Учебное пособие характеризует экзистенциализм в русском информационном пространстве как специфический принципа создания произведения и комплекса идей. Через ответ на этот вопрос делается выход на социальное значение журналистики




страница5/10
Дата26.02.2016
Размер2.24 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
§2. СМИ в контексте массовой культуры как источник смыслов и как способ создания нового экзистенциального пространства.

Экзистенциальное сознание – это один из способов самосохранения человечества как вида. Существование возможно только в том случае, если активное действие адекватно объективному положению дел во внешнем мире. А для того, чтобы было соблюдено это соответствие, необходим некий идеальный сценарий, по которому происходила бы любая продуктивная, созидательная и успешная деятельность.


Это очевидно, но сложность заключается в том, что социальная сфера деятельности во многом условна или искусственно сконструирована в результате человеческой коммуникации. То есть человек погружен в некое символическое поле смыслов, законы которого диктуют ему, как поступать, предлагают ему определенную модель поведения, соответствующую социальной ситуации. Эта модель поведения предсказуема, шаблонна, и вместе с тем стабильна, удобна и бесконфликтна. Она формируется на основе мифологического сознания и принимает формы ритуала. Она существует благополучно до тех пор, пока не вступает в противоречие с более глобальными, объективными, внешними по отношению к этой социальной, символической среде, факторами.

Проиллюстрировать, как это происходит, можно на примере взаимоотношения полов. Аграрное общество с его формой собственности и формой производства предполагает относительно рассредоточенное проживание людей, занятых в этой сфере. Коммуникации в основном ограничены достаточно узким кругом, в большинстве случаев не выходящим за рамки межличностного общения. Они, в свою очередь, подчинены очень предсказуемому земледельческому циклу. В этих условиях на первое место выходит семья с патриархальным стилем взаимоотношений. Отношения между мужчиной и женщиной, как правило, исключительно прагматические. Мужчина должен принимать во внимание, достаточно ли здорова его избранница для того, чтобы иметь крепкое, многочисленное и работоспособное потомство, так как это фактор, способствующий выживанию и процветанию в аграрном обществе. Отсюда специфический стиль взаимоотношений, определенная модель поведения. Жена покорна, верна, трудолюбива и т. д. В индустриальном обществе многочисленность семьи скорее неудобство. А сфера коммуникации, как правило, более масштабна, находится над межличностными контактами. Человек включен в более сложные социальные взаимоотношения. С одной стороны происходит его атоматизация, индивидуализация, а с другой стороны он начинает быть частью массы. Стиль отношений противоположных полов изменяется. Женщина приобретает некоторую социальную значимость как активный субъект, способный относительно самостоятельно существовать в обществе. В таких условиях акцент взаимодействия смещается в интеллектуальную или чувственную сферу. Пиком такого типа взаимоотношений, например на Западе, становится так называемая сексуальная революция 60-х -70-х годов с ее идеями свободной любви, воинствующего индивидуализма, неограниченной свободы, социальной апатии. Как раз в этот момент и происходит конфликт между естественными и производными смыслами. Сексуальная революция поставила под вопрос само существование человечества: секс исключительно ради удовольствия плюс наркотики и, как результат, падает рождаемость и говорить о здоровом поколении не приходится. Социум вынужден отказаться от подобной порочной модели и вернуться к более консервативным формам поведения. Этого потребовала естественная целесообразность и видовой инстинкт выживания, заложенный в человеке.

Таким образом, человек постоянно балансирует на грани мифологического и экзистенциального сознания и это поддерживает его существование.

Вместе с тем становится понятным, что смылотворчество – это процесс коллективный. Смыслы всегда создаются для того, чтобы функционировать во внешней среде. Самый экзистенциальные вопросы кто я? и для чего я существую?, направлены не во внутренний мир человека, а опять же обращены к социуму с одной стороны, а с другой индивидуум способен оперировать исключительно смыслоформами, полученными им в результате социального контакта. То, что человек говорит на определенном языке, определяет его сознание. Значит, человек испытывает необходимость постоянно находится в некой смысловой, информационной, знаковой среде, более масштабной, чем его индивидуальное сознание. Но в современных условиях, когда непосредственный, межличностный контакт отходит на второй план, становится необходим некий посредник, обеспечивающий ему подобный контакт. Таким медиатором становятся средства массовой информации.

Итак, помимо технических, экономических, культурологических факторов развития СМИ существует и экзистенциальная необходимость в появлении и функционировании СМИ.

По вполне понятным причинам ведущую роль в этом процессе играют аудиовизуальные и интерактивные СМИ. Они более приближены к естественному восприятию мира. Так, наше бытие начинают определять некие искусственно создаваемее силы. Они контролируют социальную активность и, по возможности, снимают личностные конфликты. Они предлагают унифицированную модель мира и способ реагирования в нем. Как это происходит, становится очевидным, если проанализировать сетку вещания любого из телеканалов.

Обратимся к вещанию российского телеканала «Россия». Его генеральный директор Антон Златопольский в одном из интервью отметил, что в настоящее время телевизионный сериал - самый востребованный жанр на телевидении. «Было время, когда самыми востребованными были ток-шоу. Было время, когда сумасшедшие цифры собирали реалити-шоу. Сейчас востребованы сериалы, информационные программы, документальные фильмы». В качестве удачных проектов минувшего телесезона Златопольский назвал сериалы "Честь имею" и "Каменская". Он также считает несомненными удачами концерт Дмитрия Хворостовского на Красной площади, документальные проекты "Земное и небесное" и "Русский выбор" Никиты Михалкова, цикл Николая Сванидзе "Исторические хроники", проект Виталия Вульфа. "Что касается экспериментов, то весной мы запустили новый формат "Кулагин и партнеры", новую игру "Пирамида", которой очень довольны", - добавил Златопольский. Проект "Городок" Златопольский считает "едва ли не самым умным и тонким на нашем телевидении". "Проект Стоянова и Олейникова не устаревает, потому что они сумели поймать грань между талантливым качественным юмором и общим вниманием", - считает Златопольский. Говоря о перспективах, генеральный директор телекомпании "Россия" отметил, что больше года заняла работа по началу съемок сериала "Мастер и Маргарита", то же самое с сериалом "В круге первом", сценарий к которому написал сам Александр Солженицын. "В запуске еще несколько, надеемся, рейтинговых и одновременно репутационно безупречных историй", - сказал гендиректор телекомпании. Что касается программы "Аншлаг", у которой начал падать рейтинг, то, по словам Златопольского, в следующем сезоне это будет просто другой формат. "Мы совместно с продюсерами будем ее переделывать", - сказал он. Вместе с тем, отметил он, "с юмором, особенно качественным, проблемы есть всегда и везде, в том числе и на российском телевидении". Златопольский сообщил, что у телеканала есть "большое количество новых, очень качественных сериалов". "Целый цикл фильмов, посвященных 60-летию победы в Великой Отечественной войне. У нас замечательный российский и зарубежный кинопоказ: "Бумер", "Возвращение", "Властелин колец", "Гарри Потер" и др. Мы будем и дальше развивать документальное и публицистическое направление. В области развлекательных программ у нас есть, помимо "Народного артиста", отличная серия концертов, а также новые специальные проекты", - рассказал он. Говоря о планируемых изменениях в информационном вещании телеканала, его гендиректор отметил, что в "Вестях" завершается технологическое переоснащение. "Думаю, это повлияет на оперативность и полноту информации", - сказал он. При этом Златопольский подчеркнул, что Президент в России является главным ньюсмейкером: "От него мы узнаем все основные новости". Вместе с тем, "про остальную жизнь мы забывать тоже не будем".1

Как видим, на первом месте стоит жанр сериала. С одной стороны сериал – это продукт массовой культуры, с вытекающей отсюда привязанностью к сфере потребления. С другой стороны его массовость - показатель его востребованности, а значит, он насущно необходим. Причины его популярности в его форме. Действие, хотя и немного затянутое, максимально приближенно к реальному времени, что создает дополнительно ощущение достоверности происходящего. Продолжительность сериала делает его частью жизни зрителя: из вечера в вечер он возвращается к одному и тому же фильму, с одними и теми же героями – в результате стирается впечатление искусственности, зритель видит перед собой жизнь, ситуации и как нужно себя в этих ситуациях вести. Сериал становится пособием для повседневной жизни. В реальной ситуации, схожей с тем, что было показано в сериале, человек, зачастую поведет себя таким же образом, что и герой фильма. Сериал – мощный механизм адаптации человека в окружающем мире.

В тоже время, сериал - это дополнительный эмоциональный контакт с внешним миром. Ритмы и темпы современного общества ограничивают количество необходимых для психологического здоровья эмоциональных, межличностных контактов. Как результат, человек начинает испытывать эмоциональную депривацию, а за ней он начинает, как правило, ощущать состояние экзистенциального вакуума. Так, от потери эмоционального взаимодействия индивид приходит к полной смыслоутрате. То есть к тому состоянию, когда человек потерян и для себя, и для общества. В этом смысле телевидение – инструмент снятия социального и личного конфликта, а сериал - самое действенное, что существует на телевидении.

Третий момент заключается в том, что, в отличие от других способов создания реальности, телевидение в целом и сериал в частности, позволяют сохранять границу искусственного и подлинного. В это большой экзистенциальный смысл происходящего на экране. В идеале у человека в этом случае присутствует свобода выбора: либо он уходит в вымышленную реальность, либо он идет к подлинному бытию. В случае с телевидением почти разрешен вопрос о подлинности бытия. В этом колоссальный экзистенциальный смысл телевидения.

Отпечаток «сериальности» несет в себе весь телеэфир. Это проекты вроде «Народный артист», юмористические программы типа «Городок», и, наконец, новостные блоки.

«Народный артист» - изобретение не одного канала, скорее это течение в современном информационном пространстве. Этот проект, как и множество подобных ему, объединяет в себе с одной стороны зрелищность, перфоманс, а с другой он максимально приближен к реальной жизни и с точки зрения формы, и с точки зрения содержания. По форме это сериал, со всеми его преимуществами перед единичным показом. Содержание этого проекта не декларируется открыто, оно строится на совокупности дополнительных значений. Это происходит следующим образом. Человек, зритель, воспринимает красочно и занимательное шоу, которое на подсознательном уровне говорит ему: «посмотри, сколько людей терпят крах, неудачу. Сколько полных идиотов и бездарностей в первом туре. И ничего, они живут, и живут, очевидно, не плохо. Так что живи и ты. А вот и талантливые люди терпят поражение, не могут добиться успеха. Это Нормально. Только немногие достигают вершин. Это Везение. У тебя все хорошо, во всяком случае, не хуже чем у других: Этот проект становится сеансом экзистенциальной психотерапии для огромной аудитории зрителей этого канала.

Новостные блоки на канале также организованы по принципу сериала. Новости вообще – это один большой сериал, создающий информационный фон нашему существованию. Новости – это и со-участие, и со-бытийность, и со-переживание. То есть, это специфическое бытие интеллектуального «Я». Это своего рода бытие «мы-еси» по С. Франку, но адаптированное к современным реалиям.

«Как на микроуровне, внутри человека, устойчивые представления в воображении являются рычагом воли и моделью как сознательного, так и бессознательного поведения, так и на макроуровне, в государстве ,телевидение выполняет функцию и роль воображения, внушающего модели и стереотипы поведения разным слоям общества»1

Итак, телевидение - это мощное средство создания смыслов, необходимых для существования каждого конкретного человека в современном мире. Оно специфическими способами формирует вокруг индивидуума экзистенциальное пространство, то есть пространство, максимально благоприятствующее его существованию. Мифологическое и экзистенциальное сознание ярко проявляются в функционировании телевидения в обществе. Благодаря телевидению грань между ними прослеживается весьма отчетливо, и человек получает возможность экзистенциального выбора.

Любое общество с интеллектуальной точки зрения представляет собой неоднородное образование. Всегда существует немногочисленный круг интеллектуалов и более многочисленное сообщество с более скромными запросами. Отличительной чертой предшествующих эпох было то, что эти два слоя находились изолированно друг от друга. Современная же ситуация такова, что существует тенденция к их взаимопроникновению. Причем первые начинают выступать в качестве создателей или производителей смыслов. А вторые - в качестве их потребителей. Этот процесс чреват неким усреднением культурной, интеллектуальной нормы с одной стороны, но с другой стороны, благодаря этому процессу формируется новое смысловое пространство, имеющее более прагматические задачи. Эта прагматика стирает грани между специфическим национальными и традиционными культурами.

Например, в своей статье известный философ, социолог Б. К Джегутанов говорит о том, что существует русский национальный тип чувственности, который, «как известно, формировался посредством сопричастности тем началам, которые в себе несли красоту и гармонию. Таким был, например, национальный пейзаж, скажем, русская береза, - источник лирического вдохновения и ностальгического чувства. И только вооружившись этим наследием, по-настоящему становишься субъектом общения, без этой вооруженности русский человек обречен быть только объектом чужого восприятия и чужой оценки… Национальная культурная традиция есть подлинная герменевтика чувственности» 2

Так же исследователь отмечает что, говоря об историческом аспекте русской духовности на уровне хотя бы чувственности, следует сказать о том, что в душе народа нет ничего, чего не было бы в его истории. Отсюда вытекает, что во взаимоотношениях сознания и чувств существует диалектическая преемственность, социальная духовность включает систему представлений, взглядов, убеждений, верований и идеалов, относительно предельно общих взаимосвязей общественного и индивидуального бытия, принципов взаимоотношений людей друг с другом.

Поэтому понятие «духовность» родственно понятию «душа народа» и характеру отдельно взятого человека, представляющего свой народ, конкретным проявлением которого он является. 3

Таким образом, русская художественная литература в целом и классическая литература в особенности, были специфическим хранилищем существования русского человека. Литература – это код к существованию нации, код на уровне символов, стереотипов, образов.

М. Хайдеггера – философ-экзистенциалист, писал о том, что "язык - дом бытия". Современный тип бытия предлагает совершенно новый язык, так как изменяется тип чувствования, тип существования. В условиях глобализации как раз нужны новые средства коммуникации, которые бы исключали две вещи: внутреннюю сосредоточенность и интерпретацию через живое слово.

Этим критериям отвечают как раз те жанры, которые предлагают СМИ: детективные сериалы, где зритель поглощен сюжетом, где характеры чаще всего схематичны и условны. Там нет нравственно ориентированных субъектов действия, саморазвертывание сюжета предполагают нашу полную пассивность, ориентированную на восприятие модели.

Карпухин О. И., автор научных работ по социологии, педагогике, литературоведению так характеризует проявления массовой культуры: «современная молодежная дискотека или футбольное хулиганство, организуемое теми, кто ничего общего не имеет с футболом, использует асоциальный атомизм, доведенный до полного отключения социального начала в человеке. Музыка, звучащая в дискотеке, десоциализирует в силу своей оглушительности - перекричать ее невозможно, поэтому участники этого действия, оставив свои попытки общения через слово, импровизируют телодвижениями так, что обретают черты "животности", но это вовсе не первозданная "витальность", а продукт индустрии, конвейера вселенской масскультуры»1.

Для полноты картины, отражающей дискуссии вокруг этого вопроса следует привести высказывание еще одного общественного деятеля В. Буковского: «Как известно, на Западе, где беспокойство по поводу разлагающего влияния массовой культуры выражали известные деятели из консервативного лагеря, альтернативу пытались сформулировать в либерально-технократическом ключе. Так, на рубеже 70-х годов возобладала точка зрения, что саморазвитие техники коммуникаций со временем исправит изъяны массового духовного / или антидуховного/ производства. Особенно большие надежды возлагались на. новый тип телевидения, имеющий возможность выделять специальные каналы для любителей классического искусства или фольклора, религиозной тематики. Вследствие этого вместо единого массового общества вырисовывается плюралистический образ общества как совокупности осознающих себя субъектов. Аналогичные ожидания связывались и с кассетным телевидением. Ожидалось, что рынок кассет станет рынком высокоорганизованного спроса более высокого вкуса, чем прежний рынок массовых СМИ. Но и в этом направлении итог не утешителен: вместо преобразования массового общественного сознания в области вкусов, новые технологии были поставлены на службу вульгарной чувственности, извращенной и изощренной. Оказалось, что две трети продаваемых кассет - это порнуха и чернуха массовой культуры, главным образом по причине отсутствия цензурных ограничений.

На человека, толкующего о концепциях и принципах, смотрят как на сумасшедшего. Нормально, хорошо, успешно быть "прагматиком", оппортунистом, конформистом.

Все фальшиво, поддельно, пусто, зыбко, как мираж в пустыне, ничего реального, подлинного, незыблемого, что осталось бы существовать... При всей погоне за счастьем американцы в массе своей - люди глубоко несчастные, не удовлетворенные своей судьбой, часто осажденные проблемами, которые они сами же создают, бесконечно "ищущие самих себя" и ничего не находящие. Отсюда и процветание всяческих "гуру", психоаналитиков, сект и прочих спасителей людей от самих себя, без которых не может обойтись, кажется, добрая треть американского населения. Порою создается впечатление, что американцы, будучи неспособными вынести бремя свободы, просто ищут, кому бы отдаться в рабство. Словом, это антикультура, обезьянья цивилизация, которую никакая эволюция, никакое накопление в культуру не превратит...".1

Логично поставить вопрос: "Чем же порождена такая цивилизация и как могло от хорошего родится плохое?" Оказывается, с подачи Буковского и не только его, американский интеллект эгоизирован и организован только для достижения успеха и ничего более, что должно быть свойственно Человеку.

Если говорить о смене приоритетов традиционной культуры под воздействие массовой, то изменения происходят по следующим направлениям. Первое – это замена общинного сознания идеями индивидуализма; второе – это замена в русской культуре традиционного приоритета производительного труда в интересах Отечества на служение неизвестному отечеству по принципу приоритета потребительства и торговли; третье – это замена авторитета общественного интереса на личный, русской всечеловечности - на общечеловечность с позиции космополитизма; четвертое – это замена дружбы и братства народов России национальной рознью; пятое – это замена патриотизма и любви к Родине на служение неизвестному отечеству или «мировому» правительству. Об этих моментах в своей повести «Апокрифы Чеченской войны» говорит молодой писатель, представитель еще одного «потерянного» поколения Г. Садулаев. Культурный разлом в его произведении проходит по живому, по человеку, и в любом случае он чреват гибелью или моральной или физической. Смешиваются и уже не различить, где убийцы, а где жертвы.

В этой связи внедрение чуждых русской культуре западных стандартов приводит к разрушению прежней системы художественной культуры, языка, системы ценностей.

Главным инструментом в этом процессе становятся СМИ. В их информационном пространстве происходит формирование новой системы координат.

Происходит это приблизительно по следующим схемам.

1. Представитель элитарной культуры, вне контекста своего творчества помещается в среду массовой культуры. Тем самым изменяется контекст бытования его произведения.

Так, на канале ОРТ транслировалась передача «Розыгрыш», в которой популярные люди ставились в неудобные ситуации. В одной из передач «разыгрывали» В. Сорокина. Писателя, знакового для определенного круга читателей. Но для зрителей, не знающих контекста его творчества он становится на одну ступень с эстрадными исполнителями, деятелями шоу-бизнеса и т. п. Примерно в ту же нишу помещаются и его тексты. Таким образом, постмодернистский текст высокой психологической и эмоциональной напряженности, становится беззубой, банальной «порнухой».

2. Личность жившего ранее человека и оставившего после себя наследие, вошедшее в классическую культуру, через каналы СМИ становится предметом масскультры, так же в отрыве от контекста их произведений.

Это различного рода популярные публицистические передачи и документальные фильмы, как более качественный способ, и скандальные сюжеты и публикации, как способ более дешевый. Так, массовая аудитория узнает факты наподобие того, что Чайковский был гомосексуалистом, а Шолохов в подвале своего дома держал некого человека, который писал ему произведения. Достигается та же цель, что и в первом случае.

3. Произведения высокой культуры, или традиционной культуры попадают в контекст массовой культуры: музыка Моцарта в качестве звонка мобильного телефона, Энциклопедия классической литературы в пересказах, и, наконец, сериалы по мотивам классических произведений.

Это основные способы, но существует их огромное количество. И являются они проявлением процесса создания новой культурно-информационной среды, существующей по новым законам, адекватным новым взаимоотношением в обществе. Совокупность этих отношений и особенностей среды составляют новое экзистенциальное пространство. В этом пространстве, благодаря взаимопроникновению массовой, глобальной культуры и культуры традиционной, формируются новые утилитарные смыслы. А само существование унифицируется и схематизируется. Происходит скачок от индивидуализации к обособленному единообразию. Обособленность влечет за собой исключительность роли СМИ в обществе, которые становятся едва ли не единственным объединяющим элементом. Изменения затрагивают сферу языка, сознания, коммуникации.

Современными исследователями массовой культуры и массовой коммуникации принято говорить преимущественно о негативном воздействии тех или иных феноменов массовой культуры. Большинство из них отмечают деструктивное воздействие элементов последней на индивидуальное сознание человека.

«В современном обществе весьма эффективно функционирует социальная машина манипуляции общественным сознанием, представляющая собою набор технологий господства, одним из существенных элементов которых являются СМИ.. Негативные аксиологические функции СМИ, особенно электронных масс-медиа, проявляются в том, что они занимают командные высоты в массовой культуре, используют манипулятивную семантику и риторику, технологии разрушения сознания и конструирование специфической, реальности, внедряя в сознание индивида и социальных групп виртуальную реальность, которой ничего не соответствует в объективной социальной действительности».1 «С другой стороны, точка зрения о том, что «мозг человека не может отличить реальную ситуацию жизни от воображаемой в мышлении», свидетельствует в пользу того, что «искусственно созданная вера в определенные идеологические мифы превращает их в истину сознания, на которую человек или массовое сознание людей реагирует как на незыблемую реальность»2.

Как раз на этом этапе исследования, на мой взгляд, следует отодвинуть оценочный момент аспект на второй план. По крайней мере, необходимо воздержаться от каких-либо оценок и посмотреть на проблему как на факт, обусловленный некой закономерностью существования человечества как социума. То есть, с точки зрения экзистенциальной целесообразности. Общеизвестна истина о том, что человек не способен существовать в отрыве от какой-либо группы. Именно в социуме, и только в нем, становится возможной его экзистенция. Четко структурированная организация общественной системы предшествующих эпох выработала свою специфическую культуру. В этой модели не существовало аналога современной массовой культуры. Зрелищная культура Древнего Рима, смеховая культура Средневековья и так далее – это лишь первые предвестники феномена массовой культуры, но не собственно она. Они не были тотальными, они были ситуативны и, что самое главное, они не были смыслообразующими, то есть не были экзистенциально необходимы для своих носителей. Они скорее воплощали уже существующие в тех социумах смыслы. И эти формы не имели структурообразующего характера.

«Любая оценочность в данный момент относительно к ее феноменам была бы не правомерна. В настоящее время мы находимся внутри нее, мы функционируем по ее законам, мы оперируем ее составными элементами. Для того, чтобы осмыслить значимость каждого конкретного ее элемента необходимо выйти из поле ее действия. Она – базис нашего существования. Наиболее объективно ее изучение лишь с точки зрения экзистенциальной и деонтологической роли того, или иного элемента в обществе.

Феномен массовой культуры, от которого в нашей стране долго открещивались и на который накладывали идеологическое клеймо, настолько мощно вобрал в себя экзистенциальные токи современного участника культурного процесса, что культур философскому сознанию не остается ничего другого, как адекватно реагировать уже сложившимся арсеналом анализа культурных универсалий при одновременном его обновлении. Ясно одно, что вынесение за скобки идеодологической негативности, оценочности масскульта должно стать первым шагом на пути адекватного осмысления измененного, по сравнению с предшествующими историческими этапами, культурного бытия человека…Появление феномена массовой культуры, несомненно, носит общецивилизационный характер, становясь неотъемлемым признаком происходящей в современном мире глобализации. И, тем не менее, особый интерес представляет собой вопрос о конкретно-историческом произрастании данного феномена на той или иной национально-самобытной почве, сопрягаясь с которой он обретает контекст своего осмысления. Интернациональность масскульта ни в коем случае не отменяет его национального колорита и своеобычности»1.

Аксиология современного человека сложна и неоднозначна. С одной стороны происходит конфликт между ценностями предыдущих эпох и новыми смыслообразованиями. А с другой стороны, в условиях множественности проявлений современной культуры, происходит столкновение между ценностными системами различных групп. В наши задачи не входит детальный анализ аксеологического конфликта в современном обществе. Но его наличие свидетельствует о том, что наш современник лишен прочной смыслообразующей основы. У человека нашего времени нет четкой, подчиненной определенной иерархии системы ценностей. Он оказывается погруженным в некий смысловой вакуум, периодически заполняемый временными, ситуативными смыслами. Процесс этот крайне динамичен. И по этой причине масс – медиа занимают в нем ключевую роль, а современная журналистика становится сферой генерации новых смыслов, ценностей, которые сменяют друг друга по принципу броуновского движения, не создавая никакой системы, и нередко не вступая во взаимодействие друг с другом.

Их разрозненность, хаотичность и ситуативность обуславливают зависимость современного человека от медийной сферы. Выпав из зоны действия СМИ, человек рискует оказаться в социальной изоляции. Его линия поведения, построенная по «устаревшим» смыслам, не будет социально приветствуемой в данное время в данной группе.2 СМИ предоставляют смыслы в виде имиджей, образов, символов, стереотипов. Эти смыслы становятся основой существования индивида. И залог более или менее успешного существования уже зависит не от подлинности/не- подлинности, истинности/неистинности этих смыслов, как это было ранее, а от непрерывности процесса их обновления и поступления.

Рассмотрим механизм действия этого процесса на конкретном примере.

Одним из самых популярных персонажей современной массовой культуры в России стала Ксения Собчак. Вокруг нее формируется пространство, в котором миллионы молодых людей осуществляют свое существование. Образ Ксении Собчак сам по себе знаменательный. Ее родители стали одним из символов крушения одной эпохи и начала другой. Она воплощает в себе все желаемые и приветствуемые качества современного молодого человека. Агрессия, активность, наглость, импульсивность, раскрепощенность, свобода, независимость, рациональность, прагматичность и так далее, то есть все те качества, которые необходимы для преобразования. Новую Россию строят новые люди.

В случае с Ксенией Собчак, как образа-символа современной масс-культуры воздействие происходит по нескольким направлениям.

1. Образ «плохой девочки», постоянно появляющийся в различного рода передачах, скандальных хрониках, в Интернете. Это своеобразный эпатаж, который держит внимание, провоцирует, вовлекает в смысловое поле, созданное вокруг этого персонажа.

Ксения Собчак работает в лучших традициях этого «жанра».

Исследователи определяют роль и место эпатажа следующим образом: «И эпатаж, и китч меняют представление об отживающих элементах общественных устоев (различаются только механизмы). Они заставляют увидеть в догмах нечто такое, что вызовет отвращение у аудитории, заставит увидеть привычный процесс с неожиданной стороны. И эпатаж, и китч являются социальным механизмом развития, толкая публику к изменению мышления, развитию отношений»1. В данном случае речь идет об эпатаже в целях PR, то есть о возможностях эпатажа в области формирования общественного мнения. Об эпатаже в СМИ, в частности на радио, говорит Андрей Кононов в своих «Размышлениях радиофила-брюзги»: «Эпатаж появляется тогда, когда есть некая норма, правило, табу, признанное либо всем обществом, либо его частью. Поэтому неудивительно, что темы для эпатирования выбираются самые табуированные: секс, некоторые физиологические процессы, смерть. Эпатаж помогает смерти устаревших установок и предрассудков, помогает выпустить пар и агрессию, способствует нахождению новых творческих методов в искусстве. Скорее всего, нужно просто не перегибать палку. Но это бывает трудно сделать, ведь эпатирование - это танец на лезвии бритвы»2.

Собчак в этом смысле использует вызывающие формы поведения как раз для формирования определенной тенденции в обществе.

Об успешности такого приема говорят результаты исследования форумов в Интернете. Сообщения с отрицательными высказываниями и сообщения-одобрения разделились примерно поровну. Но в данном случае показателем является другой момент: тон этих высказываний. Используется агрессивная, ненормативная лексика, затрагивающая как раз табуированные темы. Резкие выражения, откровенные оскорбления в адрес самой Ксении, в адрес друг друга говорят о том, что цель достигнута. Задан стиль восприятия, уровень общения, ритм и темп. Интересен тот факт, что очень часто в этих форумах люди пользуются не только словами, но и самыми различными пиктограммами. Что также говорит об изменениях на уровне коммуникации между людьми. Происходит взаимодействие на прагматическим уровне. «Важно «что», не важно «почему» - лейтмотив нынешнего ментального пространства.

2. Следующий вид воздействия «разговоры о ней» и «разговоры с ней»

«А если будет кто-то более достойный, чем Ксения Собчак, вы его все равно «подвинете», потому что хотите получить больше, чем можете унести?

– На простом хотении в жизни ничего не получается. Я буду работать над собой и сделаю себя лучше! Когда я пришла в английскую школу, я была самой слабой. Прошло два года – и я стала самой сильной. Но не за счет того, что оттолкнула всех остальных. Просто они тратили на уроки час, а я – два с половиной. Конечно, надо расталкивать конкурентов, но не подсиживать их и не плести интриги. Я умею учиться у тех, кто лучше меня! Нужно быть рядом с сильными, а не со слабыми. У сильных можно больше взять!

– Вы рано повзрослели?

– В 17 лет я уже жила гражданским браком с мужчиной, который был намного старше меня.

– Вы рациональный человек?

– Очень. Люблю холодный рассудок и рациональное общение. Мне несимпатична глупая доброта

– А как же вы очаровываетесь людьми? Это же происходит не рационально.

– Я не умею очаровываться людьми. Я считаю, что любовь – рациональное чувство. Нельзя строить жизнь на очарованиях. Настоящая любовь – это когда ты очень хорошо понимаешь все достоинства и недостатки партнера и способен перечислить их по пунктам.

– Кто из сказочных героинь вам ближе: Мэри Поппинс или Снежная Королева?

– Наверное, Снежная Королева. Я вообще никогда не любила положительных героев – принцесс, принцев, фей… Мне нравились злодеи! Наверное, они более реалистично выписаны авторами сказок. Им, к сожалению, больше веришь, чем Золушкам. Я не хочу показаться монстром, но я – за правду жизни, а не за прекрасную ложь.

– Когда вы были ребенком, в дом ваших родителей приходил Путин?

– Я такие вопросы не комментирую.

– Знаете, я почему-то не представляю вас в будущем в образе телеведущей. Скорее в образе «железной» Маргарет Тэтчер!

– Вы попали в точку! Я обожаю Маргарет Тэтчер! Это Политик с большой буквы: самый выдержанный и самый мудрый. Когда она была премьер-министром, Англия экономически расцвела. Еще я очень люблю Черчилля.

– Почему, по-вашему, журналисты часто бывают недоброжелательны к вам?

У нас не любят успешных людей. Чужое благосостояние всегда режет глаза. И еще хуже, если человек сделал себя сам, много заработал сам. Надо его за это «опустить». Пока это, к сожалению, данность. Уютно мне в этой данности или нет? Нет. Но – таков наш народ. Почему в России народный герой – Иван-дурак? Ему не надо ничего делать. Он лежит на печи. Встанет на пять минут – и ему прямо в руки плывет щука, которая его облагодетельствует. Что Иван-дурак сделал сам?

- Но Обломов не стал национальным героем.

– Но и Штольц им не стал.

– Штольц – немец.

– А Обломов – барин.

– И Екатерина Великая не стала народной любимицей. А вот Петр I – стал.

– В Петре народ чувствовал стальную руку, а в Екатерине было больше политеса, мягкости…

– То есть Иван Грозный, Петр I, Иосиф Сталин – близнецы-братья?

– Не близнецы и не братья, но страну держали в сильных руках. Народ был защищен.

– Это чем же?

– За него думали! За него все решали. Наш народ сам любит быть Иваном-дураком, а не власть его наделяет такими качествами. Доброму, хорошему человеку Ивану должен ни за что с неба упасть лакомый кусок. И его жизнь должна кончиться не инфарктом, как у Обломова, а райским наслаждением. Барин Обломов живет мещанской жизнью, у него все есть. Поэтому он – теряет, а Иван, у которого ничего нет, – олько приобретает. Какова мораль? Хороший человек тот, у кого ничего нет: ни ума, ни денег. К нему-то и приходит счастье.

– История России не знает хеппи-эндов. Проиграли все: и Обломов и Иван-дурак. К чему привела пролетарская революция, разве к коммунизму?

– Да, лакомый кусок на Россию не упал. Слишком много претензий предъявляет наш народ к власти, но не к себе. И еще: у нас вся история построена на том, что бояре плохие, а царь-батюшка – хороший. Абсурд!» 1

Ксения перестает быть конкретным человеком со всеми особенностями индивидуальной психологии. Она становится средством трансляции определенного комплекса идей. Она становится сродни мифологическим и полу мифологическим персонажам: Павлику Морозову, Зое Космодемьянской, Павлу Корчагину и т.д.

Она позиционирована в определенный социокультурный контекст, она действует по его законам, и влияет на него изнутри, определяя тенденцию в обществе.

Темы-анонсы формируют аудиторию. Это не какая-то определенная социальная группа. Они представляют собой некое психологическое объединение с общностью мотивации. По преимуществу это люди, переживающие состояние социальной и личностной дезориентации. Об этом говорит анализ сопутствующих тем, в котором дана беседа-интервью с Ксенией Собчак. «Откуда депрессия?», «Как найти общий язык со свекровью?», «Как воспитать уверенного в себе…», «Знакомство с алкоголем» - это больше похоже на медицинскую карту у врача-психиатра. Картина очевидна: адресат коммуникационного послания Ксении Собчак – это человек, испытывающий определенного рода проблемы с самореализацией, у него отсутствует четкая ценностная основа, (он позволяет решать посторонним проблемы в своей семье), и он не способен найти конструктивный выход из создавшегося положения (проблема алкоголизма). В таком состоянии человек, как правило, очень внушаем и его критическая оценка происходящего невероятно низка.

Его ситуации противопоставлена «иная» жизнь. Это мир успешных, активных, преуспевающих людей, красивых, гармоничных – этакий современный Олимп, населенный небожителями. Вот заголовки из этого раздела: «Уверена в себе — значит, любима», «Тайное замужество Анны Павловой», «Удачная покупка», «Для пользы тела», «Работа на два фронта» Они удачно выходят замуж, у них жизнь похожа на фейерверк, они талантливы, умны, пользуются дорогими средствами для поддержания красоты.

Ксения как воплощение этого мира «приоткрывает» завесу тайны. Это практически адат или тора, или «Домострой» для современного человека, с той лишь разницы, что первые даны Богом, незыблемы и прочны, а советы звезд также эфемерны, как и сама «гламурная» жизнь.

Дочь известных политиков, светская львица, персонаж скандальных газетных публикаций, завидная невеста, выпускница МГИМО, телеведущая — и это всё об одном человеке, о Ксении Собчак. Её называют стервой и выскочкой, главным раздражителем российской общественности, её имя опутано клубком самых невероятных слухов и сплетен. Молоденькие девочки видят в ней кумира и мечтают во всём походить на неё, взрослые женщины негодуют и вопрошают: «Кто пустил на телевидение эту наглую особу?!» Её можно любить или ненавидеть, в любом случае персона Ксении Собчак никого не оставила равнодушным.

Про маму, воспитание и учёбу

…Поэтому меня воспитывали стихийно. Родители дома — это значит, что впереди неделя жесткого воспитания. Таким образом они пытались восполнить пробелы. Зато, когда родители уезжали в командировку в другую страну на важные переговоры, я знала, что у меня есть две недели свободной жизни со всеми вытекающими последствиями… В какой-то момент это дало обратную реакцию. Уже лет в 16 я окончательно вырвалась из-под родительского влияния и стала жить активной жизнью… Поэтому сегодня я не позволю, чтобы журналисты, их мнение и их статьи лишали меня свободы. Я живу не напоказ, живу так, как считаю нужным. .. Я училась исключительно для себя, чтобы доказать себе, что способна на многое. ..Просто чем больше ты делаешь, тем больше успеваешь.

Про популярность

Единственный способ выживать в мире шоу-бизнеса, в мире публичных людей — делать что-то новое, не лениться, видоизменяться, постоянно давать поводы для того, чтобы на тебя обращали внимание. Но поводы не скандальные, а по большей части хорошие: новые передачи, новые программы, новые проявления своей личности.

Про себя

Ксения со стилистом Сергеем Зверевым…— Дайте себе характеристику. ..Я очень разная, противоречивая: в чём-то эпатажна, в чём-то агрессивна, в чём-то сентиментальна. Отчасти некоторые мои действия связаны с защитной реакцией… Этих сложных слоев очень много, за ними разглядеть меня могут очень немногие... Мне никогда не нравились положительные персонажи: Золушка и фея вызывали у меня отвращение в отличие от мачехи и её дочерей. Не потому, что они были жестокие и бессердечные, а потому, что они были сложнее как персонажи. Та же Снежная королева — персонаж более интересный, чем какая-нибудь Герда. Я считаю, что излишняя доброта — в большей части синоним глупости. А злость, здоровый цинизм, едкий, язвительный ум присущи, как правило, людям с высоким интеллектуальным развитием. Слабых людей не люблю.

Про семью

— Я с самого детства пользовалась повышенным мужским вниманием. Но изначально его приходилось скорее добиваться, чем воспринимать как должное. Я никогда не была красавицей, да и сейчас ею не являюсь. Поэтому я всегда вела себя очень активно и заметно, таким образом пробуждая к себе интерес со стороны мальчиков… я была маленькая, стриженная под горшок, с большим носом и особенно никому не нравилась. Но благодаря хитрости, сноровке, умению правильно себя подать, правильно одеться, правильно посмотреть, правильно сказать — обращала на себя внимание мужской половины класса. Оказалось, что всё это важнее, чем природная красота.

В принципе я готова к семейной жизни, но только не к роли хранительницы домашнего очага. Домохозяйкой я не буду никогда. В будущем очень хочу ребёнка, но не сейчас. Я не собираюсь всю жизнь оставаться свободной и независимой.

РЕЦЕПТ КРАСОТЫ ОТ КСЕНИИ СОБЧАК

КАЖДЫЙ1 вечер перед сном я наношу касторовое масло на ресницы. Оно делает их густыми, пушистыми и красивыми. Этот рецепт особенно хорош для девушек, которые красят ресницы тушью каждый день.


Мария АГРИОМАТИ» 2
Миллионы молодых людей, не имеющих четкой жизненной основы, экзистенциального базиса, замкнутые в себе и на себе, находятся в некой «мертвой зоне» не доступной социальным веяниям. Они пассивны, инертны, а значит, не предсказуемы и тем самым опасны. Через предельно физиологические темы, конкретные и незамысловатые, субъекты масс-культуры задают вектор их социального поведения, вводят их в контекст жизни общества. От форумов в Интернете - к статьям в газетах, телепередачам и т.д., к вовлечению в реальную жизнь.

3. Воздействие через образное восприятие: фильмы, реалити - шоу, публицистику на ТВ.

Фигурами этого плана изобилует информационное пространство России. Это броские, эпатажные образы С. Зверева, Т. Конделлаки, Б.Моисеев, В. Жириновский и так далее.
Таким образом, через телевидение образы массовой культуры воздействуют на ментальное пространство России, выступая в качестве механизма формирования динамичных, часто меняющихся смыслов. Экзистенциальной основой становится не прочная незыблемая система непреходящих ценностей, а динамичный процесс смены одних смыслов другими. Непрерывность этого процесса обеспечивают СМИ, журналистика и литература. Они и определяют экзистенциальный ландшафт современного общества.
Вопросы и задания для самопроверки:


  1. Почему экзистенциальное сознание можно отнести к одному из способов самосохранения человечества как вида?

  2. Какое значение имеет форма сериала в современном информационном пространстве?

  3. В чем причина популярности сериала?

  4. В чем заключается экзистенциальный смысл телевидения?

  5. Почему литературу можно назвать кодом к существованию нации?

  6. Как массовая культура влияет на индивидуальное существование?

  7. Назовите схемы, по которым происходит формирование новой системы ценностей в информационном пространстве?

  8. Кого из представителей современного российского шоу-бизнеса можно назвать экзистенциально значимой фигурой и почему?

  9. Каково экзистенциальное значение эпатажа в современной культурно-информационной среде?

  10. Каналы влияния массовой культуры на ценностные и смысловые установки индивида.

  11. Проанализируйте деятельность, форму воздействия и результат воздействия выбранной вами звезды с точки зрения ее экзистенциальной значимости для аудитории.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница