Учебное пособие Издание второе, переработанное и дополненное Москва




страница1/18
Дата13.06.2016
Размер4.9 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18






ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

3. Д. Попова, И. А. Стернин



ОБЩЕЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ

Учебное пособие

Издание второе, переработанное и дополненное

Москва




ЛИНГВИСТИКА И МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ: ЗОЛОТАЯ СЕРИЯ

ББК 81(075.8) УДК81я73-1 1158

Подписаио в печагь 14.11.06. Формат 84x108 'п.. Усл. нсч. л. 21.84. Тираж 2000 экз. Заказ № 4-127 :)

Попова, З.Д.

П58 Общее языкознание. Учебное пособие / З.Д. Попова, И.А. Стернин. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ACT: Восток - Запад, 2007. — 408, [8] с. — Лингвистика и меж­культурная коммуникация. Золотая серия).

[SBN 5-17-042099-4 (ООО «Издательство ACT») ISBN 5-478-00516-9 (ООО «Восток — Запад»)

В пособии по курсу «Общее языкознание» раскрываются основные проблемы теоретического языкознания с учетом современных достиже­ний отечественной и зарубежной лингвистики и исследований теорети­ко-лингвистической школы Воронежского государственного универси­тета.

Для студентов старших курсов, магистров и аспирантов филологи­ческих специальностей университетов.

Рецензенты:

Н. В. Уфимцева, доктор филологических наук, профессор, старший научный сотрудник Института языкознания РАН

В. К. Харченко, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой общей филологии Белгородского государственного универ­ситета

© 3. Д. Попова, И. А. Стернин, 2007 © «Восток — Запад», 2007



От авторов

Теоретическое языкознание, решающее фундаментальные вопросы, которые выдвигает перед языковедами научный и технический прогресс, быстро и безостановочно развивается. Этот отдел науки о языке, известный в XIX и XX веках как общее языкознание, в последнее время получил новое назва­ние — теория языка.

Всем этим объясняется появление новых учебников по общему языкознанию через сравнительно небольшие проме­жутки времени. Вот только некоторые из них: Кодухов В. И. Общее языкознание. М., 1974; Головин Б. Н., Березин Ф. М. Общее языкознание. М., 1979; Общее языкознание / Под общ. ред. А. Е. Супруна. Минск, 1983; Савченко А. Л., Иоффе В. В. Общее языкознание. Ростов-на-Дону, 1985; Чесноков П. В. Спорные проблемы курса «Общее языкознание». Таганрог, 1996; Гречко В. А. Теория языкознания. Ч. 1. НН., 1995. Ч. 2. НН., 1998; Хроленко А. Т. Теория языка. Курск, 2002; Пищачь-никова В. А. Общее языкознание. М., 2003 и другие. В каждом новом учебнике или пособии отражены какие-то новые идеи, более подробно и обстоятельно рассмотрены вопросы, которые ранее были только намечены, предложены решения вопросов, ранее вызывавших бурные дискуссии и т. п. Наша работа не является исключением.

В 1987 г. в Воронеже вышло учебное пособие 3. Д. По­повой «Общее языкознание». За прошедшие после этого поч­ти два десятилетия были выполнены новые, исследования и накоплены новые материалы по ряду теоретических проблем, что потребовало нового издания. В 2004 г. расширенное и дополненное «Общее языкознание» было переиздано 3. Д. Поповой и И. А. Стерниным. Расширенным и допол­ненным является и новое предлагаемое вниманию читателей издание (2007).

Авторы учебника разрабатывали проблему системности языка (3. Д. Попова), проблемы речевой деятельности и рече-

От авторов

вого воздействия (И. А. Стернин). а также и другие теоретиче­ские проблемы языкознания (совместно). Откорректированы в соответствии с новыми разработками отечественных и зару­бежных теоретиков языка и все стальные разделы, б которые также вошли результаты исследований как самих авторов, так и их учеников ч рамках теоретико-лингвистической школы

Воронежского университета

Краткость изложения некоторых тем, а также исключение деталей и подробностей в изложении полемических точек зре­ния в пособии объясняются его учебной направленностью. По­ясняя теоретические положения не более чем одним-двумя примерами, авторы исходят из того, что студенты старших курсов филологических факультетов, магистры и аспиранты уже располагают достаточным запасом лингвистических зна­нии и не нуждаются в разъяснении многих категорий и терми­нов, известных из курса «Введение в языкознание» и других уже изученных ими лингвистических дисциплин.

Учебный жанр издания побудил авторов отойти от рас­пространенной практики указывать в пособии всю использо­ванную литературу. Теоретические положения создателей фундаментальных лингвистических концепций и авторов ра­бот, содержание которых излагается в пособии, как правило, даются без отсылок к их трудам. В конце ряда разделов в списке литературы указываются книги, на основе которых написан данный раздел, а также те, которые содержат авто­ритетное изложение концепций, критикуемых в разделе. Та­ким образом, список литературы содержит лишь указание на более подробное изложение тех теорий, которые рассматри­ваются к разделе, но не является библиографическим указа­телем по данной теме. При необходимости критически мыс­лящий читатель по этим источникам сможет прокорректиро­вать наше изложение.

Учебным целям служит и система подачи собственных имен лингвистов. При первом упоминании автора той или иной концепции сообщается его полное имя и некоторые све­дения о нем. В дальнейшем при частом повторении фамилии этогс ученого его инициалы не воспроизводятся в соответст­вии с практикой устной научной речи.



От авторов

Пособие рассчитано на студентов, говорящих и обучаю­щихся на русском языке: теоретические положения разъясня­ются в основном на примерах из русского языка; иноязычные примеры толкуются с помощью русских эквивалентов.

Переработка пособия завершена в 2006 г. и отражает со­стояние разработки освещенных в нем теоретических проблем на этот период.

Общее языкознание как раздел науки о языке

«Изучать язык с лингвистической точки зрения — это значит прийти к построению системы общей лин­гвистики».



Ж. Вандриес. Язык. М, /957. C.2I7.

Все языки человечества являются средством общения лю­дей; их устройство и функционирование определяются осо­бенностями устройства и функционирования человеческого мозга, органов речи и слуха, которые одинаковы у всех людей. Возникновение и развитие языков также зависит от общих для всех народов основных закономерностей социально-экономического и культурно-исторического развития. Поэтому в развитии и жизни разных языков действуют общие законо­мерности.

Чтобы лучше разобраться в истории, устройстве и функ­ционировании отдельного языка, необходимо понимать общие законы происхождения и развития, устройства и функциони­рования человеческих языков вообще: ведь каждый язык — только часть общей языковой картины человечества. Вот по­чему изучение конкретного языка — русского, английского, испанского, арабского, японского и любого другого — обяза­тельно дополняется изучением теоретических проблем.

Теоретическое языкознание (или «общее языкознание», как называется этот курс в учебных планах филологических факультетов университетов) — отдел науки о языке, который изучает основные закономерности происхождения, развития, устройства и функционирования языков в тесной связи с про­блемами философии, нейрофизиологии, психологии, социоло­гии, логики, антропологии, этнографии, культурологии и дру­гих смежных наук.

Общее языкознание как раздел науки о языке 7

Теоретическое языкознание разрабатывает методы и приемы лингвистического исследования, которые используют­ся в частных разделах языкознания.

Теоретическое языкознание также выявляет, обобщает и ищет пути прикладного использования результатов лингвисти­ческих исследований.

В настоящее время основными прикладными сферами использования теоретических достижений языкознания явля­ются следующие: преподавание родного и иностранного язы­ков в опоре на описание этих языков, сделанное лингвистами; исследование истории народа и его культуры по данным язы­ка — по этимологии слов и фразеологизмов, лингвокультуро-логическому анализу развития словаря; расшифровка древ­них текстов и рукописей; лингвистическая идентификация личности по устной речи и почерку; установление авторства и интерпретация смысла текстов; разработка новых систем связи; создание эффективных рекламных текстов; машинный перевод; разработка систем синтеза и анализа речи для авто­матических систем (роботов); реабилитация людей, стра­дающих расстройствами речи; лингвистическая экспертиза текстов и др.

Теоретические знания рождаются из результатов практи­ческого изучения конкретных языков. В свою очередь они ока­зывают влияние на совершенствование принципов и методов изучения конкретных языков. Изучение отдельных языков и групп языков (русистика, германистика, индология, арабисти­ка и т. д.) и теория языка находятся в постоянном взаимодей­ствии: все новое, что находят в изучаемых языках лингвисты, сразу же осмысляется и входит в теорию языка; каждое новое теоретическое достижение обогащает практику исследования конкретных языков, отражается на трактовках и определениях, ведет к изменениям в изучении и преподавании языков.

Тема 1

Из истории теоретического языкознания

Теоретическое (общее) языкознание как особый отдел науки о языке выделилось только в XIX в., но оно появилось не на пустом месте — оно унаследовало проблемы и идеи, ко­торые обсуждались философами, логиками и филологами с древнейших пор, с того времени, как люди осознали существо­вание разных языков, необходимость филологической работы над текстами, сложность изучения и преподавания языков.

История языкознания в настоящее время глубоко и со­держательно разработана. С ней можно познакомиться по та­ким, например, книгам, как: Звегинцев В. А. История языко­знания XIX-XX веков в очерках и извлечениях. Ч. I. M., 1964; Ч. 2. 1965; Березин Ф. М. История лингвистических учений. М., 1975; Кондрашов H.A. История лингвистических учений. М., 1979; Амирова Т. А., Ольховиков Б. А., Рождественский Ю. В. Очерки по истории лингвистики. M, I979; Бороннико-ва Н. В., Левицкий Ю. А. Лекции по истории лингвистики. Пермь, 2002.

В нашем пособии читатель найдет только краткий очерк становления проблематики теоретического языкознания в той мере, в какой это необходимо для обсуждения соответствую­щих проблем в основной части курса.



Теоретические аспекты описания языков в древнем мире и в средние века

С древнейших времен существовала профессия перево­дчика: ее вызвали к жизни военные походы и путешествия. Та­кой же древней является профессия учителя родного и ино-

Из истории теоретического языкознания 9

странного языков. Люди овладевали ораторским искусством, учились читать и писать. Несколько позже возникла специаль­ность филолога — толкователя древних литературных, обычно культовых, религиозных, или фольклорных, художественных текстов, отдельные места которых с течением времени стано­вились непонятными.

Древнейшие практические грамматики родного языка были написаны в Индии и Греции. В Индии уже в V-IV вв. до н. э. существовали описания фонетики и словообразования древнеиндийского литературного языка — санскрита. В Гре­ции в IV в. до н. э. была разработана классификация частей речи, определены многие грамматические категории, создана грамматическая терминология.

В китайском языкознании на рубеже нашей эры были соз­даны учения о фонетике, о тонах и рифмах, разрабатывались нормы орфоэпии, рождались словарные труды.

В средние века большого развития достигло арабское язы­кознание, наиболее ярким достижением которого было созда­ние словарей разных типов. В этот же период создаются грам­матики древнееврейского языка, осмысляется близость ара­мейского, древнееврейского и арабского языков.

Теоретическими проблемами языка в древнем мире и в средние века занимались философы и логики. В центре их внимания была проблема происхождения языка. Ученые древ­ней Индии признавали божественное происхождение языка. В Древней Греции обсуждался вопрос: рождается ли слово вме­сте с вешью или создается человеком, который и присваивает вещи ее название? Спор продолжался и в средние века и по­служил основой для постановки ряда лингвистических про­блем в XVII-XVIII вв.

В Новое Время, в период создания национальных госу­дарств в Европе возрос интерес к национальным языкам. В XVI-XVII вв. создаются грамматики европейских языков, в том числе и первая славянская грамматика.

В этот период получила широкое распространение фило­софия рационализма, наиболее развернуто изложенная Де­картом. Эта философия выдвинула в качестве основы науч-

_10 Тема 1

ного познания разум (лат. ratio), теоретическое мышление. С позиций рационализма философы XVII и XVIII вв. обсужда­ли вопросы о происхождении языка, о связи слова и понятия, о знаковой природе слова, о создании единого языка челове­чества. В свете идей рационализма французские ученые XVII в. Антуан Арно и Клод Лансло создали «Всеобщую ра­циональную грамматику». Они исходили из того, что язык основан на разуме, связан с мышлением. Категории разума едины для всего человечества, универсальны, хотя и выра­жаются на разных языках по-разному. В основу описания языка Арно и Лансло положили категории логики. Почти столетие лингвисты следовали теоретическим позициям и ус­тановкам Рациональной грамматики. Направление в изучении и описании языка, созданное Арно и Лансло, получило на­звание логицизма.



Возникновение сравнительно-исторического языкознания

По мере развития мореплавания, торговли, колониальных захватов европейцы сталкивались все с большим числом неве­домых ранее языков, на которых говорили народы Азии, Аф­рики, Америки. Первыми знакомились с этими языками хри­стианские миссионеры, которые поселялись среди порабощен­ных народов, чтобы обратить их в веру завоевателей. Записи языкового материала, которые вели миссионеры, стекались в столицы крупнейших европейских государств — Рим, Лондон, Мадрид, Москву и другие. Появились первые публикации, представлявшие собой поначалу коллекции записей. В XVIII в. стала широко обсуждаться мысль о существовании родствен­ных и неродственных языков. Были определены отдельные группировки родственных языков. Например, М. В. Ломоносов указал на родство славянских и балтийских языков, на сходст­ва между некоторыми европейскими языками.

Толчком к установлению родственных связей между языками послужило знакомство европейских ученых в конце

Из истории теоретического языкознания 1 1

XVIII — начале XIX в. с древнеиндийским литературным языком — санскритом. Совершенно неизвестный до того времени в Европе, этот язык оказался очень близким к хоро­шо знакомым латинскому и греческому языкам. Обнаруже­ние совпадений слов и форм между языками, не имевшими никаких контактов на протяжении тысячелетий, привело к мысли об их происхождении от одного и того же праязыка, который когда-то распался и породил семью родственных языков.

Труды немецких ученых первой четверти XIX в. Франца Боппа, Якоба Гримма, датчанина Расмуса Раска, русского лин­гвиста Александра Христофоровича Востокова заложили осно­вы сравнительно-исторического языкознания. Сопоставляя сло­ва и формы одного языка на разных этапах его развития, срав­нивая слова и формы родственных языков друг с другом, лингвисты установили закономерные, регулярно повторяющие­ся соответствия, требующие научного объяснения. Язык имеет историю, он развивается по определенным законам, один язык может дать начало семье родственных языков — эти совершен­но новые для начала XIX в. идеи резко изменили содержание и направление развития лингвистической науки. Ее предметом стало изучение истории и родственных связей языков мира.

Из совокупности научно обоснованных приемов сопос­тавления слов и форм возник сравнительно-исторический ме­тод — первый собственно лингвистический метод изучения языков.

Сама идея сопоставления языков высказывалась и раньше. Еще в XI в. был написан остававшийся неизвестным в Европе до XX в. выдающийся труд Махмуда Аль Кашгари «Диван ту­рецких языков». Это было серьезное сравнительное описание тюркских языков.

Но только в XIX в. идея сопоставления языков легла в ос­нову целого научного направления, которое эффективно раз­вивалось несколькими поколениями лингвистов разных стран и стало богатым источником теоретических идей. Этот мощ­ный источник и породил теоретическое (общее) языкознание как самостоятельный отдел науки о языке.

12_ Тема 1

В. Гумбольдт — создатель общего языкознания как отдела лингвистической науки

Основателем общего языкознания стал выдающийся не­мецкий ученый начала XIX в., философ и филолог в широком смысле этого слова Вильгельм Гумбольдт.

В опубликованном уже после его смерти в 1836 г. труде «О языке кави на острове Ява» Гумбольдт поставил важней­шие проблемы теории языка: сущность языка, язык и мышле­ние, происхождение языка, язык и народ, язык и человек, ис­торическое развитие языка, язык и культура, внутренняя фор­ма в языке, знаковая природа языка, язык и речь, субъективное и объективное в языке, системность языка и некоторые другие.

Гумбольдт разделял философские идеи Гегеля. Принимая многие идеалистические постулаты (существование божест­венного начала, человеческой души, народного духа и другие), он в то же время был диалектиком: в центре его внимания был язык как вечно движущееся явление, как энергия, преодоле­вающая в своем развитии противоречия. Именно в этой части учение Гумбольдта наиболее плодотворно. Ответы Гумбольдта на поставленные им теоретические вопросы вызвали полеми­ку, не завершившуюся до сих пор. Значение деятельности Гумбольдта состоит, прежде всего, в том, что он охватил еди­ным взором широчайший круг теоретических проблем языко­знания и определил содержание нового отдела лингвистики, получившего при своем возникновении название «общее язы­кознание».

С середины XIX в. начинают формироваться направле­ния и школы теоретического языкознания, различия между которыми определяются, прежде всего, тем. как их предста­вители решают вопрос о сущности языка и его связи с мыш­лением.

Из истории теоретического языкознания



Натурализм — наивно-материалистическое направление в теоретическом языкознании середины XIX в.

Известный немецкий лингвист, много сделавший для срав­нительно-исторического изучения индоевропейских языков, специалист по литовскому языку. Август Шлейхер создал тео­рию о естественном, природном организме человеческого языка, который рождается, растет, стареет и умирает как живое суще­ство, независимо от воли человека. Увлекаясь идеями Ч. Дарвина, Шлейхер полагал, что организмы языка делятся по­добно животным на семейства, роды, виды, подвиды и инливи-ды. Они скрещиваются и борются за существование. Из одного языка может вырастать, как из корня, множество новых орга­низмов. Диалекты и языки бесписьменных народов находятся в возрасте «детства человеческого языка» и представляют особый интерес для изучения, так как они растут естественно.

Исповедуя философию наивного материалистического монизма, который признает наблюдаемое явление, но не при­знает его сущности, не данной в прямом наблюдении, Шлейхер не интересовался вопросом об отношении языка к мышлению. Он относил языкознание к естественным наукам и призывал наблюдать за организмами языка, подчеркивая важ­ность изучения роста и развития языков.

Истолкование природы и сущности языка с помощью ана­логий из мира растений и животных в настоящее время не мо­жет быть принято всерьез, однако натурализм имел и положи­тельные следствия. Терминология исторического языкознания (генеалогическая классификация языков, семья языков, ветвь языков, дерево языков, живые и мертвые языки, организм язы­ка, родственные и неродственные языки и мн. др.) сохраняет на себе печать натурализма. Концепция Шлейхера способство­вала возникновению диалектологии и изучению контактов ме­жду языками, в том числе неродственными. Без знания идей натурализма многие моменты в становлении современной нау­ки о языке были бы неясными. Все это обеспечивает теории Шлейхера место в истории теоретического языкознания.

14 Тема 1

Психологизм в языкознании XIX в.

В середине и второй половине XIX в. распространяется осмысление и истолкование природы языка как одного из про­явлений психики человека. К этому времени большие успехи сделала молодая тогда наука — психология. Немецкий психо­лог И. Гербарт открыл ряд закономерностей (ассоциативные процессы) в психической деятельности человека, хотя, в соот­ветствии с уровнем психологической науки своего времени полагал, что изучает «душу» человека.

Открытия психологов по-разному использовались лин­гвистами, создавшими в рамках психологизма несколько тео­ретических концепций.

Язык и народная психология в теории Г. Штейнталя

Немецкий языковед Гейман Штейнталь свое психологиче­ское понимание природы языка хорошо выразил в следующем определении: язык — это выражение осознанных внутренних психических и духовных движений, состояний и отношений посредством артикулированных звуков. Изучение языка долж­но опираться на психологию, а не на логику, как это было раньше. Язык, по мысли Штейнталя, создается в обществе. Не отдельный человек создает язык, а общество. Если человек го­ворит, а его понимают, значит, то, что он говорит, уже присут­ствовало в уме слушателя до момента речи.

Штейнталь, таким образом, обратил внимание на общест­венные факторы в языковой деятельности. Развивая одну из идей Гумбольдта, он находил связь между типом языка и куль­турой народа. По словам Штейнталя, изучение языка приводит к пониманию законов душевной жизни в коллективах (нацио­нальных, политических, религиозных и т. п.): через типы языка познаются типы мышления и культура народов.

Эти и другие плодотворные идеи Штейнталя не полу­чили у него самого разработки на конкретном языковом ма-

Из истории теоретического языкознания 15

териале, однако они так же, как его критика логицизма, на­турализма, целый ряд положений об особенностях устрой­ства и функционирования языка, были развиты его последо­вателями и оказались полезными для теоретического языко­знания.



Проблема связи языка и мышления в концепции А. А. Потебни

Александр Афанасьевич Потебня — крупнейший пред­ставитель психологизма в России, выдающийся языковед-теоретик, историк славянских языков и фольклора. Среди ши­рокого круга проблем, по которым он высказывался, коммен­тируя, в частности, труды Гумбольдта и Штейнталя, основное место занимает проблема связи языка и мышления.

Потебня считал, что язык мог возникнуть только вместе с мыслью, сознанием, что язык постоянно развивается и совер­шенствуется исключительно в силу потребностей мысли, ко­торая бессознательно стремится к созданию новых категорий. Будучи орудием сознания, сам язык есть создание бессозна­тельное. Новые языки более совершенны, чем древние, потому что заключают в себе больший капитал мысли.

Эти идеи Потебня блестяще подтвердил анализом обшир­ного фактического материала из истории синтаксиса славян­ских языков. Изучая историю языка, Потебня стремился по­стичь историю мышления.

Большим вкладом в теоретическое языкознание явились также его высказывания о происхождении языка, о значении слова, об отношении слова и понятия, предложения и сужде­ния, о проблеме язык и народ, а также его яркая критика логи­цизма и натурализма в языкознании.

Жизнь Потебни и его научное творчество протекали в Харькове. Его труды публиковались преимущественно в Харь­кове и Воронеже и не получили при жизни автора той широкой известности, какую они заслуживали. Эта известность пришла к ним лишь в середине XX в., когда книги Потебни были пере-

16 Тема 1

изданы и стали доступны широким кругам ученых, когда они были изучены и разъяснены, когда были поняты философские позиции ученого. Идейное и научное наследие Потебни сохра­няет свою ценность и в настоящее время.



Индивидуалистический психологизм в концепции немецких младограмматиков

Группа молодых немецких лингвистов, начавших свои исследования в 60-70-х гг. XIX в. в Лейпциге, стала известна в науке под именем младограмматиков. Младограмматики изу­чали исторические изменения фонетики и морфологии разных индоевропейских-языков. Их теоретические взгляды наиболее полно изложены в книге Германа Пауля «Принципы истории языка», выдержавшей пять изданий на немецком языке и пере­веденной на все основные европейские языки.

Теоретической базой языкознания младограмматики признают немецкую идеалистическую психологию своего времени. Но в отличие от Штейнталя они понимают язык как выражение психической деятельности индивида. Только индивидуальная психология признается в их концепции ре­альностью, а народная объявляется вымышленной абстрак­цией.

Психика каждого индивида, его «душа», как именовали ее идеалисты, замкнута в каждом индивидууме. Она понималась младограмматиками как организм представлений, существую­щий в полной изоляции от всех других «душ». Звуки языка — это физический продукт, который подобно камешку перебра­сывается от одного индивидуума к другому, чтобы привлечь его внимание и пробудить в «душе» слушающего движение представлений, соответствующее тому, которое произошло в «душе» говорящего.

Младограмматики считают, что явления речевой деятель­ности протекают главным образом за порогом сознания, «в темной области души»; там идет постоянное изменение ор­ганизма языковых представлений, составляющее историю язы-

Из истории теоретического языкознания___________________17

ка. Изменения происходят в каждой «душе» отдельно, но они могут у нескольких «душ» оказаться сходными.

Младограмматики основательно разработали теорию зву­ковых изменений в языке; благодаря психологическому под­ходу к семантике открыли закон изменений языковых форм по аналогии.

Исследовательская практика младограмматиков заложила прочный фундамент исторического изучения языка.



История языка и история народа в концепции Ф. Ф. Фортунатова

Основатель Московской лингвистической школы сравни­тельно-исторического языкознания Филипп Федорович Фор­тунатов по основным теоретическим проблемам разделял по­зиции младограмматиков. В то же время Фортунатов выдвинул положение о тесной связи и зависимости истории языка от ис­тории говорящего на этом языке народа. Он утверждал, что праязык, из которого развились языки индоевропейской семьи, уже состоял из диалектов, потому что на нем говорил народ, уже делившийся на племена. Фортунатов показал, что дробле­ние праязыка не могло быть только последовательным разъе­динением, подобным ветвлению ствола дерева. Народы могут не только расходиться; после разъединения они могут и вновь сойтись и снова разъединиться. Соответственно этому и их языки будут то расходиться, то сходиться. Такая постановка проблемы была оригинальной и новой для европейских уче­ных.

В трудах Фортунатова в начале XX в. затронут ряд важ­ных вопросов, относящихся к проблематике изучения системы языка: о знаковой природе языка, о соотношении суждения и предложения, о нулевой форме слова, о словосочетании как единице синтаксиса и другие, но главной заслугой Фортунато­ва в теоретическом языкознании остается сделанный им пово­рот к осмыслению связи истории языка с историей говорящего на нем народа.

18 Тема 1



Выдвижение новых теоретических проблем языкознания в полемике Г. Шухардта и К. Фосслера с младограмматиками

Одновременно с разработкой и распространением идей младограмматиков велась и полемика с ними, вызванная од­носторонностью сравнительно-исторического изучения язы­ка. Интересуясь явлениями, не находящими объяснения в рамках младограмматического учения, его противники от­стаивали ценность своих наблюдений и пытались — порой несправедливо — опровергать выводы и положения младо­грамматиков.

Австрийский ученый Гуго Шухардт, развивая идею Шлейхера о важности изучения диалектов и смешанных язы­ков, выяснил, что между родственными диалектами и языками, непрерывно тянущимися по большой территории, нигде нет четко выраженной границы: диалекты переходят друг в друга незаметно. В каждом языке есть элементы, которые можно найти в другом языке. Языки смешиваются, несмешанных языков не существует.

Этот вывод Шухардта лег в основу его концепции, гла­сившей, что родственные, по определению младограмматиков, языки не произошли от общего праязыка, а возникли в резуль­тате смешения, скрещивания друг с другом. Шухардт пытался опровергнуть основные положения младограмматиков: учение о родственных и неродственных языках, учение о закономер­ности звуковых изменений и соответствий между родственны­ми языками.

В поисках доказательств своей концепции Шухардт изу­чал процессы взаимодействия неродственных языков и ввел в лингвистический обиход новые данные о смешанных языках на островах Мирового океана.

Концепция всеобщего скрещивания языков не могла быть доказанной и не могла зачеркнуть достижения младограммати­ков, но она привлекла внимание лингвистов к изучению процес­сов взаимодействия неродственных языков и открыла новую область изучения языков — сопоставительную типологию.

Из истории теоретического языкознания 19

Немецкий ученый Карл Фосслер в начале XX в. выступил с концепцией эстетического идеализма, провозгласив в духе субъективно-идеалистической философии неогегельянства язык искусством, творческой деятельностью свободного духа, а науку о языке — частью эстетики.

Младограмматики, по мнению Фосслера, анатомируют язык и тем убивают его живую душу. Жизнь языка — в прояв­лении творческого духа. Язык создается человеком из потреб­ности в прекрасном, ради творческого самовыражения. Инди­видуальные формы самовыражения «духа» создают стиль. Общий язык — лишь некая сумма индивидуальных языков. В языке не может быть никаких законов и правил. Высшее объ­яснение языку дает стилистика, а опорой языкознания должны быть эстетика и логика.

Как утверждает Фосслер, все изменения в языке создают­ся творческими личностями, народная масса лишь принимает или не принимает созданные новообразования.

Собственные стилистические исследования Фосслера, по­священные творчеству французских писателей, не привели к созданию действенной методики лингвостилистического ана­лиза художественного текста, но в ходе полемики с младо­грамматиками, которая, впрочем, нисколько не поколебала ос­нов их учения, Фосслер основал новый отдел языкознания — стилистику художественной речи.

Методы лингвистических исследований, разработанные в XIX веке

На протяжении XIX века лингвисты разработали серию методов и приемов исторического и сопоставительного изуче­ния языков. Заметим, что методы научного познания делятся на общие и частные.

Общие методы обусловлены возможностями человеческо­го мозга, законами его познавательной деятельности. Анализ и синтез, индукция и дедукция, заключение по аналогии, сопос­тавление и противопоставление и некоторые другие использу-

20 Тема 1

ются и в повседневной практике мышления, и в познании предмета любой науки.

Частные методы создаются для научного исследования какого-либо конкретного объекта природы и общества, для лучшего изучения какой-то небольшой части этого объекта, каких-то его деталей.

Все частные методы изучения языка специализированы на познании отдельнь/х аспектов языковой деятельности чело­века и позволяют решать определенные классы лингвистиче­ских задач. Именно такие частные собственно лингвистиче­ские методы и были разработаны в XIX веке. К ним относятся, прежде всего, методы сравнительно-исторического и типо­логического изучения языков

Эти методы складываются из следующих приемов.



  1. Учет звуковых соответствий. Звуки, образующие корни
    индоевропейского происхождения, должны соответствовать
    друг другу по точно установленным правилам. Например, сан­
    скритскому bh в греческом соответствует φ (ф), в латинском f,
    в славянских языках — Б. Там, где в санскрите стоит dh, в гре­
    ческом должна быть θ (тета), в латинском f, в славянских
    языках Д. Санскритское gh соответствует греческому χ, ла­
    тинскому h и славянским Г, Ж.

  2. Сопоставление лексем родственных языков, близких по
    звучанию, с учетом выражаемых ими значений.

Лат. nebula — нем. Nebel — рус. небо (значения: обла­ко— туман — небо). Лат. mater — нем. Mutter — рус. мать (значения совпадают) и тому подобные.

3. Сопоставление лексем одного языка, взятых на разных


исторических отрезках его развития, изменивших состав фо­
нем или семем.

Древнерусское мАсо — современное мясо, говАдо (бык) — говядина, гыбель — гибель, зьрно — зерно, гърды-ни — гордость и др.



  1. Сопоставление взаимодействующих языков, выявляю­
    щее источники заимствований, роль каждого из языков в по­
    лученном новом языке.

  2. Картографирование диалектных явлений, показываю­
    щее распределение их по территории, занятой носителями

Из истории теоретического языкознания 21

данного языка. Полученные карты наглядно показывают пути расселения носителей языка, соотношение архаичных и новых лексем и словоформ, центр и периферию распространения но­вообразований. Для картографирования разработана серия приемов сбора диалектного материала, его изображения на картах и правила чтения и интерпретации карт.

5. Сопоставление систем разных языков, независимо от их родства и наличия или отсутствия территориальных контактов. Этот прием позволяет выявлять общечеловеческие принципы устройства языковых систем разных народов и одновременно устанавливать типы языков по особенностям их формальной организации. Разработана серия приемов построения типоло­гии языков мира.

Все методы сравнительно-исторического и типологиче­ского изучения языков направлены на выяснение родственных и неродственных отношений между языками, наличия или от­сутствия территориальных и культурных контактов между ни­ми, общечеловеческих и национальных особенностей языко­вых систем. Все эти методы служат изучению проблем исто­рического развития языка в его связях с историей общества.

Проблематика изучения системы языка в трудах И. А. Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра

На рубеже XIX и XX вв. в разных естественных и обще­ственных науках начинает формироваться понимание систем­ной организации объектов природы и общества. В этот период развернулась творческая деятельность выдающегося польского и русского лингвиста Ивана Александровича Бодуэна де Кур­тенэ, основателя казанской и петербургской школ русских лингвистов.

Понимая язык как явление психическое, Бодуэн под влия­нием русской материалистической физиологии перешел от по­нимания психики как проявлений индивидуальной души к ее научному пониманию как функции мозга. Явления языка Бо­дуэн осмыслил как результат деятельности мозга, его различ­ных отделов.

22 Тема 1

Основная идея Бодуэна состояла в том, что для науки го­раздо важнее изучать живой язык, чем языки исчезнувшие и воспроизводимые только по памятникам письменности. Язы­ковые явления нужно изучать в той системе, в которой они да­ны говорящему человеку, различая в живом настоящем слои прошедшего и зародыши будущего. Бодуэн де Куртенэ пони­мал диалектическую взаимосвязь исторического развития и современного состояния языка и не разрывал их в научном ис­следовании.

Непреходящее значение имеет вклад Бодуэна в изучение системы языка: открытие фонемы как элемента системы фонем и установление некоторых системных отношений между фо­немами (позиционных, живых чередований и чередований исторических, следы которых остались в некоторых группах слов).

Бодуэн высказал много интересных идей и по проблемам происхождения, развития и функционирования языка в про­странстве и времени, а также предложил ряд новых методов изучения языка, в том числе математических. Его труды про­должают служить источником идей для разработки теории языкознания и в наши дни.

Одновременно с Бодуэном де Куртенэ создавал свою кон­цепцию системы языка швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр. Эта концепция изложена в его посмертно опублико­ванной в 1916 г. книге «Курс общей лингвистики».

В речевой деятельности людей Соссюр разграничил ЯЗЫК и речь. К ЯЗЫКУ Соссюр отнес все психическое. Он определил ЯЗЫК как факт коллективной психологии, коллек­тивного сознания, социальный аспект речевой деятельности. Чтобы отличать те явления речевой деятельности людей, кото­рые Соссюр отнес к ЯЗЫКУ, от обиходно-бытового значения слова «язык», которое охватывает всю языковую деятельность, в дальнейшем ЯЗЫК в понимании Соссюра будем писать про­писными буквами.

Все физическое и физиологическое Соссюр отнес к речи, которую метафизически отграничивал от ЯЗЫКА. ЯЗЫК, по теории Соссюра, обладает своим внутренним устройством, полностью заключен в области психики и безразличен ко все-

Из истории теоретического языкознания 23

му внешнему, в том числе и к речи. Для устройства ЯЗЫКА не щественны внешние обстоятельства жизни людей — ис­торические, географические, экономические и т. п.

ЯЗЫК состоит из знаков, образующих систему. Знаки су­ществуют в сознании одновременно, синхронно, изучать их можно только в статике, поэтому языкознание должно стать синхроническим.

Соссюр, гак же, как и Бодуэн де Куртенэ, решительно повернул лингвистов к изучению современных живых язы­ков. Он открыл по существу новый предмет изучения — ЯЗЫК, систему социально обусловленных психических зна­ков, синхронно хранящуюся в мозгу человека, и наметил приемы и методы ее изучения. Соссюр высказал целый ряд других оригинальных идей, в частности, идею о включении лингвистики в семиотику — науку о знаках, которая в то время только зарождалась. Новизна и яркость изложенных в книге Соссюра идей привлекли к его концепции внимание лингвистов всего мира.

В то же время из книги Соссюра большинство лингвистов сделали вывод, что можно изучать язык в синхронии, не обра­щаясь к истории языка, к его диахронии, что можно изучать соотношения знаков ЯЗЫКА, не интересуясь внешними фак­торами жизни народа, говорящего на этом языке, что можно разобраться в устройстве ЯЗЫКА, не принимая во внимание речь. Такие недиалектические установки легли в основу мно­гих последователей учения Соссюра.

Структурализм в языкознании первой половины XX в.

Лингвистические школы первой половины XX в., решав­шие задачи изучения и описания системы языка, получили общее название — структурализм, предложенное первона­чально чешскими лингвистами в 1928 г. на первом съезде сла­вистов.

Представления об устройстве системы языка, методы ее обнаружения у лингвистов разных стран были неодинаковы.

24 Тема 1

В рамках структурализма одновременно сложились и развива­лись три разных направления: пражская функциональная лин­гвистика, датская глоссематика, американская дескриптивная лингвистика.

Пражская функциональная лингвистика создавалась группой ученых, объединившихся в Пражский лингвистиче­ский кружок, основанный в 1926 г. Вилемом Матезиусом. Матезиус понимал ЯЗЫК как систему целесообразных средств выражения, каждый элемент которой имеет свою функцию и лишь потому существует. В Пражский лингвис­тический кружок вошли некоторые русские ученики Бодуэна де Куртенэ, эмигрировавшие из России после Октябрьской революции.

Важнейшим вкладом в структурную лингвистику были труды Пражского лингвистического кружка по фонологии. Ученик Бодуэна Николай Трубецкой в книге «Основы фоноло­гии» (1939) впервые сформулировал правила нахождения фо­немы среди вариантов и сочетаний фонем и представил характеристику разнообразных структурных отношений (оп­позиций) между фонемами. Книга Трубецкого содержит опи­сания систем фонем многих языков мира.

Пражцы выявили особенности фонологической струк­туры морфем, ее преобразования в сочетаниях морфем друг с другом и тем самым заложили основы создания и разра­ботки новой лингвистической дисциплины — морфоноло­гии.

Лингвисты Пражского кружка объяснили историческое развитие языка как развитие системы. Вслед за Бодуэном они исходили из диалектического понимания взаимосвязи диахро­нии и синхронии языка.

Важное место в научном наследии пражцев занимает уче­ние Матезиуса об актуальном членении предложения, его коммуникативной перспективе, заложившее основы структур­ного изучения синтаксических явлений.

Большое внимание пражцы уделили созданию структур­ной типологии языков. Они изучали проблему сближения язы­ков путем взаимного влияния. В Пражском лингвистическом кружке были поставлены актуальные вопросы о соотношении

Из истории теоретического языкознания 25

литературного, письменного языка и диалектов, о существова­нии функциональных стилей языка; были выдвинуты пробле­мы нормирования устной и письменной речи.

Пражцы заложили рациональные основы исследования структурных отношений в системе языка, опираясь более всего на факты естественных языков.

Датская глоссематика — это учение копенгагенского лингвиста Луи Ельмслева. Он уделил основное внимание вы­яснению теоретически возможных структурных отношений в системе некоторого абстрактного языка. Изучение и описание фактов конкретных языков его не интересовало. Понимая, что такое языкознание очень резко отличается от традиционного, Ельмслев предложил для создаваемой им теории и новое на­звание — глоссематика (от греч. glossa — слово).

Философской основой глоссематики является логический позитивизм — разновидность субъективного идеализма, кото­рый провозглашал единственной реальностью лишь отноше­ния между субъективными представлениями людей.

Приветствуя идею Соссюра о системном характере языка, Ельмслев сожалеет о том, что Соссюр не вполне отрешился от материальной субстанции языка и не перешел полностью в об­ласть чистой структуры. Ельмслев строит теоретическую мо­дель языковой структуры и создает новую терминологию для нее.

В модели Ельмслева отразились многие черты систем ес­тественных языков, поэтому отдельные ее моменты оказались перспективными для развития лингвистики. Таковы, напри­мер, деление ЯЗЫКА на план содержания и план выражения, различение в том и другом плане формы и субстанции. Под субстанцией в плане выражения понимается континуум зву­ков, а в плане содержания — континуум человеческого опыта. Особенно плодотворным оказалось членение формы. В плане выражения Ельмслев членит формы на фигуры — фонемы, а в плане содержания фигурами являются мелкие компоненты смысла, не всегда находящие соответствие в плане выражения. Форма покрывает континуум субстанции подобно сети, кото­рая набрасывается на него сверху и разбивает на ячейки, опре­деляет границы между его участками.

26 Тема 1

Ельмслев показал возможности использования в лингвис­тике символики и некоторых методов анализа, принятых в ма­тематической логике.

Однако в целом концепция Ельмслева, оторванная от фак­тов живых естественных языков, оказалась практически не­применимой для их описания.

Американская дескриптивная лингвистика представляет собой особый структурный подход к изучению языка, разрабо­танный в США. Знакомясь с бесписьменными языками индей­цев, американский лингвист Франц Боас создал методику фик­сации звучащей речи с последующим членением ее на знача­щие части. Получился список (инвентарь) морфем и перечень правил их осмысленного сочетания друг с другом. Такая мето­дика дает возможность получить квалифицированное описа­ние не знакомого исследователю языка, не имеющего никакой письменности.

Этот практический метод изучения языка был преобразо­ван в лингвистическую теорию Леонардом Блумфильдом. Де­скриптивная концепция языка изложена Блумфильдом в 1933 г. в его книге «Язык».

Философские позиции Блумфильда составляет вульгарно-материалистическая теория поведения — бихевиоризм (англ. behavior — поведение), согласно которому все поступки чело­века определяются его биологическими инстинктами. Язык в концепции Блумфильда — лишь одна из форм поведения че­ловека, помогающая ему удовлетворять свои потребности с помощью других людей.

Проблема связи языка с мышлением в концепции Блум­фильда не ставится, потому что мышление в его трактовке — это фикция. Существуют лишь мускульные движения и секре­торная деятельность желез, различные у разных людей. Этот подход особенно категорично сформулировал один из учени­ков Блумфильда, который заявил, что мысль есть деятельность речевого аппарата.

Вульгарно-материалистические позиции дескриптивизма делают понятным, почему его представители сознательно от­казывались обращаться к значению — категории мысли и за­нимались только регистрацией и описанием языковых форм.

Из истории теоретического языкознания

Дескриптивисты создали несколько методов членения ре­чевого потока на осмысленные отрезки и построения связного высказывания из таких отрезков. Они подготовили, методиче­ские основы для обработки языкового текста с помощью элек­тронно-вычислительной машины.

Американские структуралисты показали важность научно обоснованного анализа языковой формы, но отказались от тео­ретического осмысления связи формы и содержания в языке, от характеристики качественного своеобразия единицы языка.

Структурные методы изучения языка

Структуралисты всех направлений выдвинули на первый план формальную сторону языка, план выражения и разрабо­тали полезные методы для его изучения. Среди этих методов можно указать следующие.



  1. Методы выделения фонемы как элемента системы фо­
    нем и выявления типов оппозиций между фонемами для по­
    строения системы фонем.

  2. Дистрибутивный анализ той или иной единицы языка в
    ее окружении, в ее сочетаемости с соседними единицами. По
    своим окружениям единицы могут быть распределены на клас­
    сы для определения их места в системе языка.

  3. Анализ по непосредственно составляющим путем по­
    следовательного разбиения предложения на пары составляю­
    щих; предназначается для машинного анализа и синтеза язы­
    ковых текстов.

  4. Трансформационный анализ, с помощью которого вы­
    ясняются классы синтаксических конструкций, выражающих
    одну и ту же пропозицию или денотативную ситуацию, на­
    пример сестра читает книгу, книга читается сестрой, чте­
    ние книги сестрой.

  5. Группировка лексем в лексико-семантическое поле с помо­
    щью серии приемов, которыми определяется состав поля, его ядро,
    периферия и выявляются оппозиции между элементами поля.

  6. Компонентный анализ семем, разлагающий их на се­
    мы — минимальные компоненты значения.

28 Тема 1

Социолингвистика и психолингвистика в зарубежном языкознании XX в.

В первой половине XX в., в период расцвета структура­лизма, который ориентирует ученого на исследование системы языка в полной изоляции от условий жизни и содержания мыслей говорящих людей, зарубежные лингвисты очень мало занимались проблемами взаимосвязи языка и общества, языка и мышления. К этим проблемам они обратились во второй по­ловине XX в., когда стало очевидным, что в рамках структура­лизма уже нельзя получить принципиально новых результатов.

Известный специалист по языкам индейцев Америки Эду­ард Сепир еще в начале 30-х гг. развивал мысль о существова­нии в каждом языке специфических моделей, которые опреде­ляют строение слов и предложений, а также влияют на пове­дение и способ мышления людей, определяют «модели культуры» народа.

Это положение было развито учеником Сепира Бенджа­меном Ли Уорфом, работы которого получили известность уже после смерти ученого в 50-х гг. XX в. Сравнивая язык американских индейцев племени хопи с европейскими языка­ми, Уорф показал глубокое своеобразие грамматических кате­горий неродственных языков. Эти убедительные и новые для науки факты он попытался объяснить теоретически. Следуя идеям логического позитивизма, Уорф полагал, что структура языка находится в психике человека и утверждал, что логика людей подчиняется структуре языка, у каждого народа она особая, своя собственная. Уорф думал, что люди совершают те или иные поступки, подчиняясь тому образу мышления, кото­рый навязан им языком, и не могут мыслить иначе, чем пред­писывает язык.

Концепция Сепира — Уорфа получила название этногра­фической лингвистики.

Аналогичные идеи развивает немецкий лингвист Лео Вайс-гербер, отталкиваясь от концепции внутренней формы языка Гумбольдта. Он считает, что язык определяет и характер, и ре­зультаты познания, что язык господствует над человеком, что он определяет культуру народа и мировоззрение общества.

Из истории теоретического языкознания 29

И американские, и немецкие исследователи, затрагиваю­щие проблему связи языка и общества, решают ее, таким обра­зом, в духе приоритета языка.

С середины XX в. в США появляются труды по психо­лингвистике, в которых решаются проблемы порождения и восприятия речи, овладения родным и неродным языком, дву­мя и более языками, вопросы патологии языкового поведения, роли языка в познании и другие, требующие выхода из сферы «чистой структуры» языка в область психологии, физиологии мозга и других смежных наук.

Американская психолингвистика использовала, в частно­сти, многие идеи общей теории связи, так называемой теории информации, возникшей в сфере технических наук. В соответ­ствии с этой теорией человек рассматривается как канал для передачи информации, совмещающий передающую и прини­мающую системы, каждая из которых работает согласно сво­ему устройству.

Зарубежное языкознание в настоящее время, преодолев узость чисто структурной проблематики, занимается более широким кругом проблем социолингвистики и психолингви­стики.

Получило развитие коитрастивное изучение родного и иностранного языка. Возникла когнитивная лингвистики, ста­новление которой связывают с трудами американских авторов Джорджа Лакоффа, Рональда Лангакера (в другой транслите­рации -Ленекера). Рэя Джакендоффа и ряда других. Когнитив­ная лингвистика изучает связь языка с процессами мышления и познания мира.



Теоретическое языкознание в СССР (1920-1950 гг.)

После победы Октябрьской революции в России и уста­новления советской власти начался процесс широкого изуче­ния марксистско-ленинской философии и переосмысления на­учного наследия прошлого с позиций диалектического и исто­рического материализма.

30 Тема 1

В лингвистике, как и во многих других науках, этот процесс шел не просто и не прямо. В 20-х гг. сложились два направления, исходивших из разных научных принципов. «Языковедный фронт», одним из теоретиков которого был талантливый ученик Бодуэна де Куртенэ Евгений Дмитриевич Поливанов, выдвигал на первый план практические задачи. Нужно было вести борьбу с неграмотностью и малограмотностью, создавать алфавиты для бесписьменных народностей нашей страны, а для этого разраба­тывать проблемы фонологии, графики и орфографии, создавать грамматики ранее не изучавшихся языков. Бойцы «Языковедного фронта» заложили прочные основы для решения проблем разви­тия литературных языков, их нормирования и кодификации, от­ветив, таким образом, на требования времени.

Поливанов понимал ценность лингвистических трудов московской, казанской и петербургской школ русских языко­ведов и отстаивал это наследие в новых социальных условиях.

Другим научным направлением этого времени было «Но­вое учение о языке» Н. Я. Марра. Лингвист-востоковед Нико­лай Яковлевич Марр понимал процесс создания марксистского языкознания как борьбу с идеями дореволюционного теорети­ческого языкознания. Идеям Фортунатова, Потебни, Бодуэна де Куртенэ Марр противопоставил свое учение, в котором бес­системно, непоследовательно, механически применял к объяс­нению теоретических вопросов языкознания отдельные поло­жения диалектического и исторического материализма. Так, Марр отнес язык к категориям надстройки и объявил его явле­нием классовым. Развитие языка Марр полностью уподобил развитию социально-экономических формаций. Он утверждал, что смена социально-экономического базиса порождает скачки в развитии языка.

Параллельно с этим Марр использовал идеи Шухардта, и основным фактором, приводящим к скачкам в языке, считал скрещивание языков. На этой идее был основан и придуман­ный Марром «палеонтологический метод» анализа языков. Во всех языках мира Марр считал нужным отыскивать четыре первобытных звуковых комплекса — сал, бер, йон, рош, кото­рые будто бы скрещивались между собой и породили все сло­ва всех языков мира. Никакого научного обоснования этот ме-

Из истории теоретического языкознания 3 1

тод не имел. Указанные звуковые комплексы, «элементы» Марр, по его словам, получил чисто эмпирически.

«Новое учение о языке» Марра в 20-30-е гг. производило на недостаточно подготовленных слушателей большее впечат­ление, чем выступления Поливанова, требовавшие серьезных лингвистических знаний. Марризм занял позицию ведущего теоретического направления в советском языкознании 30-40-х гг. В этот период идеи дореволюционных ученых практически не развивались. Серьезную разработку получила только социо­лингвистика, которая отвечала требованиям времени, задачам языкового строительства в СССР и вместе с тем остро не проти­воречила тезису Марра о классовом характере языка.

Такое положение продолжалось до 1950 г., когда по ини­циативе одного из противников Марра, видного грузинского лингвиста Арнольда Степановича Чикобавы, газета «Правда» открыла дискуссию по вопросам языкознания. В этой дискус­сии принял участие руководитель государства И.В.Сталин, который оценил учение Марра как вульгарный материализм в языкознании. Язык не может быть надстроечным и классовым, у него есть свое место и назначение в обществе: он является средством общения.

В период господства культа личности Сталина после его выступления дискуссия сразу же прекратилась. Лингвисты были нацелены на преодоление теоретических заблуждений марризма и разработку теоретических позиций «сталинского учения о языке». Особое внимание было уделено возрождению лучших традиций дореволюционного языкознания и, прежде всего, сравнительно-исторических исследований, которые бы­ли положительно оценены Сталиным. Первая половина 50-х годов была заполнена публикациями, толкующими во­просы, которые затронул в дискуссии Сталин.



Теоретическое языкознание в России (1960-1990 гг.)

После преодоления культа личности Сталина и прекраще­ния административных запретов на те или иные направления

32 Тема 1

научного творчества ученые получили возможность обсуждать теоретические проблемы без оглядки на идеологические огра­ничения. Право ученого заниматься интересующими его во­просами, право на ошибки и пересмотр своей точки зрения обеспечивают свободу научной мысли. Это право стало основ­ным приобретением отечественной науки и позволило ей раз­виваться при всех трудностях послесталинского периода, пе­риода «перестройки», последующего распада СССР и станов­ления рыночных отношений в России.

С конца 50-х г. г. началось интенсивное изучение зару­бежных лингвистических теорий, которые до этого времени расценивались как «буржуазные» и не заслуживающие науч­ного анализа. Постепенно весь круг теоретических проблем современной лингвистической мысли вошел в поле зрения российских ученых.

Наряду с оживлением сравнительно-исторических иссле­дований родственных языков, формировались структурные подходы к изучению систем современных живых языков.

В 70-е г. г. бурно развивались математические методы описания языка, необходимые для разработки машинного пе­ревода. На стыке языкознания и математики сформировалась вычислительная лингвистика.

В 80-90-е г. г. расширяется исследовательская база пси­холингвистики, развивается логический анализ естественного языка, заметное место занимают контрастивная и когнитивная лингвистика, предложившие новые подходы к решению про­блемы «язык и мышление». В рамках социолингвистики уг­лубляется понимание проблемы «язык и общество», появляет­ся лингвистическая культурология.

Отметим, что эти направления не сменяют друг друга по требованию административного руководства, как это было в предшествующий период, а развиваются параллельно, взаимо­действуя и дополняя друг друга. Понятно поэтому, что и тео­ретические решения лингвистических проблем предлагаются разные, нередко противоречащие друг другу. В современных публикациях можно найти и отстаивание теоретических поло­жений марксистского языкознания, и попытки реабилитации учения Марра. и возрождение русской религиозной философии

Из истории теоретического языкознания 3_3_

(С. А. Франк, Л. П. Карсавин, П. А. Флоренский, С. Н. Булгаков, А. Ф. Лосев и др.), вкладывавшей в категории ИМЕНИ и СЛОВА глубокий мистический смысл, и др.

Сосуществование противоречивых, порой взаимоисклю­чающих теорий языка составляет особенность развития науки о языке начала XXI века.

Разнообразие научных направлений в лингвистике XX ве­ка обусловило разработку многих новых методов изучения языка. Наряду с уже известными методами сравнительно-исторического, типологического и структурного языкознания стали использоваться математические, нейро- и психолингви­стические методы, методы контрастивной и когнитивной лин­гвистики. Представим их краткую характеристику.



Математические методы изучения языка получили раз­витие в середине нашего века и были стимулированы перспек­тивами машинного перевода с помощью электронно-вычисли­тельных машин, которые тогда стали входитьв широкое упот­ребление.

В процессе обработки текстов для их ввода в машину были получены разнообразные количественные оценки от­дельных сторон языка, которые оказались важными и полез­ными не только для практического использования при со­ставлении математических моделей языка, но и для лингвис­тической теории. Среди математических методов наиболее информативными для лингвистов оказались методы матема­тической статистики, теории информации и математиче­ской логики.

1. Методы математической статистики. С помощью пра­вил обработки наблюдаемых фактов по определенным форму­лам, разработанным математиками, устанавливается частот­ность употребления слов и других единиц языка в речи. Выяс­нилось, что частотных слов и словоформ сравнительно немного. Знание одной тысячи слов позволяет понимать 75 % текста на данном языке. Знание двух тысяч слов повышает этот процент до 85. На все прочие тысячи слов языка прихо­дится всего 15 % текста.

Статистическими методами пользуются при изучении распределения языковых средств по функциональным стилям, 2- Общее языкознание

34 Тема 1

при определении индивидуальных стилистических особенно­стей писателей и в некоторых других случаях.

2. Методы теории информации. Математический аппарат
теории информации используется для улучшения передачи
информации по техническим системам связи. Предметом ма­
тематической обработки с помощью теории информации слу­
жат последовательности букв в письменных текстах. Теория
информации позволяет уменьшить количество передаваемых
букв без ущерба для понимания смысла. Все знают, что при
передаче телеграммы исключаются предлоги, союзы, некото­
рые другие лексемы, пропуск которых не помешает правиль­
ному пониманию смысла телеграммы. Это происходит потому,
что любой язык обладает достаточной долей избыточности:
одна и та же информация в высказывании кодируется несколь­
ко раз. Например в высказывании Эта шляпа синяя род суще­
ствительного обозначен три раза: окончаниями существитель­
ного, местоимения и глагола. Подсчитано, что избыточность в
русской письменной речи достигает 39,8 %, в английской —
30,7 %. Это значит, что в русской письменной речи можно
опустить 39,8 % знаков, а смысл сообщаемого все-таки можно
будет воспринять. Выяснено, что наибольшей избыточностью
обладает деловой стиль, ниже избыточность публицистическо­
го и художественно-беллетристического стиля. Самую низкую
избыточность и соответственно самую высокую неопределен­
ность (энтропию) имеет устная неподготовленная речь.

Понимание меры энтропии и избыточности текста име­ет большое значение для лингвистики. Оно позволяет диф­ференцировать типы письменных текстов и оценить наибо­лее экономные способы передачи информации средствами языка.

3. Методы математической логики. В математической логике
разработан символический язык, которым изображаются выска­
зывания и логические отношения между ними, изображаются по­
нятия, классы понятий и логические отношения между ними, та­
кие, например, как вхождение в класс (ворона — птица), пересе­
чение классов (думать — мысль) тождество и различие классов,
отношения соединения (конъюнкция), выбора (дизъюнкция), ус­
ловно-следственные отношения (импликация) и др.

Из истории теоретического языкознания

В той части синтаксиса, которая изучает логическую ос­нову синтаксических связей, данные и символика математиче­ской логики оказались очень полезными и информативными.

Математические методы в основном пригодны для изуче­ния количественных характеристик языка. Указанными тремя группами методов арсенал математического изучения языка не исчерпывается, но другие методы служат главным образом для машинной обработки языка.

Существуют методы нейролингвистического изучения языка, которые требуют применения специальной аппаратуры, постановки экспериментов и разнообразных, не только лин­гвистических знаний.

Психолингвистические методы опираются на эксперимен­ты с носителями языка, требуют большого количества испы­туемых, тщательно продуманной системы опроса и обработки материалов экспериментов.

Контрастивные методы направлены на описание сходств и различий родного и иностранного языков, выявление отли­чительных черт иностранного языка в сфере фонетики, морфо­логии, лексики, синтаксиса.

Для каждого нового направления в лингвистике, для ре­шения каждой новой группы задач создаются и новые методы. В настоящее время разрабатываются когнитивные методы ис­следования языка, направленные на выявление языковыми средствами тех единиц мышления (концептов), которые обра­зуют ментальную сферу человека, его концептосферу.

Разнообразные частные методы, служащие для изучения разных аспектов языковой деятельности человека, не мешают, не препятствуют друг другу. Каждая группа методов применя­ется в своей области и решает свои задачи. Более того, разные методы дополняют друг друга при изучении разных сторон языковой деятельности. Структурные методы позволили глуб­же понять закономерности исторических изменений языковых систем. Типологические сопоставления раскрыли националь­ную специфику языков. Контрастивная лингвистика дает воз­можность вывить и описать различия языков в форме, удобной Для обучения этим языкам. Математические методы выявили Многие особенности устройства и функционирования системы

36 Тема 1

языка и т. д. Когнитивные методы дают возможность загля­нуть в глубины мозга, выявить и описать единицы человече­ского мышления и т. д. Создание каждого нового метода дает возможность узнать новые стороны языковой деятельности людей.

Изложение содержания теоретических проблем языкозна­ния, наработанного к настоящему времени учеными всех науч­ных направлений, составляет основную часть нашего пособия.



Литература

Амирова Т. А., Ольховиков Б. А., Рождественский Ю. В. Очерки по ис­тории лингвистики. М., 1975.

Античные теории языка и стиля. М., 1936.



Березин Ф. М. Русское языкознание конца XIX — начала XX вв. М., 1976.

Березин Ф. М. История русского языкознания. М., 1979.

Бодуэн де Куртенэ И. А. Избранные труды по общему языкознанию. Т. 1. М., 1963. Т. 2. М., 1963.

Гипотеза Сепира-Уорфа // Новое в лингвистике. Вып.1. М., 1960, с. 111-214.



Глисон Г. Введение в дескриптивную лингвистику. М., 1959,

Звезинцев В. А. Эстетический идеализм в языкознании. М., 1956.



Звегинцев В. А. История арабского языкознания. М., 1958.

История лингвистических учений: Древний мир. Л., 1980.

История лингвистических учений: Средневековый Восток. Л., 1981.

Кодухов В. И. Методы лингвистического анализа. Л.,1963.

Кубрякова Е. С. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

Кузнецов П. С. У истоков русской грамматической мысли. М., 1958.

Левицкий В. В., Стернин И. А. Экспериментальные методы в семасио­логии. Воронеж, 1989г.

Ленинизм и теоретические проблемы языкознания. М., 1970.

Леонтьев А. А. Психолингвистика. Л., 1967.

Леонтьев А. А. Основы психолингвистики. М., 1997.

Пауль Г. Принципы истории языка. М., 1960.

Из истории теоретического языкознания

37


Попова 3. Д., Стернин И. А. Очерки по когнитивной лингвистике. Изд 3. Воронеж, 2003.

Пражский лингвистический кружок. М., 1967.



Распопов И. П. Методология и методика лингвистических исследова­ний. Воронеж, 1976.

Советское языкознание за 50 лет. М., 1967.



Соссюр де Ф. Труды по языкознанию. М., 1977.

Стернин И. А., Флекенштейн К. Очерки по контрастивной лексиколо­гии и фразеологии. Галле, 1989.

Сумерки лингвистики. Из истории отечественного языкознания. Антоло­гия. М, 2001.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница