Творчество уильяма морриса в контексте эстетизации средневековья и взаимодействия литературы с другими видами искусства 10. 01. 03. Литература народов стран зарубежья




страница1/5
Дата13.08.2016
Размер0.87 Mb.
  1   2   3   4   5



САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

СЕДЫХ


Элина Владимировна

ТВОРЧЕСТВО УИЛЬЯМА МОРРИСА

В КОНТЕКСТЕ ЭСТЕТИЗАЦИИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

С ДРУГИМИ ВИДАМИ ИСКУССТВА

10.01.03. – Литература народов стран зарубежья

(литература народов Европы, Америки, Австралии)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук


САНКТ-ПЕТЕРБУРГ


2009

Диссертация выполнена на кафедре истории зарубежных литератур


факультета филологии и искусств

Санкт-Петербургского государственного университета


Научный консультант: доктор филологических наук, профессор

Сидорченко Лариса Валентиновна
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Анцыферова Ольга Юрьевна

доктор филологических наук, профессор



Стадников Геннадий Владимирович

доктор искусствоведения, профессор



Ступников Игорь Васильевич
Ведущая организация: Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого

Защита состоится «___» __________ 2009 года в ______ часов на заседании совета Д 212.232.26 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 11, Факультет филологии и искусств,


ауд. ______.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9.


Автореферат разослан «____» ___________ 2009 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент С.Д. Титаренко



Уильям Моррис (1834–1896) известен в России как пр­опагандист социалистических идей, а не как многогранный художник, поэт и писатель, автор «средневековых» поэм и romances, произведений живописи и декоративного искусства. Образ писателя-социалиста нашёл отражение и в том, насколько односторонне представлено его творчество в русских изданиях («Песни для социалистов», «Вести Ниоткуда», «Сон про Джона Болла», «Как я стал социалистом»). Именно сфера социалистической деятельности Морриса рассматривалась отечественными литературоведами как базисный дискурс творчества. Что касается его живописно-декоративных творений, то они малоизвестны современной отечественной аудитории. В настоящее время «русский Моррис» ещё не нашёл своего места в контексте русской культуры.

Сочинения, посвящённые социализму, занимают в творческом наследии Морриса если не самое скромное, то уж никак не основное место. Его увлечение социализмом объясняется тем, что он увидел в нём возможность воплотить близкие ему средневековые идеалы в действительность, подтверждением чему служит его «средневековое» творчество. Страстная любовь к прошлому


и тоска по утраченной Красоте нашли отражение во всём, за что он брался:
в книжном дизайне, живописи, искусстве гобелена, фрески, витража, поэмах
и romances, публицистике и переводе. Эпоха Морриса нуждалась в художниках-универсалах, которым она могла бы доверить воплощение мечты о синтезе искусств, и Моррис был создан для этой культурной миссии.

В XXI в. Моррис воспринимается на Западе как прерафаэлит и основатель Движения Искусств и Ремёсел. Его признают величайшим дизайнером, повлиявшим на многие области искусства, явившимся создателем стиля мо-дерн в живописи, фреске, искусстве книги. Особое внимание уделяется тому факту, что Моррис внёс вклад в развитие политической мысли XIX в.

Ни на Западе, ни в России не существует литературоведческих работ,
в которых творчество Морриса рассматривалось бы всесторонне, комплексно, в единстве всех талантов этого незаурядного человека, предметом исследования которых были бы и его литературные произведения, и произведения искусства; а Моррис предстал бы одновременно как поэт, писатель, художник, дизайнер, публицист, эстет. В этом заключается новизна данного научного исследования, в котором впервые предпринята попытка рассмотреть взаимодействие литературы с другими искусствами в контексте всего творчества Морриса. Здесь впервые проанализирована эстетическая концепция Морриса, основывающаяся на принципе синтеза искусств; исследованы уникальные произведения искусства и литературные шедевры. В работе определяются подходы и система способов взаимодействия литературы с другими видами искусства в творчестве Морриса, позволяющих рассмотреть его творчество
в контексте эстетизации средневековья как целостную систему, обладающую гармоничным художественным единством и внутренней логикой развития.

Актуальность диссертационной работы связана с тем, что творчество Морриса является значимой и необходимой составляющей литературного процесса как в викторианской Англии, так и в мировой культуре XX – XXI вв. Моррис предстаёт здесь как писатель и художник, оказавший влияние на развитие европейской и американской литературы, декоративного искусства.

П
3

4
редметом
исследования является взаимодействие литературы с другими видами искусства в творчестве Морриса, которое рассматривается в развитии теоретических положений о синтезе искусств в его эстетической концепции,
в живописно-декоративном и литературном творчестве.

Природу творчества Морриса невозможно познать вне взаимодействия литературы с другими видами искусства, которое связано с его пристрастием


к мифу, аллегории, метафоре, к романтическим и символическим приёмам образотворчества. Это и определяет главную цель данного научного исследования, требующую изучения жизненного смысла и эстетической почвы, которые питали его художественное творчество. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) дать представление о синтезе искусств в истории и теории литературы


и искусства;

2) проанализировать эстетические взгляды и поэтологические принципы Морриса в контексте художественных исканий в Англии XIX в., в том числе


в контексте английского романтизма конца XVIII – первой трети XIX в. и в историко-культурном контексте викторианской Англии, включающим контексты «артуровского возрождения», творчества Братства Прерафаэлитов, деятельности Движения Искусств и Ремёсел;

3) рассмотреть проблему синтеза искусств в эстетической концепции Морриса;

4) подвергнуть комплексному анализу взаимодействие литературы с другими видами искусства в художественном творчестве Морриса;

5) рассмотреть взаимодействие искусств в поздних romances Морриса.

Данная научная работа базируется на анализе оригинальных поэтиче­­ских, прозаических и живописно-декоративных текстов Морриса. Здесь рассмотрены 5 лиро-эпических поэм, поэмы из «Земного Рая», тексты из 4-х поэтических сборников, опубликованные и неопубликованные стихотворения, 8 ранних и 10 поздних romances, пьеса, роман, журналы путешествий, художественные переводы, письма, около 100 лекций, эссе, статей, речей, интервью. В работе также проанализированы произведения искусства (картины, витражи, обои, фрески, изразцовая плитка, мебель, ткани, ковры, гобелены, вышивки, книги как артефакты), которые изучались автором диссертации, помимо представленных в каталогах и альбомах, в домах Морриса, декорированных им колледжах, церквях, дворцах, жилых и публичных зданиях, а также – в библиотеках, музеях и художественных галереях Великобритании.

М
4
етодологической
основой диссертационного исследования послужили работы известных отечественных и зарубежных литературоведов, филологов, искусствоведов, философов, культурологов в области синтеза искусств; научные труды, затрагивающие проблемы «артуровского возрождения», романтизма, прерафаэлитизма, символизма, модерна, мифопоэтики, интертекстуальности, интермедиальности, текстологии. К таковым относятся работы М. П. Алексеева,
Г. В. Аникина, А. А. Аникста, И. В. Арнольд, М. М. Бахтина, И. И. Буровой,
В. С. Вахрушева, А. Н. Веселовского, Н. А. Дмитриевой, Н. Я. Дьяконовой,
В. М. Жирмунского, Е. И. Клименко, Д. С. Лихачёва, А. Ф. Лосева,
Ю. М. Лотмана, Е. М. Мелетинского, А. Д. Михайлова, Н. П. Михальской,
М. И. Николы, В. Я. Проппа, Б. Г. Реизова, Л. В. Сидорченко, Н. И. Соколовой,
Н. А. Соловьёвой, Г. В. Стадникова, Н. Д. Тамарченко, Б. В. Томашевского,
Н. В. Тишуниной, В. Е. Хализева, Л. В. Чернец; Р. Барта, П. Вагнера,
Ю. Кристевой, Дж. Ландау, Н. Певзнера, Дж. Фрэзера, О. Ханзен-Лёве, У. Эко.

В качестве метода исследования здесь применяется комплексный метод, синтезирующий несколько видов анализа: литературоведческий, искусствоведческий, стилистический, контекстологический, сопоставительный. Комплексный метод анализа художественного материала включает и анализ текста на экстралингвистическом уровне: историко-литературный, литературно-биографический, культурологический методы. В работе использованы методо­логические подходы (системный, дискурсивный, мотивный, тематический, концептологический), помогающие осуществлению цели. Взаимодействие литературы с другими искусствами рассматривается с точки зрения философии, истории, психологии. Интерпретация и разбор иллюстративного материала проводятся с применением концептов рецептивной эстетики, герменевтики, стилистики декодирования, художественного перевода. Переводы отрывков из произведений Морриса выполнены автором диссертации.



На защиту выносятся следующие положения:

1. Синтез искусств отражает тенденцию к синтезу всех видов художественной деятельности, к синтезу разных направлений духовной культуры в целом. В основе синтеза лежит устремлённость человека-творца к цельности, гармонии, единению, организации на этих принципах эстетичного бытия.

2. Взаимодействие литературы с другими видами искусства в контексте творчества многогранной личности порождает особый тип текста – полихудожественный текст, в котором реализуется несколько способов взаимодействия искусств, усиливается его полисемантика, углубляется смысл образа, происходит наложение разных смыслов нескольких звучащих тем.

3. Полихудожественная организация текста основана на развитии художественных принципов английской эстетики и поэтики XIX в., особенно в период «артуровского возрождения» в викторианской Англии.

4. Этапы развития теории и практики взаимодействия литературы с другими видами искусства, художественного синтеза вообще, приходящиеся на период «артуровского возрождения», нашли отражение в творчестве английских поэтов конца XVIII – первой трети XIX в. (У. Блейк, С. Колридж, Дж. Байрон,
П.Б. Шелли, Дж. Китс), в работах Т. Карлайла и Дж. Раскина, в эстетических концепциях прерафаэлитов (Д.Г. Россетти), которые оказали значительное воздействие на развитие эстетики У. Морриса.

5. «Средневековое» творчество Морриса, занимающее особое место в «артуровском возрождении» в викторианской Англии, повлияло на развитие английской и мировой культуры, заложило основы стиля модерн.

6. В основе концепции синтеза искусств Морриса лежит принцип единства всех видов творческой деятельности, базирующийся на системе «эстетического троемирия»: «идеализируемое средневековье – далёкое от идеала настоящее – идеальное будущее», «память о прошлом – воображение – творчество», «истинность – нравственность – духовность», «природа – искусство – человек», «красота – гармония – счастье».

7. Эстетическая концепция Морриса содержит три основных компонента синтеза искусств: идеальный дом, идеальную книгу, идеального человека,


в которых реализуется идеал искусства – содружество художественных форм, одухотворяющее жизнь, и претворяется в жизнь принцип взаимодействия литературы с другими видами искусства.

8
5

. В контексте различных видов художественной деятельности Морриса лежат идеи всеобщности взаимосвязей, сопряжения разного в едином, объединения противоположного в гармоничное целое, синтезирования слова и изображения. Эти идеи, отражающие целостное восприятие мира художником, реализуются в его творчестве посредством категорий интертекстуальности, интерсемиотичности и синтетичности.

9. В живописно-декоративном творчестве Морриса присутствие литературного начала на эксплицитном уровне выражается в наличии на полотне авторского комментария, в иллюстрировании литературного текста, создании картин по литературным мотивам. Имплицитный уровень включает в себя поэтичность живописных творений, наличие мифологического контекста, библейских аллегорий и литературных символов в произведениях искусства.

10. В литературных произведениях Морриса элементы других искусств на эксплицитном уровне присутствуют в виде рисуночного письма, создания литературных текстов по мотивам произведений искусства, включения в кон-текст литературного произведения терминологии разных видов искусства, цитаций, аллюзий, реминисценций, связанных с произведениями искусства и их авторами, посвящения литературного произведения художнику, искусству, произведению искусства. На имплицитном уровне такое присутствие проявляется в заимствовании словесным текстом композиционных и жанровых особенностей живописи и других видов искусства, а также – в декоративности и живописности словесных описаний, включающих в себя живопись и цветоживопись словом, картинно-музыкальную синестезию.

11. Категории живописности и декоративности являются знаковыми категориями всех литературных произведений Морриса, в том числе и его поздних romances, созданных в последние годы жизни в русле его эстетической концепции и являющихся результатом сформировавшегося, зрелого мировоззрения. Отличительной чертой этих произведений является «исландская архаизация», которая создаёт в их контексте необычный магический язык-загадку, делает их декоративно-живописными.

12. Поздние romances Морриса представляют собой литературный эксперимент, воплощающий на практике его эстетическую концепцию синтеза искусств, взаимодействия литературы с другими видами искусства на всех уровнях – от микроконтекста до экстралингвистических факторов, в рамках которого был представлен целостный жанр художественной прозы, не имеющий аналогов в английской литературе, – роман-фэнтези с несколькими воображаемыми мирами, особой образностью, оригинальной символикой, жанровой разноплановостью, живописностью и декоративностью.

Т
6

4
еоретическая значимость
диссертационного исследования состоит
в том, что в нём определены подходы и система способов взаимодействия литературы с другими видами искусства в творчестве поэта-художника, позволяющих рассмотреть его творчество как целостную систему. Кроме того,
полученные научные результаты позволяют уточнить традиционные представления о художественном творчестве Уильяма Морриса, подчеркнув само-ценность его литературного наследия и влияние на дальнейшую историю английской литературы и культуры в целом; внести значительные коррективы
в сложившийся взгляд на идеологическую природу творчества Морриса, представив его не в социалистическом, а в эстетическом плане; существенно изменить традиционные взгляды на концептуальность художественного видения Морриса – родоначальника стиля модерн в европейской культуре.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования её материалов в курсах лекций по истории зарубежной литературы XIX в., истории английской литературы и изобразительного искусства, стилистике, герменевтике, при разработке спецкурсов по этим дисциплинам, на семинарских и практических занятиях по истории английской литературы, интерпретации текста, при создании учебников, учебных пособий.

Теоретические положения и практические рекомендации, разработанные


в диссертационном исследовании, могут быть использованы при проведении дальнейших научных изысканий в области английской литературы XIX в., по проблемам прерафаэлитизма, символизма, модерна.

Апробация работы. Основные положения диссертации в виде докладов были представлены на межвузовских и международных конференциях: «Англистика XXI века» (2004, 2006, 2008, Санкт-Петербург), «Международная филологическая конференция» (2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, Санкт-Петербург), «Герценовские Чтения» (2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, Санкт-Петербург), «Английская литература в контексте мирового литературного процесса» (2005, Рязань), «Литературные связи и литературный процесс» (2005, Санкт-Петербург), «Русско-зарубежные литературные связи» (2005, 2006, Нижний Новгород), «Литература как развивающаяся система» (2006, Санкт-Петербург), «Литература Великобритании и романский мир» (2006, Великий Новгород), «Пуришевские чтения» (2007, 2008, 2009, Москва), «Жанр
и литературное направление» (2007, Санкт-Петербург), «Литература Великобритании в контексте мирового литературного процесса» (2007, Орёл), «Античность и христианство в литературах России и Запада» (2007, Владимир), «Компаративистика: история и современность» (2008, Санкт-Петербург), «Российский и зарубежный читатель: национальное восприятие литературы» (2008, Москва), «Национальное и интернациональное в литературе и искусстве в свете сравнительного литературоведения» (2009, Санкт-Петербург). Результаты исследования представлены в ряде статей, в том числе опубликованных
в 10-ти реферируемых научных журналах, в учебных пособиях (2003, 2006)
и двух монографиях (2007, 2008). В ходе проведения научных изысканий сделан ряд докладов по теме диссертации в Обществе Уильяма Морриса в Великобритании (2004, 2005, 2007, Лондон).

Цели, задачи и методы исследования определили структуру и содержание работы, которая состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии. Библиография включает 920 наименований научных трудов, а также список справочной литературы (117) и источники примеров.

Во Введении определяется объект исследования, обосновываются актуальность и новизна избранной темы, формулируется основная цель, определяются задачи исследования, называются основные методы, излагаются положения, выносимые на защиту. Здесь также аргументируются знаковые для диссертационной работы теоретические положения, даются определения тем важным понятиям, на которые опирается наше научное исследование.

Глава I. «Проблема синтеза искусств в истории и теории литературы
и искусства»
состоит из двух разделов.

Раздел I.1. «Синтез искусств в истории западноевропейской литературы и искусства».

С
7
интез искусств – важнейшая, вечная проблема художественного творчества; он представляет определённую систему художественного мышления, отражающую эпоху. Проблема синтеза искусств возникла в древние времена и усиливалась в те периоды истории культуры, когда общество проходило переломные моменты в развитии, характеризующиеся активизацией интегративных процессов: в эпохи средневековья и ренессанса и на рубеже веков (романтизм конца XVIII – начала XIX в., модерн конца XIX – начала XX в.).

На первоначальную слитность поэзии, живописи, музыки обратили внимание в античности. В произведениях древних греков и римских поэтов имели место экфрасисы; античному искусству был присущ эффект синестезии.


В эпоху средневековья возник синтез пластических искусств, воплотившийся
в готическом соборе. Основу синтеза составляло слово Священного Писания, которое изображалось и пелось. В XVI – XVII вв. в европейской литературе наметилась тенденция соотносить описательное стихотворение с картиной, появилось первое теоретическое сопоставление поэзии и живописи в контексте английской литературы. В живописи XVII в. закладывались основы колористической композиции; в картинах был заметен литературный элемент.
В период позднего ренессанса чувствовалось стремление к «ансамблевости»
в архитектуре; в литературе был популярен жанр словесных галерей. Для поэтики барокко характерным было уподобление мира книге, картине. В XVIII в. в английской эстетике появилась категория «живописное» («picturesque»), ставшая важной категорией для эпохи предромантизма.

В начале XIX в. в европейской культуре наметилась тенденция сблизить формы художественной деятельности, синтезировать искусства в единое целое («Gesamtkunstwerk» – «синтетическое художественное произведение»). Немецкие романтики (Ф.-В. Шеллинг, Ф. и А. Шлегели, В.Г. Вакенродер, Л. Тик, Новалис, Э. Гофман, Р. Вагнер) приписывали литературному тексту наличие музыкальных и живописных средств выразительности. Живописность, визуальность была свойственна европейской литературе романтизма; особенно ярко она проявилась в творчестве английских романтиков (У. Блейк, В. Скотт, У. Вордсворт, С. Колридж, Дж. Байрон, П.Б. Шелли, Дж. Китс). Поэтичность же нашла воплощение в пейзажах Дж. Тёрнера. Романтики видели в литературе и живописи средство поведать людям о мироздании и бесконечности, дать знание, синтезирующее все достижения человечества.

Р
8

омантики стремились к синтезу искусств, создавали эстетические концепции, которые были развиты в творчестве символистов второй половины XIX в. В символизме литературное произведение создавалось как живописное полотно, выполненное с помощью слов. Этому закону были подвластны «рисующие писатели», которые экспериментировали с цветом слова и звука, насыщали поэзию синестетическими тропами и музыкой (Э. Делакруа, А. де Мю­ссе, Ш. Бодлер, А. Рембо, П. Мериме, Г. Флобер, В. Гюго, П. Верлен, Т. Готье). Художественное полотно символизма обладало визуальностью или/и музыкальностью, апеллировало к сознанию читателя на уровне ассоциаций, связанных с разными видами искусства, а художественный текст представлял собой реализацию эстетической концепции в виде артефакта. Символизм выработал художественный язык, основанный на категории декоративности и на средствах выразительности (символ, метафора, аллегория, художественная деталь, ритм, цвет). Слово синтезирует здесь разные искусства, литературный язык превращается в синтетический. Структура повествования у символистов соотносится с принципами живописного и музыкального мышления.

Особую проблему в контексте синтеза искусств составляет одинаковое владение кистью и словом. Многие талантливые поэты, писатели и художники второй половины XIX в. творили одновременно в области литературы и живописи, а их произведения являлись ярким примером взаимодействия искусств (Дж. Раскин, Д.Г. Россетти, У. Моррис, У. Пейтер, Дж. Уистлер, Л. Кэрролл,
Э. Лир, О. Уайлд, О. Бердслей, А. ван де Вельде, А. Руссо).

На рубеже XIX – XX вв. возник стиль модерн: наметилась тенденция


к синтезу всех видов художественной деятельности, разных направлений духовной культуры в целом. В основе синтеза лежала устремлённость человека
к гармонии, единению, к организации на этих принципах бытия. В контексте модерна возник художественно-эстетический идеал цельности мира, создаваемого целостной творческой личностью, каковой и являлся У. Моррис.

Раздел I.2. «Теоретические проблемы синтеза искусств».

Проявление феномена синтеза искусств стало не только творческой практикой поэтов и художников разных эпох, но и было теоретически осмыслено философами. Понятие синтеза искусств соотносится с взаимодействием и взаимообогащением культур («диалог культур» М.М. Бахтина и А.Ф. Лосева; «общение культур» В.С. Библера, «концерт культур» Г.С. Померанца). Сегодня можно утверждать, что существует единая система общечеловеческой культуры, всемирная культура, единое поле культуры (ноосфера В.И. Вернадского, семиосфера Ю.М. Лотмана, гомосфера и концептосфера Д.С. Лихачёва). Великие произведения искусства живут в «большом времени» и «большом пространстве», обогащаясь новыми значениями и смыслами.

Диалогу культур и искусств посвящены работы современных учёных (Л.Е. Бежин, Г.Д. Гачев, А.Ю. Демшина, П.Б. Струве, А.Е. Чучин-Русов).


Психологические основы диалога человека с культурой проанализированы М.П. Алексеевым, Л.В. Беляевой, Л.С. Выготским, Б.М. Галеевым, А.Н. Леонть­евым, А.И. Мазаевым, Б.С. Мейлахом, С.Л. Рубинштейном.

Проблема взаимодействия искусств в теоретическом плане разработана


в искусствоведении (Ю.Б. Борев, М.С. Каган, В.В. Кожинов, Г.Н. Поспелов, С.О. Прокофьев, О. Уоррен, Р. Уэллек, Р. Штайнер, Е.Г. Яковлев). В начале XX в. возникла идея создания синтетической истории искусств (Е.И. Боричевский, И.И. Иоффе); исследователи обратились к изучению творческих контактов писателей и художников, взаимосвязей литературы и живописи (С.Н. Дурылин, И.С. Зильберштейн, Н. Машковцев, К. Пигарев).

Методологически проблема взаимодействия литературы с другими видами искусства обоснована в трудах М.П. Алексеева, которые заложили основу изучения в отечественном сравнительном литературоведении проблемы взаимодействия искусств в литературном произведении. Его разработки нашли


продолжение в трудах литературоведов, проанализировавших литературу
и живопись с точки зрения их сходства и специфики (В.Н. Альфонсов,
К.А. Баршт, А.С. Вартанов, Н.А. Дмитриева, З.С. Старкова).

С
9


емиотическая школа литературоведения уделяла большое внимание исследованию проблемы синтеза искусств (Ю.М. Лотман, С.Т. Махлина, Я. Мукаржовский). Семиотики рассматривали виды искусства как знаковые системы; обращались не только к литературному тексту, но и к тексту картины, архитектуры, скульптуры и т.д. (Р. Барт, Ж. Деррида, Л.Ф. Жегин, Ж. Женетт, И.П. Ильин, В. Лейч, Л.Ю. Лиманская, Б.А. Успенский, У. Эко). Они выдвинули тезис о пантекстуальности культуры: мир как текст (Деррида), как космическая библиотека (Лейч), как энциклопедия, как словарь (Эко).

Во второй половине XX в. литературоведы и искусствоведы стремились рассмотреть все виды искусства как синтетическое единство, выявить сферы их взаимодействия (В.В. Ванслов, А.Я. Зись, И.В. Корецкая, Ю.Г. Легенький, В.П. Михалев, Е.Б. Мурина, Г.П. Степанов, В.И. Тасалов, И.Г. Хангельдиева, В. Харитонов). В 1980–90-е гг. популярным стал компаративный анализ стилей близких по мироощущению писателей и художников (Г. Боград, Н.В. Гашева, Н.Н. Гашева, Н.Н. Громов, Н.П. Михальская, Н.Н. Примочкина,


П.К. Суздалев). Литературоведы обращаются к проблеме взаимодействия литературы и живописи в контексте культур (В.И. Божович, С.Н. Соколов-Ремизов, А.А. Суворова), исторических эпох (Л.Г. Андреев, Л. Будникова,
Т.А. Булычёва, Л.В. Никитина, А.Г. Образцова, Л.С. Учанева), художественных направлений и течений (И.А. Азизян, Н.И. Соколова, Н.В. Тишунина). Писатель и поэт стал рассматриваться как художник, а его творчество начало интерпретироваться с позиций изобразительного искусства (С.Р. Арова,
Н.С. Бочкарёва, И.В. Кабанова, С.А. Фомичёв). В литературоведческой парадигме особое внимание уделяется исследованию живописных технологий
в творчестве писателей, выявлению взаимодействия искусств в литературных текстах (Л.Н. Болтовская, И.И. Бурова, А.А. Зима, Е.С. Куприянова, О.А. Профе, Е.С. Роговер, Л.В. Сидорченко, Н.А. Смирнова, Е.В. Яценко).

В последнее время в научных исследованиях большое место уделяется изучению экфрасиса (Н.В. Брагинская, В.В. Бычков, П. Вагнер, Л. Геллер,


О. Клинг, Г.К. Косиков, Ж.-К. Ланн, Р. Мних, М. Рубинс, Дж. Хеффернен,
Е. Яценко). Экфрасис соотносится с другими видами искусства, затрагивает описание сюжета и т.д. Он осуществляет культуросберегающую функцию искусства, полностью реализованную в искусстве прерафаэлитов.

В отечественном литературоведении вместо термина «синтез искусств» используется понятие интермедиальности («синкретическая интертекстуальность» И.В. Арнольд, «интерсемиотичность» Л.П. Прохоровой), помогающее выявить особые типы внутритекстовых связей в текстах, опирающихся на об-разность разных видов искусства (И.Е. Борисова, И.П. Ильин, И.Г. Минера-лова, Н.М. Мышьякова, А.Г. Сидорова, Н.В. Тишунина). В западном искусствоведении параллельно с теорией интермедиальности в литературоведении


(П. Вагнер, В. Вульф, Г. Зандер, Г. Плетт, А. Ханзен-Лёве, С. Шер) сложилось направление иконологии, исследующее взаимодействия литературного и живописного языка в контексте культуры (А. Бежю, Г. Бехелар, Х. Бидерманн,
А. Варбург, Э. Винд, Р. Виттковер, Э. Гомбрих, Ш. Дедейо, Ф. Заксль, С. Карр-Гомм, Э. Куртис, Э. Панофский, М. Прац, Дж. Тресиддер и другие).

К настоящему времени в литературоведении сложилась единая концепция синтеза искусств, в рамках которой теоретически исследована проблема взаимодействия литературы с другими видами искусства. Тем не менее до сих пор дискуссионными остаются вопросы, связанные с внутритекстовыми взаимоотношениями, имеющими место в тексте, организованном по принципу взаимодействия искусств – в полихудожественном тексте.

В
10
заимодействие литературы с другими видами искусства в полихудо-жественном тексте возникает, если писатель является художником; если речь идёт об иллюстрировании литературного текста; если произведение искусства построено фабульно, по принципу развёрнутого повествования в серии кар­тин; если картина создана на сюжет литературного или мифологического произведения; если литературный текст построен по принципу живописного полотна, включает в себя реминисценции на произведения искусства или посвящено художнику; если он создан на сюжет произведения искусства; если в нём взаимодействуют языки смежных искусств или имеет место живописная образность. Только в результате встречи искусств в контексте литературного произведения возможен настоящий художественный диалог литературы с другими видами искусства. Именно такой всесторонний диалог искусств был свойственен всему «средневековому» творчеству У. Морриса.

  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница