Урока Анализ рассказа «Один день Ивана Денисовича»




Скачать 128.86 Kb.
Дата16.04.2016
Размер128.86 Kb.
Солженицын Александр Исаевич

Ход урока

Анализ рассказа «Один день Ивана Денисовича»

Цель урока: показать публицистичность рассказа, обращённость его к читателю, вызвать эмоциональный отклик при анализе рассказа.

Методические приёмы: аналитическая беседа, комментированное чтение.

Ход урока

  1. Слово учителя. Произведению «Один день…» принадлежит особое место в литературе и общественном сознании. Рассказ, написанный в 1959 г. (а задуманный в лагере в 1950), первоначально носил название «Щ-854 (Один день одного зэка)».

  2. Почему рассказ о лагерном мире ограничивается описанием одного дня? Сам Солженицын пишет о замысле рассказа: «Просто был такой лагерный день, тяжёлая работа, я таскал носилки с напарником и подумал: как нужно бы описать весь лагерный мир – одним днём… достаточно в одном дне собрать как по осколочкам, достаточно описать только один день одного среднего, ничем не примечательного человека с утра до вечера. И будет всё. Эта мысль родилась у меня в 52-м году. В лагере. Ну, конечно, тогда было безумно об этом думать. А потом прошли годы. Я писал роман, болел, умирал о рака. И вот уже… в 59-м году, однажды я думаю: кажется, я уже мог бы эту идею применить. Семь лет она лежала так просто. Попробую-ка я описать один день одного зэка. Сел – и как полилось! Со страшным напряжением! Потому что в тебе концентрируется сразу много этих дней. И только чтоб чего-нибудь не пропустить». Написан за 40 дней.

  3. Почему автор определил жанр как рассказ? Подчеркнул этим контраст между малой формой и глубоким содержанием произведения. Повестью назвал «Один день…» Твардовский, осознавая значительность творения Солженицына.

  4. Это произведение открыло больную для общественного сознания периода «оттепели» тему недавнего прошлого страны, связанного с именем Сталина. В авторе увидели человека, сказавшего правду о запретной стране под названием «Архипелаг ГУЛАГ».

  5. В то же время некоторые рецензенты выразили сомнение: почему Солженицын изобразил своим героем не коммуниста, незаслуженно пострадавшего от репрессий, но оставшегося верным своим идеалам, а простого русского мужика?

  6. Сюжет - события одного дня – не авторский вымысел. Композиционная основа сюжета – чётко разлинованное время, определённое лагерным режимом.

  7. Проблемный вопрос: почему день, изображённый в рассказе, герой считает счастливым? На 1-й взгляд потому, что в этот день ничего не произошло, что ухудшило бы положение героя в лагере. Наоборот, даже удача сопутствовала ему: закосил кашу, табачку купил, подобрал кусочек ножовки и не попался с ней на шмоне – 54, Цезарь Маркович получил посылку (87-88), стало быть, что-то перебьётся, бригаду не отправили на строительство соцгородка, перемогся, не заболел, бригадир хорошо закрыл процентовку, стену Шухов клал весело. Всё, что кажется обычным Ивану Денисовичу, к чему он притерпелся¸ по существу своему страшно бесчеловечно. Совсем иначе звучит авторская оценка, внешне спокойно-объективная и оттого ещё более страшная: «Таких дней в его сроке от звонка до звонка было 3 653. Из-за високосных годов – 3 дня лишних набавлялось».

  8. И вот уже здесь повод был для полемики Солженицына с официальной критикой 60-х гг.

  9. О том, что этот день удачный, Солженицын пишет без всякой иронии, всерьёз. Тут совсем нет той интонации, что вот, дескать, ну и запросы у человека!

  10. А отрицательная критика именно это и поставила в вину Солженицыну, припаяв ярлык «несоветский человек»: ни борьбы, ни высоких запросов: кашу закосил, подачки от Цезаря Марковича ждёт: 98 – 99.

  11. А по Солженицыну это действительно счастливый день для Шухова, хотя счастье это в отрицательной форме: не заболел, не попался (14), не выгнали, не посадили. Это была правда, не терпящая полуправды. Таким углом зрения автор гарантировал полную объективность своего художественного свидетельства и тем беспощаднее и резче был удар. Из статьи Н. Серголанцева № 4 – 1963 г. «Октябрь»: «Герой повести И. Д. не является исключительной натурой. Это рядовой человек Его духовный мир весьма ограничен, его интеллигентная жизнь не представляет особого интереса.

И по самой жизни, и по всей истории советской литературы мы знаем, что типичный народный характер, выкованный всей нашей жизнью, - это характер борца, активный, пытливый, деятельный. Но Шухов начисто лишён этих качеств. Он никак не сопротивляется трагическим обстоятельствам, а покоряется им душой и телом. Ни малейшего внутреннего протеста, ни намёка на желание осознать причины своего тяжёлого положения. Ни даже попытки узнать о них у более осведомлённых людей. Вся его жизненная программа, вся философия сведена к одному – выжить. Некоторые критики умилились такой программой, дескать, жив человек, но ведь жив, в сущности, страшно одинокий человек, по-своему приспособившийся к каторжным условиям, по-настоящему даже не понимающий неестественности своего положения. Да, Ивана Денисовича замордовали, во многом обесчеловечили крайне жестокие условия. В этом не его вина. Но ведь автор повести пытается представить его примером духовной стойкости. А какая уже тут стойкость, когда круг интересов героя не простирается дальше лишней миски бала́нды, левого заработка и тепла».

Если подытожить суждения критика о Шухове,



  1. Иван Денисович приспосабливается к нечеловеческой жизни, а значит, потерял человеческие черты,

  2. Иван Денисович – суть животные инстинкты. Ничего не осталось в нём сознательного, духовного,

  3. Он трагически одинок, разобщён с другими людьми и едва ли не враждебен им.

  4. И вывод: нет, не может Иван Денисович претендовать на роль народного типа нашей эпохи. (Статья написана по законам нормативной критики, мало опирается на текст).




  1. Временная организация.

В чём смысл упоминания о декретном времени (разговор Шухова с Буйновским на строительстве ТЭЦ)? Время в лагере, расписанное режимом по минутам, не принадлежит человеку («и солнце ихним декретам подчиняется»).

Почему Иван Денисович всегда встаёт по подъёму, за полтора часа до развода? Почему ест всегда не спеша? Почему так ценит время после пересчёта?

Время в лагере не принадлежит человеку. Поэтому столь значимыми являются для героя и утренние «часа 1,5 времени своего, не казённого», и время еды – «10 минут за завтраком, да за обедом 5, да 5 за ужином», когда «лагерник живёт для себя», и время после пересчёта, когда «зэк становится свободным человеком».



Найдите в рассказе хронологические подробности. Важность категории времени в рассказе подчёркивается тем, что его первая и последняя фразы посвящены именно времени.

День – та «узловая» точка, через которую в рассказе Солженицына проходит вся человеческая жизнь. Вот почему хронологические обозначения в тексте имеют ещё и символическое значение. Особенно важно, что сближаются друг с другом, порой почти становясь синонимами, понятия «день» и «жизнь».



В каких эпизодах расширяются рамки повествования (воспоминания героев)?

  1. Пространственная организация. Найдите пространственные координаты в рассказе. В чём особенность организации пространства? Пространство, в котором живёт заключённый, замкнуто, ограничено со всех сторон колючей проволокой. А сверху закрыто светом прожекторов и фонарей, которых «так много… было натыкано, что они совсем засветляли звёзды». Заключённые отгорожены даже от неба: пространственная вертикаль резко сужена. Для них нет горизонта, нет неба, нет нормально круга жизни.

Пространство в рассказе выстраивается концентрическими кругами: сначала описан барак, затем очерчена зона, потом – переход по степи, стройка, после чего пространство снова сжимается до размеров барака. Замкнутость круга в художественной топографии рассказа получает символическое значение. Обзор узника ограничен обнесённой проволокой окружностью.

Найдите в тексте глаголы движения. Какой мотив в них звучит? Небольшие участки открытого пространства оказываются враждебными и опасны, не случайно в глаголах движения (спрятался, захлопотался, трусцой побежал, сунул, влез, спешил, нагнал, прошнырнул и т. д.) нередко звучит момент укрытия. Перед героями рассказа стоит проблема: как выжить в ситуации, когда время тебе не принадлежит, а пространство враждебно (такая замкнутость и жёсткая регламентированность всех сфер жизни – свидетельство не только лагеря, но тоталитарной системы в целом).

В противоположность героям русской литературы, традиционно любящим ширь, даль, ничем не стеснённое пространство, Шухов и его солагерники мечтают о спасительной тесноте укрытия. Барак оказывается для них домом.



За счёт чего расширяется пространство повествования? Но есть ещё внутреннее зрение заключённого – пространство его памяти; в нём преодолеваются замкнутые окружности и возникают образы России, деревни, мира.


  1. Предметная детализация. Приведите примеры эпизодов, в которых предметная детализация, на ваш взгляд, наиболее подробна.

    • психологически убедительное описание чувств заключённого при обыске;

    • ложка с наколкой Усть-Ижма, 1944, которую он заботливо прячет за голенище валенка).

    • Подъём – с. 7,

  • ясно нарисованный план зоны с вахтой, санчастью, бараками;

  • утренний развод;

  • необыкновенно тщательно, скрупулёзно следит автор, как его герой одевается перед выходом из барака – 19, как он надевает тряпочку-намордник;

  • или как до скелета объедает попавшуюся в супе мелкую рыбёшку. Даже такая, казалось бы, незначительная «гастрономическая» деталь, как плавающие в похлёбке рыбьи глаза, удостаивается в ходе рассказа отдельного «кадра»;

  • сцены в столовой – 50/1;

  • подробное изображение лагерного меню – 13, 18, 34, 48, 93,

  • самосаде,

  • о ботинках и валенках – 10,

  • эпизод с ножовкой,

  • с получением посылок и др.

  • Какова художественная функция подробной детализации?

Для зэка не может быть мелочей, ибо от каждой мелочи зависит его жизнь (обратите внимание, как опытный зэк Шухов заметил оплошность Цезаря, не сдавшего посылку в камеру хранения перед проверкой – 104). Любая деталь передана психологически конкретно.

Такая дотошность изображения не замедляет повествование, внимание читателя ещё более обостряется. Дело в том, что солженицынский Шухов поставлен в ситуацию между жизнью и смертью: читатель заряжается энергией писательского внимания к обстоятельствам этой экстремальной ситуации. Каждая мелочь для героя – в буквальном смысле вопрос выживания или умирания.

Кроме того, монотонность тщательных описаний искусно преодолевается использованием писателем экспрессивного синтаксиса: Солженицын избегает растянутых периодов, насыщая текст короткими рублеными фразами, синтаксическими повторами, эмоционально окрашенными восклицаниями и вопросами.

Любая частность описания передана через восприятие самого героя – потому-то всё заставляет помнить о чрезвычайности ситуации и о подстерегающих героя ежеминутных опасностях.




  1. Система персонажей. Какими параметрами задана? Определите основные ступеньки лагерной иерархии. Чётко на 2 группы: надзиратели и зэки. Но и среди заключённых есть своя иерархия (от бригадира до шакалов и стукачей).

Какова иерархия героев по их отношению к неволе? Различаются они и отношением к неволе. (От попыток «бунта» Буйновского до наивного непротивленчества Алёшки).

Каково место Шухова в этих системах координат? И в том и другом случае Шухов оказывается посередине.

В чём своеобразие портрета Шухова? Портретные зарисовки в рассказе лаконичны и выразительны (портрет лейтенанта Волкового – 22, заключённого Ю-81 (94 стр.), завстоловой (89), бригадира Тюрина (31).

Найдите портретные зарисовки персонажей. Внешность Шухова едва намечена, он абсолютно неприметен. Портретная характеристика самого Шухова (бритая, беззубая и будто усохшая голова; его манера двигаться);

  1. Воспроизведите биографию героя, сопоставьте её с биографиями других персонажей.

Его биография – обычная жизнь человека его эпохи, а не судьба оппозиционера, борца за идею – 44. Герой Солженицына – обыкновенный человек, «человек середины», в котором автор постоянно подчёркивает нормальность, неброскость поведения.

Что делает Шухова главным героем? Обыкновенные люди, по мысли писателя, и решают в конечном счёте судьбу страны, несут заряд народной нравственности, духовности.

    • Обыкновенная и одновременно необыкновенная биография героя позволяет писателю воссоздать героическую и трагическую судьбу русского человека ХХ столетия. Иван Денисович родился в 1911 г, жил в деревне Темгенёво, с характерным русским названием, честно воевал, как и миллионы русских солдат, честно, раненый, не долечившись, поспешил вернуться на фронт.

    • Бежал из плена и попал в лагерь вместе с тысячами бедолаг-окруженцев в лагерь – якобы выполнял задание немецкой разведки.

    • 8 лет мыкается по лагерям, сохраняя при этом внутреннее достоинство.

    • Не изменяет вековым мужицким привычкам и «себя не роняет», не унижается из-за сигареты (в отличие от Фетюкова, стоит как бы безучастно рядом с курящим Цезарем, дожидаясь окурка), из-за пайки и уж тем более не вылизывает тарелки и не доносит на товарищей ради улучшения собственной участи.

По известной крестьянской привычке Шухов уважает хлеб, носит в специальном карманчике, в чистой тряпочке; когда ест – снимает шапку.

  • Не гнушается приработками, но всегда зарабатывает честным трудом. И потому не в состоянии понять, как можно брать большие деньги за халтуру (за малевание под трафаретку «ковров»).

  • Совестливость, нежелание жить за чужой счёт, причинить кому-то неудобства заставляют его запретить жене собирать ему в лагерь посылки, оправдать жадноватого Цезаря и «на чужое добро брюха не распяливать».



  1. Сопоставьте жизненную позицию Шухова с позициями других героев рассказа: Буйновского, Цезаря Марковича и др.




  1. Цезарь Маркович, человек образованный. Интеллигентный, получил освобождение от общих работ и даже право носить мех, шапку, потому что «всем сунул, кому надо». Но не это вполне естественное желание облегчить свою участь вызывает авторское осуждение, а его отношение к людям. Он как должное принимает услуги Шухова (тот и в столовую ходит за его пайкой, и очередь за посылкой занимает). И хотя порой он и куревом Шухова угости, и пайкой поделится, Иван Денисович интересует его лишь тогда, когда он ему зачем-то нужен. Показательна в этом плане сцена в прорабской. Герои спорят о правде и красоте в искусстве, не замечают живого человека, который для автора и является мерилом всех ценностей.

Шухов, с трудом добывший миску с кашей для Цезаря, спешивший по морозу в прорабскую, терпеливо ждёт, чтобы на него обратили внимание и надеется получить курево за свою услугу. Но спорящие, сидящие в тепле, слишком увлечены своей беседой: 54.
2) Спор об искусстве Цезарь продолжит и с кавторагнгом (разговор на вахте) – 75-76. Быть может, с точки зрения искусствоведа, взгляд Цезаря на мастерство Эйзенштейна более справедлив, чем грубоватые слова Буйновского, но правота кавторанга определяется его положением: Цезарь вышел из натопленной конторы, а Буйновский целый день отработал на морозе. Его позиция здесь ближе к позиции Шухова.

Однако заметим, что кавторанг во многом и противопоставлен Шухову. Следует проанализировать поведение Буйновского в сцене утреннего шмона (23 – 24) и оценку Шуховым его поступка. Сам Шухов не бунтует, потому что знает: «Кряхти да гнись. А упрёшься – переломишься», - но и не подчиняется обстоятельствам.


3) Если сопоставить Шухова с такими героями, как Дэр (64), Шкуропатенко, Пантелеев, то заметим, что они, такие же зэки, сами участвуют в творимом над людьми зле, на что главный герой рассказа неспособен.
4) Кто из героев рассказа исповедует сходные с Шуховым нравственные принципы? Тюрин, Куземин.
5) Проанализируйте слова бригадира Куземина: стр. 5. Есть ли аналоги этим принципам в русской классической литературе? Согласен ли Шухов со своим первым бригадиром? Унижаться («миски лизать»), спасать свою жизнь за счёт других («стучать») всегда было неприемлимым для народной нравственности, те же ценности утверждались в русской классической литературе, а вот не ждать помощи, сострадания («И не надеяться на санчасть») – это уже печальный опыт ХХ века. Шухов, понимая, что стукачи-то как раз и выживают, тем не менее, не согласен со своим бывшим бригадиром, так как для него речь идёт не о физической, а о нравственной гибели.

Задача Шухова не в том, чтобы стать свободным, и даже не в том только, чтобы выжить, а в том, чтобы и в бесчеловечных условиях остаться человеком.




  1. Своеобразие повествования. Анализируя несобственно-прямую речь как ведущий способ повествования, выясним, почему, сближая свою позицию с позицией героя, Солженицын отказывается от сказовой формы. Найти эпизоды, где авторская точка зрения выходит на 1-й план по сравнению с точкой зрения героя.

Как правило, это эпизоды, где речь идёт о вещах, недоступных пониманию героя, поэтому точка зрения автора здесь не может совпадать с точкой зрения героя. Например, в спорах об искусстве герой не может оценить, кто прав.

В этом случае сама композиция сцен становится средством выражения авторской позиции.




  1. Особенности языка. Найдите в тексте рассказа пословицы. В чём их своеобразие и художественная функция? Как сочетается в языке Ивана Денисовича приметы крестьянского говорения и лагерный жаргон? В речи Ивана Денисовича больше, чем в речи других персонажей, диалектных слов и всего 16 слов лагерного жаргона. Социально и индивидуально окрашенный, выразительный крестьянский язык оказывается более стоек по отношению к лагерной лексике, чем нейтральная речь.

Показательна в этом плане сцена, в которой бригада ждёт опаздывающего молдаванина. Негодующая толпа выкрикивает немало брани. Иван Денисович, негодуя вместе со всеми, ограничивается словом «чума».

Сохранение слова, которое можно было бы отнести к средствам языкового расширения. Какие способы словообразования использует автор? Сопоставьте найденные слова с общеупотребительными синонимами. В чём выразительность, смысловая ёмкость, богатство оттенков солженицынской лексики?

Чаще использует традиционные способы словообразования и имеющийся в языке морфемный состав, но необычное сочетание морфем делает слово исключительно лаконичным, выразительным, создаёт новые оттенки значений:

угрелся, доспел, обоспел, обжать, обсматривает, обсела (бригада не просто села вокруг печки, но и плотно окружила её), обминул (обманул и миновал одновременно), в запазушке, испыток, вздержка, в затишке, мглица, непролья, пья, затоптался, раздосадовался) (-ся добавляет оттенок суетливости), гонкий, мелочки-мелочкий снег, разморчивая, закалелые пальцы, внимчиво (не спеша, внимательно и вдумчиво), спотычливо, шажисто; закоройком (не просто краем, но самым краем), напрожог, недобычник (предельно лаконичное обозначенье человека, не способного ничего добыть), недокурок (окурок, который можно докурить); самодумкой, силодёром, быстрометчив; обневолю (т. е. неволю)





  1. Отражение эпохи в рассказе, с 293 – 294, учебник.

  2. Своеобразие солженицынского героя. Создал особый тип героя. Это не борец с системой и даже не человек, поднявшийся до осмысления сущности своей эпохи (не такое способны лишь единицы), а «простой» человек, носитель той народной нравственности, от которой, по мысли автора, зависит судьба страны. Критерием оценки человека является у писателя не его социальная значимость, а способность пронести через бесчеловечные испытания свою душу чистой.

После долгих лет господства в литературе сильного человека, жаждущего свободы, идущего наперекор обстоятельствам и ведущего за собой людей, Солженицын вернул в неё героя, в котором воплотились крестьянская основательность и привычка к труду, терпение и расчётливость, умение приспособиться к нечеловеческим условиям, не унижаясь, не участвуя в творимом зле, способность остаться внутренне свободным в обстановке тотальной несвободы, сохранить свой имя, свой язык, свою индивидуальность.

Подводя итоги своему счастливому дню, Шухов чаще отмечает не то, что с ним произошло, а то, что с ним не произошло: 111.



Но среди этих «не» он умалчивает, быть может, о самом главном: в этот день он не перестал быть человеком.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница