Учебное пособие Санкт-Петербург Издательство спбгэту «лэти» 2006 ббк чг11


Глава 2. Россия в эпоху второго президентства Ельцина



страница2/2
Дата14.08.2016
Размер0.63 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2
Глава 2. Россия в эпоху второго президентства Ельцина


    1. Президентские выборы 1996 года

Летом 1996 г. истекал срок пребывания Б. Ельцина на посту президента России. Итоги его президентства были следующими. Объем промышленного производства сократился более чем в 2 раза. Наиболее глубоким был спад в машиностроении. Так, например, мощности по производству тракторов и зерноуборочных комбайнов были загружены в 1996 году лишь на 5 – 8 %, поэтому поставки тракторов сельскому хозяйству составили в этом году только 6,2 % уровня 1988 года, а зерновых комбайнов – 0,1 %. Такая ситуация с сельхозтехникой негативно сказалась на объеме продукции сельского хозяйства. Он сократился за годы реформ – на 35–40 %. Страна потеряла продовольственную независимость: 40 % продуктов питания поступали по импорту. Производство зерна за пять лет реформ уменьшилось на 45 %. В полтора раза снизилось поголовье крупного рогатого скота, вдвое – численность свиней, коз и овец. В результате этих процессов, несмотря на возросший в 3–4 раза импорт продовольствия, страна оказалась на 40-ом месте в мире по уровню потребления продуктов питания, позади ряда развивающихся стран.

Перераспределение общественной собственности привело к тому, что к середине 90-х годов (по разным методикам подсчета) богатые составляли лишь 3–5 % населения страны, средний класс – 7–15 %, остальные были бедными – 25–40 %, или жили за чертой бедности – 40–65 %.

Произошло резкое падение потенциала оборонной промышленности и боеспособности всех видов вооруженных сил.

Казалось бы, что с такими итогами первого президентства Ельцину нечего было и думать о борьбе за второе. Ельцин сам понимал сложность ситуации и впоследствии так описал ее в своих мемуарах: «...Я стоял перед жизнью, продуваемый всеми ветрами, сквозняками, стоял и почти падал от порывов ветра: крепкий организм подвел; «ближайшие друзья» – уже нашли себе замену, как стая, которая исподволь, постепенно намечает нового вожака; наконец, отвернулись от тебя и те, на кого ты всегда опирался, кто был твоим последним рубежом, резервом, – духовные лидеры нации. А народ... Народ не может простить ни «шоковой терапии», ни позора в Буденновске и Грозном». (Б. Ельцин «Президентский марафон»).

В этих условиях Ельцин вновь продемонстрировал готовность любой ценой и любыми методами сохранить власть в своих руках. Он решил пойти на срыв президентских выборов, поскольку поражение на этих выборов для него во многих смыслах было «смерти подобно». Бывший начальник президентской охраны А. Коржаков, который вскоре после выборов издал свои мемуары, написал в них следующие строки: «Избежал ли я умышленно каких-то эпизодов, событий? Да, я так и не решился написать про ГКПЧ-3, созданное по указанию Ельцина весной 96-го».

Однако в появившихся уже после отставки Ельцина мемуарах тогдашнего министра внутренних дел РФ А. С. Куликов об этом эпизоде написано достаточно ясно. 17 марта 1996 года, в воскресенье, министра вызвали в Кремль для встречи с президентом: «Меня пригласили к президенту. Ельцин показался мне взбудораженным. Пожал руку и без лишних разговоров объявил: «Я решил распустить Государственную Думу. Она превысила свои полномочия. Я больше не намерен терпеть этого. Нужно запретить коммунистическую партию, перенести выборы». «Мне нужно два года, — он несколько раз, как заклинание, повторил эту фразу: «Мне нужно два года», — и я такое решение принял. Во второй половине дня вы получите указ». (А. С. Куликов «Тяжелые звезды»).

Силовые структуры принялись готовить государственный переворот. Однако даже ближайшие соратники президента испытывали большие сомнения в его успехе. О своих сомнениях написал А. С. Куликов, которому предстояло силовыми методами обеспечить переворот: «..Приказ мы выполним, но что станет со страной? Запрет компартии всколыхнет всю Россию, и на улицу выйдут сотни тысяч ее сторонников. Обязательно выйдут и те, кого доняли «сильные» ходы Бориса Ельцина.

Общество, уставшее от перманентного политического кризиса, от военных потерь, от ежедневного чувства безнадежности, уже не связывает своих надежд с первым российским президентом и не встанет на его защиту. В обстановке хаоса возникает кровавый облик братоубийственной гражданской войны. Впереди тысячи погибших и искалеченных соотечественников. Распад Федерации. Изоляция страны. Невосполнимые потери в экономике. Вывод один: этого делать нельзя! Нельзя ни в коем случае!

... С точки зрения законности здесь явное нарушение: президент по Конституции не имеет права разгонять Государственную Думу за полгода до президентских выборов.

Тут же прошу соединить меня со Скуратовым. Важно знать, что наедине с собой думает генеральный прокурор России, когда речь идет о прямом нарушении Конституции.

Спрашиваю: «Ну, как ты там себя чувствуешь?»

Он: «Вообще-то, неважно... Но я так понял, что все дали согласие?».

Возражаю: «Нет, лично я не согласен!»

«Вот что, — говорю, — ты пригласи к себе к 14.00 Владимира Александровича Туманова (Председатель Конституционного Суда. — Авт.), а я к вам подъеду. Подумаем вместе, посоветуемся».

Приехал. Оба подтверждают почти клятвенно, что президент им сказал, что Куликов — за это решение, министр обороны Грачев — «за», руководитель ФСБ Барсуков — «за». Ну, а коли все согласны, тогда и Скуратов с Тумановым начали склоняться в ту же сторону. Говорю им: «Хорошо, я — солдат, я — полицейский. Мне сказали — я сделал. Но вы — и один, и второй — надзираете за соблюдением законности в стране...»

Туманов: «Да, конечно, это не соответствует Конституции». (А. С. Куликов «Тяжелые звезды»).

Вечеров в Кремле Куликов доложил Ельцину, что он, генеральный прокурор Ю. Скуратов и председатель Конституционного суда А. Туманов считают принятое решение ошибочным, и мотивировал это следующим образом: «.. самая главная опасность заключается в том, что в стране возможен социальный взрыв, а вот сил, для того чтобы контролировать ситуацию, у нас нет и не предвидится… Они в Чечне. Они еще воюют».

Проблема нехватки сил встала потому, что министр внутренних дел знал о настроениях в армии и был очень не уверен в том, что армия поддержит президента. Ночью Куликов узнал, что министр обороны Грачев вообще не в курсе плана президента. На следующее утро на новом совещании в Кремле Куликов задал ключевой вопрос: «А почему на этом совещании нет Грачева? Кто просчитал реакцию Вооруженных Сил? У меня нет уверенности, что они вас поддержат. … у военной контрразведки имеются данные о том, что в случае выступления некоторых частей Вооруженных Сил (против государственного переворота авторы) им обещана поддержка».

Столкнувшись с такой позицией силовых структур Ельцин не решился на переворот. Ставка была сделана на легальные средства удержания власти. Для этого Ельцину надо было добиться того, чтобы он был единым и единственным кандидатом от «партии власти». И это ему удалось сделать достаточно легко. Почему?

Дело было в том, что новая российская элита не имела сильной альтернативы Ельцину. Это показали парламентские выборы декабря 1995 г., ставшие своеобразной репетицией выборов президентских.

Как уже отмечалось, на выборах в парламент главная партия «радикальных реформаторов» – партия «Демократический выбор России» не смогла преодолеть 5 % барьер. Это говорило о том, что правые не смогут сделать реальным кандидатом в президенты одного из своих лидеров, а именно «правозащитника» С. А. Ковалева, которого активно пытались пропагандировать в течение всего 1995 г.

Движение «Яблоко» во главе с Г. Явлинским набрало 8,5 % голосов избирателей, что также говорило об отсутствии у Явлинского реальных шансов победить на президентских выборах.

Весьма скромный результат на выборах получило движение «Наш дом – Россия», возглавляемое премьером В. Черномырдиным (10 % голосов по партийному списку). Таким образом Черномырдин также не доказал своей способности привлечь голоса избирателей.

В этих условиях новая политическая и финансовая элита России решила объединиться вокруг Ельцина.

Необходимой предпосылкой для успеха на выборах было то или иное решение чеченской проблемы. Зима – весна 1996 г. прошла в постоянных локальных операциях федералов, направленных на уничтожение обнаруженных опорных пунктов банд формирований. Наиболее крупной операцией стало взятие в мае хорошо укрепленного Бамута. Военные полагали, что на этот раз им дадут до конца подавить все очаги сопротивления. Однако Ельцин решил прекратить войну хотя бы на период выборов. Дудаев не был готов помочь Ельцину сохранить лицо, но 21 апреля он был убит ракетой, выпущенной с российского самолета во время разговора по спутниковому телефону.

27 мая Б. Ельцин и новый чеченский лидер З. Яндарбиев подписали соглашение о прекращении боевых действий. 28 мая российский президент прилетел в Чечню и, выступая перед личным составом 205-й бригады, заявил: «Война окончилась. Победа за вами. Вы победили мятежный дудаевский режим».

Накануне и в период президентских выборов в Чечне было тихо. Шел поэтапный вывод российских войск.

Решив чеченскую проблему, Ельцин полностью сосредоточился на предвыборной кампании. Она строилась на широком использовании современных технологий формирования общественного мнения. Фактически речь шла об организации невиданной по интенсивности и размаху «психологической войны», которая шла под лозунгами «Голосуй сердцем», «Голосуй, а то проиграешь».

Эти лозунги имели большой смысл. Лозунг «Голосуй сердцем» был призван отвлечь избирателей от рационального анализа того, что обещал Ельцин при избрании на пост президента в 1991 г., и что он реально сделал за пять лет своего президентства. Теперь он снова обещал всем и все, в частности проводить преобразования «без подавления политических оппонентов, без навязывания заимствованных моделей, без монопольного диктата какой-либо одной идеологии или модели реформирования, с уважением к традициям, без насилия над будущим, принадлежащему новым поколениям, и не в ущерб поколению нынешнему».

Лозунг «Голосуй, а то проиграешь» был призван привлечь прежде всего голоса политически неопытной молодежи, которая была в наибольшей мере затронута пропагандой западного образа жизни и видела в Ельцине человека, который всем устроит жизнь, наподобие той, что вели красивые и богатые герои зарубежных телесериалов, заполонивших российские телеканалы.

Успех избирательной кампании зависел от тотального контроля над электронными СМИ и привлечения для агитации за Ельцина самых популярных и авторитетных деятелей из всех сфер общественной жизни. Задачи были решены. Сотни ведущих представителей шоубизнеса, режиссеров и артистов театра и кино, эстрадных звезд были ежедневно задействованы в огромном спектакле, призванным убедить россиян в том, что лучше, чем Ельцин, в России нет и не может быть президента.

Усилия этих людей очень хорошо оплачивались. Естественно, что официальных средств из фонда кандидата на это не хватало. Шел «черный нал», который открывал возможности для воровства. Директору ФСБ М. Барсукову и начальнику президентской охраны А. Коржакову показалось, что воруют уж слишком много. Вечером 19 июня сотрудники охраны Белого Дома арестовали двух членов предвыборного штаба Ельцина при попытке вынести коробку из-под ксерокса, в которой было полмиллиона нигде не учтенных долларов. Однако на следующий день Барсукова и Коржакова президент уволил. Арестованных отпустили. Председатель Центризбиркома Н. Рябов не стал интересоваться ни источником, ни судьбой задержанных денег. Финансирование избирательной кампании шло своим чередом...

В первом туре президентских выборов, состоявшемся 16 июня 1996 г. из 108,5 млн. имевших право голоса приняли участие 75, 7 млн. За Ельцина проголосовало 26, 7 млн. избирателей или 35, 78 % лиц, принявших участие в голосовании. Он опередил всех своих соперников. На второе место вышел кандидат от КПРФ Г. Зюганов, за которого проголосовало 24, 2 млн. избирателей. Третий результат получил генерал Лебедь, который также резко критиковал прежний курс реформ (10, 9 млн. голосов).

Во второй тур вышли Ельцин и Зюганов. В этом туре Ельцин мог рассчитывать на 5,5 млн. голосов, поданных за Явлинского, а также на какую-то часть из 4,3 млн. голосов, поданных за Жириновского, но все равно ситуация оказалась сложной. Тогда была достигнута договоренность с Лебедем, который в обмен на пост секретаря Совета Безопасности, призвал своих сторонников голосовать за Ельцина.

Срочно была скорректирована и линия пропаганды. Население стали убеждать в том, что Ельцин – меньшее из двух зол: приход Зюганова в сложившейся ситуации ухудшит экономическое положение (Запад прекратит помощь), а то и приведет к гражданской войне, поскольку те, кто захватил собственность в предыдущие годы не остановятся ни перед чем, чтобы ее сохранить.

Значительная часть избирателей дрогнула. 3 июля во втором туре за Ельцина голосовали 40,2 млн. чел. или 50,8 % принявших участие в голосовании. Зюганов получил 30,1 млн. голосов. В итоге Ельцин сохранил свой президентский пост.

При этом страна не знала, что она выбрала очень больного человека, который не мог выполнять те огромные обязанности, которые сам себе записал при составлении Конституции в 1993 г.

Самой большой тайной в ходе избирательной кампании была информация о состоянии здоровья Ельцина. В июле 1995 г. президент перенес первый инфаркт, в октябре 1995 г. – второй. В начале предвыборной кампании 1996 г. его настиг третий, а затем 26 июня в Калининграде, т. е. за неделю до решающего тура голосования Ельцин перенес четвертый инфаркт.

После выборов первой задачей, которую предстояло решить Ельцину, была задача выжить. С середины августа его начали готовить к операции коронарного шунтирования.

Однако после выборов сразу же и крайне негативно обострилась обстановка в Чечне. 9 августа в день инаугурации российского президента в Москве, боевики вошли в Грозный и блокировали все правительственные учреждения и российские части. С чисто военной точки зрения это была авантюра, так как вскоре Грозный был полностью окружен войсками генерала К. Пуликовского, который предложил мирным жителям за 48 часов покинуть город по открытому для них коридору, а боевикам предъявил ультиматум: сдаться или быть уничтоженными авиацией и артиллерией. Однако боевики были почему-то уверены в том, что Пуликовскому не дадут выполнить его угрозу. И действительно, в Чечню прилетел представитель президента генерал А. Лебедь. Он договорился с А. Масхадовым (начальником Главного штаба вооруженных сил Ичкерии) о прекращении боевых действий и выводе российских войск. 31 августа Лебедь подписал с Масхадовым в Хасавюрте соглашение, которое напрямую не затрагивало вопрос о статусе Чечни, но предлагало строить взаимоотношения между Россией и Чечней в соответствии с принципами международного права. Поскольку Чечня признавалась субъектом международного права, чеченские командиры трактовали соглашение как признание независимости Чечни и как свою победу в войне.

К декабрю российские войска полностью покинули пределы Чечни. Чеченская война была трагедией и для русского и для чеченского народа. В итоге войны федеральная сторона не достигла никаких позитивных результатов, а цена ее была огромной. По приблизительным оценкам Госкомстата РФ в результате войны в Чечне погибло 30–40 тыс. чел., большинство из них – мирные жители.

Остановив войну в Чечне даже на таких неопределенных условиях, Лебедь серьезно укрепил свои политические позиции. Тяжелая болезнь Ельцина побуждала многих смотреть на Лебедя как на очередного фаворита скорых президентских выборов. Шли разговоры о возможности прихода Лебедя к власти и до выборов, с опорой на силовые структуры. Ельцин, не уверенный в том, как пройдет операция, и сколько времени он будет реабилитироваться после нее, в октябре отправил Лебедя в отставку. 6 ноября президенту сделали удачную операцию. 20 декабря 1996 г. он совершил первую самостоятельную прогулку...

Экономические итоги 1996 г. выглядели так: объемы ВВП и промышленного производства сократились соответственно еще на 6 % и 5 %, продукция сельского хозяйства – на 7 %, реальные денежные доходы населения – на 0,4 %. Эти итоги говорили о том, что экономического роста, который Ельцин обещал с осени 1992 г. опять не произошло. Хотя и более медленно, но экономика России продолжала падать. Замедление темпов падения было во многом связано с рекордно крупными кредитами, которые международные финансовые организации предоставили России в год президентских выборов. Еще один фактором стал существенный рост мировых цен на минеральное сырье. Тем не менее, спад производства наблюдался практически во всех крупных отраслях промышленности, за исключением газовой. Спад производства в добывающей промышленности составил 4,7 %, а в обрабатывающей – 9,1 %. На предприятиях оборонной промышленности спад составил 30 % . Продолжалось прогрессирующее сокращение производства потребительских товаров, которые вытеснялись импортной продукцией. Резко ухудшилось и финансовое положение сельскохозяйственных предприятий. Если в 1995 году в отрасли убыточных предприятий всех форм собственности было 57 % от общего количества, то в 1996 году – 75 %. Инвестиционный спад 1996 года значительно превысил масштабы предыдущего года, что означало продолжение процесса «проедания» потенциала, созданного в советский период. В то же время основные производственные фонды уже находились за пределами государственного сектора. По оценкам Госкомимущества РФ, доля в ВВП государственного сектора в 1996 г. составила лишь 23 %, приватизированных предприятий (включая корпорации с долей государства) – 39 %, изначально частных предприятий 38%. Процесс приватизации в основном завершился.


2.2. Финансовый кризис 1998 года: причины и следствия
Социально-экономическая ситуация в России в 1997 г. складывалась противоречиво. С одной стороны, страна находилась в глубоком экономическом кризисе. С другой стороны, в 1997 г. произошло некоторое улучшение экономического положения. По официальным данным Госкомстата впервые за годы «радикальных реформ» ВВП в 1997 г. не сократился, а вырос на 0,9 %, объем промышленного производства вырост на 2 %, продукция сельского хозяйства – на 1,5 %, реальные денежные доходы населения – на 6,9 % по отношению к 1996 г.

Эти экономические результаты позволили правительству и президенту во многих официальных заявлениях назвать 1997 г. годом стабилизации и начала экономического роста. В Послании Президента РФ Федеральному собранию на 1998 год говорится: «1997 год положил начало преодолению глубинного социально-политического раскола в обществе ... Экономика стабилизирована, спад остановлен, появились первые признаки роста».

Однако реальная картина была намного сложнее. Действительно часть предприятий приспособились к рынку, что вело к прекращению спада и даже некоторому росту производства. Однако большая часть предприятий едва выживала. Это было связано с рядом причин. Во-первых, многие новые собственники приватизированных предприятий не только не вкладывали деньги в их развитие и модернизацию, а стремились как можно быстрее выжать из этой собственности доход, продавая наиболее ликвидные ресурсы и вывозя деньги за рубеж. Предприятия, лишенные ресурсов для модернизации с 1991 г., не могли конкурировать с импортной продукцией, которая заполонила отечественный рынок после отмены государственной монополии внешней торговли в 1992 г. Конкурировать могли только те предприятия, которые производили и экспортировали нефть, газ, другое сырье.

Наполнение государственного бюджета во многом зависело от доходов, получаемых от экспорта энергоносителей и другого сырья. Но этих доходов было мало. Поэтому страна все больше и больше жила в долг. Так, стабильно рост внешний долг России, который складывался из новых долгов, взятых в постсоветский период, и долга, доставшегося в наследство от СССР. Уже в 1990 и 1991 гг. в условиях объявления всеми республиками своего суверенитета, правительство СССР не смогло выплатить необходимые суммы внешним кредиторам. Россия приняла на себя долги СССР, но с началом реформ тоже не могла их оплачивать, а напротив брала новые долги. В итоге долговое бремя выросло с 95 млрд. долл. до 127 млрд. к концу 1996 г.



Пирамида ГКО. Еще более быстро рос внутренний долг. В 1992 г. правительство Гайдара практически ликвидировала весь внутренний долг СССР, превратив в копейки сбережения населения, размещенные в сберегательных кассах Сбербанка СССР. Но с 1993 г. правительство стало продавать государственные краткосрочные обязательств – ГКО. Через короткий срок (от нескольких дней до 1 года) государство выкупало эти обязательства, и при этом держатели получали очень высокий процент прибыли. Выкуп или погашение ГКО прежних выпусков осуществлялся из суммы, вырученной за продажу очередной порции ГКО. Фактически государство строило «финансовую пирамиду».

Особенно быстро внутренний долг стал нарастать в 1996 г. – в год президентских выборов, когда ГКО размещали под 200 % годовых. К концу этого года внутренний долг составит около 250 трлн. руб., или 45 млрд. долл. по текущему валютному курсу. В 1997 г. ГКО стали продавать «нерезидентам», т. е. иностранным банкам. Вскоре они контролировали не менее 30 % рынка. Это поставило всю пирамиду в зависимое положение от иностранного капитала.

Несмотря на то, что государство так много брало в долг на внешнем и внутреннем рынках, эффективность использования получаемых средств была очень небольшой, поскольку эти средства в существенной степени разворовывались. По итогам изучения ситуации за 1995–97 гг., эксперты Главного управления МВД по экономическим преступлениям пришли к выводу о том, что «60-70 % российских коммерческих и государственных кредитов либо растаскиваются, либо растрачиваются впустую и не погашаются».

В феврале 1998 г. очень солидный и лояльный правительству Экспертный институт Союза промышленников и предпринимателей представил аналитический доклад, в котором говорилось следующее: «Сегодня трудно обвинять во всех неурядицах врагов Президента, ... а есть внутрисистемные трудности функционирования власти, которые наиболее концентрированно выражаются в массовом воровстве». Оценка подтверждалась обширным конкретным материалом.

После выборов президента Ельцина на второй срок реальные рычаги власти в стране стали принадлежать тем немногим крупным банкирам, которые вложили деньги в избирательную кампанию президента. Второе президентство Ельцина вошло в историю как «эра олигархов». О роли олигархов весьма жестко и откровенно высказался известный американский политик и политолог З. Бжезинский: «Я давно уже понял, что прямая финансовая помощь правящей в Москве элите дает два результата. Во-первых, та помощь, которая предназначается для всей России, присваивается и крадется исключительно внутри самой Москвы. Во-вторых, большая часть этой помощи оказывается в карманах нового элитарного класса олигархов, которые не заинтересованы в развитии России. И они направляют большую часть украденных средств на свои счета в западных банках».

На фоне массовой растраты бюджетных средств в 1997 г. резко обострилась проблема невыплаты заработной планы. Весь 1997 г. в стране вспыхивали локальные забастовки и другие акции протеста. Депутаты от левых фракций в Государственной Думе готовили почву для вынесения вотума недоверия правительству. Профсоюзы после долгих сборов наметили на апрель 1998 г. проведение всероссийской акции протеста, которая была направлена главным образом против невыплаты зарплаты.



Отставка правительства. Президент решил упредить такой ход событий. 23 марта 1998 г. Ельцин издал указ об отставке правительства Черномырдина. Этот жест сбил накал профсоюзной акции, но он не привел к улучшению ситуации в стране

Вскоре и. о. премьера был назначен С. Кириенко, весьма молодой человек, без серьезного опыта руководства страной. Дума дважды отклоняла кандидатуру Кириенко и утвердила ее лишь в третий раз, опасаясь роспуска, который в этом случае президент мог осуществить в соответствии с Конституцией. Сильные позиции левых партий в Думе вызывали у Ельцина опасения того, что Дума начнет процедуру импичмента в отношении президента. Поэтому многие обозреватели полагали, что Ельцин навязывал Думе кандидатуру Кириенко именно для того, чтобы спровоцировать ее роспуск.

В мае началась мощная акция шахтеров, перекрывших основные магистрали страны и требовавших отставки президента. Чтобы остановить шахтеров и не допустить цепной реакции в акциях протеста Шахтерам выплатили часть долгов по зарплате и пообещали вскоре выплатить все. Заодно пообещали всем другим.

Это сбило акции протеста, но не остановила планов оппозиции поднять за вопрос об импичменте президента Ельцина. В июне фракция КПРФ совместно с Аграрной депутатской группой и депутатской группой «Народовластие» выступила инициатором выдвижения обвинения против нынешнего Президента Российской Федерации для отрешения его от занимаемой должности.

Основанием для постановки данного вопроса явилось заключение группы авторитетных правоведов о совершении Б.Н. Ельциным в 1991–1998 гг. действий, которые могут квалифицироваться как тяжкие уголовные преступления против российского государства и его граждан. Речь шла о подготовке и заключении Беловежских соглашений, организации государственного переворота в сентябре – октябре 1993 года, превышении пределов властных полномочий при отдании распоряжения о применении военной силы в Чеченской Республике, нанесении ущерба обороноспособности и безопасности Российской Федерации, осуществлении политики геноцида народов России, что выражалось в резком увеличении смертности среди населения страны. Депутаты-коммунисты подготовили «Обоснование постановки вопроса об отрешении Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от должности в связи с совершением им тяжких преступлений», обеспечили его подписание 257 депутатами Государственной Думы и провели через Думу Постановление о формировании депутатской комиссии по импичменту.

Финансовый кризис. А в августе разразился финансовый кризис. Та финансовая пирамида из ГКО, которая обеспечивала кажущееся улучшение экономической ситуации в 1997 г., к лету 1998 г. себя полностью изжила. По данным известного экономиста А. Илларионова, если в 1993 – 1994 гг. из каждых 100 рублей, вложенных в рынок ГКО, государство использовало на свои нужды 74 рубля, то в 1997 г. только 15 рублей, а в 1998 г. – 0 рублей, т. е. все те деньги, которые Минфин получал от размещения очередной партии ГКО, шли уже только на выкуп старых ГКО. Вкладчики осознали, что пирамида ГКО пришла в тупик и стали уходить с этого рынка. Первыми уходили иностранные инвесторы, которые контролировали до 30 % рынка ГКО. Чтобы остановить их, правительство поднимало уровень доходности ГКО, и долговая петля на шее России тем самым все более затягивалась.

14 августа премьер С. Кириенко, министр финансов Задорнов, председатель ЦБ С. Дубинин, А. Чубайс и Е. Гайдар собрались и приняли решение прекратить выплаты по ГКО, отпустить курс рубля по отношению к доллару и начать переговоры по реструктуризации внешнего и внутреннего долга. Для частных банков был установлен мораторий на выплату обязательств и долгов нерезидентам в течение 90 дней. Тем самым правительство фактически взяло на себе ответственность за долги этих банков. В результате таких действий курс рубля резко упал, цены стремительно понеслись вверх. Страна оказалась на грани социального взрыва.

Первой реакцией Ельцина на кризис 17 августа была отставка Кириенко и приглашение на пост премьера Черномырдина. Однако Дума большинством голосов дважды отклонила кандидатуру Черномырдина. И Ельцин уже не решился предлагать его в третий раз.

Тогда возникла компромиссная кандидатура Е. Примакова, известного политика, министра иностранных дел РФ с 1996 г. Кандидатура была приемлема для большинства депутатов Думы. Примаков пригласил в правительство в качестве вице-премьера представителя КПРФ Ю. Маслюкова, что говорило о его готовности внести существенные коллективы в экономический курс. Такие кадровые назначения стабилизировали политическую обстановку в стране.

Экономическая политика Примакова – Маслюкова дала неожиданный для их оппонентов успех. Он выражался в быстром росте отечественного товарного производства, который был стимулирован сокращением импорта. Слишком дорогой доллар делал импорт очень дорогим, и отечественные товары стали пользоваться спросом.

Деятельность правительства Примакова получила поддержку в Думе со стороны левых и центристских фракций. Эта поддержка позволила Примакову провести через Думу достаточно жесткий, по сути дела, чрезвычайный бюджет. Депутаты левых фракций в основном голосовали за бюджет и тем самым разделили ответственность с новым Правительством РФ за возможные политические, экономические и социальные последствия политики Примакова.

1998 г. заканчивался в ситуации, когда сформировалась новая расстановка политических сил. Президент и его администрация были отодвинуты от определения текущей экономической политики. Правительство впервые получило поддержку со стороны левой части Думы. Резко вырос личный рейтинг Примакова. Многие аналитики говорили фактически о конце «эпохи Ельцина».

«Отечество». В этих условиях московский мэр Ю. Лужков создал общественно-политическое движение «Отечество». 19 декабря 1998 г. состоялся учредительный съезд движения «Отечество», который принял «Программные тезисы». Они провозглашали отказ от политики вульгарного монетаризма как не отвечающей интересам и условиям России и требовали наказание по всей строгости закона авторов финансовых пирамид, ограбивших народ и государство.

Следует подчеркнуть, что с момента создания «Отечества» Лужков стал резко критиковать курс реформ, проводившийся под руководством Б. Ельцина. Эта критика воспринималась Кремлем как проявление президентских амбиций Лужкова. И действительно, в конце 1998 г. он рассматривался как лидер среди претендентов на пост президента в 2000 г. Новое движение и растущая популярность Ю. Лужкова вызвала серьезную озабоченность Кремля. Не меньшую озабоченность вызывал и высокий рейтинг Е. Примакова. Эти опасения кремлевской администрации и определили ход развития событий в следующем 1999 г.




    1. Политические баталии 1999 года

Общую оценку ситуации в стране в начале 1999 г. позволяют выявить результаты опроса, проведенного ВЦИОМ в мае по аналогии с опросом, проведенном накануне выборов Государственную Думу в мае 1995 г.

Сравнение данных опросов показывает, что оценки положения изменились к худшему. «Плохим» и «очень плохим» положение в своем городе, районе в 1995 г. считали 50 %, а в 1999 г. – 68 %. Экономическое положение России оценивали как «плохое» и «очень плохое» 68 % респондентов в 1995 г. и 83 % в 1999 г.

Импичмент. На 13 мая в Думе было назначено рассмотрение вопроса об отрешении от должности президента Б. Ельцина. Накануне голосования Ельцин неожиданно отправил в отставку правительство Примакова. По мнению многих экспертов, Примаков был «наказан» за то, что не пригрозил депутатам уйти в отставку в случае начала процедуры импичмента. Этот шаг был направлен и на то, чтобы в случае неблагоприятного для президента итога голосования в Думе пост премьера занимал лояльный Ельцину человек. По Конституции, в случае ухода президента со своего поста, его обязанности исполнял премьер до проведения новых выборов. Новым премьером стал С. Степашин.

Правительственный кризис не помешал депутатам обсудить вопрос об импичменте в назначенный срок. В ходе выступлений лидеров думских фракций и групп никто из выступавших не решился позитивно оценить действия Ельцина и просто опровергнуть предъявленные ему обвинения. Те, кто выступал против импичмента (например, лидер НДР В. Рыжков) мотивировали свою позицию только интересами сохранения стабильности в стране.

Для положительного решения вопроса об импичменте на думском этапе необходимо было получить две трети голосов от числа депутатов Думы, хотя бы по одному из пяти обвинений. Утром в день решающего голосования большинство депутатов высказывали мнение о том, что импичмент состоится по крайней мере по вопросу, связанному с чеченской войной. Зарегистрировалось 386 человек, хотя по подсчетам работников аппарата в здании Думы находилось 400–410 депутатов из 440 имевших полномочия. Бюллетени взяли всего 348 чел. Жириновский запретил своей фракции брать бюллетени и строго контролировал это. В кулуарах депутаты утверждали, что Жириновский попросту продал голоса своей фракции администрации президента. Депутаты левых фракций (209 человек) явились на голосование практически в полном составе (один больной) и солидарно проголосовали за импичмент, дав 209 голосов.

Фракция «Наш дом Россия» объявила о решении солидарно голосовать против импичмента в любом виде, и 43 члена фракции из 60-ти так и сделали, но 21 депутат этой фракции на голосование не явился.

Фракция «Яблоко» приняла решение о солидарном голосовании за импичмент по вопросу о Чечне. Но на голосование пришили 43 из 46 «яблочников», «за» обвинение по Чечне голосовало только 37 человек.

Группа «Российские регионы» (44 чел) не принимала какого-либо солидарного решения по вопросу об импичменте. Но по Чечне «за» собирались голосовать очень многие. Президентская администрация активно работала с этими депутатами. И вот накануне голосования стало известно, что ряд членов этой группы намерен голосовать не по Чечне, а по другим пунктам обвинения, причем по таким, которые не имеют шансов пройти при голосовании.

Примерно так же действовали и ряд депутатов из других групп. В итоге произошел разброс голосов – за импичмент голосовало в целом более 300 депутатов, но по каждому конкретному пункту всегда менее 300: по пункту обвинения в развале СССР – 241 голос; за события 1993 года (расстрел Белого дома) – 263; за войну в Чечне – 247, за развал Вооруженных Сил – 240; за политику геноцида по отношению к народам РФ – 236 голосов. Импичмент не получился уже на первом, думском, этапе.

Преодолев опасность импичмента президент и его окружение сосредоточились на подготовке к очередным думским выборам, намеченным на декабрь. При этом ставились следующие задачи: нанести КПРФ поражение на выборах в Думу в декабре 1999 г. и нанести поражение блоку «Отечество», чтобы ослабить его позиции на президентских выборах в 2000 г.

В ходе решения этих задач весной на первый план была выдвинута задача создания крупного пропрезидентского блока с опорой на губернаторов и с антилужковской направленностью. Кремль стремился столкнуть провинции с «московским кланом» Лужкова и тем самым лишить Лужкова региональной поддержки как на парламентских, так и на президентских выборах.

Для этого в апреле 1999 г. был создан блок «Вся Россия». Инициаторами создания «Всей России» были президенты нескольких национальных автономий, прежде всего М. Шаймиев (Татарстан), М. Рахимов (Башкирия) и Р. Аушев (Ингушетия). Из лидеров русских субъектов федерации ведущую роль в движении играл петербургский губернатор В. Яковлев. В движение вошли большинство депутатов Думы из группы «Российские регионы», а также 20 членов Совета Федерации.

Летом этот блок неожиданно преподнес Кремлю неприятный сюрприз. Его лидеры приняли решение сформировать единый избирательный блок с движением Лужкова. Это решение последовало потому, что Лужкову удалось достигнуть договоренность с Е. Примаковым, чья популярность только выросла после отставки. Оценивая потенциал такого союза весьма высоко, лидеры «Всей России», несмотря на противодействие Кремля, в августе официально создали общий блок с «Отечеством» под названием «Отечество – Вся Россия» (ОВР), и Е. Примаков его возглавил. К ОВР вскоре присоединилась часть Аграрной партии во главе с М. Лапшиным. Объективно создание ОВР означало, что влиятельная часть губернаторов не верит в силы прежнего президента.

В этой ситуации сменивший в мае Примакова новый премьер С. Степашин также отказался от активной борьбы против блока Примаков – Лужков.

В августе Ельцин отправил С. Степашина в отставку и назначил главой правительства В. Путина. Смена главы правительства оказалась очень удачным шагом. Назначение Путина совпало с обострением ситуации на Северном Кавказе. Напав на Дагестан, чеченский террорист Ш. Басаев переполнил чашу терпения в российском обществе. Ситуация в Чечне воспринималась болезненно всем русским народом. После Хасавьюртовских соглашений и вывода российских войск в Чечне не наступил мир и спокойствие. Напротив, продолжался беспредел по отношению к русскому населению (русских людей брали в заложники, годами держали в рабстве и т. п.). От разгула преступности страдали и мирные чеченцы и соседние регионы. Поэтому, когда новый глава правительства твердо сказал и делом стал доказывать свою решимость положить этому конец, он был обречен на то, чтобы стать популярной фигурой в России. Что и произошло за сентябрь – декабрь 1999 г.

Популярность Путина стала важным и самостоятельным фактором, который сказался на результатах думских выборов в декабре 1999 года и открыл перед Путиным перспективы успеха на выборах президентских.

Для победы на думских выборах Кремль создал Межрегиональное Движение «Единство», которое получило название «Медведь». Первую тройку избирательного списка движения составили министр МЧС С. Шойгу, известный борец А. Карелин, и отставной милицейский генерал А. Гуров, который получил известность как специалист по борьбе с мафией. Формально движение было создано по инициативе трех десятков губернаторов, однако организатором блока была кремлевская администрация, а подлинным автором проекта называли банкира Б. Березовского. Эту точку зрения подтвердил хорошо информированный В. Черномырдин, который сказал буквально следующее: «У «Единства» нет идеологии, а есть один Березовский Борис».

Однако Черномырдин был не прав. Движение «Единство» имело весьма выигрышную в тех условиях идеологию. Блок «раскручивался» в СМИ как некая «неполитическая» и «внеидеологическая» структура, во главе которой стоят «настоящие мужики», люди, которые на практических делах доказали свою способность добиваться позитивных результатов. Именно под эту идеологию и был выдвинут в лидеры С. Шойгу, который до этого сторонился активного участия в политике, хотя ранее и состоял в НДР. Политтехнологи Кремля решили сыграть на усталости масс от политики, недоверии ко всем политическим деятелям последних лет. Ставка делалась на то, что какая та часть народа проголосует за свежие «аполитичные» лица – хорошего С. Шойгу, популярного А. Карелина, и борца против мафии А. Гурова и отберет голоса у блока ОВР. Иными словами, задача «неполитического» блока была самой, что ни на есть политически актуальной.

Формально блок «Единство» не вел активной кампании против ОВР. Эту задачу решали электронные СМИ, находящиеся под контролем Администрации Президента РФ. Несколько откровенно враждебных передач, осуществленных в октябре на ОРТ журналистом С. Доренко, повлекли за собой заметное снижение рейтинга Лужкова и ОВР (с 29 % до 21 %). Это еще раз доказало факт сильного воздействия СМИ на позиции избирателей, хотя ничего нового о Лужкове россияне не узнали. Антилужковская кампания явно отнимала какую-то часть голосов у ОВР, однако не могла помешать блоку составить крупную фракцию в Думе. Этому способствовало и лидерство в блоке Е. Примакова

Парламентские выборы 1999 г. Итоги выборов в Думу третьего созыва показали определенные изменения в расстановке сил в стране. Эти изменения хорошо видны в представленной ниже таблице, где приведены основные результаты всех думских выборов постсоветского времени.

Какие основные тенденции прослеживаются на фоне этих данных?

Правые радикалы (сторонники Е. Гайдара), представленные в 1999 г. блоком «Союз правых сил» во главе с С. Кириенко, по сравнению с 1995 г. более чем удвоили свой результат, но по сравнению с 1993 г. их успех выглядел скромным. КПРФ не только сохранила, но и несколько укрепила свой успех, достигнутый в 1995 г. Очевидно устойчивое и существенное падение доли избирателей, голосующих за Жириновского и менее существенное падение доли сторонников Явлинского. На выборах 1999 г. появилась «партия власти» (ОВР, московско-региональный блок), оппозиционная Кремлю, но она набрала только 12 % голосов. А ее главный соперник – проправительственный блок «Единство» получил в 2 раза больше, лишь немного уступив КПРФ. Для команды Ельцина это был очень серьезный успех в борьбе против ОВР. Практически все политологи были согласны, что своим успехом «Единство» обязано не столько Шойгу и Карелину, сколько Путину, который имел очень высокий рейтинг популярности в стране в декабре 1999 г.

Таблица 1.



Количество голосов (в %), поданных за партийные списки




Партии, блоки

1993 год

1995 год

1999 год

КПРФ

12,4

22,3

24,55

ЛДПР

22,9

11,18

6,18

Яблоко

7,86

6,89

5,94

Правые радикалы


15,5

(Выбор России, Гайдар)



3,86 (ДВР, Гайдар)

8,63 (СПС, Кириенко)

Проправительственные партии

6,7 (ПРЕС), 8,13 (Женщины России)

10,1 (НДР)


23,88 (Единство)

«Партия власти», оппозиционная Кремлю

-

-


11,98 (ОВР)

Успех блока «Единство» убедил Ельцина в том, что у Путина есть реальные шансы выиграть президентские выборы. Это означало, что преемником Ельцина станет человек, который обязан Ельцину своим выдвижением и который дал обещание не допускать преследования Ельцина после его отставки. Ельцин очень боялся такого преследования, тем более что материалы, собранные думской комиссией по импичменту, были весьма весомыми.

С тем чтобы использовать момент наивысшей популярности Путина и дать ему наибольшие шансы на победу в президентских выборах, Б. Ельцин накануне нового 2000 г. объявляет о своем решении досрочно уйти в отставку. Большинство населения страны с радостью встретили эту новость. По данным трех декабрьских (1999 г.) опросов, проведенных фондом «Общественное мнение» (ФОМ), ему доверяли 3–5 %, не доверяли 85–89 % населения России.

Такая отставка делала Путина исполняющим обязанности президента и вела к переносу президентских выборов с июня на март. В марте 2000 г. выборы состоялись. Победителем уже в первом туре стал В. Путин. Россия вступила в новую политическую эпоху.

Каковы же главные итоги реформ, осуществленных Ельциным?

В политическом плане страна далеко ушла от однопартийной системы, формальных безальтернативных выборов в органы власти, официальной идеологии. Россия стала страной открытой миру. Граждане России получили возможности свободно выезжать из страны и возвращаться, работать и учиться за границей.

В экономическом плане главным позитивным моментом для граждан страны было то, что товары со всего мира наполнили российские магазины, исчезли очереди и т. д. В то же время объективные социально-экономические результаты были просто удручающими. Если за советский период ценой огромных усилий Россия сделала огромный рывок вперед и в 2–3 раза сократила свое отставание от ведущих держав мира (США, Англии, Франции, Германии), то за 1991 – 1999 г. это отставание вновь резко увеличилось и вернулось к пропорциям начала 20 века. Так, если в 1913 г. душевой национальный продукт в России составлял 10 % от уровня США, а в 1986 г. – 56 %, то в 1999 г. он составил 15 %.

Наиболее представительным и емким показателем, который объективно характеризуют уровень социально-экономического развития любой страны, является Индекс развития человеческого потенциала, вычисляемый экспертами ООН в рамках специальной Программы развития (ПРООН). Этот индекс составляется на основе трех показателей: душевой ВВП (совокупность товаров и услуг), уровень образования, продолжительность жизни. За период 1913 – 1990 гг. этот индекс вырос в России в 4,5 раза, в Великобритании – в 2 раза, в США – в 2,3. В 1980-е гг. по индексу человеческого потенциала СССР уверенно входил в третью десятку стран мира (26–29 места). По докладу ПРООН за 1999 г. – Россия находилась на 71 месте в мире по этому показателю. Эти показатели говорили о том, что стратегия реформ, избранных Ельциным была далеко от оптимальной. Простой народ заплатил за нее большую цену.



Оглавление
Введение 3

Глава 1. Россия в эпоху первого президентства Ельцина 3

Глава 2. Россия в эпоху второго президентства Ельцина 28

Россия в 1991 – 1999 годах.

Учебное пособие

Редактор Н. В. Лукина
Подписано в печать . Формат 6084 1/16.
Бумага офсетная. Печать офсетная. Гарнитура «Times New Roman».
Печ. л. 3,5. Тираж экз. Заказ .

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––



Издательство СПбГЭТУ «ЛЭТИ»
197376, С.-Петербург, ул. Проф. Попова, 5






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница