Уголовная ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности




Скачать 310.95 Kb.
Дата20.03.2016
Размер310.95 Kb.
На правах рукописи

Исх. №___________

от_______________


Крапивин Сергей Владимирович

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗЛОСТНОЕ

УКЛОНЕНИЕ ОТ ПОГАШЕНИЯ КРЕДИТОРСКОЙ ЗАДОЛЖЕННОСТИ

Специальность 12.00.08 - уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2013

Диссертация выполнена на кафедре уголовного права Федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский университет МВД России».

Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Дмитренко Андрей Петрович.


Официальные оппоненты: Пудовочкин Юрий Евгеньевич - доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права ФГБОУ ВПО «Российская академия правосудия»;

Орлов Владислав Николаевич- кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)».
Ведущая организация: ФГКОУ «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации».
Защита состоится «27» ноября 2013 г. в в 14.00 час. на заседании диссертационного совета Д 203.019.03, созданного на базе ФГКОУ ВПО «Московский университет МВД России» по адресу: 117997, г. Москва, ул. Академика Волгина, д.12, учебно-лекционный корпус №2, зал заседаний диссертационных советов.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского университета МВД России.
Автореферат разослан «__» октября 2013 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент А.А. Шишков


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Недобросовестное поведение хозяйствующих субъектов присутствует даже в самых развитых странах. К сожалению, в России, где культурные установки соблюдения договорной дисциплины только формируются, нарушение лицами взятых на себя обязательств происходит еще чаще. Подтверждением этому является та колоссальная нагрузка на судебную систему, которая ежедневно рассматривает и разрешает по существу тысячи споров, вытекающих из неисполнения или ненадлежащего исполнения договоров1.



При этом одной из наиболее распространенных форм нарушения договорной дисциплины является очевидное уклонение должника от обязанности погасить задолженность перед кредитором.

Следует констатировать, что даже вмешательство судебной власти не всегда позволяет обеспечить эффективную защиту прав кредитора по нарушенному договору. Неисправные должники почти повсеместно прибегают к всевозможным способам противодействия исполнению судебных решений, что причиняет ущерб кредиторам, дестабилизирует оборот, увеличивает риски заключения договоров, подрывает авторитет судебной власти.

В связи с этим весьма спорным моментом является мнение о том, что предупреждение недобросовестного поведения хозяйствующих субъектов возможно лишь путем эффективного применения мер гражданско-правовой ответственности. Из этих же соображений в теории уголовного права обосновывается утверждение о чрезмерности и даже вредности использования средств публично-правового характера, в том числе средств уголовно-правового характера, в регулировании экономической деятельности хозяйствующих субъектов.

Имеющиеся гражданско-правовые средства предупреждения недобросовестного поведения субъектов экономической деятельности являются необходимыми, но недостаточными мерами, и в отдельных случаях обязательно должны дополняться задействованием средств уголовно-правового характера.

В данной связи в центре внимания оказывается норма об уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст.177 УК РФ).

Вместе с тем, до настоящего времени в силу различного рода причин данная норма так и не стала действенным инструментом защиты нарушенных прав кредитора. В науке уголовного права и среди правоприменителей довольно часто можно встретить справедливое мнение, что недостатки конструкции уголовно-правовой нормы об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности сделали ее недостаточно эффективной.

Исследование немногочисленной правоприменительной практики по делам о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности показывает, что содержание ст.177 УК РФ нуждается в серьезном переосмыслении и доработке.

Наряду с этим, нельзя не признать, что постепенно судебная практика находит верные ответы на проблемные вопросы квалификации данного преступления, но это происходит далеко не всегда. Кроме того, сам по себе процесс индуктивного поиска лучших решений достаточно долог.

В этих условиях глубокая научная разработка важнейших проблем применения уголовно-правовой нормы об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, нацеленная на поиск оптимальных с точки зрения принципов справедливости и экономической целесообразности решений, представляет особую актуальность.



Степень научной разработанности проблемы. Следует высоко оценить вклад в разработку уголовно-правовой характеристики злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности таких ученых как А.А. Иванов, И.А. Клепицкий, Е.Ю. Коруненко, Н.А. Лопашенко, Л.И. Никольская, Т.В. Пинкевич, А.А. Сапожков, П.А. Скобликов, О.В. Финогенова, Н.В. Щетинина и др.

Однако, до настоящего времени в отечественной юридической науке остается окончательно не решенным целый ряд вопросов, связанных с пониманием и применением уголовно-правовой нормы об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности. Например, не выработано общепринятое понимание отдельных признаков состава преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ; не изучены особенности применения поощрительных норм при злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности и др.

Указанные аспекты дополнительно актуализируют необходимость проведения настоящего исследования.

Цели и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состояла в комплексном анализе максимально широкого спектра как теоретических, так и практических проблем, возникающих в связи применением нормы об уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, а также предложении наиболее эффективных путей их решения.

Представленная цель достигнута путем последовательного решения следующих исследовательских задач:

- раскрыта социально-правовая обусловленность уголовно-правового обеспечения добросовестного исполнения хозяйствующими субъектами обязательств и соблюдения договорной дисциплины;

- изучен опыт конструирования норм об ответственности за уклонение от уплаты кредиторской задолженности в зарубежном уголовном законодательстве;

- проведен всесторонний юридический анализ состава преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ;

- выявлены и проанализированы недостатки уголовного законодательства, касающиеся ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ;

- всесторонне изучена практика применения ст.177 УК РФ;

- разработаны рекомендации по квалификации преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ, отграничению этого состава преступления от смежных составов преступлений;

- разработаны рекомендации по применению поощрительных норм при злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности;

- разработаны предложения de lege ferenda, направленные на совершенствование состава преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ.



Объектом исследования являлись общественные отношения, возникающие в связи с преступным уклонением от погашения кредиторской задолженности.

Предметом исследования выступали нормы действующего уголовного и гражданского законодательства России, уголовное законодательство России XV-XX вв., зарубежное уголовное законодательство, материалы судебно-следственной практики, юридическая и иная литература.

Теоретическую основу исследования составили труды Б.В. Волженкина, Н.И. Ветрова, Л.Д. Гаухмана, Г.В. Дашкова, А.П. Дмитренко, Л.В. Иногамовой-Хегай, Н.Г. Кадникова, И.А. Клепицкого, В.Н. Кудрявцева, Ю.И. Ляпунова, Н.А. Лопашенко, С.В. Максимова, А.В. Наумова, К.В. Ображиева, В.Н. Орлова, Т.В. Пинкевич, Э.Ф. Побегайло, А.М. Плешакова, Ю.Е. Пудовочкина, В.П. Ревина, П.А. Скобликова, М.Д. Шаргородского, П.С. Яни и др.

Кроме того, настоящее исследование проведено с учетом и на основе специальных работ, посвященных проблемным вопросам ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности по уголовному законодательству России, среди которых работы таких авторов, как Е.Ю. Коруненко, А.А. Иванов, Л.И. Никольская, А.А. Сапожков, О.В. Финогенова, Н.В. Щетинина.



Нормативно-правовую основу диссертационного исследования составили Конституция Российской Федерации, уголовное законодательство Российской Федерации, международно-правовые акты, положения гражданского и административного законодательства России, подзаконных нормативных правовых актов, постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Эмпирическую основу исследования составили:

– данные, полученные в результате изучения 125 уголовных дел по фактам совершения злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности (г. Москва, Московская область, Краснодарский край, Ставропольский край, Ростовская область, Астраханская область, Республика Дагестан);

– статистические сведения относительно преступного уклонения от погашения кредиторской задолженности за период с 2000 г. по 2013 г.;

– результаты опроса 50 служащих коммерческих организаций, 50 индивидуальных предпринимателей и 100 сотрудников правоохранительных органов по проблемам практической реализации ст.177 УК РФ;

– результаты социологического опроса, полученные на основе интервьюирования 60 кандидатов и докторов юридических наук по основным теоретическим аспектам, связанным с проблемами правовой регламентации и практической реализацией уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности;

– результаты анализа и обобщения материалов, содержащихся в исследованиях других авторов, в печатных и интернет-изданиях.



Методологической основой диссертационного исследования выступал диалектический метод научного познания, предполагающий изучение явлений и процессов объективной действительности в их развитии и взаимосвязи, в рамках которого использованы общенаучные методы познания, комплексный и системный подходы. Характер диссертационного исследования обусловил применение таких методов познания, как исторический, сравнительно-правовой, статистический, анализа и синтеза, кроме того, использовались конкретно-социологические методы: анкетирование и исследование документов.

Научная новизна диссертации заключается в том, что она представляет собой одно из первых в отечественной уголовно-правовой науке монографических исследований, посвященных проблемам уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности после весьма значимых, как в правовом, так и политическом смысле, изменений уголовного законодательства, внесенных в него Федеральным законом от 27.07.2010 г. № 224-ФЗ.

В работе раскрыта социально-правовая обусловленность уголовно-правового обеспечения обязательств и договорной дисциплины, в том числе путем применения ст.177 УК РФ; проведен комплексный анализ зарубежного уголовного законодательства об ответственности за уклонение от погашения кредиторской задолженности; обобщены имеющиеся подходы уголовно-правовой доктрины по вопросам юридического анализа и квалификации злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности; предложено решение дискуссионных вопросов, связанных с пониманием отдельных объективных и субъективных признаков состава преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ; впервые на монографическом уровне рассмотрены проблемные вопросы применения поощрительных норм при злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности.

Кроме того, в диссертации сформулированы предложения по совершенствованию редакции ст.177 УК РФ, а также рекомендации по квалификации данного преступления.

Научную новизну диссертационного исследования определяют также следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Вывод о том, что уголовная ответственность за уклонение от погашения кредиторской задолженности является важным и абсолютно необходимым в настоящее время юридическим инструментом негативного стимулирования добросовестного поведения лиц в сфере договорных отношений в нашей стране. Наряду с иными юридическими средствами, уголовно-правовая норма об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности призвана исключить элементы случайности, неопределенности в сфере экономического оборота, обеспечить необходимую организованность соответствующих общественных отношений.

2. Имея свою отличительную сущность и логику, выражая свое понимание и объяснение некоторых условий и признаков, уголовно-правовая норма об ответственности за уклонение от погашения кредиторской задолженности характерна для абсолютного большинства стран современного мира и преследует одну и ту же общую цель – обеспечить под угрозой применения санкции стабильность экономического оборота и добросовестное поведение лиц в сфере договорных отношений.

3. Указание на судебное решение как обязательный конструктивный признак объективной стороны злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности позволяет говорить о составе преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ, как о составе с преюдициальными фактами. Принятое в порядке гражданского судопроизводства и вступившее в законную силу решение суда об имеющейся у должника кредиторской задолженности в крупном размере имеет преюдициальное значение только в случае отсутствия оснований для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

4. Вывод о том, что под предметом рассматриваемого преступления следует понимать денежные средства (а равно иное имущество), составляющие имущественную массу должника и подлежащие передаче кредитору.

5. Обоснование того, что кредиторская задолженность по смыслу ст.177 УК РФ может быть следствием как правомерных действий, так и деликтного обязательства, которое хотя и возникает из неправомерных действий, однако направлено на достижение общего правомерного результата – восстановление нарушенного имущественного положения участников экономического оборота. Содержание кредиторской задолженности может составлять как сумма основного денежного долга, так и реальные убытки кредитора, суммы неустоек, процентов, судебных издержек.

6. Предложение о закреплении в примечании к ст.177 УК РФ следующего разъяснения: «Кредиторской задолженностью в крупном размере в настоящей статье признается задолженность, которая определена как одним судебным решением, так и путем сложения сумм денежных обязательств, взысканных по разным судебным решениям в пользу одного или нескольких кредиторов».

7. Предложение об изложении части 1 ст.177 УК РФ в следующей редакции: «Сокрытие имущества, имущественных прав, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении или иной информации об имуществе, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества, если эти действия совершены руководителем организации или гражданином в целях обеспечения в будущем невозможности исполнения судебного акта о взыскании кредиторской задолженности в крупном размере либо об оплате ценных бумаг».

8. Вывод о том, что критерием разграничения простого и злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности либо от оплаты ценных бумаг следует признавать понимание «злостного уклонения» только как активного поведения должника, препятствующего принудительному исполнению судебного акта, вступившего в законную силу.

9. Критерии отграничения злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности от смежных составов преступлений, предусмотренных ст.ст.1451, 159, 1591, 1594, 165, 194,195,196, 197,198,199, 1992, 312, 315 УК РФ.

10. Рекомендации по применению поощрительных норм при злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности (ст.ст. 31, 39, 42, 75, 76, 761, 78 УК РФ).



Теоретическая значимость исследования заключается в уточнении и углублении существующих и обосновании новых научных положений, в частности о понимании конструктивных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ, о критериях отграничения этого преступного деяния от смежных преступлений. С учетом положений науки уголовного права и изучения сложившейся судебно-следственной практики сформулированы рекомендации по применению поощрительных норм при злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности.

Практическая значимость результатов исследования. Изложенные в диссертации положения, выводы и предложения могут быть использованы в правоприменительной деятельности судебных и правоохранительных органов в целях разрешения проблемных ситуаций, возникающих в процессе применения положений уголовного закона, предусматривающего ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности; в законотворческой деятельности по совершенствованию действующего уголовного законодательства; в преподавании курса уголовного права; в научно-исследовательской работе при дальнейшей разработке проблем, связанных с квалификацией преступлений в сфере экономической деятельности.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в четырех научных статьях, две из которых были опубликованы в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации. Результаты исследования докладывались автором на научно-практических конференциях и семинарах: межвузовском научно-практическом семинаре «Наука уголовного права и ее роль в реализации образовательных стандартов третьего поколения» 30.10.2012 г., межвузовском научно-практическом семинаре «Проблемы применения уголовного закона в современных условиях» 24.05.2013 г. и др.

Материалы исследования используются в учебном процессе Московского университета МВД России, Ставропольского филиала Краснодарского университета МВД России, а также в практической деятельности правоохранительных органов, о чем свидетельствуют соответствующие акты внедрения.



Структура диссертации отвечает основной цели и задачам исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

Работа выполнена в соответствии с требованиями Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки российской Федерации.


II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, теоретическая, нормативно-правовая, эмпирическая и методологическая основы, практическая значимость, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.



Первая глава диссертации – «Уголовная ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности: социально-правовой и сравнительно-правовой анализ»» – состоит из двух параграфов.

Первый параграф главы посвящен рассмотрению уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности как средства обеспечения обязательств и договорной дисциплины.

По мнению диссертанта, уголовная ответственность за уклонение от погашения кредиторской задолженности является важным и абсолютно необходимым в настоящее время юридическим инструментом негативного стимулирования добросовестного поведения лиц в сфере договорных отношений. Автор полагает, что, наряду с иными юридическими инструментами, уголовно-правовая норма об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности призвана исключить элементы случайности, неопределенности в сфере экономического оборота, обеспечить необходимую организованность соответствующих общественных отношений.

В работе отдельно обосновывается вывод о том, что установление уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности не только не противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права, но и направлено на исполнение обязательств по обеспечению таких фундаментальных прав и свобод человека, как право собственности, право на судебную защиту и право на эффективное средство правовой защиты, которые взяла на себя Россия, ратифицировав ряд международных соглашений. С этим согласны 68% опрошенных.

Диссертант особо отмечает, что уголовный закон вторгается в частноправовой конфликт должника и кредитора не произвольно, а только при наличии вступившего в законную силу судебного акта (решения), вынесенного по иску кредитора в его пользу, то есть обязывающего заемщика погасить кредиторскую задолженность. В данной связи судебное решение, являющееся актом органа судебной власти, выносимое именем Российской Федерации, выступает одновременно основанием привлечения принудительной силы государства с целью устранения затруднений реализации прав.

Кроме того, автор приходит к выводу, что уголовно-правовая норма об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, предусмотренная ст.177 УК РФ, выступает воплощением исторически сложившегося в нашей стране уголовно-правового механизма обеспечения возвратности долгов.

Второй параграф посвящен компаративному анализу уголовного законодательства зарубежных стран об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.

В работе обосновано, что уголовно-правовой механизм обеспечения законных интересов кредиторов в той или иной форме характерен для абсолютного большинства стран современного мира. Диссертант обращает особое внимание на то, что развиваясь под влиянием политических, экономических и социально-культурных особенностей конкретного государства, мысль о необходимости криминализации умышленного уклонения должника от исполнения обязательств перед кредитором, при наличии на то реальной возможности, все же получила всеобщее признание. При этом, имея свою отличительную сущность и логику, выражая свое понимание и объяснение некоторых условий и признаков, уголовно-правовая норма об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности отдельного государства, по мнению автора, преследует одну и ту же общую цель – обеспечить под угрозой применения санкции добросовестное поведение лиц в сфере договорных отношений. Вторая глава работы – «Юридический анализ состава злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности» – состоит из четырех параграфов. Первый параграф посвящен подробному исследованию особенностей объекта злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности.

Автор приходит к выводу о том, что основным непосредственным объектом злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности выступают общественные отношения, связанные с реализацией принципа надлежащего исполнения обязательств. По мнению диссертанта, преступление, предусмотренное ст.177 УК РФ, имеет также два дополнительных объекта – охраняемые законом имущественные права и интересы кредиторов, а равно интересы правосудия в сфере исполнения судебных решений. С таким выводом согласны 78% опрошенных респондентов.

В работе обосновывается вывод о том, что под предметом рассматриваемого преступления следует понимать денежные средства (а равно иное имущество), составляющие имущественную массу должника и подлежащие передаче кредитору.

Основываясь на анализе правоприменительной практики, диссертант пришел к мнению, что кредиторская задолженность по смыслу ст.177 УК РФ может быть следствием как правомерных действий, так и деликтного обязательства, которое хотя и возникает из неправомерных действий, однако направлено на достижение общего правомерного результата – восстановление нарушенного имущественного положения участников экономического оборота. По мнению автора, содержание кредиторской задолженности по смыслу ст.177 УК РФ должно включать как сумму основного денежного долга, так и реальные убытки кредитора, суммы неустоек, процентов и судебных издержек.

В примечании к ст.177 УК РФ предлагается закрепить следующее разъяснение: «Кредиторской задолженностью в крупном размере в настоящей статье признается задолженность, которая определена как одним судебным решением, так и путем сложения сумм денежных обязательств, взысканных по разным судебным решениям в пользу одного или нескольких кредиторов». Данное предложение встретило поддержку у 63% опрошенных диссертантом специалистов.

Во втором параграфе автор исследует признаки объективной стороны злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности.

Обосновывается вывод о том, что указание на судебное решение как обязательный конструктивный признак объективной стороны злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности позволяет говорить о составе преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ, как о составе с преюдициальными фактами.

Вместе с тем, принятое в порядке гражданского судопроизводства и вступившее в законную силу решение суда об имеющейся у должника кредиторской задолженности в крупном размере имеет преюдициальное значение только в случае отсутствия оснований для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

В качестве решения проблемы разграничения простого и злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности автор предлагает толковать «злостное уклонение» только как активное поведение должника, препятствующего принудительному исполнению судебного акта, вступившего в законную силу. Данное предложение поддержали 53% опрошенных респондентов.

В ходе исследования автор приходит к выводу, что злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности либо от оплаты ценных бумаг относится к категории преступлений, в которых юридический и фактический моменты окончания не совпадают.

Юридически состав преступления, предусмотренный ст.177 УК РФ, считается оконченным с момента совершения должником после вступления судебного акта в законную силу действий, свидетельствующих о стремлении создать препятствия по его исполнению.

Фактический момент окончания анализируемого преступления полностью определяется моментом прекращения обязательства перед кредитором.

В работе автор обращает внимание на то, что анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что неисправные должники, стремясь обезопасить себя от возможного уголовного преследования, активно совершают физическое и (или) юридическое сокрытие имущества заведомо до принятия судом соответствующего решения. Такое положение, как отмечается в работе, практически полностью нивелирует значение состава преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ.

В качестве возможного решения этой проблемы диссертант предлагает в ч.1 ст.177 УК РФ криминализировать по сути приготовительные действия должника к злостному уклонению от погашения кредиторской задолженности в крупном размере и изложить ее в следующей редакции: «Сокрытие имущества, имущественных прав, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении или иной информации об имуществе, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества, если эти действия совершены руководителем организации или гражданином в целях обеспечения в будущем невозможности исполнения судебного акта о взыскании кредиторской задолженности в крупном размере либо об оплате ценных бумаг». Данное предложение автора поддержали 72% респондентов.

Третий параграф посвящен подробному исследованию особенностей субъекта злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности.

В исследовании отмечается, что нельзя согласиться с имеющейся в науке уголовного права точкой зрения, что субъектом преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ, является любое физическое лицо, достигшее 16 лет. По мнению автора, в качестве субъекта злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности подразумевается не любой гражданин, а гражданин, обязанный перед соответствующим кредитором, то есть должник.

При этом, диссертант указывает, что использование законодателем понятия «гражданин» в определении субъекта преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ, не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности лиц без гражданства или иностранных граждан.

Изложенное мнение диссертанта нашло поддержку у 87% опрошенных им респондентов.

Определяя содержание такого понятия, как «руководитель организации», диссертант предлагает руководствоваться положениями теории функциональной связи. С учетом данной теории при установлении субъекта преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ, первостепенное значение имеет не столько то обстоятельство, кто согласно учредительным документам был обязан организовывать бухгалтерский учет или обладал формальными полномочиями по подписанию документов о распоряжении имуществом организации, а то, кто фактически располагал соответствующими полномочиями и реализовывал их.

Вместе с тем, как отмечает автор, при решении данного вопроса указанной теории нельзя придавать чрезмерно распространительное значение. Лица, не являющиеся формальными и (или) фактическими руководителями организации, однако принимавшие какое-либо участие в обеспечении невозможности взыскания кредиторской задолженности организации (скрывающие имущество, участвующие в совершении мнимых сделок, уничтожающие документы и т.д.), могут нести ответственность только в качестве организаторов, подстрекателей либо пособников.

В завершение параграфа автор обстоятельно обосновывает вывод о том, что при определении крупного размера по ст.177 УК РФ складывание сумм задолженностей организации и личных долгов ее руководителя является невозможным. Вместе с тем, исключением из этого правила является ситуация, когда судом по гражданскому делу в соответствии с Федеральным законом РФ «О несостоятельности (банкротстве)» была установлена субсидиарная ответственность руководителя организации по обязательствам этой организации. Данную позицию автора поддержали 54% опрошенных им граждан и специалистов.

В четвертом параграфе автор исследует признаки субъективной стороны злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности.



По мнению автора, интеллектуальный момент умысла выражается в осознании субъектом злостности своего уклонения от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после того, как в законную силу вступило судебное решение, обязывающее его к совершению таких действий. Волевой момент заключается в желании действовать подобным образом.

В работе диссертант обосновывает вывод о том, что нельзя говорить о наличии прямого умысла на злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в тех случаях, когда обвиняемые в совершении преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ, ссылаются на то, что направление денежных средств на расчеты с иными лицами было обусловлено не желанием уклониться от погашения кредиторской задолженности, а желанием продолжить (поддержать) экономическую деятельность, доходы от которой должны были пойти на исполнение судебного решения.

Как представляется, вывод суда о добросовестности и разумности деятельности должника должен быть сделан на основе анализа целой совокупности факторов, среди которых: являлось ли заключение сделки (производство выплат) необходимым условием продолжения экономической деятельности должника, не была ли эта сделка заключена на заведомо невыгодных (убыточных) для должника условиях, не было ли допущено должником нарушения существенных условий указанной сделки и т.д.

При этом в работе отдельно отмечается, что должник не может обосновать отсутствие прямого умысла на злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности ссылками на совершение платежей, направленных на развитие (расширение) своей экономической деятельности (аренда новых производственных или торговых площадей, приобретение нового оборудования или обновление автомобильного парка, повышение заработной платы работникам организации, оплата курсов повышения квалификации служащих должника и т.п.).

В исследовании диссертант приходит к выводу, что установление прямого умысла на уклонение от погашения кредиторской задолженности в случаях, связанных с совершением должником регулярных незначительных перечислений, должно строиться на подтвержденных в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства фактах получения виновным доходов, которые позволяли ему погашать долг в более крупных размерах. По такой категории дел главным обстоятельством, объективирующим прямой умысел виновного на злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, является признание наличия у него имущества, которое могло быть направлено на погашение долга и исполнение судебного решения. В связи с этим сам факт регулярных, однако, очевидно, несоразмерных как с суммой долга, так и с размером имущественной массы должника выплат, не только не исключает прямого умысла, но и свидетельствует о стремлении виновного уклониться от ответственности путем создания видимости своей добросовестности. Данную позицию автора поддержали 44% опрошенных им граждан и специалистов.



Третья глава исследования – «Проблемы применения уголовно-правовой нормы об ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» – состоит из двух параграфов.

Первый параграф посвящен рассмотрению проблемных вопросов отграничения злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности от смежных составов преступлений.

В работе отмечается, что ст.1451 УК РФ является, по сути, самостоятельной и весьма усеченной разновидностью уклонения руководителем организации от погашения кредиторской задолженности, поскольку не предполагает в качестве обязательного признака решение суда о взыскании заработной платы, пенсий, стипендий, пособий, а равно иных выплат. Обусловлено это значимостью тех общественных отношений, на которые посягает данное преступление.

Диссертант приходит к выводу, что в настоящее время ситуация с переквалификацией злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности на мошенничество на стадии предварительного расследования невозможна. Обусловливается это тем обстоятельством, что если суд принял решение в пользу кредитора и согласился тем самым, что долг есть, то это так или иначе свидетельствует о наличии договорных отношений между сторонами, что полностью исключает возможность квалификации действий неисправного должника по признакам мошенничества. Лицо, производящее предварительное расследование, не может изменить оценку суда относительно наличия либо отсутствия между сторонами договорных отношений, поскольку это преюдициальный факт.

Как отмечает автор, квалификация содеянного как мошенничества возможна только в том случае, если суд при наличии к тому оснований признал сделку между сторонами недействительной в связи с тем, что должник обманул кредитора и изначально не стремился к наступлению правового эффекта сделки.

По мнению диссертанта, действия лица, направленные не на обеспечение невозможности взыскания кредиторской задолженности, а на создание ложного представления (как правило, у суда) о том, что неисполненного обязательства, обусловливающего эту задолженность, у должника перед кредитором вообще нет, необходимо квалифицировать как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, то есть по ст.165 УК РФ. С таким решением согласны 67% опрошенных респондентов.

В данной связи разница между злостным уклонением от погашения кредиторской задолженности и преступлением, предусмотренным ст.165 УК РФ, заключается в том, что в первом случае должник не пытается поставить под сомнение саму обязательственную связь между ним и кредитором, в то время как при причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием лицо совершает умышленные действия с целью исключения этой связи (заявляет об отсутствии каких-либо договорных отношений, о надлежащем исполнении обязательства перед кредитором, о существующем якобы обязательстве кредитора перед должником и т.п.). Данную позицию автора поддержали 84% опрошенных.

По мнению автора, совершение указанных в диспозиции ст.195 УК РФ действий следует квалифицировать как злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности только при условии отсутствия признаков банкротства организации. В связи с этим автор соглашается с высказанной в науке уголовного права позицией о невозможности квалификации действий должника, выразившихся, например, в сокрытии имущества, как идеальной совокупности преступлений, предусмотренных ст.177 и ст.195 УК РФ.

Вместе с тем, в работе отмечается, что данный вывод не исключает возможности квалификации сокрытия должником имущества до появления признаков банкротства и совершения им аналогичных действий при процедуре банкротства как реальной совокупности преступлений, предусмотренных ст.177 и ст.195 УК РФ.

Диссертант сформулировал и обосновал критерии отграничения злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности от смежных составов преступлений (ст.ст. 1451, 159, 1591, 1594, 165, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 1992, 312, 315 УК РФ).

В работе автор обосновывает вывод, согласно которому злостное уклонение руководителя организации от исполнения решения суда о взыскании кредиторской задолженности в размере, не превышающем 1 500 000 рублей, следует квалифицировать по ст.315 УК РФ.



Второй параграф исследования посвящен рассмотрению особенностей применения поощрительных норм при злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности.

В работе автор обосновывает вывод о том, что если по делу о преступлении, предусмотренному ст.177 УК РФ, причиненный потерпевшему ущерб возмещен лишь частично, и потерпевший ходатайствует о прекращении уголовного дела в отношении обвиняемого, то в данном случае возможно освобождение лица, впервые совершившего данное преступление, от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ).

Автор отмечает, что в ходе проведенного исследования случаев освобождения от уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности по ст.761 УК РФ выявлено не было.

По мнению диссертанта, данный вид освобождения от уголовной ответственности по делам об исследуемом преступлении не найдет широкого применения. Во-первых, условие о перечислении в федеральный бюджет денежного возмещения в размере пятикратной суммы причиненного ущерба, очевидно, является более обременительным для виновного в сравнении с более гибкими условиями, предусмотренными ст.ст. 75, 76 УК РФ. Безусловно, виновный не всегда сможет добиться примирения с потерпевшим, что, как правило, может быть обусловлено наличием конфликта и вследствие этого личных неприязненных отношений. Во-вторых, норма о деятельном раскаянии в определенном смысле безразлична к чувствам потерпевшего и основывается исключительно на положительном постпреступном поведении виновного. И в данной связи простое возмещение ущерба и содействие органам предварительного расследования позволяет виновному рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности.

Диссертант отдельно указывает, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации в новом постановлении № 19 от 27 июня 2013 г. «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», предпринял очевидную попытку «реанимировать» ч.2 ст.761 УК РФ и отказал в возможности освобождения от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст.75 и ст.76 УК РФ к лицам, совершившим преступления в сфере экономической деятельности, если они не выполнили условия, предусмотренные ст.761 УК РФ.

При этом Пленум Верховного Суда Российской Федерации не дал толкование того, почему лицо, совершившее преступление в сфере экономической деятельности и лишенное возможности заплатить «штраф» в пятикратном размере, не может деятельно раскаяться или примириться с потерпевшим.

По мнению диссертанта, такая правовая позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации не в полной мере соответствует действующему уголовному законодательству. Поощрительные нормы, предусмотренные ст.ст.75,76 и 761 УК РФ, имеют свои специфические условия и не конкурируют между собой. Лицо, совершившее преступление в сфере экономической деятельности, должно иметь выбор в возможности выполнения условий того или иного основания освобождения от уголовной ответственности. Так, недобросовестный должник в зависимости от конкретной ситуации может посчитать для себя более предпочтительным достигнуть примирения с потерпевшим или проявить деятельное раскаяние, либо отказаться от каких-либо контактов как с потерпевшим, так и с органами предварительного расследования, и просто компенсировать причиненный ущерб и заплатить пятикратный этому ущербу штраф.

Наряду с этим автор полагает, что указанное разъяснение не учитывает интересы потерпевших, поскольку лишает их практически последней возможности получить компенсацию причиненного ущерба на досудебной стадии.

Давностные сроки по делам о преступлении, предусмотренном ст.177 УК РФ, по мнению автора, следует исчислять либо с момента прекращения злостного уклонения по воле лица (добровольное погашение кредиторской задолженности), либо вопреки его воле (например, совершение судебным приставом-исполнителем исполнительных действий по обращению взыскания на имущество должника).

В исследовании автор обстоятельно обосновывает вывод о том, что использование положений ст.855 ГК РФ при разрешении вопроса о наличии крайней необходимости в действиях лица, злостно уклоняющегося от погашения кредиторской задолженности в условиях коллизии обязанностей, в полной мере соответствует потребностям практики, является понятным и доступным для большинства граждан. С данным выводом автора согласились 62% опрошенных респондентов.

По делам о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности лицо сохраняет за собой право на добровольный отказ до тех пор, пока совершенные им действия не создали препятствий для принудительного исполнения судебного акта, вступившего в законную силу. Как отмечает диссертант, неисправный должник может совершать самые разнообразные действия: скрывать имущество физически или передавать его третьим лицам по притворным сделкам, изготавливать поддельные документы о своем имуществе или о своих доходах, менять место жительства или работы и т.д. Однако если должник до обнаружения этих действий судебным приставом-исполнителем самостоятельно нейтрализует указанные препятствия к исполнению судебного решения (перестанет скрывать имущество, восстановит свою имущественную массу, уничтожит поддельные документы, сообщит о своем месте жительства или работе и т.п.), в его действиях имеются признаки добровольного отказа от злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности.

В заключении диссертации содержатся основные выводы проведенного исследования, предложения по совершенствованию правоприменительной практики и уголовного законодательства.


Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:
В изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

- Крапивин С.В. Уголовная ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности как способ обеспечения договорной дисциплины //Российский криминологический взгляд. № 2. 2012 – 0,4 п.л.;

- Крапивин С.В. «Злостное уклонение» как конструктивный признак состава преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ // Российский криминологический взгляд. № 4. 2013. - 0,3 п.л.

В иных изданиях:

- Крапивин С.В. К вопросу об уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности по законодательству зарубежных стран // Наука уголовного права и ее роль в реализации образовательных стандартов третьего поколения. Сборник научных статей по итогам межвузовского научно-практического семинара в Московском университете МВД России, состоявшегося 30 ноября 2012 г., / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Г. Кадникова. Московский университет МВД России. - М., 2012 – 0,4 п.л.;

- Крапивин С.В. Предмет злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности (ст.177 УК РФ) // Сборник научных статей, посвященных дню Российской науки. Ставрополь, 2013. – 0,5 п.л.

КРАПИВИН Сергей Владимирович


УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗЛОСТНОЕ

УКЛОНЕНИЕ ОТ ПОГАШЕНИЯ КРЕДИТОРСКОЙ ЗАДОЛЖЕННОСТИ
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени



кандидата юридических наук


Подписано в печать 17 октября 2013 г.

Формат 60x84 1/16 Усл. печ. л. 1 Уч. изд.л. 1

Тираж 75 экз. Заказ №


1 Так, в 2012 году только арбитражными судами было рассмотрено 779 470 дел по спорам, возникающим из гражданско-правовых отношений. Это на 17,4% больше, чем в 2011 году. Среди дел по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, как и в предыдущие годы, наибольшее число (83% от общего количества гражданских дел) составляют дела о неисполнении либо ненадлежащем исполнении обязательств по договорам. В 2012 году количество дел этой категории в сравнении с предыдущим отчетным периодом увеличилось почти на 18%. См.: Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2012 году // Официальный сайт ВАС РФ: http://www.arbitr.ru (дата обращения: 11.02.2013 г.).


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница