Урашкина лена, 11-классница судаков игнат, 11-классник самсунг




страница1/5
Дата09.08.2016
Размер0.73 Mb.
  1   2   3   4   5


Рахиль Гуревич

Судаки и дурашки.

Семейная комедия в двух действиях.

Действующие лица:



УРАШКИНА Лена, 11-классница

СУДАКОВ Игнат, 11-классник

САМСУНГ, Илюха Самсонов, 11-классник

ВИТЁК, отец Лены

ЛИДИЯ ЕГОРОВНА, мать Лены

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА, мать Игната

АГАТА ОСКАРОВНА, классный руководитель 11 класса

ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА после

ХУДАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА
П е р в о е д е й с т в и е.
1. Учебный год начинается с неприятностей.

Сцена поделена на две части. Слева – квартира Судаковых, справа -- квартира Урашкиных. Посередине, перед квартирами – учительский стол и парта.

Квартира Судаковых. МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА, строгая изящная дама крысиного вида, в очках, читает журнальчик, пьёт из чашки. Идиллия. Входит Игнат. Игнат СУДАКОВ – высокий скромный блондин. Голова перевязана бинтом.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА (не отвлекаясь от журнальчика). Пришёл, мой ангел? Котлетки на кухне. Кетчупа не проси, кетчуп вреден для желчного.

СУДАКОВ. У-уу!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА (отрывается от журнальчика, снимает очки, хватается за сердце). Господи! Что произошло?

СУДАКОВ (жалобно). У-ууу. М-мама! (Восторженно.) М-меня посадят…

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Что?

СУДАКОВ. У-ууу.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА (подходит, трогает повязку). Господи! Игнатик! Голову пробили мальчику! Голову пробили ребёнку! Ты упал? Тебя сбила машина? Тебя избили? Ну же!

СУДАКОВ (счастливо). М-мама! (Обнимает Марью Михайловну.) М-меня посадят… посадят!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Успокойся, сядь…

СУДАКОВ. И-ии.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Господи! Кто ж так бинтует?! Больно?

СУДАКОВ. У-ууу. Ай!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА (разбинтовывает, смотрит на салфетку). Царапина. Посочилась кровь и перестала.

СУДАКОВ (разочарованно). Перестала?

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Где-то на угол наткнулся? Всё из-за того, что вырос. Не привык ещё к своему росту. Это не в нашу породу.

СУДАКОВ (подпрыгивает). Меня посадят с Леной Урашкиной!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Это в отца. (Тычет салфеткой и бинтом в лицо сына.) Хватит скакать! Уймись!

СУДАКОВ. Пересадят меня… то есть пересадят Лену Урашкину! Ко мне за парту! Ой! (Задевает мебеля.) У-уу!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Как отец. Вылитый отец. Отец из семьи сбежал, теперь и ты от меня к шалаве сбегаешь.

СУДАКОВ. Но почему, мама, ты такие слова говоришь?!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Потому что весь город знает, кто такие Урашкины. Отец на ремонтах большие тыщи зашибает, мать – скандалит везде, дочь – шалава.

СУДАКОВ. Тебя, мама, заело.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Ты мужчина или…? Игнат! Мужчина должен быть неприступным, молчаливым, невозмутимым! Мужчина должен не замечать рой женщин вокруг себя!

СУДАКОВ. Да-да. И скакать на лошади.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. На белом коне! Упал на репетиции? Ну!

СУДАКОВ (радостно кивает). И-ии. (Замолкает, смотрит на окровавленную салфетку, затравленно озирается). На репетиции, мама! На репетиции! Мама! И-ии!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Что за и-иии? Гордость школы! Староста и отличник ЕГЭ! (Надевает очки, садится, берёт в руки журнальчик.) Первоклассницу на плече должен завтра нести. Первое сентября! Первый звонок! Фотографии во всех газетах! Ты, она и -- колокольчик: звенит, звенит, звенит…

СУДАКОВ. Звенит, звенит… (Восторженно.) Прихожу я в класс...

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Ну да, ну да. К двенадцати -- Агата Оскаровна звонила…
2. Репетиция.

За Учительским столом сидит АГАТА ОСКАРОВНА. Входит СУДАКОВ.

АГАТА ОСКАРОВНА. Судаков! Игнат! Ну и красавец! Ну и молодец! Так загорел! В Турции -- угадала?

СУДАКОВ. Н-нет.

АГАТА ОСКАРОВНА. И блондин то, блондин! Выгорел то как! Дублёнки купили? Почём?

СУДАКОВ. Здравствуйте Агата Оскаровна.

АГАТА ОСКАРОВНА. Значит шуба? Значит – Греция. Все из Греции мех везут, из Турции – дублёнки, а из Египта -- разные заболевания…

СУДАКОВ. Я не был в Турции. Я не был в Греции. И в Египте не болел.

АГАТА ОСКАРОВНА. И так загорел!

СУДАКОВ. Я на даче. Я и не загорал совсем.

АГАТА ОСКАРОВНА. Ну надо же! Сын такой обеспеченной такой интеллигентской

СУДАКОВ. Интеллигентной.

АГАТА ОСКАРОВНА. Интеллигентской мамы, и на даче.

СУДАКОВ. Солнце вредно.

АГАТА ОСКАРОВНА. Ну вредно так вредно. Заметно, что мама – медик.

СУДАКОВ. Мама – не медик. Мама у главврача по связям с общественностью.

АГАТА ОСКАРОВНА. Да помню, помню – как такое забыть! Вырос то! Вырос! Был та-акой, а стал та-а-а-кой. Ну, Судаков. Крепись. Готовься морально. На тебе – честь школы. Замглавы Администрации на плече потащишь! То есть внучку замглавы. Сейчас ребёнок придёт, срепетируем и -- свободен. А мне до вечера тут ещё, в классе… Электронный журнал заполнять. В соответствие с новыми образовательными стандартами. Пароль завтра скажу. По секрету.

Входит Лена УРАШКИНА. Это вульгарная грудастая девушка в чёрных очках.

УРАШКИНА. Здравствуйте Агата Оскаровна (Подозрительно.) Ты чё это здесь, Судак?

СУДАКОВ. Пароль получаю.

АГАТА ОСКАРОВНА. Да-да. Для электронного журнала. Все должны получить пароли.

УРАШКИНА. Да ладно. Пароль завтра всем раздают.

АГАТА ОСКАРОВНА. Ничего от тебя Леночка не утаить! Всё уже разузнала.

УРАШКИНА (садится на парту нога на ногу, кокетливо). Ну как всегда. Репетируете?

СУДАКОВ. Ждём вторую половину.

УРАШКИНА (подходит к СУДАКОВУ, трогает). Ну ждите, ждите.

СУДАКОВ. Ай!

УРАШКИНА. Вторую половину.

АГАТА ОСКАРОВНА. Леночка! Как загорела то! На даче?

УРАШКИНА. Везде. В Турции маме дублёнку маме, мне -- в Греции полушубочек, бате в Египте-- кепку с натуральными ушами.

АГАТА ОСКАРОВНА. Да что ты! И по чём?

УРАШКИНА (снимает очки, округляет глаза). До фига! Торговались – жуть. Турки та-акие хитрые… По-русски как мы с вами, Агата Оскаровна, и компостируют, компостируют. Но нас с мамусей не надуешь. Мы их сами компостировали, компостировали, блин, ну такая фигня! В Египте полегче. Там продавцы больно озабоченные!

АГАТА ОСКАРОВНА. Лена! Эти темы оставь для улицы! А здесь – школа, здесь – дети.

УРАШКИНА. Да оставила, оставила. Я ж к вам поболтать зашла, я ж не знала, что Судак здесь…

Входит ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА с толстым пакетом.

АГАТА ОСКАРОВНА. Подожди Леночка. Сейчас срепетируем и поговорим. Почём нынче летний отдых.

УРАШКИНА. Чё, Судак? Первый звонок? Будешь младенцев растлевать? Давно пора.

АГАТА ОСКАРОВНА. Лена!

СУДАКОВ. Эту девочку, Агата Оскаровна?

АГАТА ОСКАРОВНА. Юбочку захватила, принцесса?

ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА достаёт из пакета пышную юбку.

АГАТА ОСКАРОВНА. Надень юбочку, золотко.

Девочка копошится, переодевается.

УРАШКИНА (шёпотом). Агата Оскаровна! Это ж целых две девочки, даже три! Чья-то дочка что ль?

АГАТА ОСКАРОВНА (шёпотом). Внучка! Внучка замглавы Администрации.

УРАШКИНА. Да вы чё! Во фигня!

АГАТА ОСКАРОВНА. Игнат! Ты с такой крупной девочкой сможешь?

УРАШКИНА. С девочкой сможешь?

СУДАКОВ. Тебя забыли спросить, дура! Смогу Агата Оскаровна.

ТОЛСТАЯ ДЕВОЧКА стоит в пышной юбке.

АГАТА ОСКАРОВНА. Готова? Игнат! На плечо! Ать-два.

УРАШКИНА. Присел. И ноги шире, дебил. Шлёпнешься же! Поднима-айся! Ноги расставляй! Ноги, Игнат!

АГАТА ОСКАРОВНА. Так. Та-ак. Та-а-ак! Отлично!

УРАШКИНА. Уронишь же девочку! Испортишь! Администрация города тебе этого не простит!

АГАТА ОСКАРОВНА. Области! Области администрация!

СУДАКОВ (шатается). Области?! Мама!

ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА довольно болтает копытцами.

УРАШКИНА. Судаков! Ты не за ноги её держи! За поясницу!

АГАТА ОСКАРОВНА (подаёт звонок с бантиком). Звоночек! Так! Звони принцесса! Звони красавица! Шагом арш! Ать-два.

СУДАКОВ (из последних сил). Не могу, Агата Оскаровна!

УРАШКИНА. Они сейчас шлёпнутся!

АГАТА ОСКАРОВНА. Смотритесь идеально! Идеально! Гармония! Ну принцесса! Ну -- Аполлон! Нет: Ахилл.

УРАШКИНА. Держи за поясницу, Геракл, ё! Та-ак. Та-ак. А второй то рукой за ноги! За ноги держи! Королевна, не хулигань!

ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА съезжает спрыгивает вниз, на пол, СУДАКОВ падает.

СУДАКОВ. Ой! (Поднимается, ударяется об угол учительского стола.) Ай! (Падает, лежит.)

ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА по-прежнему звенит в колокольчик.

УРАШКИНА. Дай и мне позвонить! Я на минуточку! (Отбирает колокольчик у девочки, стоит над СУДАКОВЫМ.) Я же тебе говорила: одна рука – поясница, другая рука—ноги. Башка?

СУДАКОВ. Голова! М-мм.

АГАТА ОСКАРОВНА. А у нас теперь в классе -- аптечка! В соответствие с новыми образовательными стандартами. Та-ак! Опробуем. Лёд -- вот так. Лёд. Мешочек с химическим льдом! Вот это я понимаю – медикаменты двадцать первого века. Леночка! Ранка небольшая, но кровоточит. (ТОЛСТОЙ ПЕРВОКЛАССНИЦЕ.) Иди золотце. Завтра в восемь-тридцать.

ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА тянется за колокольчиком.

УРАШКИНА. Агата Оскаровна! Я отдаю?

АГАТА ОСКАРОВНА. Завтра не забудешь?

ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА одержимо мотает головой.

АГАТА ОСКАРОВНА. Смотри – не забудь! Ну беги! Папе, дедушке привет передавай!

УРАШКИНА. Вы неправильно бинт взяли. Дайте, Агата Оскаровна, я.

АГАТА ОСКАРОВНА. Если честно, бинтовать не научилась. Не получается, и всё тут.

УРАШКИНА (перевязывает СУДАКОВУ голову). Вы, Агата Оскаровна, очень много знаете по матемке. Умные никогда ничего не умеют. Ну ты и дал Судак.

СУДАКОВ. Ой ё! Такая туша.

УРАШКИНА. Отказался бы. Ты ж дохлый такой. А тут трицепс нужен, и бицепс, и пресс.

АГАТА ОСКАРОВНА. Ты, Игнатик, дома потренируйся, чтобы завтра не получилось такой неприятности. Можешь маму потаскать.

УРАШКИНА. Точняк. И пусть мама твоя в колокол колошматит.

СУДАКОВ (неуверенно, зачарованно, трогает повязку). Дура ты, Урашкина. (Не выпускает ладонь УРАШКИНОЙ из своих ладоней.)

АГАТА ОСКАРОВНА. Завтра – не линолеум -- асфальт. Репетируй Судаков, репетируй. Ещё весь день впереди. Асфальт – это не паркетная доска, не ламинат. Ответственно подойди к заданию, как к тестам ЕГЭ.

УРАШКИНА. Да он испортит всё, Агата Оскаровна. Не соглашайся Судаков.

АГАТА ОСКАРОВНА. Кроме Судакова – некому. Ребёнок – не простой, а замглавы! Судаков – и староста, и отличник, и красавец.

УРАШКИНА. Давайте я Самсонова попрошу. Скажем замглаве, что Самсонов – отличник и староста и все дела. Позвонить?

АГАТА ОСКАРОВНА. Вообще-то комфорт замглавы – это главное. Безопасность администрации превыше всего. Но ведь Самсонов ругается матом --постоянно, постоянно. Все слова у него на «бэ», на «пэ» и на «хэ» начинаются.

УРАШКИНА. Я прикажу – будет молчать как пень.

АГАТА ОСКАРОВНА. Леночка, помощница моя. Все года – помощница моя! Под твою ответственность! Самсонов только тебя и слушается. Игнат! У тебя травма. Пострадал за честь школы. Свободен. Отдыхай. Лечись. До завтра.

УРАШКИНА (нежно трогает СУДАКОВУ повязку). Ага. Мажься дома зелёнкой.

СУДАКОВ (зачарованно). Дура.

УРАШКИНА (нажимает кнопки мобильника). Самсонов точно замглавы не попортит. И без всяких репетиций.
3. Ревность.

УРАШКИНА стоит, приложив к уху мобильник – где-то слышна электронная музыка. Входит САМСУНГ. Он ушаст, спортивен, грозен. Одет ярко, стильно, дорого (от рокерского прикида до кислотного или просто в дорогую спортивную одежду – на выбор режиссёра). У САМСУНГА – речевая недостаточность, он показывает всё время рукой знаки как это принято у подростков(отстой – большой палец руки вниз или класс—большой палец наверх, так же показывает средний палец – но это уж в крайних случаях недовольства). Ещё САМСУНГ пританцовывает, двигается под такт «тыжь-тыжь» -- как это делают современные подростки.

УРАШКИНА (тихо). Лёгок на помине, дебил.

САМСУНГ подозрительно всех оглядывает.

АГАТА ОСКАРОВНА. Здравствуй Илюшенька. Загорел то как! На даче?

САМСУНГ. На даче, на даче. (Подозрительно всех обходит, осматривает, нюхает аптечку).

АГАТА ОСКАРОВНА. В соответствие с новыми образовательными стандартами это.

САМСУНГ (УРАШКИНОЙ). Это… Ты чё это здесь? Я тебе звоню, а ты – не доступна.

УРАШКИНА. Я к Агате Оскаровне пришла, тёмный лес. Пароль для электронного журнала получить.

САМСУНГ (обходит СУДАКОВА, осматривает). Пароль это? Ну-ну. И ты пароль это?

СУДАКОВ (воинственно). И я – пароль это!

САМСУНГ (орёт). Шлюха!

АГАТА ОСКАРОВНА. Самсонов! Илья! Эти темы оставь для улицы!

УРАШКИНА. Это он из сериалов. Правда ведь, Самсонов? (Отряхивает плечо.) Ты на меня шлюх не смахивай. (Пояснение-сноска: в современной подростковой среде если кто-то как бы счищает одежду, как бы сбрасывает пылинки с плеча – это такой знак пренебрежения к собеседнику, называется «смахивать на шлюх»).

САМСУНГ. А кто ты есть то? Она это и есть.

АГАТА ОСКАРОВНА. Самсонов! Тебе -- партийное задание.

САМСУНГ. Я это… вне политики.

УРАШКИНА. Тут Судак репетировал. Но не справился. И вот – одна надежда на тебя, Илюша.

АГАТА ОСКАРОВНА. Без тебя никак, Илюшенька. Ты у нас спортсмен, и силач, и штангист.

СУДАКОВ (с вызовом, пренебрежительно осматривает САМСУНГА с ног до головы, сквозь зубы). Красавец.

САМСУНГ (угрюмо смотрит на СУДАКОВА). Эт… Ещё и боксёр.

УРАШКИНА. Надо завтра на линейке жирную девочку из первого класса на плече потаскать.

САМСУНГ. А она это… в бубенчики звонить это… хх..

УРАШКИНА. В колокольчик, тёмный лес!

САМСУНГ. Судак вес не взял?

СУДАК. Взял!

УРАШКИНА. Взял, но упал.

СУДАК (трогает повязку). Ногу подвернул.

САМСУНГ. М-м? (УРАШКИНОЙ.) Ты его что ль по башке?

УРАШКИНА. Очумел? Во тупишь!

САМСУНГ (очень угрюмо, зловеще, разочарованно). Чувак… Я уж это подумал: ты опять за своё. Детство… это…на первое сентября решила вспомнить.

АГАТА ОСКАРОВНА. Игнатик! Лена не при чём! Илюшенька, когда с пола поднимался, об угол звезданулся.

УРАШКИНА. Я забинтовала только, никого не била—ну честно.

САМСУНГ. Вес какой?

СУДАКОВ. Чей?

САМСУНГ. Вес девки какой?

УРАШКИНА. Бараний.

АГАТА ОСКАРОВНА. Тише, Леночка! Внучка же замглавы.

САМСУНГ. Ну сколько? Сколько? Пятьдесят? Сто? Сколько вес?

УРАШКИНА. Ну-уу.

АГАТА ОСКАРОВНА. Ну-уу. Килограмм тридцать пять…

СУДАКОВ. Пятьдесят – не меньше.

АГАТА ОСКАРОВНА. Плюс сто грамм – колокольчик. Плюс двести грамм – юбочка. Итого: пятьдесят килограмм триста грамм, ответ пишем полностью, сокращения не забываем, четыре клеточки, четыре клеточки между заданиями.

САМСУНГ. За лоха меня держите?

УРАШКИНА. Ну блин что за фигня? Я пришла за паролем!

САМСУНГ. За лоха.

АГАТА ОСКАРОВНА. Илюшенька! Завтра к восьми-тридцати на линейку.

САМСУНГ ходит вокруг СУДАКОВА.

САМСУНГ. Наезжаешь?

УРАШКИНА. Во дебил! Пусти его, Самсунг! Ему домой надо. Зелёнкой чайник расписать.

САМСУНГ. Значит: уже это… дебил. И – Самсунг?

САМСУНГ неожиданно и резко бьёт СУДАКОВА под дых.

АГАТА ОСКАРОВНА. Самсонов! Хулиганьё!

УРАШКИНА. Это он сериалов насмотрелся Агата Оскаровна.

САМСУНГ (АГАТЕ ОСКАРОВНЕ). Сериалов, сериалов. (УРАШКИНОЙ.) Думаешь, я тупой, да? Думаешь лоха нашла? Думаешь я это… хх.., да… не понимаю?

УРАШКИНА. Ну -- дебил, ну -- дебил.

САМСУНГ. Я и его прибью, и тебя – предупреждаю. Первый и последний! АгатаОсна– вы свидетель!

АГАТА ОСКАРОВАНА. Самсонов! Прекрати! Пора взрослеть!! Мы теперь – одиннадцатый «А».

САМСУНГ. А-аа… хх…

АГАТА ОСКАРОВАНА. Мы – пример для всей школы! (Орёт.) Всей школы!

САМСУНГ. Ы-ыы… хх…

АГАТА ОСКАРОВНА. И ты, Илья, – ты должен стать примером. Потому что ты – сильный, мужественный. Ты должен девочек защищать!

САМСУНГ. Я девочек всегда защищаю, АгатаОсана. От таких вот мальчиков. (Бьёт СУДАКОВА под дых.)

УРАШКИНА. Всё, Судаков, ступай домой! Ступай. (Орёт.) Илья! Дай пройти!

САМСУНГ. Лена! (Пытается взять за руку, обнять.)

УРАШКИНА. Дай Игнату пройти, дебил! Тебя просят, тебе объясняют, а ты… как невменяемый!

САМСУНГ. Значит это… хх… понятно …

УРАШКИНА. Лечись!

АГАТА ОСКАРОВНА. Завтра к восьми тридцати! Не забудь.

САМСУНГ. Ну я бб… Это… Думаете – лох…

УРАШКИНА. К восьми тридцати – сказали же. Ступай! Достал!

САМСУНГ дико смотрит, уходит.

УРАШКИНА. Дебил.

АГАТА ОСКАРОВНА. Лена! Что между вами произошло? Самсонов раньше таким не был!

УРАШКИНА. Это он так с весны. Всё подозревает. (Кокетливо, надевает очки.) Прибить грозится! (Делает стойку.) Но я умею защищаться!

АГАТА ОСКАРОВНА. Надо бы тебя с Самсоновым рассадить.

УРАШКИНА. И рассадите. Посадите меня с Игнатиком, с Судаковым. Ты – не против, Судак?

СУДАКОВ обалдело и счастливо, улыбаясь во весь рот, отрицательно крутит головой.

УРАШКИНА. А Самсунг -- достал. Такая фигня.
4. Новый учебный год начинается с неприятностей. (Окончание).
МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Значит эта Дурашкина сядет с тобой?

СУДАКОВ. Мама! Я этого не могу объяснить. Но Елена…

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. С каких это пор драчливая агрессивная девка из придурковатой семьи стала Еленой?

СУДАКОВ. Лена! Лена Урашкина…

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА (визжит). Дурашкина! Дурашкина! Неблагозвучные фамилии облагородили. Упразднили первую букву в их дурной фамилии когда-то давно.

СУДАКОВ. Ну и пусть облагородили.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. У них все в роду – дурики, и дед, и бабка парализованная—все дурики. Все Дурашкины! Ещё хотели бабку свою в нашей вип-больнице лечить.

СУДАКОВ. Просто Лена Урашкина так… так… меня за руку держала (Подходит к МАРЬЕ МИХАЙЛОВНЕ, берёт её за руку.) и сжимала, сжимала.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Шлюха прости господи.

СУДАКОВ. Мама! Это темы улицы.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Я и говорю: уличная девка. С детства на улице с этим придурком ушастым… Он ещё мобильники «Самсунг» в торговом центре продаёт…

СУДАКОВ. Ещё глаза под тёмными очками так на меня косила. Скосит -- и подмигнёт…

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Это же её жених!

СУДАКОВ. … скосит, и… Кто тебе сказал?

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Все знают. Весь город.

СУДАКОВ. Да? Я не знал. Мама! Я её люблю!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Ты в своём уме?! Я приказываю тебя замолчать! ЕГЭ на носу, и как назло -- девка! Молчи! Молчи!

СУДАКОВ (вздыхает). Ты сама говорила, что пора становится мужчиной.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Ради Христа: не надо воспринимать мои слова буквально!

СУДАКОВ. Лена мне так понравилась, она мне давно нравилась. Она когда мне голову бинтовала, она… так приятно дотрагивалась до волос, как ты, мама, раньше, когда я болел. И вообще: мне семнадцать лет! Я хочу дружить с девочкой! Я хочу… любить… девочку!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Успокойся. Успокойся. В нашем центре и в профилактории работает хороший психолог. Сексопатолог. А пока выпей вот это. Заодно себе валериану накапаю. И марш за словарь!

СУДАКОВ. (плачет). Не хочу словарь! Надоело! Хочу Лену Урашкину!

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. То есть ты хочешь словарь философа нашего, великого нашего учёного, Владимира Ивановича Даля, хочешь променять на пустоту, на пустое плебейское шатание по улице?

СУДАКОВ (строит унылые гримасы). Просто мне надоело: читаешь, читаешь слова. Хочется разнообразия.

МАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. Читая слова, ты обогащаешь свою речь. Кто хорошо грамотно умеет говорить, тот многого в жизни добьётся. Надо думать о будущем, а не о разнообразии. Ты куда?

СУДАКОВ. На первое свидание!
5. На школьном стадионе.

Учительский стол и парта – это теперь трибуны. На трибуне сидит УРАШКИНА. Она в белой блузе. Она задумчива. Звон колокольчика. Появляется САМСУНГ. На закорках у него сидит ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА в пышной юбочке, довольно болтает копытцами, звенит в колокольчик.

УРАШКИНА. Чё: заело?

САМСУНГ. Чё -- нервная? Ребёнок же! Попросилась это… покататься.

УРАШКИНА. И чё? (Смотрит на мобильник.) Два часа извозом?

САМСУНГ (вздыхает). С линейки. Директор попросила. А ты там это…в классе с Судаком уселась?

УРАШКИНА (слащаво улыбаясь). Ну, принцесса! Красавица! Оседлала ишака! Понравилось на дяде ездить?

ТОЛСТАЯ ПЕРВОКЛАССНИЦА кивает, звенит громче обычного. УРАШКИНА (отнимает у ТОЛСТОЙ ПЕРВОКЛАССНИЦЫ колокольчик). Илья! Ну Илюх! Судаков не причём. Я давно сама хотела, с весны.
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница