Турецко-израильские отношения в системе международных связей на Ближнем Востоке (2002-2013)




Скачать 206.87 Kb.
Дата22.06.2016
Размер206.87 Kb.
Турецко-израильские отношения в системе международных связей на Ближнем Востоке (2002-2013)
Турецко-израильские отношения прошли в своем развитии ряд этапов, когда дипломатические отношения снижались до низшего уровня и когда обе страны становились стратегическими партнерами. Несомненно, эти отношения формировались как в результате воздействия внешних и внутренних факторов, так и ситуации, которая складывалась на Ближнем Востоке и в мировой конъюнктуре в целом.

Отношения между Турцией и Израилем на сегодняшний момент переживают не самые лучшие времена. Несмотря на то, что Турция является первым мусульманским государством, которое признало Израиль еще в 1949 году, отношения между странами при нынешней геополитической ситуации на Ближнем Востоке можно считать натянутыми. Основной причиной в «охлаждении» отношений в начале ХХI века служит изменение внешнего курса Анкары после прихода к власти в 2002 году Партии справедливости и развития, чей лидер Реджеп Тайип Эрдоган возглавил турецкое правительство. Хотя правящая партия позиционирует себя как умеренно-исламистская, во внешней политике Эрдоган все больше проводит курс на активное сближение страны с остальным исламским миром, что в свою очередь предопределило изменение политики по отношению к Израилю, особенно в свете последних событий на Ближнем Востоке.

Таким образом, когда в Турции в результате победы на выборах 3 ноября 2002 года к власти пришла Партия справедливости и развития, страна с первых дней оказалась втянута в решение вопроса войны в Ираке, которую вели США. Анкара и Тель-Авив, формально оставаясь союзниками, заняли диаметрально противоположные позиции в отношении американского вторжения в Ирак. В то время, как Израиль всячески подталкивал Вашингтон к военным действиям, турецкое руководство пыталось его предотвратить.

После частичного преодоления иракского кризиса, правление ПСР начало вплотную заниматься проблемами своей внешней политики. В этой связи, партия активно следовала политике «ноль проблем с соседями»1 и декларировала свое участие в урегулировании всех конфликтов в регионе для сохранения здесь мира и стабильности. Что не всегда удавалось успешно реализовать. В конечном итоге, доктрина «ноль проблем с соседями» не оправдала своего названия, и Турция осложнила свои отношения почти со всеми странами региона.

В период бурного обсуждения тезиса «столкновение цивилизаций» после событий 11 сентября 2001 года, размышления о том, что для будущего человечества, как и для его прошлого, большое значение имеет взаимодействие культур друг с другом, привели к запуску проекта Альянс цивилизаций.2 Наблюдались серьезные подвижки в отношениях с Европейским союзом, а также активная деятельность ПСР в международной политике по защите прав и свобод человека.

Отклонение Великим Национальным Собранием Турции (ВНСТ) Меморандума 1 марта обеспечило повышенный интерес к Турции международного сообщества.3 Несмотря на то, что Меморандум 1 марта в краткосрочной и среднесрочной перспективах привел к серьезным осложнениям в отношениях с США, у Турции появилось больше свобод и дипломатической маневренности в формировании собственной внешней политики в период разрастания кризиса на Ближнем Востоке. Турция начала развивать сотрудничество с Ираном и Сирией, отношения с которыми были весьма напряжены в 1990-х годах.

Одним из индикаторов ухудшения турецко-израильских отношений стала отсрочка на неопределенный срок визита израильского министра промышленности и торговли Эхуда Ольмерта в Турцию, запланированного на середину апреля 2004 года. В качестве предлога указывалось на «чрезвычайную занятость» турецкого руководства кипрской проблемой. Но это не помешало правительству Турции в те же дни принять в Анкаре саудовского министра иностранных дел Сауда аль Фейсала.4

Следует отметить, что в арабо-израильском конфликте Турция всегда принимала сторону арабских государств. Большой резонанс со стороны Израиля вызвали резкие заявления турецкого премьер-министра Эрдогана по поводу силовых методов Израиля в процессе ближневосточного урегулирования, а после ликвидации израильскими спецслужбами лидеров ХАМАС, шейха Ахмеда Ясина и позднее его преемника Абдель Азиз Рантиси даже назвал политику Израиля близкой к «государственному терроризму».

Тем не менее, исходя из приоритетов в сфере безопасности и баланса интересов на Ближнем Востоке, турецкое руководство пошло на активизацию своих отношений с Израилем. Точкой отсчета нового этапа двусторонних отношений стал визит Эрдогана в Израиль в мае 2005 года.

1 мая турецкий премьер-министр прибыл в Израиль и провел переговоры о продолжении военного сотрудничества. В результате был подтвержден контракт на продажу Турции израильских беспилотных самолетов-разведчиков дальнего радиуса действия «Харон» на общую сумму 200 млн. долларов.

Одновременно правительство ПСР стремилось наладить более тесные связи с палестинским руководством. В январе 2006 года в результате выборов в Палестине победу одержало исламистское движение ХАМАС. Через несколько недель после выборов на палестинской территории в феврале 2006 года Турцию посетила делегация ХАМАС во главе с Халедом Машаалем. Эрдоган надеялся, что визит позволит Анкаре играть важную роль в процессе ближневосточного урегулирования. Данный визит вызвал огромное недовольство в США и Израиле, да и большинство турецких СМИ также выступили против визита. В целом, пришлось констатировать, что попытка наладить контакты с ХАМАС не дала никаких результатов. В Анкаре Машааль не только не выразил стремления к диалогу с Израилем, но, напротив, заявил, что «прибыл не слушать, а давать советы».5

Очередной серьезный кризис между двумя странами возник в 2006 году, в результате проводимой Израилем операции в Ливане. Стремительное усиление радикальной шиитской группировки «Хезболла», наряду с ежедневными ракетными обстрелами Израиля, привели к росту проблем, связанных с его безопасностью. Израиль понес большие человеческие потери в войне против «Хезболлы», но так и не сумел сломить сопротивление противника.

После Ливанской войны 2006 года Израиль утратил военные и политические меры сдерживания от внешней агрессии через Ливан и Палестину. Группировка ХАМАС не была полностью уничтожена, а только ослаблена.

Действия Израиля в ходе этой войны были восприняты в Турции крайне отрицательно. 3 августа 2006 года Комиссия по правам человека парламента Турции охарактеризовала боевые действия Израиля в Ливане как «государственный терроризм и геноцид». Глава этой комиссии Мехмет Элькатмыш заявил, что Израиль «превращает Ближний Восток в море крови». Более того, все депутаты от правящей Партии справедливости и развития вышли в знак осуждения политики Израиля в Ливане из межпарламентской группы дружбы с Израилем.

Несмотря на имевшиеся трения, турецко-израильское сотрудничество в политической, военной, торгово-экономической сфере продолжало развиваться и приносить Турции ощутимые дивиденды. Подтверждением тому служат высказывания посла Турции в Израиле Намига Тана, сделанные в мае 2007 г. и достаточно полно характеризующие весь спектр этих отношений. По словам дипломата, стратегическое партнерство двух стран очень важно как с региональной, так и с глобальной точки зрения, обе страны являются светскими и демократическими государствами Ближнего Востока. Турция имеет исторические связи с регионом, и, в отличие от Израиля, сотрудничает со всеми находящимися здесь странами. На протяжении всей истории Турция относилась к еврейской общине с уважением, Турция является первой из мусульманских стран, которая признала независимость Израиля. За 59 лет турецко-израильское сотрудничество ни разу не прекращалось.6

Также посол дал характеристику турецко-израильского сотрудничества в сферах сельского хозяйства, туризма, высоких технологий, обороны и безопасности. Он привел количественные показатели товарооборота между двумя странами, который на тот момент составлял 2,5 млрд. долларов, и выразил надежду, что в ближайшие годы он может увеличиться до 5 млрд. Напомнил о том, что каждый год Турцию посещают 450 тысяч израильских туристов, т.е. каждый день в страну приезжает в среднем 1500 израильтян.

Посол также сделал акцент на том, что «сотрудничая с Израилем, Турция имеет дело не только с жителями этой страны, но и еврейским лобби, обладающим большим авторитетом в таких странах, как Франция, Италия, Германия и США, и представляющим реальную политическую силу. В этом плане нельзя переоценить роль наших еврейских друзей в защите интересов Турции».7

В середине ноября 2007 г. Турцию одновременно посетили президент Израиля Шимон Перес и глава палестинской автономии Махмуд Аббас, которые впервые обратились к миру с трибуны турецкого парламента. В трехсторонней встрече Переса, Аббаса и президента Турции Гюля стороны обсудили в Анкаре дальнейшие шаги по ближневосточному урегулированию накануне международной конференции в американском Аннаполисе по этой проблеме.8

На конференции в Аннаполисе (США), посвященной ближневосточному урегулированию и проходившей в конце ноября 2007 г., министр иностранных дел Турции Али Бабаджан подчеркнул, что Турция играет в палестино-израильском процессе мирного урегулирования «роль не стороннего наблюдателя, а активного участника». Министр выразил желание, чтобы этот процесс был завершен к концу 2008 года.9

Вместе с тем, следует констатировать, что турецко-израильские отношения обострились в 2009 году, и причиной возникновения напряженности стало развязывание Израилем военных действий в секторе Газа в конце 2008 года.

Вопрос заключался в том, что за несколько дней до начала массированной атаки Израилем сектора Газа, премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт посетил Анкару, чтобы заручиться поддержкой Турции в переговорах с Сирией. В ходе этого визита состоялись переговоры с глазу на глаз с премьер-министром Турции Р. Эрдоганом. А практически сразу после визита началась военная операция Израиля в Газе.

Такая последовательность событий создала впечатление, будто Турция поддержала Израиль в вопросе нападения, что настроило исламский мир против неё. Однако Турция не знала о планах Израиля, и операция «Литой свинец», начатая сразу после визита израильскогo президента в Турцию, ввергли Анкару в шок.10

Вскоре после этого визита премьер-министр Турции Р. Эрдоган прокомментировал атаку Израилем сектора Газа, как «предательство двусторонних отношений и принципов доверия». Также он в очередной раз обвинил Израиль в «государственном терроризме», после того как израильская армия продлила атаку на Газу, и увеличила свою активность в этом секторе.

Но самым резким выпадом турецкого премьер-министра в адрес Израиля стал «одноминутный диалог» на Всемирном экономическом форуме в Давосе 29 января 2009 году. Разразился скандал после продолжительного эмоционального выступления президента Израиля Ш. Переса на семинаре, посвященном ситуации в секторе Газа. Когда турецкий премьер-министр стал не менее эмоционально отвечать израильскому лидеру, обвиняя Израиль в массовой гибели мирных жителей, Ш. Перес резко прервал Эрдогана, не дав ему и минуты на завершение своего выступления, сославшись на нехватку времени. Тогда турецкий премьер покинул аудиторию, заявив, что Давос для него закончился.

Это событие повысило престиж не только Турции, но и лично премьер-министра Эрдогана в арабских государствах. Вместе с тем, периодическое издание «Wall Street Journal», подтвердило поведение Эрдогана на Давосском экономическом форуме его желанием повысить свой рейтинг, упавший после выборов в ВНСТ в июле 2009 года. Именно исключительно по этой причине, подчеркивалось в журнале, турецкий премьер решил «разыграть израильскую карту». Как известно, по возвращении в Турцию из Ирана Эрдогана приветствовали тысячи турок с турецкими и палестинскими флагами. Митинги в поддержку Палестины прошли в разных городах Турции, от Стамбула до Диярбакыра.11

Росту напряженности в отношениях Турции и Израиля способствовал и глава израильского МИД Авигдор Либерман, который заявлял, что правительство Эрдогана все равно настроено антиизраильски, и нет смысла с ним договариваться.12 В сентябре 2009 г., когда турецкая сторона начала делать первые шаги к восстановлению отношений, МИД Израиля предпочел не гасить, а усугубить конфликт, отказав министру иностранных дел Турции во время визита в Израиль посетить также и Газу. Турецкая сторона восприняла это крайне отрицательно, напомнив, что норвежский и британский министры получали от Израиля разрешение съездить в Газу, и непонятно, чем Ахмет Давутоглу хуже европейских дипломатов.13

Еще одним эпизодом нарастания напряженности в отношениях между двумя странами, стал инцидент в январе 2010 года в Министерстве иностранных дел Израиля, куда для прояснения ситуации с турецким телевизионным сериалом был приглашен чрезвычайный и полномочный посол Турции в Израиле Ахмет Челиккоглу.14 Изначально, по данным израильских СМИ, глава МИД Израиля Авигдор Либерман намеревался в качестве ответа отозвать из Анкары посла, однако премьер-министр Биньямин Нетаньяху попросил его ограничиться нотой. При этом церемония была обставлена крайне унизительным образом. Сначала турецкому послу пришлось ждать в коридоре. Когда господина Челликоглу наконец пригласили в кабинет, заместитель министра иностранных дел Израиля Дани Аялон демонстративно не подал ему руки. Турецкому дипломату в унизительной форме вручили ноту протеста, усадив его в более низкое кресло, чем у остальных присутствующих. В кабинет пригласили теле- и фотожурналистов, которым господин Аялон заявил на иврите: «Обратите внимание на то, что он сидит ниже нас, мы не улыбаемся ему, и на столе стоит только израильский флаг». Посол не понял смысла сказанного, поскольку языком страны пребывания не владел. Но позднее он заявил, что в его 35-летней дипломатической практике не было столь унизительного эпизода. В общественном мнении даже закрепился такой термин – «кризис низкого кресла». Впоследствии по требованию Турции Д. Аялон был вынужден извиниться за форму приема посла, подчеркнув, что «протест против нападок на Израиль остается в силе». Позже чрезвычайный и полномочный посол Турции в Израиле А. Челликоглу сам осудил возобновление показа сериала турецким телевидением.

Вместе с этим, в мае 2010 г. произошел новый виток усиления напряженности в турецко-израильских отношениях, который вызвал огромный резонанс не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире. Импульсом осложнения отношений стал случай с задержанием израильскими коммандос кораблей «Флотилии свободы», направляющихся с гуманитарной помощью в сектор Газа. В результате столкновения израильских пограничников с турецким кораблем «Мави Мармара» погибли 9 человек – граждан Турции.

Анкара потребовала от Израиля выплатить компенсации семьям погибших и принести свои извинения, на что израильская сторона ответила отказом.

В первые дни после кризиса, вызванного захватом «Флотилии свободы», в МИД Израиля начали говорить, что полный разрыв дипломатических отношений с Турцией лишь вопрос времени. Напротив, Анкара, испытывая сильное давление США, пыталась найти пути примирения с Иерусалимом в обход израильского МИД. Так, первые контакты между сторонами состоялись в Брюсселе.15 Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу тайно встретился в Брюсселе с министром промышленности, торговли и занятости Израиля Биньямином Бен-Элиэзером. Однако на следующий день в израильскую прессу просочилась информация о проведенных переговорах. Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман, которого вообще не поставили в известность о предстоящей встрече с турецкой стороной, публично высказал свое негодование и потребовал прекращение каких-либо переговоров.16

3 декабря 2010 года Турция, по личному распоряжению премьер-министра Эрдогана, предложила Израилю помощь в тушении вспыхнувших на горе Кармель в окрестностях Хайфы пожаров, отправив в зону поражения несколько пожарных самолетов. После этого события премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху лично поблагодарил премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана по телефону. Израильская газета «Гаарец» даже написала, что «Нетаньяху придает новый импульс застывшим отношениям с Турцией».17

Хотя и появились некоторые признаки возможности смягчения напряженности в отношениях двух стран, но глава МИД Израиля отреагировал крайне негативно, выступив с грубыми оскорблениями в адрес Анкары. Либерман назвал министра иностранных дел и главу правительства Турции лжецами, заявив, что «он не вмешивается во внутренние дела Анкары, но не намерен терпеть доносящуюся оттуда ложь». Ложью Либерман назвал слова главы турецкого МИД о том, что Турция готова сотрудничать с Израилем, и это доказывается тем, как быстро она откликнулась на призыв о помощи во время пожара на Кармеле.

Главный дипломат Израиля заявил, что ожидание извинений от Израиля является «более чем наглостью» со стороны Анкары.

Премьер-министр Нетанияху, до той поры тщательно избегавший прямых конфронтаций с Либерманом, после этих заявлений впервые решительно отмежевался от его высказываний и заявил, что глава МИД не уполномочен выражать позицию правительства Израиля.18 Однако в итоге глава правительства все-таки счел мир со своим министром иностранных дел более важным, нежели мир с Турцией, и позиция Израиля не переговорах об урегулировании кризиса вокруг «Мави Мармары» осталась непреклонной.

Объявляя о новых «санкциях» против Израиля, глава МИД Турции Ахмет Давутоглу заявил, что безуспешность переговоров объясняется «проблемами внутри коалиционного правительства» Израиля.

После произошедшего с флотилией представители двух стран вошли в специальную комиссию при ООН, созданную для изучения обстоятельств инцидента и выявления виновных. Спустя много месяцев отсрочек и проволочек, доклад международной комиссии во главе с Джефри Палмером был опубликован. Подвергнув резкой критике действия израильских силовых структур при захвате корабля и их обращении с пассажирами судов, авторы доклада отмечают, что морская блокада Израилем сектора Газа и перехват направляющихся туда судов носит законный характер. Мотивы же снарядивших флотилию, вызвали серьезные нарекания авторов доклада, которые сочли эту инициативу скорее рекламным ходом, нежели гуманитарной aкцией.19

Появление данного доклада, как и следовало ожидать, привело к дальнейшему и весьма серьезному обострению турецко-израильских отношений.

На следующий день после появления отчета ООН министр иностранных дел Турции А. Давутоглу озвучил меры, которые правительство Турции намерено принять по отношению к Израилю. По требованиям Анкары Турцию покинул посол Израиля и все высокопоставленные израильские дипломаты, уровень дипломатических отношений был снижен до степени второго секретаря, были приостановлены все турецко-израильские военно-технические договоры и заявлено, что Анкара поднимет вопрос легитимности блокады Газы в Международном суде в Гааге и, наконец, против премьер-министра Израиля Бениамина Нетаньяу, министра обороны Эхуда Барака, начальника генерального штаба Габи Ашкенази, командующего военно-морскими силами Зви Мерома и ряда офицеров будет представлен иск в международных судебных инстанциях с обвинениями в убийствах вышеупомянутых девятерых турецких активистов.20

6 сентября 2011 г. министр Турции по вопросам Евросоюза Эгемен Багыш заявил, что Анкара озабочена программами Кипрской Республики по проведению буровых и разведывательных работ в восточной части Средиземного моря, на примыкающих к южным берегам острова Кипр территориях, где обнаружены значительные запасы природного газа.

Кипр подписал с Израилем, Египтом и Ливаном соглашения об особой экономической зоне, согласно которым эти страны фактически поделили между собой примыкающие к ним участки Средиземного моря и начали там поисковые работы нефти и газа. Правительство острова подписало договор с американской компанией Noble Energy о начале добычи природного газа. Начало буровых работ было намечено на октябрь.

Заключенный между Израилем и Республикой Кипр договор об особой экономической зоне стал причиной нового напряжения в турецко-израильских отношениях. Анкара заявила, что вопрос об указанных особых экономических зонах спорен, поэтому стороны не имеют права начинать там работы по добыче энергоносителей. Что касается Кипра, то министр энергетики Турции Танер Йылдыз заявил, что не нужно злоупотреблять терпением Анкары, а Эгемен Багыш открыто заявил, что если кипрская сторона начнет работы, то Анкара отправит к этому участку свои военно-морские силы, как сделала это в 2008 году.21

Вскоре после этого, в сентябре 2011 г., турецкий премьер-министр отправился в поездку по странам «победившей арабской весны»: Египет, Ливию, Тунис. Он выступил перед министрами иностранных дел Лиги арабских государств в Каире, и главной темой выступления стала антиизраильская риторика.

После жесткой критики Израиля и аплодисментов во время тура на Ближнем Востоке, Обама пожелал лично встретиться с Эрдоганом, что вызвало определенные опасения в Турции".22 Как писал известный турецкий журналист-политолог М.А. Биранд, «предполагалось, что американский президент выскажет немало критических замечаний турецкому премьер-министру по вопросам Израиля и Палестины, и отношения между Анкарой и Вашингтоном обострятся. Однако получился противоположный результат в ходе встречи Обамы и Эрдогана. Встреча была дружественной и плодотворной».23

По вопросу Израиля Обама обратился к Эрдогану с просьбой: «Полностью не закрывайте дверь, смягчите жесткие формулировки в отношении Израиля».24

Израиль разработал план ответных действий в отношении Турции. 9 сентября 2011 г. израильские СМИ сообщили о создании рабочей группы во главе с министром иностранных дел Израиля А. Либерманом, которая должна разработать пакет предложений о том, что может предпринять израильское государство против Турции.

К числу предполагаемых мер можно отнести следующие:

- оказание Тель-Авивом политического и, не исключено, военно-технического содействия Рабочей партии Курдистана, организацией, признанной в Турции террористической;

- разворачивание в Конгрессе США антитурецкой кампании, в том числе представление законопроектов антитурецкой направленности;

- содействие армянскому вопросу (с этой целью планировалась встреча Либермана с представителями армянских лоббистских структур в США.25

Предложения министра иностранных дел Либермана по мерам «наказания» Турции, отраженное в прессе, было жестко воспринято в турецких политических кругах.

Следует также подчеркнуть, что турецко-израильский конфликт уничтожил возможность для Анкары играть центральную роль в мирном процессе на Ближнем Востоке.

И Турция, и Израиль казались в тот момент твердыми в своем намерении не идти на уступки. Правда, израильские СМИ вовсе не лоббировали отстаивание гордости в данном случае, утверждая, что принесение извинений и выплата компенсаций ничуть не ударят по имиджу Израиля, даже, напротив, поднимут его в глазах мировой общественности.26

Вместе с тем, хотя говорить о нормализации турецко-израильских отношений пока не приходилось, но уже в ноябре 2011 г. можно было отметить некоторые подвижки в этом направлении. Важным шагом в этом направлении стала передача Израилем Турции в конце ноября 2011 г. пяти беспилотных летательных аппаратов «Херон», отправленных на доработку. Известно, что в сентябре 2011 г. премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил официальный Иерусалим в нарушении своих обязательств, заключающихся в том, что он затягивает возвращение этих «беспилотников». Еще одним возможным признаком грядущего потепления стал приезд в Израиль 17 ноября большой делегации турецких журналистов. Когда-то, разумеется, подобные визиты были в порядке вещей, и никто не обратил бы на это внимания. Однако после возникновения израильско-турецкого кризиса многое поменялось. Разумеется, израильские СМИ оставили своих собкоров в Турции, а турецкие в Израиле, но не более того.

Важным жестом на пути примирения сторон стало выступление заместителя министра иностранных дел Израиля Дани Аялона на совещании «Израиль в обстановке изменяющейся стратегии», проведенном английским аналитическим центром «Chatham house» (Лондон) в январе 2012 года. Дани Аялон, в частности, сказал следующее: «Мы высоко ценим турецкий и израильские народы. Турция является великой страной, и всегда была мостом между Востоком и Западом. Израиль очень хочет вновь нормализовать отношения с Турцией. В прошлом году наши торговые отношения выросли на 33%, и есть пожелание, чтобы наши народы сотрудничали в обстановке совместной заинтересованности и согласия. Мы верим в то, что необходимо отказаться от провокационных высказываний и хотим, чтобы события с «Флотилией свободы» были закрыты».27

Но ожидаемого улучшения отношений между Турцией и Израилем не произошло.

В первой половине 2012 г. отношения между Турцией и Израилем были настолько плохи, что турецкие власти передали иранской контрразведке сведения о 10 иранцах, которые встречались на турецкой территории с представителями израильской внешней разведки «Мосад».28 По мнению издательства The Washington Post, именно предательство со стороны Национальной разведывательной службы Турции стало причиной, по которой премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху категорически отказывался принести извинения перед Анкарой за инцидент с «Мави Мармара». Лишь в марте 2013 года, после того, как президент США Барак Обама договорился с обеими сторонами о формуле компромисса, Нетаньяху позвонил главе правительства Турции Реджепу Эрдогану. Но кризис в отношениях все еще не преодолен.

Напряженность в отношениях стран усиливали инциденты с участием турецких ВВС и ВМС в отношении Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ). Израиль неоднократно направлял протесты по этому поводу турецкому руководству, однако большая их часть была проигнорирована.29

Вместе с тем, турецкий холдинг «Зорлу» ведет переговоры с израильскими компаниями о проведении газового трубопровода из Израиля в Турцию, но процесс усложняется из-за напряжения в отношениях между двумя странами.

Глава холдинга «Зорлу» Омер Юнгюль заявил, что Турция зависит от поставок газа из других стран. Он выразил надежду, что Турции удастся заполучить нового партнера и стать транзитной страной по поставкам газа в Европу. По оценкам специалистов, стоимость проекта составит $ 3,5 млрд.30
Таким образом, можно констатировать, что турецко-израильские отношения, на современном этапе переживают не самые лучшие времена по сравнению с активным периодом 1990-х годов. Причин здесь много, одна из них – политика нового правительства Турции, во главе которого стоят умеренные исламисты из Партии справедливости и развития. Следует отметить, что политический курс премьер-министра Турции Р. Эрдогана, президента А. Гюля и главы МИД А. Давутоглу на ограничение роли турецкой армии, которая является основным лоббистом сотрудничества с Израилем, и развитие связей с Ираном и арабскими странами в ущерб Израилю вряд ли мог привести к чему-либо другому.

Провал попыток Э. Ольмерта использовать Турцию как посредника в диалоге с Сирией и столкновение Ш. Переса с Р. Эрдоганом в Давосе публично продемонстрировали, насколько далеки позиции турецкого и израильского руководства.



Военно-стратегическое сотрудничество, выражающееся главным образом в военных поставках Израиля в Турцию, не гарантирует поддержку израильской политики на Ближнем Востоке со стороны Анкары. Явным подтверждением этого служит позиция Турции относительно действий Израиля в Ливане летом 2006 года. Израильская сторона может рассматривать вопрос о привлечении Турции к участию в урегулировании арабо-израильских противоречий, но насколько это будет выгодно Израилю, покажет время. Ведь никто не может гарантировать того, что когда это будет выгодно для геополитических интересов Анкары, она не займет арабскую сторону.

1 Доктрина министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу.

2 Альянс цивилизаций — инициатива, предложенная премьер-министром Испании Хосе Луисом Родригесом Сапатеро в 2005 году на 59-й Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, и поддержанная премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Цель инициативы — активизация международных действий против экстремизма посредством налаживания межнационального, межкультурного и межрелигиозного диалога и взаимодействия. Альянс обращает особое внимание на уменьшение трений между западным и исламским мирами.

3 «Меморандум 1 марта» стал одним из важных переломных пунктов в турецко-американских отношениях. С целью оккупации Ирака требования США заключались в размещении на территории Турции 80 тысяч американских военнослужащих, 250 военных самолетов, использовании турецких аэропортов и морских портов.



4 www/zerkalo-nedeli./com/nn/show/493/46477

5 Star Gazete, Radikal, 18.02.2006

6 www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2007/05/m90635

7 Ibid.

8 USAK (Uluslararasi, Stratejik Araştirmalar Kurumu) Stratejik Gündem. 13.11.2007

9 Yeni Sabah. 28.11.2007

10 Bölme S. Gazze'de kattiam, Seta Analiz, Ocak, 2009, s. 4

11 Rosen S. "Erdogan and the Israel Card", Wall Street Journal. June, 10.2010

12 Разрыв с Турцией – триумф Либермана (http.//news.israilinfo.ru/politics/38 298

13 Ibid.

14 Телевизионный сериал турецкого производства «Kurtlar Vadisi» («Долина волков»). В одной из серий («Палестина») агенты израильской секретной службы "Моссад" похищают турецких детей. Это, по мнению властей Израиля, в сочетании с антиизраильской риторикой турецких властей представляет угрозу еврейской общине Турции, израильским дипломатам и туристам.

15 Milliyet, 01.07. 2010

16 Milliyet. (1 Temmuz 2010)

17 http://www.haaretz.com/news

18 http:/news.israelinfo.ru/politics/38298

19 http:/rusian eurasianet/org/node/58859.

20 Hürriyet. 05.09.2011

21 Milliyet. 12.09.2011

22 Milliyet. 22.09.2011

23 Ibid.

24 Milliyet. 22.09.2011

25 Р.Т. Эрдоган и Б. Нетаннягу. (http:/lenta.ru/articles/2011/09/09

26 www/news.az/authors/119

27 www.cnnturk.com2012/dunya/01/17/israilden

28 www.washingtonpost.com

29 Newsland

30 Hurriyet, 01.11. 2013



База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница