Музеев было стремление собрать как можно более обширный материал по истории Керенского края (см. письмо 9). Кстати, среди бумаг Н. Ф. Федорова в фонде Н. П. Пе­терсона в ОР РГБ сохранились выписки Н. Ф. Федорова из различных изданий и статей, касающихся Пензенской губернии и в частности Керенского края, а также из архивных источников (см.: ОР РГБ, ф. 657, к. 8, ед. хр. 90, л. 1 об. – 6). – 653.

6 См. примеч. 6 к письму 7. – 654.

7 Печатается по автографу. Автограф (2 лл. почтового формата) хранится в отделе рукописных фондов Государственного музея Л. Н. Толстого (далее ГМТ). Публикация Т. Г. Никифоровой. 654.

В начале 1862 г. Н. П. Петерсон по приглашению Л. Н. Толстого, приехавшего тогда в Москву и побуждавшего молодежь учительствовать в организованных им народных школах, переехал в Ясную Поляну, преподавал в Головлинской, а затем Плехановской народных школах, был секретарем журнала «Ясная Поляна». Как вспоминал он позднее, каждую субботу и перед праздниками учителя толстовских школ съезжались в Ясную Поляну, где писатель много и сердечно беседовал с ними, играл на рояле, стремился подвигнуть начинающих преподавателей описывать свой педагогический опыт (среди появившихся в 1862 г. в журнале «Ясная Поляна» статей молодых учителей есть и две статьи Петерсона «Г-ская школа» (№ 6) и «П-новская школа» (№ 10)). Воспоминания Н. П. Петерсона об этом периоде см. в его статье: «Из записок бывшего учителя» // О Толстом: Международный толстовский альманах, с. 257–268. – 654.

9 Возможно, Н. П. Петерсону через Н. Ф. Федорова стало известно о замысле Толстого выбрать из журнала «Revue des deux mondеs» статьи, касающиеся философии и религии, перевести их и издать. «... Это будет удивительный сборник религиозного и философского движения мысли за двадцать лет», – писал Толстой жене 4 марта 1882 г. (Толстой. 83, 325). Замысел Толстого остался невыполненным. (Сообщено Т. Г. Никифоровой.)

Данное письмо Н. П. Петерсона проливает свет на историю статьи «Искусство, его смысл и значение», помещенной В. А. Кожевниковым и Н. П. Петерсоном во II томе «Философии общего дела» (текст ее см. в Т. II наст. изд., с. 216–228). Эта статья и была именно той статьей, которую Н. П. Петерсон отправил Л. Н. Толстому. Она представляет собой «перевод с присоединением собственных суждений» двух статей из «Revue des deux mondes»: «Le plaisir du beau et le plaisir du jeu, d'après l'école de l'évolution», par M. Guyau //15 аoût 1881 (М. Гюйо. Удовольствие от прекрасного и удовольствие от игры согласно школе современных эволюционистов) и «De l'idée de la mort chez les anciens Égyptiens et de la tombe égyptienne», par M. Georges Perrot, de l'Institut de France // 1-er février 1881 (Ж. Перро. Об идее смерти у древних египтян и об египетских захоронениях). Характерно при этом, что в тексте статьи «Искусство, его смысл и значение» не были показаны границы цитат (они восстановлены по указанным журнальным источникам лишь в наст. издании), перевод переходил в пересказ, перемежаясь авторским текстом.

Стилистический анализ тех фрагментов статьи, которые представляют собой авторский текст, позволяет атрибутировать их именно Н. П. Петерсону. Они являются его собственным изложением мыслей Н. Ф. Федорова об искусстве (последним обстоятельством и объясняется тот факт, что статья «Искусство, его смысл и назначение» была помещена во
II томе «Философии общего дела» как статья Федорова). Причем, по признанию самого Петерсона, это изложение не могло охватить собой всего масштаба федоровской эстетики (см. его письмо к Н. Ф. Федорову от 1 сентября 1882 г. – Т. IV наст. изд., с. 582–583). – 654.

10 Как следует из письма Н. П. Петерсона к Н. Ф. Федорову от 30 декабря 1882 г., Л. Н. Толстой не содействовал напечатанию рукописи Н. П. Петерсона. В указанном письме Петерсон просил Федорова походатайствовать перед Толстым о возвращении статьи. – 654.

11 Намерение навестить Н. П. Петерсона в Керенске Толстой не осуществил. Летом 1882 г. он начал работу над большим религиозно-философским трактатом, впоследствии получившим название «В чем моя вера». Работа полностью захватила Толстого – к началу сентября первая редакция трактата была закончена. (Сообщено Т. Г. Никифо­ровой.) – 654.

12 Печатается по автографу, хранящемуся в ГМТ. Публикация Т. Г. Никифоровой.

Автограф – на двойных листах в линейку, предположительно рукой сестры И. М. Ива­кина Павлы Михайловны Ивакиной. На тексте письма – поправки рукой И. М. Ивакина. Подпись его собственноручная.

В архиве Н. П. Петерсона в ОР РГБ хранится черновик данного письма рукой И. М. Ивакина с зачеркиваниями и поправками, датированный 17 октября 1891 г., а также позднейшая копия (ОР РГБ, ф. 657, к. 4, ед. хр. 11, лл. 9–18). Его В. А. Кожевников и Н. П. Петерсон планировали воспроизвести в III томе «Философии общего дела» в разделе «Материалы других лиц». Этот же черновик под заглавием «Письмо к Л. Н. Толстому о дождевании и книжном обмене» был опубликован в сборнике: «Вселенское дело» № 2. Рига, 1934, с. 156–159.

Судя по тому, что беловой текст письма, писанный рукой П. М. Ивакиной, имеет целый ряд отличий от черновика, можно предположить, что существовал второй черновик (до нас не дошедший), с которого и переписывался сестрой И. М. Ивакина окончательный текст.



Обращение И. М. Ивакина к Л. Н. Толстому было сделано по побуждению Н. Ф. Фе­дорова, и письмо писалось напрямую по его мыслям, а возможно, отчасти и под диктовку. Содержание перекликается и во многих выражениях совпадает с письмами Н. Ф. Фе­дорова Н. П. Петерсону от 6 и 16 октября 1891 г., излагавшими два его проекта – атмосферической регуляции и франко-русского книгообмена. Ответ Л. Н. Толстого последовал 12 ноября (подробнее см. примеч. 56 к «Статьям и заметкам о Ф. М. Досто­евском, Л. Н. Толстом, В. С. Соловьеве»). – 655.

13 Речь, вероятно, идет о заметке в газете «Русские ведомости» от 12 октября 1891
(№ 281), в которой опровергалась информация, появившаяся двумя днями ранее в газете «Московские ведомости», о том, что Л. Н. Толстой уехал за границу в Париж, а затем в Биарриц. «Как уже было сообщено, – писали “Русские ведомости”, – гр. Л. Н. Толстой занят в настоящее время, по слухам, заботою об оказании посильной помощи голодающим в одной из пострадавших от неурожая волостей». – 655.

14 Ивакин имеет в виду слова Иисуса, обвинявшего фарисеев в лицемерии: «И сказал им: хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание? Ибо Моисей сказал: “почитай отца своего и мать свою”; и “злословящий отца или мать смертью да умрет”. А вы говорите: кто скажет отцу или матери “корван, то есть дар Богу то, чем ты от меня пользовался”, тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей» (Мк 7: 9–12). – 655.

15 О французской промышленно-художественной выставке в Москве см. примеч. 96 к «Статьям и заметкам разного содержания». Прибытие французской эскадры в Кронштадт, предварившее заключение франко-русского союза, состоялось 23 июля 1891 г. – 655.

16 Речь идет о записке В. Н. Каразина «О приложении электричества к потребностям человека» (1818), опубликованной в «Русской старине» (1873, № 2, с. 228–235). – 656.

17 Данный сюжет изложен в статье «Об управлении силами природы» – Т. II наст. изд., с. 260–264. – 656.

18 См. примеч. 4 к «Статьям о разоружении и умиротворении» – Т. II наст. изд., с. 479. – 656.

19 Речь идет об опытах вызывания дождя в Америке в 1891 г. и ассигнованиях на них (подробнее см. примеч. 58 к «Статьям и заметкам о Ф. М. Достоевском, Л. Н. Толстом, В. С. Соловьеве»). – 656.

20 См. примеч. 4 к «Дополнению к разделу “Библиотеки и музейно-библиотечное образование”». – 657.

21 И. М. Ивакин приводит отрывок из письма к С. С. Слуцкому барона де Бай (см. примеч. 57 к «Статьям и заметкам о Ф. М. Достоевском, Л. Н. Толстом, В. С. Соловье­ве»). Перевод данного фрагмента: «Предложение организовать литературный обмен между Россией и Францией кажется великой и прекрасной идеей. Я прочел и перечел Ваше письмо, которое содержит в себе великолепное резюме проблемы. Что касается меня, то могу лишь выразить чувства преданности и симпатии к Вашей стране. Я обсуждал вопрос об обмене со многими из моих друзей, которые лучше меня могут выразить мнение на этот счет» (франц.). – 657.

22 Здесь И. М. Ивакин обозначает третий проект Н. Ф. Федорова, развивавшийся мыслителем в связи с голодом 1891 г., – проект всенаучного съезда по вопросу о предотвращении неурожаев и, в дальней перспективе, о регуляции природы. Этот постскриптум отсутствует в черновике письма, хранящемся в ОР РГБ. – 658.

23 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, л. 376.

Данное письмо открывает подборку материалов, извлеченных из фонда П. И. Бартенева в РГАЛИ и касающихся, с одной стороны, истории публикации в «Русском архиве» статьи В. А. Кожевникова «Стены Кремля», а с другой – цензурной истории его работы «Бесцельный труд, “не-делание” или дело?»

Сотрудничество В. А. Кожевникова с журналом «Русский архив» началось в 1893 г. и в течение тринадцати лет проходило как бы под знаком Федорова. Все опубликованные им здесь с 1893 по 1901 гг. статьи были написаны в развитие идей мыслителя, преимущественно связанных с темой отечествоведения («Плач церквей московских» (1893, № 6), «Стены Кремля» (1893, № 11), «Международная благодарность» (1896, № 2)), или просто совместно с ним («Кончилась ли всемирная история?» (1900, № 10), «Чему научает древнейший христианский памятник в Китае?» (1901, № 3)). А в 1904–1906 гг. в «Русском архиве» печаталась книга В. А. Кожевникова о Федорове: «Николай Федорович Федоров. Опыт изложения его учения по изданным и неизданным произведениям, переписке и личным беседам» (Ч. 1. М., 1908) – письма В. А. Кожевникова к П. И. Бартеневу по этому поводу см.: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 258, 596.

П. И. Бартенева и В. А. Кожевникова связывали отношения глубокого взаимного уважения. Кроме того, Владимир Александрович близко сошелся с Ю. П. Бартеневым, который также высоко чтил своего старшего друга, преклонялся перед его образованностью, ценил его сотрудничество в журнале. «От Кожевникова жду прока для “Русского Архива”. Это человек с огромными знаниями и необычайной скромностью», – писал он отцу из Германии, узнав о напечатании статьи «Стены Кремля» (4 ноября 1893 // РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, л. 442). И в следующем письме: «...статья Кожевникова хороша, жаль только, что будет мало замечена, газетами замолчана и таким образом не произведет действия. Рад я, что Кожевников приладился к Архиву, – писать он может хорошо, знает несказанно много и не сребролюбив» (14 ноября 1893 // там же, л. 445). В свою очередь П. И. Бартенев радовался сближению сына с Кожевниковым и был заинтересован в сотрудничестве с последним. «Был я вчера у Кожевниковых и сидел довольно с его мачихою. Мне радостно, что у них тебя очень любят. Ему писать Cannes Maritimes, poste restante (до востребования. – Сост.). Напиши и попроси, чтобы выслал статью для Архива» (П. И. Бартенев – Ю. П. Бартеневу. 20 октября 1896 // там же, ед. хр. 41, л. 9).



Сближал Ю. П. Бартенева и В. А. Кожевникова и интерес к идеям Н. Ф. Федорова. Ю. П. Бартенев, в 1890-е гг. помогавший отцу в издании «Русского архива», постепенно ставший его соредактором, не оставивший своей деятельности в журнале и после того, как начал служить по цензурному ведомству (в 1900 г.), – содействовал напечатанию статьи «Международная благодарность», написанной по внушению мыслителя, а также вышеназванных совместных статей Федорова и Кожевникова. – 658.

24 Об этой статье В. А. Кожевникова см. примеч. 212 к «Отечествоведению» – Т. III наст. изд., с. 621. В. А. Кожевников ни в этом письме, ни в последующих ни словом не упоминает о том, кто является автором идеи росписи стен Кремля. Помимо всегдашнего нежелания самого Николая Федоровича афишировать авторство выносимых им в печать проектов, это, по всей видимости, было связано с опасением встретить противодействие П. И. Бартенева, не причислявшего себя, в отличие от сына, к сторонникам учения «Московского Cократа». (Приведем в связи с этим цитату из письма Ю. П. Бартенева к П. И. Бартеневу от 14 мая 1904 г.: «Вот письмо Петерсона, которое он написал по поводу твоего примечания к письму Достоевского (о публикации письма Ф. М. Достоевского к Н. П. Петерсону от 24 марта 1878 г. в “Русском архиве” см. примеч. 108. – Сост.). Его можно, думается мне, напечатать. Он хочет писать воспоминания о Ник<олае> Феодоровиче, я ему отвечал, что ты чтишь его, но главная мысль покойника является для тебя, как и для многих, великим скандалом» (РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 596, л. 133)). – 658.

25 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, л. 377–377 об. – 658.

26 Вероятно, это дополнение было внесено В. А. Кожевниковым по указанию Н. Ф. Федорова – см. фрагмент статьи последнего «Роспись центрального кладбища (Кремля Московского)...»: «В 1900 году исполнится шестьсот лет от построения известной по летописи Кремлевской стены, деревянной, воздвигнутой Даниилом, младшим сыном Невского» (Т. III наст. изд., с. 98). – 659.

27 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, л. 382–382 об. – 659.

28 Статья «Несколько слов о новых способах стенной живописи» («Дневник артиста», 1893, № 10, с. 27–28) так описывала способ А. Кейма: «Изобретенная им грунтовая масса, смешиваемая с небольшим количеством гашеной извести, дает совершенно белый, несколько пористый грунт», по которому художник должен работать специально изготовленными Кеймом минеральными красками. «Пока грунт сырой, что достигается смачиванием его дистиллированной водой, живопись может быть легко изменяема и исправляема по желанию художника. Но когда картина готова, она пульверизируется особой фиксирующей жидкостью, которая, проникая в грунт, соединяет с ним химические краски живописи, предохраняя от атмосферических, климатических и световых влияний». Статья журнала «Дневник артиста» с обширными цитатами была пересказана в газете «Московские ведомости» (3 октября 1893, № 272, отдел «Смесь»). – 659.

29 П. И. Бартенев исполнил просьбу В. А. Кожевникова. Добавление, приложенное к письму, было помещено в постcкриптуме статьи «Стены Кремля»: «Русский архив», 1893, № 11, с. 376–377. – 659.

30 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, лл. 412–413. – 660.

31 В. А. Кожевников имеет в виду публикацию: «Новое стихотворение А. С. Пушкина» («Русский архив», 1893, № 10, с. 255), воспроизводившую черновой фрагмент к главе «Евгения Онегина». «Стихотворение это, – писал П. И. Бартенев в редакторском примечании, – [...] сохранилось в памяти одного из сотрудников “Русского архива” и было некогда прочитано им в своеручном подлиннике А. С. Пушкина. Для нас его подлинность несомненна. Звуки и обороты пушкинские, столь заветные русскому сердцу, и мы поистине счастливы этою находкою». – 660.

32 Речь идет о публикации: «Письма А. С. Хомякова к И. С. Аксакову (1858)», подготовленной Д. А. Хомяковым («Русский архив», 1893, № 10, с. 197–202). – 660.

33 Согласно шестой статье «Устава о цензуре и печати», от предварительной цензуры были освобождены «все оригинальные сочинения объемом не менее 10 печатных ли-
стов», выходящие в Москве и Санкт-Петербурге («Свод законов Российской империи».
Т. 14. СПб., 1890, с. 2 (2-я пагинация)). Поскольку работа В. А. Кожевникова была небольшого объема, то указанное положение на нее не распространялось.

О содержании работы «Бесцельный труд, “не-делание” или дело?», написанной В. А. Кожевниковым по побуждению Н. Ф. Федорова и содержавшей ряд его мыслей, см. примеч. 40 к статьям о Л. Н. Толстом – Т. II наст. изд., с. 491. – 660.



34 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, лл. 416–417. – 661.

35 Источник цитаты не установлен. – 661.

36 П. И. Бартенев выслал В. А. Кожевникову отдельные оттиски его статьи «Стены Кремля», напечатанной в № 11 «Русского архива» за 1893 г. – 661.

37 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, л. 433.

Данное письмо графа А. В. Орлова-Давыдова, бывшего управляющего дворцовой частью Московского Кремля, к П. И. Бартеневу вызвано статьей В. А. Кожевникова «Стены Кремля», к которой граф отнесся резко отрицательно. При этом письме А. В. Орлов-Давыдов выслал П. И. Бартеневу заметку, направленную против статьи Кожевникова. Об ответе на эту заметку, составленном Н. Ф. Федоровым и редактированном В. А. Кожев­никовым, см. примеч. 212 к «Отечествоведению» – Т. III наст. изд., с. 621–622. Две редакции текста ответа под названием «Стены Кремля» см. там же, с. 91–92, 559–561. – 661.



38 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, л. 464а–464а об. – 662.

39 В бумагах Московского цензурного комитета, хранящихся в ЦГИА, данных о прохождении брошюры Кожевникова обнаружить не удалось. – 662.

40 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, л. 465–465 об. Судя по данному письму, заметка А. В. Орлова-Давыдова и ответ на нее Н. Ф. Федорова и В. А. Кожев­никова не появились в «Русском архиве» прежде всего вследствие нежелания самого П. И. Бартенева давать на страницах своего издания место полемике по вопросу о росписи стен Кремля.

Первое письмо А. В. Орлова-Давыдова к П. И. Бартеневу датировано 23 ноября (следовательно, получено 24 ноября). Ответ П. И. Бартенева написан 25 ноября. В связи с этим можно выдвинуть две версии. Либо ответ Н. Ф. Федорова и В. А. Кожевникова был написан и передан П. И. Бартеневу в предельно короткий срок – меньше чем за сутки, – и Петр Иванович изложил его содержание в своем письме А. В. Орлову-Давыдову, либо, что всего вероятнее, П. И. Бартенев, узнав о желании В. А. Кожевникова (а значит, и Н. Ф. Федорова, хотя его имя, по всей видимости, в разговоре не упоминалось) отвечать на заметку графа, опередил события и указал оппоненту Кожевникова на нежелательность полемики, надеясь, что тот сам откажется от печатания своей заметки (что, в конечном итоге, и произошло). – 662.



41 Это письмо П. И. Бартенева А. В. Орлову-Давыдову нами не разыскано. – 662.

42 Говоря о необходимости «восстановления стен Кремля до значения» «нацио­нального памятника», В. А. Кожевников в статье «Стены Кремля» писал: «Недостаточно умыть грязные стены побелкою, расцветить их ничего не говорящею ни уму, ни чувству окраскою. [...] Чтобы стать тем, чем они должны быть, стены Кремля должны быть не побелены, не раскрашены, а расписаны, художественно расписаны историческою живописью, сверху донизу на всем громадном протяжении» («Русский архив», 1893, № 11,
с. 369–370). 662.

43 Печатается по: РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 585, л. 483–483 об. – 663.

44 Речь идет о содействии П. И. Бартенева в прохождении через цензуру работы В. А. Кожевникова «Бесцельный труд, “не-делание” или дело?» Цензурное разрешение на ее напечатание было дано 7 декабря 1893. – 663.

45 Первое издание брошюры В. А. Кожевникова вышло в конце декабря 1893 г. – 663.

46 Печатается по: РГАЛИ, ф. 743, оп. 1, ед. хр. 21, л. 5. – 663.

47 С. П. Бартенев в это время жил в Германии, в Берлине, усиленно занимаясь музыкой, совершенствуя свою фортепьянную технику и исполнительское мастерство (подробнее см. примеч. 33 к разделу «Приложения» «Письма Н. Ф. Федорову разных лиц»). – 663.

48 Жена Ю. П. Бартенева Надежда Степановна в это время ждала ребенка. – 663.

49 В конце октября 1896 г. Ю. П. Бартенев вернулся в Москву из-за границы, где находился с мая месяца, поправляя пошатнувшееся здоровье и усиленно готовясь к магистерскому экзамену по философии, который намеревался держать в ноябре 1896 г. (затем дата экзамена была перенесена на январь 1897 г.).

Намерение сдать магистерский экзамен и получить в университете место преподавателя философии во многом возникло у Ю. П. Бартенева в связи с материальными трудностями: необходимо было содержать семью, а работа в «Русском архиве» приносила слишком скудный доход; к тому же П. И. Бартенев, отчасти из-за финансового положения «Русского архива», отчасти и оттого, что в личных расходах был скуповат, часто задерживал выплаты сыну-редактору. Впрочем, дело было не только в нужде. Ю. П. Бартенев был еще достаточно молод и ему хотелось своей, самостоятельной деятельности, зависимость от отца, хоть и в любимом деле, все-таки его тяготила. А университетская кафедра – перспектива заманчивая. С сентября 1893 г. по конец марта 1894 г. он живет в Германии, занимаясь историей европейской философии. В 1895 г. напряженная работа в «Русском архиве» не дала возможности возобновить занятия, но в мае 1896 г. Ю. П. Бартенев все же выехал за границу, собираясь интенсивно готовиться к экзамену и писать диссертацию.

Однако полностью отдать себя занятиям ему не удалось, поскольку выехал он из России измотанным, а нервное его состояние приближалось к кризисному. «Юша все бросил, даже не простившись со мной, и уехал в богопротивное Галле. Серьезно, я боюсь, что оттуда придет известие об его сумасшествии», – писал П. И. Бартенев сыну Сергею 26 мая 1896 г. (РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 39, л. 3). Летом пришлось потратить какое-то время на отдых и лечение, впрочем, вперемежку с напряженной учебной работой: Бартенев занимался по 12 часов в сутки – с 6 утра до 6 вечера. «Работаю как вол. Кончаю Лейбница, остается один Фихте – и в Москву, держать экзамен», – сообщал он из Вены отцу (22 августа 1896 // РГАЛИ, ф. 46, оп. 1, ед. хр. 588, л. 307).

Душевное состояние Ю. П. Бартенева в период пребывания за границей продолжало оставаться мучительным и тяжелым. По мере подготовки к экзамену и работы над диссертацией он все яснее понимал, что преподавание философии – не его призвание, что работа по изданию «Русского архива» – именно то дело, к которому лежит душа. Угнетало и чувство вины перед отцом, на которого после отъезда сына обрушились все дела и заботы, связанные с журналом. «Сознание, что тебе приходится работать одному и что я, вместо помощи тебе, корплю над черт знает чем, с позволения сказать, сильно меня омрачает, даже больше, чем разлука с семьей. Действительно, не ирония ли судьбы, что я не могу заниматься любимым делом, потому что архивно-издательское дело мне мило и дорого, а должен потеть над тем, во что очень плохо верю и к чему имею малые способности. Но такова судьба. За желание вещать с кафедры – наказан. Я хотел бросить университет, но так и не удалось.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница