Уинсли Кларксон Рональдо! Двадцатиоднолетний гений и 90 минут, которые потрясли мир




страница13/22
Дата06.06.2016
Размер3.19 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22

ГЛАВА 14

Заботясь о бизнесе

В понедельник 26 мая группа представителей Рональдо в темных костюмах, выглядевших, как герои фильма Reservoir Dogs, появилась в офисе президента Нуньеса. По их словам, отношения Рональдо с клубом подошли к той стадии, когда уже можно было раскрыть все карты. На улице собралась такая большая толпа, что полиции пришлось выставить ограждения внутри здания. В задачи посетителей в темных очках и с дипломатами в руках входило раз и навсегда прояснить ситуацию. Все они намеревались решить вопрос о будущем футбольного предмета купли продажи — 20 летнего человека по имени Рональдо.

Оппозиционные фракции состояли из: президента Нуньеса, сына Хоэ и его коллеги, члена руководящего совета Хоана Гаспарта — с одной стороны, и агентов Мартинса и Питта и их итальянского компаньона Джованни Бранчини — с другой. При этом каждая сторона располагала армией телохранителей, секретарей и «помощников».

В ранний утренний час Нуньес покинул заседание и провозгласил: «Мы договорились на 90 процентов». Все были в замешательстве.

Сам Рональдо в это утро вылетел в Осло, чтобы присоединиться к сборной Бразилии в игре против Норвегии. Проходя по аэропорту, он заявил журналистам: «Меня можно будет вызвонить по мобильному телефону, и, что бы ни говорили, мои менеджеры работают на меня, и никак иначе. Они выполняют мои указания, а я хочу остаться».

На следующее утро, казалось, что слова Рональдо приняли к сведению. В 16.00 на пресс конференции президент Нуньес заявил, что Рональдо остается. «Он наш, навечно», — сказал Нуньес, настаивавший на том, что контракт с Рональдо будет продлен до июня 2006 года наряду с увеличением его зарплаты до Ј2, 3 миллиона. Это был пакет предложений, который, включая налоговые обязательства Рональдо, мог обойтись «Барселоне» в круглую сумму в Ј55 миллионов.

Казалось, что вся ситуация была окончательно урегулирована: «Я разговаривал с Нуньесом, чтобы поблагодарить его за усилия клуба». Рональдо был настолько рад, что немедленно заказал бутылку каталонского шампанского и разбрызгал ее, как это делают в «Формуле 1», на испанский пресс контингент в Осло.

«Если я и стал лучшим игроком года, то это только благодаря „Барсе“; когда я был в „ПСВ“, то забивал столько же голов, но на это никто не обращал внимания. Мои менеджеры сказали мне, чтобы я не строил надежд, и я был убежден, что переход в „Милан“ — это еще не конец света, наоборот, это столица моды Италии, а „Интер“ — тоже крупный клуб. Но я настолько сильно хотел остаться, что не мог принять то, о чем они мне говорили. Поэтому я настаивал и еще раз настаивал, и наконец они окончательно урегулировали этот вопрос. Если я буду получать больше денег, то я буду забивать больше голов. В этом году я забил 35, но в следующем я попытаюсь забить еще больше. Моя цель — побить рекорд Испании».

На самом деле он забил 34 гола, но, в отличие от всей остальной Испании Рональдо настаивал на том, что еще один спорный автогол был забит именно им. Кое кто был удивлен тем, что он приписал себе гол, который определенно был не его. Но, как объяснил один бывший нападающий Премьерлиги, «Я не знаю ни одного высококлассного нападающего, который бы не пытался записать автогол на свой счет».

В Осло Рональдо продолжал изливаться: «Сейчас я сделаю все для „Барсы“. Я даже приму двойное гражданство, если им это будет полезным. И если я получу испанский паспорт, то не буду так долго стоять в аэропорту Барселоны (смех). С бразильским паспортом мне всегда говорят подождать или встать в очередь».

В 20.00 на следующий день команда юристов «Барсы» в очередной раз в офисе президента Нуньеса села за стол переговоров с представителями Рональдо, чтобы отутюжить незначительные оставшиеся мелочи. В 1.00 после полуночи бразильцы вихрем вылетели из здания, и агент Рейналдо Питта заявил ожидавшим его журналистам: «Как только мы начинаем составлять окончательный вариант контракта, у нас вновь возникают проблемы».

В 3.00 после полуночи агенты Рональдо позвонили Нуньесу, чтобы сообщить ему, что их сделка с «Барсой» расторгнута. На следующий день по всему клубу как лесной пожар распространились новости. После этого вечером того же дня в 19.00 Нуньес вышел из офисов своих ответчиков и признал: «Все кончено. Он уходит».

Два часа спустя агенты Рональдо распространили заявление, в котором указывалось, что переговоры были окончательно разорваны. Предполагаемые любовные отношения Рональдо с «Барсой» тоже закончились.

Между тем в Осло Рональдо думал о чем угодно, только не об игре Бразилии против Норвегии. Прямо из отеля он начал гневную филиппику против руководства «Барсы»: «Все кончено. Они семь месяцев вводили меня в заблуждение. Я ухожу, так то вот. Мы никогда больше не сядем за стол переговоров с „Барселоной“. Единственное, что сейчас имеет для нас значение, — это чувство собственного достоинства, а не экономические проблемы. Нуньес может говорить, что угодно, но мои агенты работают на меня, и я точно знаю, что же произошло на самом деле. Он — лжец, и он продолжает лгать. Мы испробовали все средства, чтобы достичь соглашения, но больше мы не можем доверять руководству — они не держат своего слова. Они критикуют моих представителей, но даже им я доверяю больше, чем Нуньесу».

Рональдо доверял своим агентам больше, чем Нуньесу. Неудивительно, что в «Барселоне» начали циркулировать резкие, язвительные комментарии. Некоторые говорили, что переговорщики Рональдо уже договорились с «Интером» через их представителя Джованни Бранчини, являющегося жителем Милана и близким другом президента клуба, о $5 миллионах комиссионных. Другие настаивали, что его агенты сели за стол переговоров с Нуньесом только для того, чтобы не расстраивать Рональдо, поскольку они уже «выписали» его для итальянцев. Кроме того, рассказывали, что советники Рональдо настолько алчны, что попросили заплатить его зарплату за девятый и десятый сезоны.

Нуньес подлил масла в огонь, прокомментировав: «Уверен, что они уже оформили сделку с „Интером“. Было очевидно, что они намеревались сорвать переговоры. Я соглашался на такие условия, на которые я никогда раньше не шел: они просили по Ј5 миллионов за каждый из 10 сезонов, и мы сказали „Да“. Они отказались выплачивать 5 процентов от его зарплаты в качестве налогов, несмотря на то что это было раньше оговорено, и мы сказали „О` кей“, мы оплатим их. Мы даже согласились выплачивать всё в долларах. После этого они отказались принять то условие, что телекомпания Televisio de Catalunya будет выплачивать 15 процентов от контракта Рональдо под гарантию моего честного слова. Очевидно, что они пришли сюда только потому, что Рональдо принудил их сделать это, — когда я вчера с ним разговаривал, он был так сильно счастлив».

Александре Мартинс нанес ответный удар практически мгновенно: «Мы не заинтересованы в ведении словесных перепалок. Нам просто жаль, что в очередной раз не удалось письменно оформить то, о чем мы уже договорились устно. В „Барселоне“ знали о горячем желании Рональдо остаться, и они думали, что им удастся воспользоваться этим преимуществом».

Рейналдо Питта был еще более резок: «Мы разочарованы. Они сказали нам, что телекомпания Televiso de Catalunya будет выплачивать 15 процентов от контракта Рональдо, но, когда мы попросили соответствующих гарантий, они не смогли предложить нам ничего, чем и сорвали переговоры».

Но президент Нуньес еще не закончил говорить. На следующий день он снова парировал: «Если Рональдо действительно был настолько счастлив, как он об этом говорил, и на самом деле хотел остаться, то я не понимаю, как он мог отказаться от почти что Ј50 000 в неделю. Наверное, он все время вел игру на три фронта, чтобы поднять стоимость всех предложений».

Рональдо разозлился, поскольку воспринял это как критику его личных качеств и личных качеств его агентов: «У них было семь месяцев, чтобы решить все вопросы с моими менеджерами, но все, что они сделали, это валяли дурака. Я никогда более не позволю моим людям сесть с „Барсой“ за стол переговоров — всех денег в мире не заработаешь. Все в чем я сейчас заинтересован, так это в проведении хорошего игрового сезона в Италии и в подготовке к чемпионату мира во Франции. Я знаю, что Нуньес пытается оправдать себя, критикуя нас, — это вполне естественно. Я только надеюсь, что болельщики поймут меня. Пока я был здесь, я делал все от меня зависящее, чтобы „Барса“ стала чемпионом — моя совесть чиста».

Давление, очевидно, дурно действовало на него. Рональдо выглядел уставшим, у него провалились глаза после ночи, проведенной в рыданиях, с лица исчезла его необыкновенная улыбка, и он даже отказался от завтрака со своими товарищами по команде, поскольку хотел побыть в одиночестве в своем номере.

И это давление неуклонно нарастало, пока не достигло своей высшей точки только 14 месяцев спустя. Рональдо искренне хотел остаться в «Барселоне», но силы более могущественные, чем он, правили им извне. Он больше не принадлежал себе.

И, как будто дополняя эту ситуацию, в разгар всего происходящего Рональдо и кое кто из его товарищей по команде были наказаны Марио Загало за то, что они долго не ложились спать, просматривая порнографические фильмы в гостинице, в которой остановилась команда в Осло. На самом деле Рональдо был в таком стрессовом состоянии из за текущей неопределенности, что не мог уснуть, как он объяснил это позднее.

«Загало пришлось с нами строго поговорить, поскольку, как он сказал, приходят слишком большие счета за порнофильмы. Мы заказали очень много фильмов. Он спросил, кто смотрел эти фильмы, но никто не поднял руку», — много месяцев спустя рассказывал Рональдо одному из своих изумленных друзей.

Но что было более поразительным, так это то, что Бразилия потерпела шокирующее поражение со счетом 4:2 от скромной Норвегии. Проблемы Рональдо вне поля определенно плохо действовали на его физическую форму.

К субботе 31 мая многие желали узнать, будет ли Рональдо все же играть за «Барсу» в финальном матче за Кубок страны. Даже после всего случившегося он все еще был связан контрактом, до тех пор пока «Интер» не перевел деньги за его откупные.

Но Рональдо однозначно дал понять, что он не настроен в пользу этого: «Я знаю, что я все еще игрок „Барсы“, но у меня нет никакого желания носить ее форму — я даже на милю не подойду к Нуньесу или к кому либо из ее руководства».

Единственным человеком, втянутым в эту историю, но понявшим ее с человеческой точки зрения, был Бобби Робсон. Он сказал: «Мне очень жаль, что произошло на этой неделе, — лучший в мире игрок был наш, а сейчас, кажется, мы его потеряли. Я сказал Рональдо только одно: возможно, клубы наподобие „Интера“ и будут платить ему больше денег, но они не станут лучшими в его жизни клубами. — Робсон настаивал, что Рональдо должны позволить сказать свое последнее слово в этой, ставшей сейчас нелепой ситуации: — Логично, что его менеджеры борются за его экономические интересы, но Рональдо является именно тем человеком, кто принимает окончательное решение. У него ключ ко всему этому — ему решать, играть в Испании или в Италии. Кроме него есть много других великих игроков, но Рональдо — единственный. И вся эта ситуация — такая грязь!»


Удивительно, но президент Нуньес до сих пор не расстался с надеждой оставить у себя Рональдо. Он решился испытать на крепость спонсоров из «Nike» и их роль в этой истории. Он заявил, что этот гигант по производству спортивной одежды все еще желает, чтобы Рональдо остался в клубе.

Роль «Nike» на последней стадии этой истории была важной, поскольку, как утверждалось, впервые в истории спонсор мог бы открыто выступить, чтобы повлиять на трансфер игрока. Это привело к еще большему усложнению ситуации, сопровождающейся противоречивыми рассказами с обеих сторон.


1 июня 1997 года Мартинс и Питта прибыли в тренировочный лагерь команды Бразилии, находившийся во Франции, в Лионе, где команда готовилась к участию в соревновании «Тур де Франс». Рональдо коротко заявил собравшейся прессе: «Ничего не изменилось. Я не открыл ни единой двери. Мое решение уже принято, и я ни в коем случае не намерен снова возобновлять переговоры с „Барселоной“».

Вице президент «Барсы» Joan Gaspart даже признал: «Нам придется забыть о Рональдо. Его представители имеют слишком большое на него влияние».

В Лионе мобильные телефоны, всегда находившиеся при Рональдо, постоянно звонили. Кое кто из его товарищей по команде «Барса», в том числе Коуто, Фигу и Байа, советовали ему снова подумать. Но складывалось твердое впечатление, что он на этот раз принял окончательное решение.

В среду 4 июня Питта и Мартинс в напряжении позавтракали со своим самым известным клиентом в бразильском тренировочном лагере Chateau du Pizay. Рональдо тяготился их компанией из за всех связанных с трансфером перипетий, но они убеждали его, что наилучшим решением будет переход в «Интер». Мартинс даже сказал своему клиенту: «Прибереги свои переживания для Бразилии. Ты играешь в Европе, чтобы зарабатывать деньги».

Как позднее объяснял Мартинс, «Он успокоился и принял то, что у каждого своя роль, его дело — играть в футбол, а наше — заботиться о бизнесе».

После этого оба агента прыгнули в такси и укатили в аэропорт «Орли». Пунктом их назначения был Милан, и они летели туда на личном самолете президента «Милана» Массимо Моратти.

Тем временем к Рональдо пришло осознание того, что он перестал контролировать ситуацию. Он был в руках своих агентов, что бы он ни говорил там на публике. Они сдавили его как тиски, из которых было невозможно освободиться. В миланском аэропорту Бранчини моментально увлек Мартинса и Питта на встречу с Моратти.

А во Франции Рональдо настаивал: «Я принимал окончательное решение — я подписал документы, подтверждающие мой уход из „Барселоны“. „Интер“ предложил мне те же деньги, но он дал мне больше гарантий относительно формы оплаты».

После этого подключилась «Барса», настаивая на том, что как местное законодательство, так и нормативные акты ФИФА только испанским клубам дают право подписывать с игроками контракты, предусматривающие «откупные». Президент Нуньес не собирался так легко отпускать своего человека.

«Очевидно, что здесь какая то путаница, — заявил он. — Это — Испания, а не Италия. Рональдо не включен в список игроков, подлежащих трансферу. „Интер“ нарушает нормативы ФИФА, ведя с ним переговоры за нашей спиной. Он может играть за итальянский клуб только при наличии соответствующего соглашения с футбольным клубом „Барселона“. Он может действовать в одиночку и расторгнуть свой контракт посредством погашения откупных, но право по предоставлению ему возможности для трансфера принадлежит испанским властям. Если Рональдо не хочет играть за нас, то он может играть за других».

И так продолжалось дальше. Рональдо был снова вовлечен в битву, круглосуточно принимая в ней участие? — он думал, дышал, ел и спал с футболом. И больше ничего.

В это время во Франции он отрубил: «Пусть они более внимательно изучат мой контракт. В нем четко сформулировано, что я могу перейти в какой угодно другой клуб путем выплаты откупных. Это было одним из условий, по которому мы очень долго вели переговоры и подписали контракт прошлым летом в Майами. Чтобы избежать подобных проблем, мы особо оговорили, что это условие будет иметь юридическую силу как для испанских, так и для международных клубов. В конечном счете, это объясняет болельщикам „Барсы“ причины моего ухода — руководство клуба не уважает даже то, что задокументировано в контрактах».

Потом к хору голосов присоединились Питта и Мартинс: «Одной из самых больших ошибок „Барселоны“ было то, что они играли за нашей спиной в свои грязные игры. Вторая их большая ошибка то, что они хотели от нас откупиться. Они хотели предложить нам на $2 миллиона больше, когда были сорваны переговоры; пусть они засунут эти деньги себе в задницу».

После этого в борьбу включился «Реал Мадрид», очевидно наслаждаясь тем затруднительным положением, в которое попал их давний соперник — клуб «Барса». Если бы только Рональдо мог подписать контракт с каким либо испанским клубом, они наверняка бы стали чинить препятствия. Президент клуба Lorenzo Sanz даже признался: «Как президент клуба „Реал Мадрид“ я обязан изматывать и ослаблять „Барселону“, и это меня пленяет. Это не наша война, но если мы можем извлечь из этого пользу…»

Тем временем Бобби Робсон продолжал вещать со стадиона Camp Nou как единственный голос разума во всей этой печальной истории: «Я все еще не могу поверить, что он уходит. Проблема заключается в том, что руководство было не способно договориться с его менеджерами, — они так и не удосужились сесть вместе с ними и решить все проблемы. Это преступление — отпускать мальчика. И это просто абсурд, что мальчик пробыл в „Барселоне“ восемь или девять месяцев. У меня сложилось впечатление, что Рональдо действительно хотел остаться, но его парни имеют на него влияние. В этом нет никакого сомнения. „Барселона“ с Рональдо, который постоянно улучшает условия своего контракта, все же лучше, чем „Барселона“ без него. Мне очень жаль».
В начале июня 1997 года во Франции в рамках соревнования Le Tournoi Бразилия выступала с переменным успехом — она сыграла вничью 1:1 с Францией благодаря легендарному удару «молнии», пробитому со свободного удара Роберто Карлосом; после этого была очень сильно действующая на нервы ничья: 3:3, в который один гол принадлежал Рональдо; и, наконец, она победила Англию: 1:0 благодаря голу Ромарио, забитому с совершенного паса Рональдо.

Передвижения Ромарио, Рональдо и Леонардо постоянно грозили нарушить душевное равновесие и дисциплину англичан. Как отметил Гленн Ходдл, тренер команды Англии, «Этот Рональдо, который как будто кажется лентяем, вдруг внезапно бежит на вас и раскрывает вас».

Британская и бразильская пресса пыталась преподнести игру в Англии как битву двух нападающих — «Рональдо и Ширара. Но, большинство наблюдателей отметили, что Ширар не соответствовал по своему классу Рональдо».

Как заявил одному из репортеров капитан команды Бразилии Дунга, «Ширар играл только в Англии, и он единственный, кто забивает там голы. Если бы он играл в другой лиге, его бы не сравнивали с Рональдо, который забивал голы и в Голландии, и в Испании».

Несколько часов спустя после трансляции игры Бразилия — Англия, Мартинс впервые раскрыл секрет, что его взгляды не ограничиваются только финансовой стороной: «Это была ужасная игра. — Он сказал, что единственным запоминающимся моментом было то, когда Ширар и Рональдо пинали друг друга. — До матча я сказал Рональдо, „Ты должен пожать руку Ширару“. Интересная картинка — Рональдо и Ширар — два самых дорогих игрока в мире. Вместе благодарности Ширар нанес Рональдо удар в пах. Вы видели, как Рональдо удивился? Но он дал ему сдачи».

Когда во время Le Tournoi Рональдо был в Париже, он в очередной раз обнаружил, насколько плохо сказываются на его нервах бесчисленные матчи и путешествия в режиме «нон стоп».

Риск «сгореть» раньше времени поначалу стал почти реальной угрозой, даже несмотря на то, что говорил Рональдо во Франции: «Мне только 20 лет. Даже в 30 лет я буду более чем хорошим игроком. К тому же я привык играть много. В детстве я играл в футбол каждый день. — Он также озвучил, в каком клубе он хочет закончить свою клубную футбольную карьеру. — Меня не волнует, где я буду играть в будущем году — в „Интере“ или в „Барселоне“. Бразильская сборная команда всегда стояла у меня на первом месте. — Но что же именно так привлекало Рональдо в Бразилии? — Всё. Атмосфера и счастье. Это единственная команда, где меня не критикуют за мой так называемый „эгоизм“. Никто даже не жаловался, что его обошли. Вы никогда не увидите в бразильской команде, чтобы на кого то орали, в отличие от того что практикуют Франк и Рональд де Бур, сопровождая это ужасными жестами». Это звучало немного наивно, и когда нибудь слова Рональдо могли вернуться к нему же, чтобы не дать ему покоя.
В пятницу 6 июня агенты Рональдо заявили, что все разговоры, касающиеся проблем с откупными «Барселоны» являются не более чем ширмой. «Если „Барселона“ пытается привлечь нас переговорам снова, то пусть они забудут об этом думать, — сказал Мартинс. — В условии об „откупных“ Рональдо все очень, очень ясно сказано. Он может выбрать себе любой клуб, какой он захочет».

Тем временем в Милане президент Моратти был взволнован: «Рональдо — мой. Я сделал себе подарок». И снова Рональдо казался в большей степени товаром, нежели человеком.

Теперь в дебаты вступил сам Рональдо: «Я не собираюсь переходить в „Реал Мадрид“, поскольку в этом нет необходимости. Как только я оплачу свои откупные я буду волен уйти куда я захочу. „Барса“ бессильна остановить меня».

Малоизвестным фактом было то, что во время переговоров с «Интером» Рональдо настаивал, чтобы ему присвоили в команде номер «9». Он даже сказал одному из представителей руководства «Интера»: «Я буду играть в тот же самый футбол, независимо от того, в какой форме я буду играть. Но мне действительно нужен номер „9“». В конце концов был достигнут компромисс и ему пообещали, что он у него будет после того, как отыграет один сезон в «Интере».

В клубе были рады согласиться с этим условием. Но что они себе не могли представить, так это то, что Рональдо и его агенты были более озабочены коммерческой стороной потенциальной торговой марки «R 9», нежели сентиментальными причинами.

Как всегда, бизнес был превыше всего.


В самый разгар этих событий президент «Барселоны» Нуньес эксцентрично заявил, что он заключил очень выгодный контракт с «Nike» стоимостью в Ј90 миллионов, даже несмотря на то что у него еще не окончился действующий контракт с Kappa. Компания «Nike» даже согласилась выплатить в рассрочку Ј9 миллионов.

Некоторые наблюдатели предположили, что, как только Нуньес понял, что он упустил Рональдо, он извлек пользу из еще более выгодного приобретения.

Тем временем предполагаемая сделка с «Интером» была еще не подписана и не скреплена печатями. Бранчини все еще флиртовал с «Рома» в грубой попытке расторгнуть сделку с «Миланом».

Многие люди в «Барселоне» поговаривали, что Нуньес был рад сказать «до свидания» Рональдо. «Он никогда не хотел подписывать с ним контракт», — заявил один журналист, близкий к Нуньесу. — В тот день, когда приехал Рональдо, он набросился на журналистов: «Я не подписывал с ним контракта — за меня это сделали вы»».

Две недели спустя, 20 июня 1997 года, юристы Рональдо перевели чек на 4 миллиона песет ($27 миллионов) на имя штаб квартиры испанской лиги в Мадриде, тем самым получив свободу выбора любого клуба.

На расстоянии, равном половине земного шара, во время Кубка Америки в Боливии Рональдо подписал пятилетний контракт с «Интер Милан», предусматривающий $7 миллионов за игровой сезон плюс $10 миллионов в качестве бонуса за подписание контракта. Или, по крайней мере, об этом так говорили.

Проблема оставалась нерешенной как раз в тот момент, когда Рональдо и вся команда Бразилии играли на чужом поле международный матч против Боливии в финале Кубка Америки в La Paz, 29 июня 1997 года. Матч обещал закончиться вничью, но два гола на последних 15 минутах принесли Бразилии победу.

Это был очень утомительный игровой опыт, из за того что La Paz находился высоко над уровнем моря. «Здесь мало воздуха. Я не могу дышать. Это ужасно. Я бежал, буквально задыхаясь», — рассказывал Рональдо в микрофоны на переполненной журналистами пресс конференции, проведенной сразу после победы. По крайней мере, он умудрился провести в ворота один мяч, получив его с прекрасного выверенного паса Денилсона.

Тем временем «Барселона» подала формальную жалобу в руководство испанской лиги на то, что «Интер» нарушил правила ФИФА. После этого лига заявила, что до тех пор пока не решится проблема, это может помешать международному трансферу Рональдо.

Невероятно, но несколько дней спустя президент Нуньес все еще настаивал на том, что Рональдо был игроком футбольного клуба «Барселона».

Президент «Интера» Моратти, казалось, вообще не волновался из за всех этих осложнений: «Рональдо будет играть в „Интере“ 10 лет, поэтому мы можем себе позволить подождать несколько месяцев. Я не собираюсь терять из за этого свой сон». Рональдо заранее уже удостоверился, что руководство итальянской футбольной лиги было на его стороне.

В Боливии Рональдо настаивал: «Сейчас — я игрок „Интера“. Когда в ФИФА прочитают контракт, то поймут, что раз уж я оплатил „Барсе“ откупные, я свободен в своем выборе клуба».

В действительности Нуньес признал свое поражение и уже активно занимался поиском новых игроков.

Меньше года спустя Бобби Робсон бросил тень на Рональдо, высказав мнение относительно того, какое будущее его ждет: «Уверен, что только травма может помешать ему стать великим игроком, возможно, даже величайшим среди великих, если только он потеряет свой драйв, не разочаруется в игре и не будет увлечен другой жизнью. С точки зрения потенциала он лучше всех, кого я знаю. Рональдо изображают жадным молодым человеком, но у меня никогда не было проблем с ним или с его отношением ко мне; фактически самой большой проблемой, которая у меня возникала с этим парнем, — это закончить тренировку, поскольку он мне говорил в таких случаях: „Мистер, еще немного дольше, еще несколько ударов“».



1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница