Уинсли Кларксон Рональдо! Двадцатиоднолетний гений и 90 минут, которые потрясли мир




страница21/22
Дата06.06.2016
Размер3.19 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

ГЛАВА 26

Последствия боевых действий

Втот момент, когда во вторник 14 июля 1998 года самолет Varig MD 11 приземлился в аэропорту столицы Бразилии, Рональдо, скорее всего, сильно пожалел о своем решении лететь домой в Рио с членами проигравшей команды. Надежда на то, что его оставят в покое, чтобы собраться с мыслями и поправить свое здоровье, была оптимистична до абсурда. Первым делом он проследовал через весь город в закрытой машине, после чего состоялась аудиенция у президента Фернандо Энрико Кардоса. Изначально предполагалось использовать для этой цели автомобиль с открытым верхом, но, после поражения во Франции это решение благоразумно изменили в целях безопасности игроков.

Вся страна желала знать, что произошло до, во время и после рокового поражения в финале чемпионата мира. Но, похоже, что никто из членов команды не был готов ответить на этот вопрос, что, само собой, только добавляло к этой ситуации разочарования и подозрительности.

Позднее, вечером этого же дня, вернувшись в Рио, Рональдо сразу же направился навестить мать, жившую в пригороде Jacarepagua, где обнаружил, что ее дом осадили 200 человек с фотоаппаратами.

В доме Сони находились владелец клуба «Интер Милан» Моретти, личный врач, медик «Интера» Дживро Джолти и местный нейрохирург по имени Алекс Татано Барройс. Они собрались там, чтобы обследовать их «звездного» игрока. Врачу бразильской команды Лидио Толедо было позволено наблюдать за происходящим.

Только после окончания этих обследований Рональдо отпустили на выходные. Он безумно хотел провести немного времени наедине с Сузанной.

Позднее, в тот же вечер, Рональдо проследовал в свой роскошный кондоминиум в окрестностях Barra de Tijica, чтобы повидаться с Сузанной, но там его ждали такие же многочисленные папарацци. Когда он попробовал выйти из своей квартиры, десятки этих людей преследовали его по улице до тех пор, пока он не умудрился запрыгнуть в ожидавший его лимузин.

Человек с позорным клеймом, который единолично проиграл чемпионат мира, — вот искаженная до неприличия роль, которая отводилась Рональдо в низвергнутой стране. Но чувствовалось и то, что после «Франции 98» он стал как объявленный в розыск преступник.

Пару часов спустя в доме своего отца в Barra он окончательно потерял самообладание и начал кричать на журналистов: «Что это за жизнь!» Было непривычно видеть Рональдо, потерявшего самообладание на публике.

Его старшая сестра Иона пояснила: «Он просто хотел мирно жить со своими настоящими друзьями».

В другой принадлежавшей ему квартире в Barra он согласился встретиться со своими преследователями, чтобы избавиться от них.

В некоторой степени наивно он пытался убедить ждавшей его толпе, что истории о полном упадке сил и истерии накануне финальной игры не соответствуют действительности: «Думаю, что все это — большое преувеличение. Я хочу, чтобы меня уважали больше. Я не дезертир. Я не хочу, чтобы меня преследовали каждый раз, когда я еду домой к своей матери… Я пытаюсь вести спокойную жизнь, насколько это возможно. Мне нужны мир и спокойствие. Я не хочу, чтобы меня дальше преследовали. — Рональдо утверждал журналистам, что у него нет никаких объяснений произошедшего с ним всего за несколько часов до игры. Он также заявил, что все это уже в прошлом и уже не имеет большого значения. — „Я не могу объяснить, что вызвало этот приступ, — заявил он. — Только Господь знает, что заставило меня заболеть. В принципе, я больше не делал никаких обследований. Я в порядке. Результаты тестов доказали, что у меня нет проблем со здоровьем“.

В этот момент на сцене появился Александре Мартинс, чтобы уверить журналистов, — «Состояние его здоровья превосходно, и у него больше не будет подобных проблем. Результаты тестов железно гарантируют это».

Этот первый вечер в Рио настолько сильно эмоционально опустошил Рональдо, что он попросил своего агента и Сузанну покинуть квартиру, чтобы он смог наедине с собой собраться с мыслями и заснуть.

Впервые за последние несколько месяцев Рональдо отлично выспался. На следующий день он вернулся в дом своей матери и присоединился к Сузанне, своей семье и друзьям, с которыми он направился в расположенный в Barra «Грильхауз» поесть стейки. На следующее утро Рональдо заявил прессе, что собирается от них сбежать: «Мы намереваемся попутешествовать, и следующие несколько дней я собираюсь отдыхать».

Почти сразу после этого заявления для репортеров Рональдо умчался от них на голубом «мерседесе» и заскочил в стоявший неподалеку вертолет, который ждал, чтобы перенести его и Сузанну на курорт Angra dos Reis, расположенный на побережье к югу от города.

Тем временем доктора Лидио Толедо продолжали преследовать средства массовой информации всякий раз, когда он рисковал выходить из своего офиса или дома. На Толедо постоянно давили, чтобы он поставил точный диагноз припадков Рональдо, и, казалось, ему приходилось нелегко находить новые объяснения.

И во время одного из ежедневных брифингов для десятков репортеров, ставших лагерем напротив его загородного дома в Angra dos Reis, Рональдо объяснил: «У меня нет никакой болезни. Нет ничего похожего на эпилепсию. Я не собираюсь проводить повторные исследования. Я удовлетворен результатами тестов, проведенных во Франции. Бразилия проиграла Франции, потому что мы играли плохо, а они делают из меня виноватого».

После этого он повторил свое обещание уехать на «каникулы», по меньшей мере, на месяц и все это время даже не вспоминать слово «футбол».

Но в Бразилии охота на ведьм продолжалась. Несмотря на практически ежедневные опровержения представителей «Nike», продолжали ходить слухи о причастности к этой истории этого спортивного гиганта.

На фронте тренерской работы Загало покидал свой пост, и это было вопросом всего нескольких дней. Одним из наиболее вероятных претендентов на пост Загало считался Вандерлей Люшембургу, главный тренер ведущего клуба «Коринтианс», а капитану команды Дунге пророчили роль, связанную с работой помощника тренера.

На расстоянии, равном половине земного шара, внимание итальянской спортивной прессы постепенно также начинала захватывать «Мистерия Рональдо». Естественно, что, поскольку «Интер Милан» был чрезвычайно заинтересован в защите своих финансовых вложений в этого игрока, он выступил после этого с официальным заявлением, в котором раскритиковал «многочисленные и вводящие в заблуждение неосторожные заявления, касающиеся состояния здоровья игрока», которые «представляют большую опасность для него лично и для его имиджа».


Во время всего этого бывший сосед по комнате Роберто Карлос, все еще досаждавший Рональдо при любом удобном случае, сделал другое публичное заявление, касающееся его земляка. Он заявил одной из групп журналистов, что Рональдо «струсил как цыпленок» накануне финала.

«Он такой же желтый, как и его футболка — выпалил он. — Как бы для того, чтобы еще раз повторить насколько сильно ухудшились его с ним отношения, Роберто Карлос продолжил — Рональдо был напуган. Он стал игроком номер „один“ слишком быстро. Он плакал от страха. Он не смог выдержать это давление. Он смотрел на меня, как будто у этого существа были какие то личные и сентиментальные проблемы».

Какой это был удар для Рональдо! Он был раздавлен, когда прочитал комментарии Роберто Карлоса. Кроме того, он был сбит с толку. Те, кто был с ним, посоветовали ему не обращать на это внимания, но Рональдо был чрезвычайно чувствительным человеком. А обида больно колола его.

Что касается агентов Мартинса и Питты, то главной их задачей на тот момент было увезти Рональдо из Рио, чтобы переосмыслить ситуацию. За прошедшие недели появилась возможность заработать, по крайней мере, $80 миллионов, и им было необходимо время, чтобы выработать новый бизнес план.

Итак, Рональдо, его отец и Сузанна улетели в Лас Вегас. Но в Рио споры о нем день ото дня становились все жарче.

После этого Роберто Карлос в очередной раз вылез из своей скорлупы и категорически заявил, что, по его мнению, у Рональдо был приступ эпилепсии: «У меня нет сомнений, что это был приступ эпилепсии, — об этом мне сказали люди, понимающие в этих вещах. Я не хотел бы делать какие либо выводы до врачебного решения, но там, в комнате, я видел, что Рональдо был очень напряжен оттого, что пытался скрыть свои проблемы.

Как только это случилось, я сразу понял, что это приступ эпилепсии. Но врачи сказали, что это были судороги, и поэтому я хранил молчание. Я знаю, что Рональдо не заслуживает того, чтобы пройти через это. Однажды Лидио Толедо придется раскрыть тайну о том, что действительно случилось с Рональдо, поскольку везде, где бы я ни был, люди только и говорят об этом и каждый из них спрашивает меня, что случилось тогда».

После этого врача бразильской команды Лидио Толедо вызвали в Медицинский наблюдательный совет Рио и предостерегли его, что он может потерять свою лицензию на право врачебной деятельности, если не предоставит удовлетворительного диагноза относительно предполагаемого приступа Рональдо. После словесной вспышки Роберто Карлоса Толедо пошел на попятную и заявил, что полностью пересмотрел свое первоначальное мнение о том, что Рональдо пострадал от чрезвычайно сильного нервного стресса. Толедо сообщил Совету, что всему виной было эпилептическое или неврологическое расстройство.

«Стресс не был причиной», — заявил Толедо репортерам. Вместо того чтобы прояснить тайну о том, что на самом деле произошло с Рональдо, своим заявлением он вызвал еще большую неразбериху.

Тем не менее Толедо впервые признал, что Рональдо принимал противовоспалительные препараты для лечения травмы ноги, что и могло стать причиной судорог за несколько недель до финальной игры. Но он со злостью отвергал ходившие в Рио с момента финальной игры слухи о том, что делал своей «звезде» какие либо инъекции.

Возможно, было вполне оправдано то, что во всей этой драме с чемпионатом мира, сам Рональдо постепенно перестал восприниматься как «плохой парень». Многие бразильцы видели в нем невинную юную жертву этой печальной истории.

В бессовестной до банальности статье газеты O Globo бразильский писатель Роберто Друммонд назвал Рональдо «футбольной золушкой». «Они хотели сделать из тебя Робокопа, машину по забиванию голов и выкачиванию денег, — писал Друммонд. — Открой свою золотую клетку, о птица, сидящая взаперти, и снова спой свою песню о свободе».


В августе 1998 года в Рио еще один член сборной Бразилии пролил свет на роль президента ФФБ Рикардо Теикшейры. Он ясно указал на то, что Теикшейра сошел с трибун «Стад де Франс» после того, как в первый раз был заявлен основной состав команды.

Теикшейра был человеком, добившимся три года назад сделки «Nike» со сборной Бразилии стоимостью Ј40 миллионов. «Там был Теикшейра, и он дышал Загало в затылок. Выводы делайте сами», — заявил этот источник.

Через пять минут после финального матча чемпионата мира Теикшейра предложил прессе, чтобы она выплатила ФФБ деньги в качестве оплаты за интервью, в котором он собирался раскрыть журналистам секрет истории о недавнем падении Рональдо. Официальные лица отсылали все вопросы прессы к некоему спортивному писателю в Рио, который выступал в качестве посредника в осуществлении перечислений денег.

Было понятно, что какое бы происшествие ни произошло в раздевалке за те десять напряженных минут до начала финальной игры, Рикардо Теикшейра нес за это очень большую ответственность перед бразильским футболом.


В соответствии с другим вполне возможным, но определенно абсурдным сценарием этой истории некий букмекерский синдикат пытался «сдать» этот матч. Хотя такое развитие событий казалось чрезвычайно нелепым, но за прошлое десятилетие отмечался ряд случаев взяточничества среди судей и команд, из за чего некоторые матчи чемпионата Бразилии заканчивались несправедливым исходом.

Как отмечал один из журналистов Рио, «Команда Бразилии не собиралась играть. Возможно, она была деморализована из за Рональдо. Но, с другой стороны, казалось, что они просто сговорились между собой не выигрывать матч. Это оставляет вопрос открытым».

Весь август 1998 года в Рио ходили слухи о том, что дознаватели правительства Бразилии вскрыли ряд нарушений внутри бразильской сборной команды. По крайней мере, двое таких осведомителей настаивали на том, что вся команда принимала препараты, о чем не знали ни они, ни все те, кто был связан со сборной Бразилии.

Тем временем в Италии другие боссы Рональдо по клубу «Интер Милан» все еще негодовали о глупом, по их мнению, решении, когда Рональдо выпустили играть в совершенно непригодной физической форме.

Владелец клуба Массимо Моратти заявил: «Бразильская федерация футбола повела себя абсурдно. С их стороны было серьезной ошибкой выпускать Рональдо на поле в таких условиях. Даже несмотря на то что он сам изъявил делание играть, полагаю, что к нему следовало бы отнестись в большей степени как к человеку, а не как к игроку. Обычно он ведет себя спокойно и уравновешенно. Но тогда он был не способен на это».

У одного из ближайших друзей Рональдо по сборной команде Бразилии — Леонардо — был собственный взгляд на то, что случилось и почему это произошло: «А вы что думаете? Что боссы из „Nike“ позвонили ему на мобильный телефон из Нью Йорка и сказали: „Играй, Рональдо, это приказ!“.

Вы думаете, что между «Nike» и нашей командой была прямая телефонная линия? Или то, что Теикшейра звонил в «Nike» за инструкциями? Или, может быть, я сам звонил по своему мобильному телефону, чтобы узнать у «Nike», что они прикажут мне делать? — На самом деле, все эти люди находились в раздевалке, и, конечно же, Рональдо захотел показать всем им, что он болен. — Это всего лишь — работа, — заявил Леонардо. — Конечно, и «Nike», и футбольная федерация, и все остальные хотят, чтобы Рональдо играл. Это — система, это — экономика, это — издержки современной игры, и все это трудно переносить людям, которые играют. Но, трудно до определенного предела».
Через несколько дней после финальной игры Эдмундо, уже в Рио, внезапно набросился на Загало с нападками из за того, как он обращался с Рональдо во время финала. Он также впервые раскрыл тайну о некоторых беспорядочных событиях, творившихся в бразильской раздевалке прямо перед началом игры.

«Между игроками и тренером возникали ожесточенные споры и ссоры, — рассказал Эдмундо. — Рональдо чувствовал, что если он не будет играть, то его будет унижать каждый человек, что и привело к возникновению абсолютной суматохи в раздевалке. Во время всего первого тайма Загало мучился сомнениями, сттит ли ему отзывать Рональдо с поля или нет, но ему не хватило мужества сделать это. — Чрезвычайно самокритичный Эдмундо даже признал: — Мне следовало бы лучше подготовиться и, думаю, для меня будет счастьем, если я попаду еще раз в сборную. Мне следовало бы быть морально подготовленным ко всем играм, предшествовавшим финалу чемпионата мира. Вся страна не может полагаться на благополучие только одного человека, и я собираюсь доказать это своим примером. Я разочаровываю себя, моих товарищей по команде, Рональдо и каждого человека в Бразилии».

Но, возможно, Загало — именно тот человек, который вплотную приблизился к объяснению всего того, что касалось Рональдо?

«Во всем виновата слишком большая известность. Из за нее он проводит очень много времени вне своей семьи. Большую часть времени он разговаривал по телефону со своими родителями. Если бы он был моим сыном, то я не знал бы, что делать. Проблема заключается в том, что, даже когда у него было время для отдыха, выходной, в его личную жизнь постоянно вмешивались. На самом деле он одинок. Только представьте, что творится в голове этого мальчика, который каждый день возвращается в свой особняк в Милане, где ему не с кем поговорить».

Кроме того, нельзя умалять тот факт, что многие люди в Бразилии были уверены, что «Nike» получил слишком большое влияние на сборную команду страны и ее международные дела.

Одним из факторов, который многие сознательно игнорировали, анализируя финал чемпионата мира, было то, что в его ходе Бразилия играла чрезвычайно невразумительно, и то, что она дошла до финала, само по себе было хорошо. Франция своими выступлениями заслужила право быть чемпионом. Бразилия играла хуже своего обычного уровня, а французская стратегия, приверженность игре и дух коллективизма принесли ей вполне заслуженную победу. И наверное, бразильская команда была просто напросто недостаточно хорошо подготовлена, чтобы выиграть турнир.

Стоит вспомнить отвратительную игру Бразилии во время предыдущих 15 месяцев, в том числе и во время того самого поражения от Норвегии со счетом 4:2, ничьи в матче с Ямайкой и Гватемалой и поражения от Норвегии со счетом 2:1 в первом круге «Франции 98».

Тем временем, представители «Nike» в Италии выступили с заявлением от имени своей корпорации, убеждая мир в том, что они никоим образом не замешаны в отречении Бразилии от титула чемпиона: «Что касается слухов, циркулирующих вокруг якобы имевшего место давления со стороны „Nike“ на сборную команду Бразилии с целью включения Рональдо в список играющего состава, „Nike“ особо подчеркивает, что такого рода обвинения ни в коей мере не соответствуют действительности. На самом деле эта игра была самым важным моментом карьеры Рональдо. Игра в финале чемпионата мира — это мечта любого игрока, в том числе и Рональдо. Рональдо и Загало решили вознаградить себя этой мечтой, которую этот бразильский игрок, возможно, заслужил. При всем этом „Nike“ никоим образом не вмешивался. И вообще почему это должно было быть?»

28 июля 1998 года Рикардо Теикшейра и коллеги по ФФБ уволили Загало и всех его помощников. Загало, рекорд которого включал в себя 107 побед и только 12 поражений, только и оставалось сказать: «Вся эта история закончится только тогда, когда в следующем месяце назовут имя нового тренера».

В обществе уже давно ждали этого шага, начиная с поражения в финале чемпионата мира. Теикшейра пообещал поменять весь состав — начиная с низов и заканчивая руководителями команды, — но, он, таким образом, становился свидетелем рождения новой Бразилии.

«Тренерский состав команды превосходно поработал во время чемпионата мира. Но сейчас мы намерены создать новую команду, которая уже сейчас начнет шевелить мозгами относительно чемпионата мира 2002 года», — заявил он.

Ходили слухи, что Теикшейра еще до финальной игры намеревался сместить Загало.

«Старый волк» очень достойно показал себя даже в конце своей карьеры: «Я ухожу, но вовсе не теряю рассудок от горя. Я был со сборной на пяти финалах чемпионатов мира, при этом мы четыре раза брали золото и один раз — серебро. Я очень горжусь этим».

Вернувшись к финальной игре, Загало, оценивая переполох, царивший в раздевалке Бразилии перед матчем, заявил: «Игроки расстроились из за того, что в заявочном списке не было имени Рональдо. Все были подавлены и играли в половину своих возможностей. Для нас это было шоком, и осознание того, что он не способен играть, психологически сковало нас и зациклило на себе. Это был мощный психологический удар. Все это время я гадал — должен ли я держать Рональдо на поле или мне следует отозвать его. Я не думал, что он был готов к игре, но Рональдо заявил мне, что он готов».

Немаловажно, что Зико через несколько недель после окончания «Франции 98» признался, что его отношения с Загало не всегда были идеальными.

«Я старался, как мог, но, по правде говоря, моя работа никогда не ограничивалась определенными рамками, — заявил он. — Мне надо было бы принимать большее участие в работе… Загало не желал помогать мне на поле, чтобы не создать впечатления, что я руковожу командой, а не он. Но я уверен, что я мог бы помочь намного больше, если бы я тренировал игроков на поле».

Зико признал, что худший момент наступил для него фактически еще до финальных игр, когда он «зарубил» участие травмированного Ромарио в турнире за десять дней до его начала: «Для меня это был худший момент во всем чемпионате мира. Я был одинок, беззащитен и пользовался поддержкой только одной Сандры6. Я чувствовал себя настолько плохо, что в моей голове зрели мысли бросить все к чертям. В этой истории меня воспринимали в роли негодяя, но это было несправедливо… время покажет, что я прав».

Но был один игрок, который, видя спину уходящего со своего поста Загало, даже мало мальски не горевал. Эдмундо во время большей части своего пребывания во Франции отрицал, что страдает оттого, что вместо него на игру чаще ставили Бебето: «Когда с нами был этот тренер, я знал, что мне это не шло на пользу. Надеюсь, что он никогда больше не будет моим тренером. Я не вчера родился. Если бы у нас был тренер, которому я бы нравился…»

Но кроме него был и Рональдо. Он искренне больше всего на свете желал выиграть чемпионат мира с бразильской командой. Через несколько дней после катастрофического финала он разговаривал с бразильским журналистом на тему турнира и его последствий. В ходе разговора Рональдо сделал ряд чрезвычайно откровенных признаний: «Наша команда была объединена одной целью, но ее игроки были незаурядными личностями. Ничего страшного у нас не было. Правда, Эдмундо немного вышел за пределы дозволенного и вступил в стычку с Жованни на тренировке. Но после этого он понял, что это не способ, чтобы утвердиться в команде. Инцидент между Бебето и Дунгой произошел только из за того, что перед матчем начинало возрастать напряжение в команде».

Несмотря на драматические события финала, Рональдо все еще утверждал, что Бразилия была командой редкого качества. У нас были как старые, опытные игроки, так и молодые, но тоже имеющие значительный опыт члены команды, и каждый из них старался изо всех сил, чтобы выиграть Кубок мира. Такие ветераны, как Дунга, Бебето и Алдаир играли с ребяческим задором. И это заражало всех остальных таким же образом, каким Загало завоевал сердца своих игроков своей страстью к футболу».


Тем временем истерия, сопровождавшая падение Рональдо на чемпионате мира, достигла таких эпидемических пропорций, что один широко известный комментатор в Рио даже дошел до утверждений о том, что, скорее всего, здоровье этого игрока ухудшилось из за его постоянных разговоров по трем мобильным телефонам.
В начале августа 1998 года Эдмундо вновь включился в споры вокруг ужасного выступления Бразилии, заявив, что ФФБ и «Nike» сговорились, чтобы заставить Рональдо играть.

«Дело „Nike“ — правое, — заявил Эдмундо в опубликованном в Рио интервью. — У них есть контракт, в котором четко прописано, что Рональдо должен играть в каждом матче все 90 минут».

Последовала реакция взбешенных представителей «Nike», настаивавших на том, что с их стороны было бы «безумием» вмешиваться в ситуацию. Тем не менее общественности еще раз напомнили, что из 22 игроков сборной Бразилии у 11 были подписаны персональные контракты с «Nike».

Эдмундо утверждал, что за спиной «Nike», взявшей команду под свой контроль, стоял Теикшейра. Через два дня Теикшейра отреагировал тем, что публично пообещал больше никогда не брать Эдмундо в сборную Бразилии — сравнительно мягкая мера со стороны президента всего бразильского футбола.

Парижский кошмар чуть не разжег даже большую по своим масштабам битву.

ГЛАВА 27

Секс, ложь и фармацевтика

В favelas Рио фейерверк используют для того, чтобы подсветить темное ночное небо, когда наркодиллеры хотят сообщить своим «клиентам», что прибыла очередная партия «товара». Другой единственный случай, когда вы можете увидеть там фейерверк, — когда в Бразилии идет важный футбольный матч.

Когда Рональдо вернулся в свой родной город, вспышки озаряли небо по двум поводам — из за прибытия наркотиков и из за большого футбольного события. В Рио уже почти нашли разгадку тайны фармацевтического коктейля, который, как считали многие, был причиной низвержения Рональдо на финале чемпионате мира.

В августе 1998 года в Рио во время проведенного расследования были раскрыты серьезные улики относительно неправильной дозировки лекарств, которыми лечили травмированную ногу Рональдо во время чемпионата мира. Многие полагали, что тот мнимый припадок был вызван именно слишком большими дозами этих препаратов.

Рональдо даже признался бразильской ежедневной газете Zero Hora, что принимал во время турнира лекарства от болей в желудке. И, рассуждая в передаче бразильского телеканала TV Globo, он заявил: «Во время Чемпионата мира у меня были проблемы с коленом и я принимал противовоспалительные средства. Я перестал их принимать за два дня до финальной игры, поскольку, по мнению врачей, ситуация с моим коленом улучшилась».

Но вопрос о медицинских препаратах не был снят с повестки дня, особенно после того, как в ходе расследования выяснилось, что после матча не были проведены тесты на наличие в организме игроков медицинских препаратов, которые, по идее, должны были бы проводиться. «Не было никаких тестов на медицинские препараты, — раскрыл секрет один из членов бразильской сборной в Рио в августе 1998. — Но мы не удивились, поскольку проиграли. По какой причине? Но это ведь все равно ничего не меняет, не так ли?»

Если бы были проведены тесты на медицинские препараты, то они бы выявили наличие в организме Рональдо большие количества транквилизаторов, противовоспалительных средств и других лекарств.

Но мы никогда не узнаем правды.


Сразу после чемпионата мира Рональдо был признан журналом Business Age самым высокооплачиваемым в мире футболистом. В публикации сообщалось, что его ежегодный доход составляет Ј20, 5 миллиона. Следующими тремя игроками в списке 25 самых высокооплачиваемых в мире футболистов были Денилсон, Ривалдо и Роберто Карлос — все бразильцы.

Вскоре после этой публикации продажный полицейский из Рио, которого звали Ромио Рональдо Рангел, 32 лет от роду, решил похитить Рональдо и его мать с целью получения выкупа. Рангел служил в 7 м батальоне военной полиции, дислоцированном в пригороде Рио — в Алкантуре, поблизости от Jacarepagua. Ранее, в том же году, он был организатором похищения сына одного состоятельного бизнесмена и подозревался в соучастии в других похищениях, произошедших за предыдущие два года. В этом деле был также замешан другой продажный полицейский — 31 летний Рикардо Кампос Лафайет.

Сначала Рангел и его подельники осмотрели дом Рональдо, который он приобрел для своей матери в элитном жилом комплексе Jacarepagua, возле бывшего дома его семьи в Бенто Рибейро.

Дом был окружен пальмовыми деревьями, сочной растительностью и высокой стеной. Кроме того, территорию денно и нощно патрулировали два вооруженных охранника, чтобы избежать непрошеных визитеров.

Но Рангел и его банда были уверены, что смогут преодолеть эти препятствия, и решили провести похищение сразу по возвращении Рональдо с чемпионата мира.

Похищение с целью выкупа являлось прибыльным преступным промыслом в течение многих лет в Рио, и зачастую сами полицейские становились подельниками шаек, снабжая их информацией о секретах внутренней системы охраны и мерах предосторожности, которые предпринимали эти состоятельные семьи. Некоторых жертв обычно убивали, но некоторые люди следовали требованиям выкупа, хотя не всегда находили требуемую сумму. Поэтому следователи полиции полагали, что правоохранительные органы так и не узнали о многих совершенных похищениях.

Странно то, что, как выяснилось позже, у отчима Рональдо прослеживалась кое какая связь с Рангелом, человеком, обвиняемым в составлении плана похищения. Единственной уликой было то, что ранее они некоторое время работали в одном и том же полицейском участке. Но конечно же, нет прямых доказательств того, что муж Сони был замешан в этом деле.

По словам полиции Рио, Рангел был арестован в Копакабане, когда он собирался зайти в дом Сони. Итак, в последнюю неделю июля, когда вся Бразилия старалась простить и забыть неудачи «Франции 98», полицейские сообщили Соне и Нелио о раскрытом ими плане похищения и о том, как они его раскрыли.

Стало известно, что шайка даже планировала в качестве одного из условий возвращения своих жертв потребовать освобождения из тюрьмы в Рио другого опытного преступника.

Бытовало мнение даже среди криминальных кругов Рио, что прошедший чемпионат мира сыграл ключевую роль в планировании многих похищений. Изначально похитители планировали схватить Соню и Рональдо сразу после финала чемпионата мира, но их план чуть не провалился из за поражения Бразилии. Через несколько дней всплыла схема преступления.

Тем временем один из итальянских журналов обещал выплатить $35 000 тому, кто первым достанет фото Рональдо и Сузанны с их тайного отпуска, в который они направились после чемпионата мира. Сделать это было намного проще, чем прибегать к похищению.

Тем временем Рональдо, Сузанна и Нелио наслаждались в Лас Вегасе тем, что в режиме нон стоп целых четыре дня ходили по игорным заведениям и при этом не были ни разу узнаны.

После этого они перелетели в Мексику, в город Канкун, где, соблюдая наставления врачей, любой ценой избегали футбола.

Рональдо плавал вместе с дельфинами неподалеку от Сузанны, и, казалось, что здесь, за тридевять земель от «Стад де Франс», ничто в этом мире его не волнует.

Рональдо не очень то и расстроился, когда, играя короткую партию в пляжный футбол на канкунском пляже в Quintatana Roo, его с Сузанной запечатлел там местный фотограф.

Тем временем в Италии пресс секретарь клуба «Интер Милан» был вынужден объяснять поступки «звезды»:

«Рональдо нуждается в отдыхе, и он появится в Италии только к 20 августа — к началу тренировок, хотя, возможно, он вернется и на несколько дней раньше. Он каждый день разговаривает по телефону с президентом клуба Массимо Моратти».

«Интер» уже согласился с тем, что их самое крупное за всю историю клуба «вложение капитала» пропустит открывающий игры Лиги чемпионов квалификационный матч против латвийской команды «Сконто» из Риги. У Рональдо также была дополнительная фора в виде отсидки на скамье запасных в течение двух первых матчей серии «А», начинавшихся в сентябре, в качестве наказания за его критичные высказывания о судействе в ходе проигрышной для «Интера» апрельской игры против чемпиона Италии «Ювентуса», закончившейся со счетом 1:0.


Во второй половине августа 1998 года, после возвращения из Мексики, Рональдо был каким то удивительным образом избран лучшим игроком «Франции 98». Это была награда, которую многие жители Бразилии восприняли с большой долей скептицизма.

Бывший партнер Рональдо по нападению Ромарио осудил это решение как «постыдное»: «Когда меня выбрали лучшим игроком чемпионата 1994 года, то в то время мы завоевали титул. На чемпионате во Франции кроме него было много других хороших игроков: Зидан, Петит, Дейвидс, а еще — Оуэн. Рональдо стоит на десятом месте в этом моем списке. А может быть, и того ниже».

Особенно Ромарио раздражало то, что он считал «вопиющим примером фаворитизма» по отношению к своему земляку: «Люди должны знать, что те, кто поддержали кандидатуру Рональдо, не так глупы, как кажется. Они знают, что произошло там».

Сам Рональдо настаивал, что эта награда была им «абсолютно заслужена» и даже указал на тот факт, что награждение лучшего игрока была организована компанией Adidas, а не «Nike». Он заявил одному из бразильских журналистов: «На первом этапе чемпионата мира я играл очень хорошо. Я знаю, что в конце чемпионата я играл не самым лучшим образом, но я все еще остаюсь лучшим в мире игроком. Я бы выбрал себя. Зидан был хорош, но выбыл из трех игр после удаления с поля. Я отыграл все семь игр и забил четыре гола. Думаю, что я мог бы сыграть еще лучше. Проблема была в последней игре, когда меня постоянно опекали и из за этой игры они оспаривают награду».

Когда Рональдо спросили, что он думает о критике со стороны Ромарио, он ответил: «Я не собираюсь ввязываться в споры, потому что всегда даю шанс другим, но теперь я понял, что мне придется отделять истинных друзей от мнимых».

Комментируя слухи о «Nike» и о роли этой компании в финале, Рональдо также дал сдачи.

«Это просто компания, которая поддерживает меня. На моей футболке и обуви стоит фирменный знак „Nike“. Я одет в их спортивную одежду, но не взваливаю на свои плечи саму компанию. „Nike“ не вмешивается ни в мою личную жизнь, ни в отбор игроков для команды. Я просил, чтобы меня выпустили играть. Медицинское обследование показало, что со мной все в порядке. Я сделал все, что мог. На меня никто не давил, чтобы я что то сделал».

Но Рональдо не сказал о том, что Мартинс и Питта оказали самое мощное влияние на развитие этой драматической истории. И после неудачи на «Франции 98» они все еще тщательно планировали осуществить «реванш» для своей «собственности».

Отвечая на вопросы о Сузанне и о том, когда наконец состоится так широко обсуждаемая свадьба, Рональдо сказал буквально следующее, — «Я сбираюсь жениться на ней, но не знаю, когда это состоится. Не в этом году. Я хочу обратиться к своим болельщикам, чтобы они не слишком верили в ту чушь, которую они могут прочитать в прессе о наших отношениях. — Но он частично намекнул на некоторые проблемы, связанные с ревностью: — Действительно, я очень ревнив. Я понимаю, что это входит в ее профессию актрисы, но мне не нравится, когда она целуется с другими мужчинами». Предыдущие несколько недель, возможно, сделали Рональдо мудрее, но он все еще не мог стряхнуть с себя часть своих ребяческих предрассудков.

По его словам, Сузанна мурлыкала от удовольствия, поскольку ей сказали, что художественный фильм, в котором она снялась, дебютировал на итальянском кинофестивале и был принят продюсерами «на ура», которые сулили ей «большое будущее в качестве серьезной актрисы».

К сожалению, Рональдо отказался смотреть фильм, поскольку был удручен перспективой видеть на большом экране свою прекрасную белокурую невесту занимающейся любовью с другим человеком.

Рональдо также опроверг слухи, касающиеся его предполагаемого возвращения в Рио, чтобы играть за клуб «Фламенго». Он заявил: «Я не буду возвращаться в Бразилию еще очень долго. Устройство европейского футбола намного лучше бразильского. Конечно, я скучаю по Бразилии. Я скучаю по тем временам, когда я жил в Белу Оризонти. Я также скучаю по бисквитным пудингам, которые мне часто пекла моя мать. Это действительно было изумительно».

Но он забыл отметить то, что со времени его отъезда в Европу три года назад Соня постоянно моталась на самолете по обе стороны Атлантики, чтобы убедиться, помимо всего прочего, что у него есть возможность наслаждаться этим самым пудингом.

Даже после финала чемпионата мира слухи о дружбе Сузанны с комментатором TV Globo Педро Бьялом продолжали эхом отзываться в Рио. Многие утверждали, что Рональдо был настолько сильно уничтожен этими историями, что припадок был реакцией его нервной системы на них.

Другой знакомый этой парочки заявил мне в Рио: «Рональдо сказал Сузанне, что хочет начать с ней все сначала, и это было одной из причин их отлета на выходные в США и Мексику». Но что этот источник забыл упомянуть, так это то, что с Рональдо полетела также и половина его семейства. С трудом верится, что это был отпуск вроде «брошу все и уеду» для двух якобы влюбленных птах.

В августе 1998 года в Рио Педро Бьял продолжал утверждать, что он не имеет никакого отношения к проблемам Рональдо, имевшим место в ходе чемпионата мира. Кроме того, у него были свои собственные соображения на тот счет, кто несет за все это ответственность: «На Рональдо постоянно давили. Его мобильные телефоны трезвонили день и ночь. Если не звонили его агенты, то звонили мать, отец, подружка или представители его клуба. Члены его семьи постоянно задавали глупые вопросы, после которых он не мог не беспокоиться. Но Рональдо был таким вежливым со всеми звонившими. Он никогда не срывался. На самом деле он загонял в себя свои переживания, и поэтому проиграл в тот великий день. Рональдо такой человек, которому под вечер требуется поколотить грушу, чтобы эмоционально разрядиться и избавиться от чувства разочарования.

Он просто держал всё в себе. Он никому не показывал истинное лицо Рональдо. Но это губило его здоровье».

Но, что бы ни происходило между Рональдо и Сузанной Вернер во время финальных игр чемпионата мира, несомненно то, что эти события сделали самого известного в мире игрока мудрее. Но, по словам радиоведущего из Рио Сержио Пьюматти, проблемы начались задолго до турнира.

Он пояснил: «В течение двух последних лет Сузанну Вернер вполне устраивала роль игрушки Рональдо. Она стала известной благодаря ему — она была подружкой величайшего футболиста мира вовсе не благодаря себе — всего лишь одна из многих тысяч, неоспоримо, красивых девушек, которых каждый день можно встретить на пляже Ипанемы.

Где бы ни появлялись папарацци, в том же месте появлялась и Сузанна. Возможно, Рональдо и воображал, что она поехала во Францию, чтобы лечить его израненное сердце, но Сузанна Вернер, несомненно, намеревалась продолжить там свою телевизионную карьеру».

Комментатор TV Globo Бьял, похоже, лучше всех выразил отношение бразильцев ко всей всплывшей грязи относительно Рональдо: «То, что Бразилия дошла до финала, само по себе является большим достижением, особенно учитывая тот факт, что самая лучшая команда, скорее всего, была у Голландии. У нас же были только отдельные талантливые личности. Нашу команду нельзя назвать великой».
Рональдо сдержал свое обещание, которое он дал перед финальными играми чемпионата мира, и во второй половине августа принял участие в телевизионной образовательной программе в Рио. Неудивительно, что ему было не укрыться от самого пристального внимания к себе со стороны средств массовой информации и вопросов относительно того, что же действительно произошло 12 июля.

Один из самых нелепых вопросов заключался в том, что шеф повар парижской гостиницы, в которой жила бразильская сборная, намеренно отравил Рональдо ужином в день финальной игры. Рональдо даже не смог сдержать смешка: «В тот день мы ужинали в буфете, поэтому откуда ему было знать, что я буду есть?»

Во время этого выступления по телевидению Рональдо заявил, что он твердо намерен открыть благотворительное учреждение — школу футбола для детей из favelas. Он планировал назвать учреждение «К 9», точно так же как и клуб, который он рассчитывал открыть в Рио на этой же неделе. Это название было аналогично торговой марке одежды, продажу которой агенты Рональдо в том году намеревались наладить по всему миру. Тем не менее эта одежда производилась под покровительством «Nike».

Как подметил один из бывших гостей этой программы, «Казалось, что Рональдо не был уверен в том, о чем он говорил, кроме того, было понятно, что до становления благотворительного учреждения, о котором он рассказал, пройдет еще немало времени».

Рональдо также сдержал свое обещание относительно посещения детского приюта, действующего при местном госпитале рака, где его появление было воспринято многими пациентами с большим энтузиазмом. Позднее кто то заострил внимание на том, что дети, больные раком, симпатизировали Рональдо именно из за его манеры стричься наголо. «Это дало детям чувство, что они не сильно выделяются среди других людей», — сказала одна из медсестер.

В кулуарах Рио Питта и Мартинс решили, что лучшим способом справиться с непрекращающимся бумом вокруг «Франции 98» будет убеждение общественности в обратном.

Они сказали Рональдо, чтобы он соглашался на бесчисленные телевизионные, радио— и газетные интервью и пытался уничтожить слухи, ходившие вокруг финальной игры. Агенты также увидели в этом прекрасную возможность «заново открыть» обществу их «звездного» клиента и провести мощную и бесплатную рекламную акцию для их нового ночного клуба.

Рональдо даже записали на следующую неделю на эфирное участие в шоу Jo Soares Show в Сан Паолу. Казалось, что футболист играет в авантюрную азартную игру, но агенты убеждали Рональдо в том, что это прекрасная возможность восстановить его имидж после его провала в Париже.

Имя этой игре было — совместное разыгрывание ролей.

ГЛАВА 28

Падение героя

Невразумительное выступление Рональдо в финале чемпионата мира нанесло ощутимый удар по его репутации в качестве лучшего игрока планеты. В Британии многие считали вундеркинда Майкла Оуэна готовым соперничать с Рональдо. У капитана «Ливерпуля» Пола Инса не возникало на этот счет никаких сомнений: «По моему мнению, Майкл играет на таком же уровне, как и он».

Накануне предсезонного товарищеского матча против команды «Интер Милан», в котором пока не играл Рональдо, Инс раскрыл тайну о том, как он чуть не остался в своем прежнем клубе после того, как узнал о переходе Рональдо в Италию за несколько месяцев до того, как это произошло.

Генеральный план президента Массимо Моратти предусматривал приход в клуб Инса, чтобы он и Рональдо забили для «Интера» больше голов, чем было у клуба в прошлом сезоне. Но впоследствии, в конце сезона 1997 года, Инс предпочел перейти в «Ливерпуль».

В промежутке между сезонами 1997—1998 годов Массимо Моратти снова вступил в контакт с Инсом, умаляя его присоединиться к «Интеру», чтобы он вновь стал главной движущей силой в погоне «Интера» за титул Scudetto в серии «А».

Но Инс заявил Моратти, что Майкл Оуэн является не менее перспективным игроком, и, что он намерен остаться мерсисайдцем.

«В „Интере“ мне нравиться абсолютно все — сам клуб, его положение, президент, — пояснил Инс. — Он делал все возможное, чтобы я остался, и, думаю, что мне обеспечили бы там великолепные условия, но я с большим сожалением отказался. Меня любили болельщики. В „Интере“ по сравнению с „Ливерпулем“ у меня было все, что душе угодно, поэтому я не видел абсолютно никаких причин для своего возвращения. Если бы кроме него меня попросил остаться кто то еще, то я бы не вернулся».

После этого Инс поведал о том, как Моратти рассказал ему о своих планах по покупке Рональдо еще за несколько месяцев до подписания с ним контракта летом 1997 года.: «Он рассказал мне, что собирается приобрести его, и я не стал его разубеждать ни на йоту. Должен признаться, что для меня это было огромным соблазном. Я очень хотел играть с ним. Но потом я подумал о Майкле Оуэне. Ему предстояло пройти еще очень долгий путь, но то же самое можно было сказать и о Рональдо».


Одна из самых нелицеприятных характеристик выступления Рональдо на чемпионате мира была сделана бывшим тренером «Барселоны» Бобби Робсоном. Всего через несколько недель после катастрофического финала Робсон провозгласил: «Они убили его. Они заездили парня до полусмерти. Менее чем за год он отыграл 80 матчей, поэтому неудивительно, что его тело сказало „C меня достаточно“: Мне жаль этого парня. Действительно жаль. Ни один человек не смог бы вынести того давления, которое оказывалось на него. Возможно то, что случилось, было лишь вопросом времени. Это абсурд — бедняга не мог понять, в чем же дело. Даже президентам не уделяется такого внимания со стороны СМИ, какое уделялось ему. И, что самое важное, — они обязали его играть все 80 матчей. Позор! Рональдо — удивительный образчик физических возможностей и самый быстрый среди всех тех, кого я когда либо видел с мячом. Но со временем его тело не могло больше справляться с нагрузкой, и именно это стало причиной произошедшего. Он старался играть изо всех сил, но в финале выглядел как загнанная лошадь».

У Нилтона Сантоса, легендарного игрока бразильской команды — победительницы чемпионата мира 1958 года, в состав которой также входили Загало и Пеле, был свой, ясный взгляд на причины случившегося с Рональдо:

«Хватит искать заговор. Все намного проще, чем кажется. Вы только и делаете, что спрашиваете себя: „Почему они позволили этому ребенку играть?“».

«Пеле выбыл из игр xемпионата мира в Чили, но ни у кого даже и мысли не было, чтобы отправить его играть в финале, — возражает Сантос. — А сейчас у парня были судороги, и четыре часа спустя его отправляют играть в финальной игре».

В средине августа 1998 года главный тренер «Коринтианс» Вандерлей Люшембургу был официально назначен на пост тренера сборной команды Бразилии. Он сразу же поднял значимость опытных бразильских знахарей в глазах общественности, заявив, что возьмет в свой тренерский состав эксперта по вуду.

Знахарь Роберио Де Огум из Сан Паулу основывался в своих спиритических опытах на культе африканского божка Огум. Он также слыл чрезвычайно богатым и удачливым человеком, жил в пентхаузе, расположенном в одном из самых дорогих районов города, и ездил на автомобиле «ауди» последней модели. Кажется, что даже представители богатой бразильской элиты пользовались услугами старого, доброго знахаря.

Когда Люшембургу спросили, действительно ли оправдана его идея о включении знахаря в тренерский состав команды, он ответил: «Роберио — давний друг моей семьи, и я верю во все, что он делает. Я не считаю проблемой то, что меня критикуют за отношения с ним. Я все равно буду пользоваться его услугами».

Радиостанции Рио с удовольствием крутили песенку, ставшую известной благодаря рекламному ролику «Nike» с участием Рональдо, и переиначили ее слова: «El amarelou… он трусишка… он струсил как цыпленок…».

Президент ФФБ Рикардо Теикшейра продолжал играть мускулами, показывая, что именно он является наиболее виятельной фигурой в бразильском футболе. Хладнокровно сместив Марио Загало и его парней, Теикшейра заявил бразильским СМИ, что Эдмундо никогда не будет играть за сборную Бразилии, после того как этот прямолинейный игрок выступил с публичной критикой в адрес Теикшейры и «Nike».

«Это чертовски возмутительно — равно, как если бы глава футбольной ассоциации заявил журналистам о том, что Алан Ширар больше никогда не наденет футболку английской сборной», — заявил один из лондонских спортивных журналистов.


Если на поле Рональдо был легендой, то вне его ему грозила опасность стать слишком ординарным, похожим на других людей. Каким то образом его хрупкая и мягкая натура только усиливала его привлекательность и атмосферу всепрощения за то, что произошло на «Франции 98».

Но, несмотря на все те десятки миллионов долларов, которые он уже заработал, ему следовало соблюдать осторожность и, в отличие от своих предшественников, даже включая Пеле, не делать опрометчивых вложений своих денег.

Поэтому, когда Рональдо спустя всего лишь пять недель после катастрофы во Франции, пытаясь реабилитироваться, открыл собственный ночной клуб в Рио, у многих поднялись брови от изумления.

Трехэтажный клуб на улице Rua Denaniao Flores в центре фешенебельного торгового квартала Leblon был детищем Питты и Мартинса. Вместе с Рональдо они решили назвать его «R 9», предполагая, что это заведение было всего лишь первым из целой серии подобных проектов «R 9», которые они намеревались открыть в будущем.

Стеклянный трехъярусный фасад был спроектирован голландским архитектором, внутренняя отделка — дизайнером Carioca. Клуб, рассчитанный на 400 человек, включал в себя ресторан, расположенный на первом этаже, диско зал — на втором и комната для приема VIP гостей — на третьем.

Но уже после того, как в клубе состоялись три вечеринки, жители района Leblon начали требовать его закрытия из за неразберихи, творившейся с транспортом снаружи здания. Проблема заключалась в том, что Leblon считался в большей степени местом для романтических свиданий, с расположенными там маленькими ресторанчиками и горсткой баров, нежели пунктом расположения для душного ночного клуба, который со дня своего открытия собирал разношерстную компанию посетителей.

В Leblon было полно старинных зажиточных семей, а Рональдо и его команда стояли на противоположном конце этой социальной цепочки. Это смешение противоположностей было не совсем удачным.

В тот вечер, когда я пришел в клуб, я увидел Рональдо, одетого в черные брюки и рубашку из итальянского шелка. Сузанна была облачена в открытое черное платье с маленькими погончиками, с золотым ожерельем на шее и дорогими бриллиантовыми серьгами в ушах.

На мероприятии присутствовали многочисленные товарищи Рональдо по футболу, и кое кто из них давал наставления юной «суперзвезде». Бывший бразильский тренер Карлос Альберто Перрейра высказал свое предостережение: «Надеюсь, что агенты Рональдо помогут ему разобраться с его делами. Рональдо действительно придется много поработать над своим футболом».

Нелио, отец Рональдо, с удовольствием позировал перед камерами и говорил в присутствии десятков журналистов: «Поздравляю тебя, сын! Это действительно чудесное место».

Рональдо с готовностью отвечал каждому, кто задавал ему банальные вопросы: «Я молод и я верю в то, что моим почитателям понравится это место. Уверен, что в течение двух месяцев „R 9“ станет популярным местом для молодых людей во всей Бразилии».

По сути, краткое интервью с Рональдо сразу дало ряд разгадок относительно его истинной натуры. Его ответы были вежливыми, но лишенными подробностей, а его привычка дышать ртом во время разговора оставляла явное впечатление его смущения на всем протяжении разговора.

Этажом ниже десятки плотно сбитых девушек Carioca курсировали по танц поллу в поисках мужчин. Некоторые из них были одеты в короткие, обтягивающие юбки или брюки. В этот первый вечер один из гостей клуба заявил: «Как и все клубы в Рио, этот клуб скоро заполнится бедными женщинами Carioca из favelas, которые будут искать мужчин, с которыми можно за деньги остаться на ночь. Ничего не изменилось. Они могут быть симпатичными, но все, что их интересует, — это ваш бумажник».

Большую часть этого вечера Рональдо провел на верхнем этаже клуба в комнате для VIP гостей, наблюдая по телевизору за тем, как местная команда «Васко» разгромила его бывший клуб «Басрелона» со счетом 2:0. Во время прямой трансляции этого матча не было произнесено ни звука, а, агенты Рональдо отказывали журналистам во встрече с Рональдо до тех пор, пока не закончилась игра.

Все время игры Сузанна послушно сидела на его колене, время от времени обнимая Рональдо.

После просмотра по телевизору игры Рональдо набил рот сэндвичем Phenomeno (названным в его честь) и, очевидно, был неудовлетворен: «Хлеб действительно не тот, кроме того, мало семги и салата». После чего выплюнул его.

Позже в тот же вечер Рональдо с гордостью объявил всем присутствующим, что половина доходов с его ночного клуба будет направляться непосредственно на развитие благотворительного заведения, которое, как он надеялся, откроется и заработает к 2000 году.

Появление Рональдо на открытии его ночного клуба сопровождалось присутствием такого количества телохранителей, какого никогда не наблюдалось на тихих и чистых улочках Leblon.

И несмотря на то что итоги «Франции 98» были последней темой, на которую Рональдо хотел говорить, она продолжала преследовать его. Он даже придумал новый коронный ответ.

«То, что произошло раньше, останется с нами навсегда, — заявил он одному из журналистов, который в течение нескольких минут после его ответа пытался сообразить, что именно имел в виду Рональдо.

В ходе каждого из трех вечеров презентаций клуба «R 9» возле Рональдо постоянно реяли его агенты, присматривая за своей титулованной «собственностью».

Неделю спустя после открытия ночного клуба Рональдо с пристрастием допрашивал на ток шоу телеведущий Жо Соариш. Вступительный комментарий к программе многое поведал о том, каким виделся Рональдо многим жителям Бразилии до «Франции 98»:

«Бразильцы представляют себе футбольных игроков как нахальных, задиристых людей. Классическим примером этому был Ромарио, но только не Рональдо. Он был славным малым и этот имидж тщательно культивировался».

Рассказывает журналист из Рио Денис Райт: «Он показал себя очень честным в своем отношении к Сузанне. Соариш это совсем не оценил».

В тот момент казалось, будто Рональдо соскочил с крючка.

В средине августа — в самый разгар широко освещавшегося в масс медиа пребывания Рональдо в Рио — всплыла эксцентричная история о сильной ссоре между Марио Загало и одним из его самых перспективных игроков — Ромарио. Загало решил возбудить против него иск в связи тем, что тот позволял вывешивать непристойные картинки, изображавшие его тренера в своем баре — ночном клубе Cafй de Gol, расположенном в аристократическом районе Barra, в пригороде Рио.

На этих рисунках Загало был в красках изображен сидящим на унитазе, поэтому ветеран обвинил Ромарио в попытке унижения его личного достоинства.

«У меня есть внуки, и их это очень сильно заденет, — жаловался Загало. — Я не позволю Ромарио делать это со мной. Он пытается выставить меня в дурном свете».

Ромарио отказался комментировать ход его судебной тяжбы и заявил только то, что все это дело целиком зависит от его адвокатов.

Одной из самых сложных проблем, с которой столкнулся Рональдо, — это то, что, растущие день от дня богатство и слава угрожали оторвать его от обычного мира, в котором жили все остальные люди.

Классическим примером этой ситуации было то, что всякий раз, когда другие известные бразильские футболисты хотели позвонить ему, когда он бывал в Рио, им приходилось назначать с ним встречу через его агентов, которые расспрашивали звонившего о причинах встречи с ним.

Один из футболистов рассказывал: «Я пытался дозвониться до Рональдо, чтобы предложить ему сыграть в пляжный футбол, и все закончилось тем, что агенты Рональдо стали с пристрастием допрашивать меня и отказали мне, думая, что я пытаюсь вытащить его на пляж, чтобы его сфотографировали папарацци. После этого я не утруждал себя попытками связаться с ним».

Наступило 19 августа 1998 года, но Рональдо так и не женился на Сузанне, что, как заявил он, произойдет через шесть месяцев.

На следующий день Рональдо вернулся в Италию без Сузанны, ради того чтобы принять участие в судьбе заболевшего глазной болезнью щенка породы чихуа хуа, по кличке Шерон Стоун. Это выглядело нелепо, хотя, и было правдой. Но нашлись те, кто заподозрил в этом очередную ссору между Сузанной и Рональдо. Время покажет.

В Италии Рональдо готовился принять участие в предшествовавшей игровому сезону пресс конференции, организованной его итальянскими боссами и проводившейся в загородной резиденции клуба.

Он чувствовал себя так, будто стрессовое состояние, которое он испытал в финальной игре чемпионата мира, случилось целую вечность тому назад: «У меня был самый длинный и лучший в моей жизни выходной».

После этого Рональдо столкнулся с тем, что некоторых из его итальянских коллег преследуют очередные проблемы. В тот месяц итальянский футбол сотрясал скандал вокруг результатов допинг контроля, который угрожал затмить по своим масштабам даже открытие нового игрового сезона, начинавшегося 13 сентября.

Расследование, проводилось по подозрению в использовании и злоупотреблении медицинских препаратов как с точки зрения легальности, так и противозаконности этих действий. Ожидалось, что в конечном итоге расследование завершится пересмотром списка официально запрещенных препаратов и действий по выявлению допинга.

«Я почти что ничего не слышал об этом, поскольку был в отпуске и не хотел ничего знать о футболе вообще, но, думаю, что все происходящее с футболом, в конечном итоге, идет на его пользу», — заявил Рональдо на пресс конференции.

Скандал разразился после того, как один из тренеров обвинил ряд громких имен в мире футбола в употреблении запрещенных препаратов с целью повышения своей физической выносливости. Среди тех игроков, кого изначально обвиняли, были Дель Пьеро из «Ювентуса» и бывшая «звезда» «Юви»7 Жанлюка Виалли. При этом оба игрока настаивали на том, что они не делали ничего противоправного и их имена чисты перед законом.

Рональдо утверждал, что он никогда не принимал креатина, препарата усилителя аминокислоты, обвинения в чем были центральными в этом итальянском скандале. Креатин вырабатывается в организме человека естественным путем и играет ключевую роль в концентрации мускульной силы. Его использование не является противозаконным, и в некоторых командах используют его, чтобы оказать содействие своим игрокам в восстановлении после травм. Другие итальянские команды отказались от его использования, а некоторые тренеры требовали признать его использование противозаконным.

Предполагалось, что в этом деле были замешаны некоторые из самых громких имен в серии «А». Туринский судья Раффаэле Гуариналло даже предупредил Рональдо, что он будет в списке «звезд», которые будут давать показания по этому делу.

Самый громкий скандал разразился в 1999 году.
Когда легендарная бразильская команда — победительница чемпионата мира 1970 года улетала на турнир, в стране на нее возлагали такие большие надежды, что один из известных в Рио футбольных журналов писал: «Если Бразилия проиграет в Мексике, то Пеле вернется домой на щите, а не со щитом. Если Бразилия выиграет, то Пеле вернется домой полубогом, а Тостао будет его богом».

Случилось так, что Рональдо после катастрофы на «Франции 98» приехал домой на щите.

Через несколько недель после турнира Рональдо начал восстанавливать свой имидж, и население страны, больше всех стран приверженной идее футбола, постепенно начало прощать его.

Но за этой внешней видимостью Рональдо чувствовал глубокое чувство обиды по отношению к сложившейся в Бразилии ситуации. Даже несмотря на свое внешнее хладнокровие, он понял, что ему все труднее удается справляться со своей славой. И он отчасти испытал облегчение от того, что в августе 1998 года он возвращается в «Интер», чтобы приступить там к тренировкам.


В начале сентября 1998 года агенты Рональдо в оба следили за ожидаемым приходом к власти в «Манчестер Юнайтид» Руперта Мердока. Это было важным открытием, поскольку оба агента знали, что тренер «Юнайтида» Алекс Фергюсон всегда был неравнодушен к их «звездному» клиенту.

Сейчас самый известный в мире футбольный клуб, обретя поддержку компании Sky TV в лице Мердока, безусловно, выходил на такую позицию, с которой он мог еще в большей степени улучшить и без того прибыльный контракт Рональдо с клубом «Интер».

Несмотря на то что вряд ли кто мог предположить уход Рональдо из Италии, Питта и Мартинс мастерски заранее просчитывали каждый шаг в карьере их «суперзвезды» и по этой причине при заключении его контрактов всегда настаивали на включении в них условия, предусматривающего его уход.

В то время как между крупнейшими клубами английской премьер лиги разгоралось снедающее их безумное противоборство и появились слухи о больших перестановках, стало известно о том, что «Интер» принял смелое решение, заполучить Алана Ширара из «Ньюкасла», чтобы создать в серии «А» ту ударную силу, о которой можно было только мечтать.

Тем не менее все эти репортажи в газетах о предполагаемой покупке Ширара «Интером» на самом деле были сильно преувеличены — Рональдо и его агенты, ко всему прочему, умудрились заполучить к своему контракту приложение, в котором было указано, что любые приобретения клубом других знаменитых нападающих должны были осуществляться в том числе и с его согласия.

Но Рональдо не был горячим поклонником Алана Ширара, особенно после того, как они сцепились на поле летом 1997 года во время турнира Tournoi de France. Агенты Рональдо утверждали, что Ширар унизил Рональдо самым неприличным образом и поэтому он не соответствовал тем лестным отзывам, которые ходили о нем.

Долгожданный дебют Рональдо в сезоне 1998 — 1999 состоялся 16 сентября 1998 года в играх Лиги чемпионов в ходе матча «Интера» против клуба «Реал Мадрид».

Этот матч был очень важным событием, поскольку Рональдо впервые после финала чемпионата мира играл в международном матче европейских команд, и глаза всего мира были вновь прикованы к нему. Каждый болельщик в Италии был заинтригован тем, в какой степени он сможет восстановить свою спортивную форму.

Перед этой игрой Роберто Карлос, бывший сосед Рональдо по комнате и игрок «Реала», пытался помириться с ним после высказывания относительно того, что Рональдо «такой же желтый, как и та футболка, которую он носит».

Роберто Карлос пытался повлиять на Рональдо с помощью достаточно тонко завуалированного психологического приема, когда в ходе пресс конференции заявил, что отец Рональдо поблагодарил его за то, что он спас его сына перед финалом чемпионата мира.

Роберто Карлос заявил: «Отец Рональдо поблагодарил меня за спасение его сына. Поскольку мы жили в одной комнате, он знал, что первым человеком, кто пришел ему на помощь в той ситуации, был я».

Все это казалось достаточно бесполезным, особенно после того, как главные удары по противнику были уже нанесены.

Сам по себе матч оказался зловещим как для Рональдо, так и для его товарищей по «Интеру». И не только потому, что они проиграли со счетом 2:0, но и потому, что Рональдо заменили на 72 й минуте после его, как кое кто выразился «бесцветного», выступления.

Среди присутствовавших на матче болельщиков многие желали знать — увидит ли мир снова того старого, доброго Рональдо.

Первый гол Рональдо в играх серии «А» 1998—1999 годов был забит 20 сентября с пенальти в матче «Интера» против «Пьяченцы», закончившемся со счетом 1:0. И снова, было ясно, что Рональдо не в полной мере был готов к игре.

В тот вечер Рональдо и другой его товарищ по «Интеру», бразилец Зе Элиас, вместе справили свои 22 е дни рождения в одном из ночных клубов Милана. Главными особенностями были торт размером с футбольный стадион и танцы до 4 утра, но Сузанны Вернер там не было.

Через несколько дней «Интер» признал, что у Рональдо именно те самые проблемы с коленом, которых так опасались в течение предыдущих двух лет.

19 октября 1998 года, в понедельник, в некогда блестящей карьере Рональдо в «Интер Милан» начали появляться новые трещины, причиной чего стало разгромное поражение этого клуба от «Лацио» со счетом 5:3.

И снова казалось, что Рональдо в своих мыслях путешествует где то далеко…

ИТОГИ

И так, что же случилось с Рональдо и почему эти 90 минут игры на «Стад де Франс» стали его личной трагедией?

Там было три важных причины этого:
У Рональдо был ряд травм, от которых он до конца не избавился, и его лечили препаратами, которые, как показывает анализ, не всегда идеально соответствовали этому, особенно что касается доз их применения. Кроме того, в панике перед игрой Рональдо дали транквилизатор. Он не был обнаружен вовремя, поскольку после игры бразильской команде не требовалось проходить допинг контроль.
Большой бизнес в масштабах «Nike» и других компаний без оказания сознательного давления на клубы и тренеров разных стран, с которыми был связан Рональдо, создал такой мощный финансовый успех этого игрока, что вокруг него создалась атмосфера надежд, способствовавшая принятию ряда опрометчивых решений.
В самом конце большого пути Рональдо стало ясно, что он позволил своей незрелости и ревности собственника к своей невесте Сузанне взять над ним верх, что настолько пагубно отразилось на нем, что он не смог сконцентрироваться на игре и финальном матче.


1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница