Усиление феодально-крепостнического гнета в Беларуси и Украине. Аграрная реформа 1557 г. В. Н. Кадира г. Минск




Скачать 69.82 Kb.
Дата14.08.2016
Размер69.82 Kb.

powerpluswatermarkobject268458


Усиление феодально-крепостнического гнета в Беларуси

и Украине. Аграрная реформа 1557 г.
В.Н. Кадира

г. Минск

В.Н. Кадира, “Актуальныя праблемы гістарычнай навукі і адукацыі” материалы Республиканской научной конференции. Гродно, ГрГУ им. Я. Купалы, 24-25 ноября 2011.



Ключевые слова: аграрная реформа, фольварочное хазяйство, крепостные крестьяне, волока, фольварки.
Развитие фольварочного хозяйства к середине XVI в. привело к усилению эксплуатации крестьян и захвату их земель феодалами. Неуклонно росло количество обедневших, не способных вести самостоятельное хозяйство, сельских жителей. В то же время повышение товарности фольварков вызывало растущую потребность в рабочей силе. Феодалы стремились увеличить прибыли со своих имений, прежде всего путем усиления эксплуатации крепостных крестьян.

В 1557 г. великий князь литовский и король польский Сигизмунд II Август начал проводить аграрную реформу. Основная цель реформы заключалась в создании фольварков. «Фольварки хочемь мети, абы везде становенны, яко набольщи быти могуть, при кажъдых замъкох и дворехъ наших» [1].

Реформа проводилась в великокняжеских владениях на территории Литвы, Западной Беларуси и частично Украины (Кременецкий повет, Ратненское и Ковельское староствы на Волыни) и завершилась около 1570 г. Позже, в XVII в., реформу стали проводить в Центральной и Восточной Беларуси. Специальные ревизоры (мерники) должны были перемерить все земли – как великокняжеские, так и крестьянские. Вся земля делилась на волоки – участки в среднем площадью 30 моргов. Стандартная волока равнялась 21,3 га, но нередко были случаи, когда величина ее была больше (иногда достигала 24 га). Согласно «Уставы на волоки» 1557 г. в господских владениях земля вымерялась на волоки не по 30, а по 33 (23,5 га), а временами и больше моргов. Лучшие земли отводились фольваркам, так, чтобы они составляли один большой удобный для земледелия массив. Крестьянам отводились худшие земли на окраинах имений, куда их принуждали переносить свои хозяйства. Каждому крестьянскому двору выделялась, как правило, одна волока, которая делилась на три поля (приблизительно 10–12 моргов). Обычно поля находились в разных местах. За пользование землей крестьяне обязаны были выполнять определенные повинности. Если экономически слабые хозяйства крестьян не могли обрабатывать волоку и отбывать установленные с волоки повинности, им предоставлялась только 0,5 волоки. В первой трети XVII в. уже трудно было найти крестьянскую семью, которая пользовалась бы полной волокой, принятой во время реформы. Преобладающая масса крестьян имела по полволоки, а остальные – по 1/3 или даже по 1/4 волоки. Отводимые крестьянам пахотные земли и луга измерялись и записывались в инвентарь-реестр. Самовольно увеличивать свой надел крестьяне не имели права.

Согласно параграфу 29 «Уставы на волоки» крестьяне становились только пользователями земли, а владельцем же сделался великий князь, причем и сам крестьянин со всем своим имуществом становился собственностью великого князя. Реформа не только утвердила трехпольную систему земледелия, но и окончательно определила сословие землевладельцев. Собственниками земли могли быть только шляхтичи; те бояре (мелкое служилое население, занимавшее промежуточное положение между феодалами и крестьянством), земли которых делились на волоки, вместе с крестьянами потеряли право собственности на землю. После реформы собственниками земли и тем самым свободными от личной зависимости являлись только бояре – шляхта и горожане. В тех волостях, где были фольварки, крестьяне выполняли барщину, а где их не было, крестьяне стали оброчными, свободными от барщины, но крепостными. Крестьянин-волостянин мог принять и не принять волоку, перейти как безземельный в другое владение, но, получив волоку, становился прикрепленным к ней [2].

До аграрной реформы одна часть крестьян платила чинш (денежный оброк), а другая отбывала барщину. Это считалось государственными повинностями. Чиншевой землей крестьянин мог пользоваться свободно, мог ее взять и от нее отказаться. «Устава на волоки» объявила всю крестьянскую землю собственностью господина и от всех крестьян, как барщиных, так и оброчных, требовала платить добавочный чинш. С его введением завершился процесс превращения государственных податей в феодальную ренту. Волочная реформа была введена первоначально в великняжеских волостях, но выгодность для феодалов новой системы обложения крестьян была так очевидна, что уже во второй половине XVI в. почти все феодалы Западной Беларуси и часть феодалов Западной Украины, за исключением мелкой шляхты, провели в своих имениях волочную померу и приняли основные ее положения [3].

Волока стала основной хозяйственной единицей, с которой крестьянский двор отбывал все повинности. Для обработки одной волоки в имении феодала привлекались крестьяне с 7 волок. При этом крестьянский двор обязан был отбывать двухдневную барщину с волоки в неделю со своим тяглым скотом. Иначе говоря, на обработку одной волоки в фольварке уходило 14 барщинных дней в неделю. Там, где барщины еще не было, крестьяне платили 30 грошей в год. Кроме того, все крестьяне вносили годовой чинш – в среднем 12 грошей с волоки, платили дань продуктами своего хозяйства стоимостью 18 грошей. И наконец, они отбывали дополнительную барщину: толоки и гвалты – внеочередные срочные работы, не связанные в первое время после проведения реформы с работой в поле, оцененные в 22 гроша. Таким образом, из 82 грошей, вносимых ежегодно с волоки, зависимый крестьянин отдавал феодалу-крепостнику в форме барщины 52 гроша (63%), дани – 18 грошей (22%) и чинша – 12 грошей (15%). Подсчеты произведены Ю.М. Юргинисом и касаются собственно литовских земель [4], но поскольку в положении крестьян Литвы, Беларуси и Украины было очень много общего, они дают представление о соотнешении различных форм ренты и изучаемом нами регионе (на белорусских и украинских землях).

Однако после проведения аграрной реформы, в разных имениях при значительной схожести структуры видов основных повинностей с волоки имелись часто значительные отличия их норм. Так, например, в Беларуси общая стоимость повинностей (без барщины, толок и косьбы) тяглых крестьян составляла 74,2 гроша, т. е. превышала стоимость соответствующих повинностей по «Уставе на волоки» на 20,2 гроша, или на 37,4%. Общая стоимость повинностей осадных крестьян составляла 106,2 гроша, т. е. почти совпадала с соответствующим показателем (106 грошей) «Уставы на волоки» 1557 г. [5]. Нормы барщины с волоки также калебались в различных имениях от 2 до 5 дней в неделю, чинш – от 20 до 50 грошей, осады – от 60 до 120 грошей, толок – от полного отсутствия до 12 дней в год [6].

Кроме основных крестьяне обязаны были выполнять и ряд дополнительных повинностей: перевозить зерно и другие сельскохозяйственные продукты, охранять имения феодалов, строить мосты, замки, косить и т. д. Характер и нормы дополнительных повинностей в разных имениях не были одинаковыми [7].

Таким образом, феодалы-крепостники в процессе проведения в жизнь аграрной реформы значительно увеличили нормы барщины и чинша в сравнении с нормами «Уставы на волоки» 1557 г. Барщинные повиности на неделю вперед определял войт, который и следил за их неукоснительным выполнением. Крестьяне должны были отбывать барщину в течение всего светового дня: «А становится ку работе поданным, як слонце всходить, а зийтти, як заходить...» [8]. За невыход на барщину предусматривались штрафы и телесные наказания: «И который человек не выйдеть на работу, ино за певный день огурного заплатить грошъ, а за другой день барана, а коли и на третій разъ огурить ся ... ино бичомъ на лавъце скарати» [9]. Согласно «Уставе на волоки» от выполнения барщины нельзя было откупиться, не разрешалось также заменять ее другими повинностями. Среди повинностей барщина по своему значению, следовательно, ставилась на первое место.

Вместе с тем «Устава на волоки» узаконивала старые повинности крестьян: мостовую, подводную и сторожевую. На белорусских и украинских землях сохранялась и серебщина – ее размеры оставались такими же, как и прежде: «А з Рускихъ волостей серебъщина по сътарому и там, где померы нетъ» [10].

Реформа ограничивала права крестьян в пользовании лесами. Им разрешалось только собирать хворост, грибы и ягоды. Ограничения вводились и на пользование невспаханными землями для выпаса: пасти скот «на пустовщизне» разрешалось только за специальную плату.

В результате проведения аграрной реформы 1557 г. хозяйственная инициатива крестьянина, его право распоряжаться полученным доходом были постепенно сведены к минимуму, поскольку все большую часть своего времени он вынужден был тратить на выполнение возраставших барщинных работ и других феодальных повинностей. «Устава на волоки» и Статут ВКЛ 1588 г. разграничили сословия землевладельцев (привилегированных бояр или шляхты) и крепостных крестьян. Администратором и судьей крестьянина являлся тот землевладелец, на земле которого жил крестьянин [11].

Кроме того, реформа нанесла удар и по общинной организации крестьян: отныне не коллектив (община), а отдельная крестьянская семья противостояла феодалу и назначаемой им администрации.

Аграрная реформа 1557 г. носила реакционный характер. Она проводилась насильно. Крестьянские массы Беларуси и Украины враждебно относились к ней, так как понимали, что волочная помера существенно ущемляет их права и интересы. Так, например, крестьяне Ковельского староства Волынского воеводства даже в 1590 г. отказывались принять ее [12].

Рост магнатских владений и фольварков в Беларуси и Украине ставил все большие массы крестьян в личную зависимость от феодалов. Утверждение крепостного права в Беларуси и Украине произошло во второй половине XVI в. и «в установлении крепостнических отношений» шли даже «впереди России приблизительно на полстолетия» [13].
Список использованной литературы
1. РИБ. – Юрьев, 1914. – Т. 30. – С. 555.

2. История СССР. С древнейших времен до наших дней: в 2 сер.; в 12 т. – М.: Наука, 1966. – Т. II. – С. 441.

3. Пичета, В.И. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве / В.И. Пичета. – М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1958. – С. 228–237.

4. Jurginis, J. Baudźiavos isigalejemas Lietuvoje / J. Jurginis. – Vilnius, 1962. – P. 249–264.

5. Национальный исторический архив Беларуси (далее НИАБ). Фонд КМФ–5. – Оп. 1. – Д. 1467. Инвентарь имения Ивья и реестр померы волок имения 1561 г.

6. Materyaly do dziejόw rolnictwa w Polsce w XVI I XVII w (MDR). – S. 126–171; НИАБ. – Фонд КМФ–5. – Оп. 1. – Д. 1379; АВК. – Т. 14. – № 11.

7. Гісторыя сялянства Беларусі ад старажытнасці да 1996 г.: у 3 т. / НАН Беларусі, Ін-т гісторыі; пад рэд.: Я.К. Анішчанка, Г.Я. Галенчанка, В.Ф. Голубеў. – Мінск: Беларуская навука, 1997. – Т. 1: Гісторыя сялянства Беларусі ад старажытнасці да 1861 г. – С. 87.

8. РИБ. – Т. 30. – С. 554–555.

9. Там же. – С. 554.

10. Там же. – С. 552.

11. РИБ. – Т. 30; Статут Вялікага княства Літоўскага 1588 г. – Мінск: БСЭ імя Пятруся Броўкі, 1989. – 570 с.

12. История Украинской ССР: в 10 т. / гл. ред.: Ю.Ю. Кондифор. – Киев: Наукова думка, 1982. – Т.2. – С. 275.



13. Греков, Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века / Б.Д. Греков. – М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1946. – С. 388.




База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница