В книге Судеб ни слова нельзя изменить. Тех, кто вечно страдает, нельзя извинить




страница1/4
Дата17.06.2016
Размер0.55 Mb.
  1   2   3   4
В Книге Судеб ни слова нельзя изменить.
Тех, кто вечно страдает, нельзя извинить.
Можешь пить свою желчь до скончания жизни:
Жизнь нельзя сократить и нельзя удлинить.
Омар Хайям

- Чарли, сейчас тригонометрия. Пойдём же, - окликнула его, рядом проходившая Таня и поспешила взять одноклассника за руку.

- Я, наверное, пойду, прогуляюсь, мне что-то не по себе, - оправился Чарли, - Честное слово, ничего страшного. К фрау Верди я не пойду, в этом нет необходимости.

- Ну, как хочешь. Только не забудь, что после уроков мы идём в книжный магазин в Волхонд, - пожала плечами Таня и поспешила скрыться в кабинете за углом.

- Угу, - пролепетал Чарли, хотя он совсем забыл про обещание подруги. Он надеялся, что ещё не поздно попросить у Дороты велосипед, хотя какая разница и пешком недалеко идти. Голова у него сейчас был не тем забита. И почему не пошёл на астрономию? Теперь то точно прогул поставят. А будь ещё парочка таких, Чарли давно уже бы не было в Вертруде, т. к. он учился в пансионе безвозмездно, то есть даром.

Он очнулся оттого, что медальон звонко ударился о пол, словно хотел высбодиться из рук Чарли. Какая глупость, смекнул он. И схватив медальон, побежал на улицу в соседнее здание, где располагался медпункт... Может Перегрин уже там?

* * *

-Чарли, как ты вовремя. Словно Ангел хранитель с помощью подоспел! – крикнула фрау Верди, выглядывая из-за ширмы,- Проходи, проходи скорее. А то без тебя мне тут не управиться, - медсестра старалась перекричать плач и завывания первоклассника. Чарли бросил рюкзак на пол и, положив в карман джинсов медальон, прошёл в комнату.



- А что... – «случилось», хотел спросить Чарли, но осёкся. Завидев окровавленную рубашку у малыша.

- Да разве объяснишь этим маленьким проказникам, что наш сад не джунгли и для лазанья по деревьям не предназначен. Вот это чудо в перьях свалилось с Липты и прямо на тот забор древний с колышками. Ну, ты знаешь, Чарли. Вы в той части сада на гибрологии часами просиживаете, - фрау Верди сделала попытку разорвать рукав рубашки первоклассника до плеча, - И умудрился проткнуть забором насквозь предплечье. Хорошо хоть не задело артерию, а то бы от потери крови на месте и скончался.

Чарли передёрнуло, а малыш, услышав такое не радостное заключение, ещё сильнее и громче взвыл.

-А-а-а-а-а-а-а! – передразнила его фрау, - Ничего пару минут ещё жить будешь, если Чарли поспешит приготовить кувшин с горячей водой, полотенце, Coagulation и снотворное. Всё в шкафчике рядом со справочниками.

Чарли кинулся к шкафу, по дороге сбив пару кушеток.

- Руку чувствуешь, Флорри?- спросила медсестра у первокурсника, когда Чарли уже подоспел со средствами первой помощи, на всякий случай он положил рядом ещё пузырёк обезболивающего. Флорри мотнул головой, что означало, нет,- Тогда антибиотики на тебя не будем пока тратить.

Фрау Верди взяла со столика шприц с лекарством для свёртывания крови и ввела лекарство Флорри на запястье в вену. Затем быстро промыла тёплой водой плечо и, обработала какой-то бесцветной мазью рану. Пока Чарли сидел рядом, медик уже забинтовала полностью всю руку и обвязала бинтом вокруг груди. Всхлипы Флорри уже потихоньку прекращались, видно начинало действовать снотворное.

- А теперь ложись и спи крепко, крепко, - фрау Верди потрепала его по голове и поцеловала в лоб.

- Да, кстати, Чарли, почему ты сейчас не на уроке. Не думаю, чтобы Венда отпустила вас без какой-либо на то причины…- она усмехнулась, - Даже и будь очень веская причина, вряд ли… Ты опять не пошёл на урок. Голова болит?

- На этот раз хуже,- всхлипнул Чарли.

-Что ж хуже.… Пойдём, а то Салли нужен отдых,- медсестра что-то начала искать в шкафчике,- Вот очень быстро действует и от стресса, депрессии и головной боли,- фрау протянула Чарли стеклянную бутылочку с белой жидкостью, очень напоминающеё молоко.

- Да, нет, я не себя имею в виду. А Перегрина.

- Курта что ли? А что с ним?

Чарли, достаточно быстро сообразив, что друга тут нет, поспешил ретироваться.

- Вообще ничего особенного, он немного простыл, вот я и волнуюсь. Ну, до свидания!

-Нет, нет постой!

Фрау Верди схватила его за рубашку. Чарли услышал громкий звон, медальон выпал из кармана. Он нагнулся, и было, схватил дурацкий медальон, который всё норовил потеряться, но медсестра его опередила.

- Вот что…- нахмурилась она, - Твой декан об этом знает?

- О чём? - растерялся Чарли, - это вы… говорите, - Чарли жадно глотал медальон глазами. Ему не хотелось, чтобы кто-нибудь у него отнял эту прелестную вещь. О чём это он.… Как глупо.

- Вот об этом, - фрау Верди отдала ему медальон в руки, - Откуда он у тебя?

Чарли глупо потупил глаза.

- Ты знаешь, что это такое? Нет? Я догадывалась, но не думала, что всё произойдёт так быстро. Спрячь медальон куда подальше и никому не показывай его, даже Курту… Мой лишь один совет: ищи книгу в запретной секции, обязательно и любыми способам, от этого зависит твоя… судьба, да и не только твоя.

- Ох, как всё сложно. О чём вообще речь? – вздохнул Чарли.

- Сейчас рано о чём - либо говорить. Может вообще ничего не произойдёт, а может и да. Одно лишь появление Вольфрама уже о многом говорит. Но один лишь Великий Рима решит всё.… Ну, всё иди. Я и так уже больше сказала, чем от меня требовалось. Книга обо всём тебе поведает.

- Но какая? – Чарли сейчас показалось, что против него весь мир сговорился,- Что тут происходит.

- Всё, - резко отрезала фрау Верди, - Довольно допрос устраивать. Больше, чем книга, я тебе всё равно не расскажу. Поторапливайся, как бы поздно не было. И ещё передай пани Вазовски, что я тебя освобождаю от её уроков сегодня, и пусть в срочном порядке подойдёт ко мне.

- Угу, - промямлил Чарли, посматривая на часы. Если он хочет успеть дойти пешком до Волхонда, надо уже двигаться.

Он закрыл дверь в кабинет и поспешил на улицу, пока на обед не закрыли главные ворота.


* * *


Чарли, утомлённый долгой ходьбой до деревушки, сидел на скамейке, с нетерпением дожидаясь, одноклассницы, а на коленях у него развалился лениво огромный рыжий кот.

- И это тебе надо, Вольфрам, переться в такую даль за мной, спал бы лучше на моей кровати, пока тебя никто не заметил, хотя уже и фрау Верди тебя где-то подкараулила.

Кот как-то при этих словах вздрогнул и насторожился.

- А Римилиан мне ни с того ни с сего решила подарить дурацкий медальон, который так и норовит потеряться. Немного странно всё, ты не замечаешь? Если нет, тем лучше. Меньше знаешь, крепче спишь. А я возможно теперь уже никогда не засну в поисках какой-то книги. Предложения будут или все исчерпаны? – Чарли вопросительно покосился на кота. Тот ничего ответил, видимо переваривая сказанное, всё Чарли.

- Ну, как дела? Что случилось, Чарли? – Таня спрыгнула с велосипеда и вопросительно посмотрела на Чарли, - На тебе лица нет.

- Надо же, а я и не заметил без тебя до сих пор. Вольфрам забыл мне об этом сказать, - съязвил одноклассник и насупился.

- Ах, извини, если я тебя обидела. Я то думала, что ты ещё не забыл, что я являюсь твоей сестрой, поэтому в следующий раз будь поаккуратнее с выражениями, я ведь легка на подъём и могу обидеться. Так что если не хочешь кантоваться с Герой, попляши хоть часок под мою дудку, будь так добр, - Таня села рядом и взяла на руки кота, который и глазом не повёл, лишь тихо недовольно проурчал.

- Извини, Таня, - выдохнул Чарли, - Я не хотел тебя обидеть, так получилось…

- Да, ничего страшного, братишка. Выше голову. Пошли скорее, а то м-р Осман нас не примет в обед, - Таня опустила Вольфрама на асфальт. Тот утомлённый жарой и усталостью вперевалку направился к Чарльзу.

Подойдя к книжному магазину, Таня оставила велосипед у чёрного входа и вошла в темное пыльное помещение. Вольфрам с Чарли, одновременно не сговариваясь, два раза чихнули.

- М-р Осман, г-н? – Таня прошлась вдоль книжных полок с классикой всех времён и народов. Вольфрам прижал уши к голове и прильнул к паркетному обшарпанному полу,

Чарли стал рыться в стопке старых газет и журналов, выискивая самый старый номер, хотя это уже вошло у него в привычку, каждый раз у входа рыться в древней выцветшей прессе.

- Вы уже пришли? Добро пожаловать вновь и вновь… - из тени вышел молодой парень, лет 20. Все трое вздрогнули от неожиданности и резко обернулись, сообразив в считанные секунды, что кто-то посторонний и незнакомый обращается к ним вполне дружелюбно. Чарли тут же нагнулся собирать на полу журналы, которые выпали у него из рук, Таня стала старательно запихивать книгу обратно на полку, а Вольфрам кинулся Чарльзу в ноги от страха, чтобы не встречаться с таинственным незнакомцем взглядами.

Первым из транса вышел Чарли:

- А… г-где…ммм… О-осман…эээ…г-н?

- Просто Лаврин. Г-н Осман предупредил меня, что вы придёте сегодня, Чарльз и Тания, если я не ошибаюсь? Гм… так? – парень почувствовал, что разговор принимает не такие обороты, которые ему бы хотелось, - Вы принесли книги или что-то будите брать?

- Да, мы бы просто осмотрелись сначала,… наверное. В читательный зал, что ли прошлись… - осмелела Таня.

- Да-да, конечно! Только вот одну книгу, вообще не совсем книгу… ммм… Филипп просил передать вам. Пройдёмте за мной.

Чарли очень насторожил этот Лаврин. Кто он такой и что тут делает? Да ухмыляется как-то странно и загадочно. Как глупо…

- А кто вы, Лаврин? И что тут делаете? – Чарли чего-то не ожидал от себя такой смелости и немного замялся в конце.

- Боюсь, что я теперь законный владелец этого магазина, если его так можно назвать, скорее это кладбище старинного хлама… - парень полез на верхнюю книжную полку, старательно увиливая от ответа.

- На что это вы намекаете? – спросила Таня, чувствуя, что всё внутри у неё похолодело, а сердце чуть ли не выпрыгивало из груди.

- Не будем об этом. Сейчас не самое подходящее время для этого разговора.

- Ну, нет уж. По-моему лучшего времени просто не может и быть. Что с г-ном Османом?

- Нет его, и в ближайшие сто, а то и двести лет вы тут его точно не застанете.

- Какие-то у вас глупые шуточки. Мы вас серьёзно спрашиваем, а вы…

- Я же говорил, что сейчас не самое подходящее время для этого разговора, вы всё равно ничего не поймёте, - оборвал Таню Лаврин.

- Да не трогай ты его. Видишь, всё равно правду не скажет. Может он это… не совсем того… - шикнул на сестру Чарли, когда Лаврин пошёл в соседнюю комнату.

- Вот подойди ему это и скажи. Может, дойдёт.

- Не думаю.

- Что? – Таня удивлённо уставилась на брата.

- Что опять не так? – насупился Чарли.

- Ты слышал?

- Да, именно твоё "не думаю".

- Вот именно я этого не говорила и ты тоже. Я всё время смотрела на тебя, ты ничего не отвечал. Да и я не дура отвечать на свой вопрос сама.

- А может, ты очень громко о Лаврине высказалась. Вот он и услышал, поаккуратней с выражениями.

- Между прочим, это ты тут буянил о нём…

- Тихо, - оборвал её Чарли и подкрался к соседней комнате. Лаврина там не было.

- Его нету. Я не знаю тогда…

Взгляды вдруг устремились на кота.

- Ты… это совсем? То есть в сказки веришь?

- Вот ещё, - ответила нетвёрдо Таня, - Просто не могло нас разом сглючить. Да и ты, похоже, в один момент поверил.

- Мне что-то не хорошо. Пойдём-ка отсюда поскорее. В другой раз зайдём, – сообразила Таня.

- Ты иди. Я сейчас. Подожди меня с Вольфрамом на улице, - замялся Чарли, если он сейчас не решится на это, то возможно уже никогда.

- Ты совсем обалдел от страха или как? – шарахнулась Таня.

- Или как. Ну же скорее, пока Лаврин не вернулся.

- Упаси бог, с тобой кому-нибудь связаться, всю ночь потом спать не будешь, - фыркнула опасливо Таня и вышла на улицу. Чарли только услышал, как звякнул дверной колокольчик, и тут же снял медальон с шеи и стал судорожно шарить глазами в поисках хорошего тайника. Вдруг его осенило. Когда в первый раз он зашёл в магазин, то споткнулся у витрины, а потом еле приладил доску в пол, пока никто не заметил. Моля бога, что эту доску можно было ещё как-то отковырять. Чарли приложил все силы, но только отломал кусочек от пола, хотя этого было достаточно, чтобы втиснуть медальон. Не думая о последствиях, он бросил медальон, послышался приглушённый звон. Чарли облегчённо вздохнул, уж теперь никто не найдёт эту железку. Он припомнил слова фрау Верди: "Спрячь его и никому не показывай." Ему немного полегчало, отчасти его поступок был правдой, но отчасти нет…

- Вы что-то потеряли? – это был Лаврин.

- Да, ничего важного, - соврал Чарли и вполголоса добавил как бы просебя, - Я мечтал это неважное потерять.

Лаврин сделал вид, что не заметил слов Чарли.

- Вот тута вам Филипп кое-что передал. Я не читал, оно было не запечатано.

Чарли, забыв про медальон, встал с пола и выхватил у Лаврина конверт.

Письмо было написано наспех и неаккуратно, г-н Осман никогда ещё так не строчил быстро, но всё-таки подчерк был его.

" Чарльз Годрик, здравствуй!

Вот и настала наша последняя встреча, хотя я тебя даже не обязался об этом предупредить. Я долго думал, уходить мне или нет, но ты уже понял моё решение, и надеюсь, обосновал. Мне очень было жаль с тобой расстаться и конечно с моим книжным достоянием, но зато теперь мой племянник всем заправляет. И ты можешь ему полностью доверять. Я недавно узнал, что тебе нужна книга в запретной секции. Не спрашивай, как и когда я об этом узнал, и без того много вопросов и переживаний. У книги нет названия, только необычный переплёт, совсем новый и не потрепанный. Я выписываю разрешение твоему учителю на эту книгу, т.к. 40 лет назад собственноручно передал её к вам в библиотеку, решив, что в магазине она уже довольно долго без дела пылится.

P.S.: Разрешение на книгу в конверте.

Надеюсь, скоро свидимся.

Искренне ваш друг, Филипп."

Чарли озадаченно взглянул на Лаврина.

- Я не читал,- почему-то стал оправдываться тот.

"Но у г-на Османа никогда не было родственников. Какой тут племянник может быть?" – никак не мог понять Чарли – "Да и когда он встретит г-на Османа, если тот даже не удосужился сказать, куда рванул на старости лет…"

- Я не читал… - ещё раз повторил Лаврин.

- Ага. Спасибо, - только и смог пробормотать Чарли.

- Но, я не чччитал,- опять было, заикнулся Лаврин, но Чарли уже был на улице за дверью, и лишь старый дверной колокольчик одиноко позвякивал в тишине.

Но тут дверь с бешеным грохотом распахнулась, и колокольчик уже валялся на полу. Это был Чарли.

- Вам точно можно доверять?! – крикнул он с порога Лаврину.

- На сколько знаю, вроде, как и можно. А что такое?! – встрепенулся Лаврин.

- Просто хотел проверить, - пожал плечами Чарли, - Тут Филипп о вас положительно отзывается, - Чарли вынул из кармана письмо и протянул его Лаврину, - Вот читайте!

Парень пробежал глазами по строчкам и когда он дошёл до нужного места, это Чарли сразу понял, его лицо залилось краской.

- Право же, я не знаю, Чарльз. Раз так говорит мой дядя, то ему вы всегда можете ему верить.

- Вот великолепно! – обрадовался Чарли, - Вы знаете, где находится такая старинная школа-пансион? Она очень древняя и огромная в виде старинного замка.

- Да, да, конечно. Я сам в ней учился.

- Простите, конечно, но вас там никогда не замечал.

- И не могли заметить. Я закончил учиться 20 лет назад. С **** года, - ответил, как ни в чём не бывало Лаврин. Но, подумав, сказал, - А, знаю! Вас смущает мой возраст. Да мне действительно 40 лет. И я отнюдь не молодой парень, как все тут думают, - он рассмеялся, - Вы тоже попались. Впрочем, не будем об этом. Так что там про доверие?

Чарли с минуту стоял молча. Лаврин его не торопил.

- Вы несколько минут назад спросили, что я потерял,- Чарли неловко кашлянул и как бы невзначай добавил, - "МЕДАЛЬОН", - этот его "медальон" по произношению чересчур напоминал "локонс**", - Упал в ту щель в полу.





"Локонс**" – возможно, автор тут упоминает учителя тёмной магии из "Книги Гарри Поттер и тайная комната" (Рон Уизли напомнил Гермионе о каком-то из случаев, связанных с профессором Локонсом в 4-ой книге про Гарри Поттера " Гарри Поттер и кубок огня"). В данном случае просто схожее произношение со словом "медальон" и скрытый лукавый смысл.


- Упал? – Лаврин сомнительно посмотрел на щёлочку в полу, явно раздумывая, мог бы медальон сам туда проскользнуть. Хотя откуда он мог знать его размеры? Видно знал…,

- Он вам очень дорог? Или может, срочно нужен?.. Просто не очень хочется сейчас пол вскрывать, паркет и так слишком ветхий…

- Да это может вполне подождать… - ответил Чарли.

- Тогда где-то послезавтра в обед подойдите, я вам его отдам.

- Нет. Вернее я не смогу ни завтра, ни послезавтра, ни в течение недели.

- В таком случае я подойду к вам, Чарльз. Скажем в 2 часа у ворот со стороны мансарды завтра. Пойдёт?

- Да вполне. Ну, до завтра. Пока.

Лаврин кивнул.

Чарли выбежал из магазина. Тани нигде не было, но её велосипед по-прежнему стоял у входа. Вольфрам рядом лежал на асфальте.

- Она не сказала, куда пошла? – спросил Чарли. Кот лениво потянулся и шмыгнул в дверь кондитерской.

- Странно. Откуда у неё деньги? За разноску газет пока ещё не выдавали… - промямлил Чарли и пошёл за Вольфрамом.

В кондитерской было светло, а туда впрочем, заглядывали не такие уж и "светлые" люди.

Таня сидела за столом и задумчиво жевала плитку шоколада. Чарли не был никем замечен, даже сестрой. Поэтому быстро подсев к Тане, спросил как-то уж слишком заговорчески:

- Деньги то откуда?

Таня вздрогнула и, не поворачиваясь, ответила:

- Много будешь знать, скоро состаришься.

Помолчав секунд 10, она добавила, все, также, не удостаивая Чарли взглядом:

- Ясно, у прохожих не выпрашивала. А остальное уже не твои заботы…. На газетах платят в два раза меньше, так что посоветуйся с Герольдом. Мы вместе промышляем. Впрочем, это по большей части его деньги, но мне тоже доля достаётся.

- Уж, не в Вертруде ли, - рассмеялся он, - Да будет тебе. Г-н Томберри настоящий скряга, он никому даже засохшей прошлогодней манной каши не даст попробовать, а горсточку снега только за 100 лир предложит посмотреть под проценты…

- На твоём месте я так бы не веселилась, - оборвала хмуро брата Таня и кивнула в сторону соседнего столика.

Чарли так и ахнул. Там расселись, попивая кофе все заправлялы из Вертруды.

- Вот-вот, советую потише размышлять. Я тут пыталась что-либо подслушать, но, - Таня откусила кусок от шоколадки и сунула Чарльзу половину оставшегося, - На, доедай.… Но дохлый номер... Они шушукаются в кучке как девчонки.

- А разве у них уроков сейчас нет? – удивился Чарли, знавший всё расписание всех классов и факультетов, т.к. 11 братьев и сестёр не шуточки, некоторым неплохо бы даже на глаза не попадаться, - Уроки уже у девятых классов отменили?

- Не-а. Просто у всех за место этого поставили гибрологию. Я когда уходила, то чуть не попалась, там всех заставили кустики подстригать, и, кстати, даже такую кучу земли у Мансарды навалили, что теперь фиг выйдешь из кабинета гибрологии со стороны ворот, да и зайти задача не из лёгких. А г-н Роттердамский рассердился и сказал, что больше никто не зайдёт на эту часть двора, и запер на замок ворота. Так что теперь гибрология у нас будет только проходить в кабинете, пока не откопают дверь. А чё сердиться, нечего было 11 классы об этом просить. Они без заскоков не могут вообще что-либо сделать.

- Это Стен сделал?! Вот приколист, наверное, Гера его специально подговорил.

- Не совсем в точку, брательник… Гера напротив был самым активным участником этой заварухи. Ну, всё жуй шоколадку и молчи, я попробую что-нибудь услышать от этих сплетников, - Таня кивнула в сторону учителей, которые по-прежнему не поднимали глаза от кофе и что-то в кружке бормотали.

- Но как?

- Тихо! – кинула Таня и встала в очередь у прилавка.

Чарльзу оставалось только с умным видом поправить очки и наблюдать за сестрой.

Но до столика учителей было далеко, поэтому при всей осторожности не стоило бы к ним так близко подходить. По лицу Чарли проскользнула усмешка. Таня была похожа на маленького карманного воришку, который так и норовит обчистить карманы покупателей. Она быстро скользила между столиками и посетителями кондитерской. Но когда оставалось уже метра 2 до стола деканов, Таня пригнулась и нырнула прямо под скатерть соседнего стола. Чарли был поражён. Или учителя совсем ослепли и оглохли, или разговор был у них чересчур важным. Но по шёпоту, пронёсшемуся по магазину, можно было понять, что добрая половина людей заметила странные действия его сестры!

- Она с ума сошла! – прошептал нервно Чарли и поёжился от волнения.

- И сколько она там собирается сидеть?! – Чарли взглянул на часы через 15 минут. Решения было мгновенно принято.

- Вольфрам быстро к ней и обратно! Как бы она там не сдохла! – обратился он к коту, который видимо без разрешения не решался бежать к Тане, хотя его хвост бешено телепался из стороны в сторону.

Но видимо, Вольфрам тут уже не нужен был, т. к. учителя весело смеясь, встали из-за стола. Раздался какой-то звон. У Чарли ойкнуло сердце. Г-н Трилони нагнулся и собрался заглянуть под стол. Чарли рванулся через толпу к нему. Крича на ходу:

-Г-н Трилони, подождите!

Он резко затормозил, и сердце сильно сжалась. Скатерть уже была приподнята, и видимо, Таня замечена… Т.к. лицо декана выражала крайнее удивленнее. Он приподнял глаза на бледного Чарльза, а потом на ошарашенных учителей, и снова на Чарли…

- Что-то не так, Оливер? – поинтересовались хором учителя. Ещё бы не поинтересоваться! На г-на Трилони было жутко смотреть, как будто тот нос к носу столкнулся с приведением!

- А? Нет-нет, всё нормально. Только немного что-то спина заболела. Ну, вы знаете, наверное, где-то простыл… - на удивление Чарли стал оправдываться Оливер, но он говорил всё это пристально, с отвращением глядя на Чарльза. Словно глазами хотел сказать: "Как ты мог? Я в тебе разочаровался на всю жизнь.… И твоя сестра! Вы мне противны!"

Чарли стыдливо потупил глаза. Г-н Трилони встал с пола и отряхнулся.

- Пойдёмте коллеги. Мне не о чем говорить с этим г-ном. Он совершил ужасную оплошность. Но к его счастью за это из Вертруды не выгоняют.… Мне он противен, очень противен. Я не могу больше его видеть.… Простите меня коллеги. Прощайте молодой человек…, прощайте, - он скользнул мимо Чарльза, заселив в его душу холод. Чарли стоял долго, настолько долго, что уже потерял ориентацию во времени. Потом мотнул головой и как в тумане отправился в школу. По дороге никаких мыслей совершенно не было. Просто пусто и всё. Тани почему-то нигде не было. Где она? Может так и сидит под столом? Чарли наверняка не знал сейчас, но знал, что его декан факультета теперь ненавидит… из-за родной сестры.

- От них только и жди неприятностей!!! – закричал в отчаянии Чарли и пнул со всей силы камень. Стало больно, он немного очнулся от произошедшего и стал понимать,

что случилось. Но всё равно никак не мог смириться с мыслью о своём большом родстве и семье без матери и отца. Их так не хватало Чарльзу…. Но раньше он совершенно об этом не задумывался, а принимал, как должное. 11 родных братьев и сестёр – это ж такая аномалия! Тем более без матери и отца,… зачем они ему? Чарли глубоко вздохнул, голова закружилась, но он не останавливался. Он чувствовал, то, что чувствует человек, когда ему подложат вместо подарка огромную свинью… Другие люди, почему-то считают его очень счастливым, ведь не у каждого найдётся столько нахлебников, ещё бы! А он бы отдал их всех хоть за чуточку материнской любви. Его никто никогда не приласкал, не пожалел, не справился о здоровье, не обнял…. Ещё долго можно было бы продолжать этот список недостатков жизни, когда у тебя нет родителей…. "Я – сирота". Никто этого, конечно, не говорил Чарльзу в жизни, но это слово сейчас было ему как никак ближе. Он действительно "сирота", и никакой не "волшебник"…. Почему так? Потому что волшебники бывают только в сказках. А он в реальной жизни. А может Чарли не настоящий, а придуманный? Хотя кем? Кому нужно придумывать гадкого мальчишку сироту с ужасным капризным характером, с типичной внешностью каждого человека….

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница