Требования к оформлению статей для публикации в сборнике




Скачать 128.69 Kb.
Дата08.07.2016
Размер128.69 Kb.
Требования к оформлению статей для публикации в сборнике.

Материалы представляются в электронном виде по адресу NewHorizon_2011@mail.ru Работы должны быть завизированные научным руководителем автора статьи (на первой странице должна стоять подпись с расшифровкой фамилии и должностью. Первую страницу необходимо отсканировать в формате .jpg и приложить к письму). Файл с текстом должен быть назван по образцу: Фамилия И.О. Файл со сканированной страницей должен быть назван Фамилия И.О. – скан.

Объем материалов – 5-10 страниц машинописного текста; шрифт – Times New Roman; кегль – 14; междустрочный интервал – 1,5. Текстовый файл выполняется в программе Word образца 2003 года. Формат страницы А4, все поля = 2 см. Выравнивание по ширине, абзацный отступ 1,25 см (5 делений). Страницы не нумеруются.

Первая строка: фамилия и инициалы автора, курсивом, правое выравнивание, кегль 12.

Вторая строка: название вуза, курсивом, правое выравнивание, кегль 12.

Третья строка: название подразделения вуза, курсивом, правое выравнивание, кегль 12.

Четвертая строка: фамилия и инициалы научного руководителя автора статьи, его должность (при необходимости можно задействовать следующую строку), курсивом, правое выравнивание, кегль 12.

Пятая строка: адрес электронной почты автора статьи, курсивом, правое выравнивание, кегль 12.

(Первые пять строк не должны выступать влево за 9 сантиметр по верхней линейке).

Шестая строка: пустая.

Седьмая строка: название статьи, полужирный, выравнивание по центру (при необходимости можно задействовать последующие строки). В названии не должно быть аббревиатур. Кегль 14.

Восьмая строка: пустая.

Девятая строка: Аннотация, курсивом, выравнивание по ширине с абзацным отступом. Кегль 14. Заголовок “Аннотация” необходимо также выделить полужирным.

Десятая строка: Ключевые слова, курсивом, выравнивание по ширине с абзацным отступом. Кегль 14. Заголовок “Ключевые слова” необходимо также выделить полужирным.

Одиннадцатая строка: Пустая

Двенадцатая строка: Введение, полужирным, выравнивание по ширине с абзацным отступом.

Тринадцатая строка: текст введения. Далее текст статьи.
В статье ОБЯЗАТЕЛЬНО должны быть выделены введение, основная часть и заключение. Основная часть в зависимости от авторского замысла может подразделяться на разделы. Между частями текста отступ в одну строку.
В конце текста идет список источников и литературы, отделенный от основного текста пустой строкой. Его оформление.

Сначала перечисляются все привлеченные источники в алфавитном порядке. Строкой выше списка идет индикатор “Источники”. Первоначально указываются материалы по-русски, затем – на других языках (первой указываются источники, написанные латинскими буквами, в случае необходимости затем арабская вязь, затем китайские иероглифы, затем все остальные).

Тоже самое касается литературы. Нумерация в списке источников и литературы сквозная.

Оформление списка в соответствии с ГОСТом Р 7.0.5-2008

Ознакомиться с требованиями ГОСТа можно по ссылке:

http://protect.gost.ru/document.aspx?control=7&id=173511

В тексте ссылки на использованные источники и литературу указываются в квадратных скобках. Первая цифра в скобках – порядковый номер в списке источников и литературы. Через двоеточие вторая цифра (или цифры) страницы, на которые ссылаетесь (или, например, номера статей в нормативно-правовом акте). Если ссылаетесь одновременно на несколько работ, то перечисляете их через точку с запятой.

В постраничных сносках допустимо только дополнять информацию из основного текста. Например, давать определение терминов, используемых в тексте и т.п.

Статья, использованная в качестве примера оформления, была опубликована в сборнике статей Новые горизонты. Выпуск 1.


ПРИМЕР оформления

Дудинская С.И.

Тюменский государственный университет

Институт гуманитарных наук

Страдчук А.А., ассистент кафедры

новой истории и международных отношений ТюмГУ

dudinskaya964@gmail.com
Эволюция понятия

«политическая группа Европейского парламента»
Аннотация: Настоящая статья содержит анализ многообразия терминов, которые служат для обозначения партийных коалиций Европейского парламента. Автор утверждает, что существующие понятия появились и закрепились в исследовательском дискурсе параллельно с эволюцией самих партий и групп Европейского парламента. В статье непосредственно с опорой на широкую источниковую базу представлено толкование первоначальных значений терминов, а также прослеживается их исторический путь к современной синонимии.

Ключевые слова: Европейский парламент, «партийная семья», «транснациональная политическая партия», «партийная федерация», «политическая группа».
Введение

Становление общеевропейских политических партий, равно как и формирование коалиций в Европейском парламенте являются на сегодняшний день основной движущей силой развития системы эффективного и согласованного управления ЕС. Организация такой системы приобрела особую важность в условиях расширения ЕС. Приток представителей из новых государств-членов ЕС и увеличение представительства национальных партий сопровождались с 1990 по 2009 гг. консолидацией общеевропейских партий и их политических союзов внутри Европейского парламента. Это способствовало возрастанию единства в рамках европейских политических групп, а как следствие увеличению роли Европейского парламента в процессе принятия решений ЕС [16:73].

Феномен наднациональных партийных коалиций Европейского парламента начал привлекать внимание европеистов ещё с 1990-х годов, сегодня он изучается в различных исследовательских направлениях, с применением различных методологических подходов. Однако среди массива исследований впечатляет широкий выбор названий для данного феномена. Можно выделить как минимум четыре разных термина, обозначающих коалиции или блоки общеевропейских политических партий, которые они официально образуют на базе Европейского парламента. При этом сами парламентарии используют понятие «политическая группа».

Во-первых, идентичным образом именуют данный феномен исследователи из числа депутатов Европейского парламента [6; 10; 14; 18; 19; 20].1 Во-вторых, существует такое понятие как «партийная семья» [7; 8; 11; 16; 21]. В-третьих, политические союзы общеевропейских партий также принято обозначать как «транснациональные политические партии» [1; 5; 12; 15; 17; 22]. И, наконец, довольно известным является понятие «партийная федерация» [2; 3; 4; 9; 13].2 В связи с подобным разнообразием обозначений феномена политических блоков Европейского парламента представляется интересным проанализировать специфику использования того или иного понятия.


«Партийная федерация»

Впервые официальное закрепление общеевропейских партий в качестве внутреннего института Европейского парламента произошло в Маастрихтском договоре. Так Статья 138А признавала возможность европейских партий стать связующим звеном между обществом и институтами власти ЕС [26]. Коалиции, группы, союзы партий в договоре упомянуты не были. Несмотря на это, известно, что общеевропейские партии и их объединения существовали еще с первых дней работы Ассамблей европейских сообществ.

Следует заметить, что понятие «политическая группа» возникло гораздо раньше, чем «партийная федерация». Если первое появилось с попытками создать коалиции на Парламентских ассамблеях (1950 - 60-е гг.), то второе - гораздо позже, с образованием более организованных союзов (1980 -нач. 90-х гг.) [2:14]. Однако первые серьезные научные труды (1990-е гг.) о европейских партиях были посвящены изучению именно «федераций». По мнению автора настоящей статьи, этот факт не случаен: изменение организации и управления парламентских политических блоков, прямые выборы в Европейский парламент, а также приобретение общеевропейскими партиями официального статуса заинтересовали исследователей ЕС. В них начали видеть потенциальный механизм решения нарастающей проблемы т.н. демократического дефицита ЕС, механизм работы с гражданами ЕС.

Отвечая на вопрос, почему исследователи 1990-х гг. использовали термин «федерация», следует учесть специфику того времени. Словосочетание «партийная федерация» впервые появилось в 1980-е гг.: Конфедерация социалистических партий, Европейская федерация либеральных, демократических и реформистских партий, Федерация христианских демократических партий Европейского сообщества [13:357]. Это были союзы, охватывающие не только членов Европейского парламента, но и близкие по политическим взглядам национальные партии. После того, как эти образования просуществовали целую декаду и достигли при этом определенного уровня сближения, слово «федерация» являлось уже именем нарицательным для обозначения партийных союзов Европейского парламента, а также их единомышленников из национальных партий.

В научной литературе о ЕС можно выделить основные особенности «партийных федераций»:


  1. Структура «партийной федерации» представляла собой полную аналогию классической федеральной системы. Как это определил Саймон Хикс: «политическая организация, в которой деятельность правительства подразделяется на деятельность региональных и центральных властей таким образом, что каждый уровень власти принимает собственные решения в рамках своих полномочий» [9:7]. То есть в идеале такой модели сначала согласовывали свои позиции национальные делегации, а затем ценой уступок и длительных переговоров вырабатывалась компромиссная позиция для всей «партийной федерации», которую впоследствии отстаивали члены Европейского парламента от данной «федерации».

  2. Исследователи намеренно акцентировали внимание на том факте, что, несмотря на ощутимое сближение в позициях и политических предпочтениях, существовало достаточно много столкновений интересов национальных делегаций внутри каждой «федерации». Их структура нередко претерпевала сбои, решения давались трудно. Кроме того, в те годы Европейский парламент еще не имел серьезных возможностей оказать влияние на принимаемые в ЕС решения.

  3. Уже в 1990-е годы ученые начали говорить о потенциальных механизмах продвижения собственных интересов «федераций». Так Хикс разработал т.н. модель «демократии снизу». В ней члены Европейского парламента, составляющие центр какой-либо «партийной федерации», действуют через национальных коллег, и тем самым способствуют продвижению своей идеи в национальных правительствах, которые, следовательно, проводят данное решение уже на общеевропейском уровне в Европейском совете [9:8-10].

Сегодня термин «партийная федерация» достаточно широко применяется, однако, можно заметить, что смысл понятия претерпел изменения, теперь он более широкий, синонимичный всем остальным обозначениям политических блоков, альянсов, коалиций, созданных членами Европейского парламента.
«Политическая группа»

В начале нового тысячелетия термин «федерация» утратил свою актуальность – союзы партий приобрели новые черты, не свойственные «федерациям» прошлого. В 2000-х гг. институт европейских «политических групп», неформально появившийся несколько десятилетий назад, крепко «стоял на ногах» и продолжал набирать силы. «Политическая группа» не просто была закреплена в Правилах процедуры Европейского парламента – в ноябре 2002 г. на неё выделили целую главу (Ch.5), в которую постоянно вносили поправки, дополняли существующие положения [24]. В ноябре 2009 г. глава о «политических группах» была уже вдвое больше своей первоначальной версии [25]. Таким образом, «группы» стали неотъемлемой частью политической жизни Европейского парламента, пробудив при этом живой интерес европеистов всего мира.

Исследования, посвященные «группам», отличаются от исследований 1990-х гг. разнообразием методологических подходов. Основной целью в них является не столько анализ структуры и программы «политических групп», сколько анализ особенностей внутреннего наднационального сближения и инструментов продвижения «групповых» интересов [6; 14].

На основе используемой литературы можно выделить (независимо от теоретических подходов) основные черты «политических групп». «Группы» представляли собой союзы с четко отлаженными механизмами самоуправления, транспарентной структурой и ограниченным кругом членов. Кроме того, многие спорные позиции по тем или иным вопросам в таких союзах были давно согласованы, и в их отношении были прописаны компромиссные заявления. По сравнению с «федерациями» «политические группы» в 2000-е гг. были достаточно консолидированными образованиями. Парламентарии на протяжении многих лет состояли и состоят в группах и уже неплохо знают все «больные темы» своих союзников, а, следовательно, с определенной степенью легкости согласуют позиции [18:21; 20].

Что касается механизмов влияния «групп», то теперь о них действительно стали писать и анализировать. Начиная с 2002 г., когда был созван «Конвент о будущем Европы», масштабы влияния партийных группировок стали говорить сами за себя. По мнению автора статьи, подобные масштабы и были главной причиной внезапно проснувшегося научного интереса к парламентским группировкам. Именно в контексте изучения инструментов влияния «политических групп» Европейского парламента и механизмов продвижения их позиций исследователи вывели новые явления: «партийная система» и «транснациональная политическая партия», которые в исследовательской литературе часто стали использоваться во второй половине 2000-х гг.
«Партийная семья», «транснациональная политическая партия»

На основе изученной литературы автор статьи заключает, что понятия «партийная семья» и «транснациональная политическая партия» с самого возникновения являются абсолютными синонимами. Многие исследователи ЕС употребляют их в равной степени часто, когда речь заходит о политических структурах Европейского парламента [1; 22] . В узком смысле данные понятия действительно обозначают «политические группы». Однако существуют исследования, в которых они используются в широком смысле - «политическая группа» Европейского парламента и все союзные партии национальных парламентов, из которых происходят члены данной «группы» [15:117].3

Грань между узким и широким смыслами изучаемых понятий весьма тонкая. Часто исследователи, которые в большинстве случаев используют понятие «группа», намеренно обозначают ее как «партийная семья»4. На первый взгляд, термин употребляется в узком смысле. Тем не менее, он подчеркивает большие масштабы влияния и обширные связи «группы». Исследователи с помощью этого усиливают политическое значение «группы», а, следовательно, косвенно подразумевают именно широкий смысл [7:7; 11:49].

Работы, посвященные «партийным семьям» в широком смысле этого понятия, главное внимание уделяют механизмам, которые «семьи» используют для продвижения собственных политических интересов. Именно эти механизмы предвосхитили исследователи «федераций» в 1990-е гг. Суть их использования заключается в следующем: центр в лице «политической группы» является площадкой для согласования позиций национальных партий, которые в последствие параллельно лоббируют согласованные идеи на национальном уровне. Таким образом, все участники «семьи» совместно достигают цели, так как национальные правительства, проникнув той или иной идеей, сами проводят её на наднациональном уровне [15:117-121].5



Заключение

Становление понятий, используемых для обозначения политических союзов Европейского парламента, можно проследить на протяжении последних 20 лет. Самым первым в исследовательской литературе появилось понятие «партийная федерация». Данное словосочетание возникло в связи с официальными названиями партийных союзов того времени. Главное, что подчеркивалось словом «федерация», это автономность отдельных субъектов данных союзов, их особенные позиции, которые нередко трудно было согласовывать.

С начала 2000-х гг. преобладающим стало понятие «политическая группа». Данный институт официально закрепился в Европейском парламенте, а также показал большую гибкость и высокую организацию, чем полностью заместил «федерации». Исследователи признали «группы» более консолидированными образованиями с устоявшимися механизмами влияния.

Наконец, во второй половине 2000-х годов параллельно с понятием «политическая группа» закрепились такие обозначения, как «партийная семья» и «транснациональная политическая партия». Исследователи показывают, что для «семей» важны общие принципы и ценности, работа «в команде», а не автономность каждого субъекта.

Сегодня все вышеуказанные понятия используются в научной литературе в равной степени часто. Кроме того, в исследованиях 2008-2009 гг. они являются практически идентичными синонимами, вне зависимости от того, когда и как они появились. Часть исследователей перенимают новые веяния, а часть является консерваторами. Например, Саймон Хикс в 1990-е гг. использовал понятие «федерация», однако уже в 2000-е он начал употреблять термин «политическая группа» [9:1-5; 10:50-55]. Напротив, Лучиано Барди неизменно пользуется обозначением «федерация», хотя признает, что его содержание изменилось [2:14-16; 13:360].

Исследователи даже нередко соединяют отдельные их элементы вместе, тогда получаются такие варианты, как-то: «транснациональные федерации», «федеральные политические семьи», «транснациональные группы» и т.п.



Несмотря на то, что исследователи понимают, что подразумевается под тем или иным понятием, темпы размножения выше обозначенных терминов в ближайшее время могут привести к путанице. Вполне возможно, что после имплементации положений Лиссабонского договора структура, характер и возможности партийных коалиций изменятся до такой степени, что в научной среде это позволит говорить о качественно ином образовании в жизни Европейского парламента. Можно предположить, что ему присвоят новое название.
Список источников и литературы

Источники

  1. Arnold C. Party Positions on the European Constitution during the 2004 European Parliament Elections// JCER. 2009. Vol. 5. №1. P. 24- 42.

  2. Bardi L. EU Enlargement, European Parliament Elections and Transnational Trends in European Parties// European View. 2006. Vol.3. P. 13-21.

  3. Benedetto G. Consensus and the Proportionality of Office Distribution in the European Parliament 1994-2007. Montréal, 2007. 47 p.

  4. Bendjaballah S. Parties do matter in legislatures EP vs. US House of Representatives// Phd Online Journal. 2008. Vol. 6. P.8.

  5. Boussaguet L. and Dehousse R. Lay people’s Europe: A critical assessment of the first EU citizens’ conferences// European Governance Papers. 2008. № C-08-02. P. 1-23.

  6. Carrubba C. National Party Politics and Supranational Politics in the European Union: New Evidence from the European Parliament. Lexington: IFIR Working Paper No. 2005-04, 2005. 27 p.

  7. Colomer J. How Political Parties, rather than Member-States, are building the European Union. Barcelona: Universitat Pompeu Fabra Working Paper, 2000. 21 p.

  8. Hanley D. Keeping it in the Family? National Parties and the Transnational Experience // European View. 2006. Vol.3. P. 35-45.

  9. Hix S. Parties at the European Level?// Political parties in advanced industrial democracies/ Ed. Webb, Paul and Farrell, David and Holliday, Ian. Oxford: Oxford University Press, 2002. P. 280-309.

  10. Hix S. A Supranational Party System and the Legitimacy of the European Union// The International Spectator. 2002. Vol. 4. P. 49-60.

  11. Jansen T. The Emergence of a Transnational European Party System// European View. 2006. Vol.3. P. 45-57.

  12. Karamanlis K. European Parties and Their Role in Building Democracy: the Case of the Western Balkans // European View. 2006. Vol.3. P. 57-61.

  13. Katz R. How parties organize: change and adaptation in party organizations in Western Democracies. London: Sage publications, 1994. 365 p.

  14. Kreppel A. The European Parliament and Supranational Party System. Cambridge: University Press, 2002. 257 p.

  15. Hans-Gert Poettering The EPP and the EPP-ED Group: Success through Synergy // European View. 2006. Vol.3. P. 111-121.

  16. Ladrech R. The promise and reality of Euro-parties// European View. 2006. Vol.3. P. 73-81.

  17. Law J. Right Product, Wrong Packaging: Not «Constitution», but «Constitutional Charter»// JCER. 2007. Vol. 3. №1. P. 18-37.

  18. McElroy G. Party Groups and Policy Positions in the European Parliament// IIIS Discussion Paper. 2005. Vol. 101. P. 1-33.

  19. Meserve St. Political Ambition and Legislative Behavior in the European Parliament [Электронный ресурс] / URL: http://aei.pitt.edu/7627/01/7.1.pdf (дата обращения: 13.03.10)

  20. Miller V. European Parliament Political Groups. House of Commons Library, 2009. 10 p.

  21. Palmer J. The Future of European Union Political Parties// European View. 2006. Vol.3. P. 101-111.

  22. Ray L. When Parties matter: the conditional influence of Party positions on voter opinions about European integration// JOP. 2003. Vol. 65. №4. P. 978–994.

  23. The European Parliament decision amending Parliament's Rules of Procedure to ensure balanced rights between individual Members and Groups (1999/2181(REG)) [Электронный ресурс] / URL: http://www.europarl.europa.eu/RegData/seance_pleniere/textes_adoptes/definitif/2002/06-12/0306/P5_TA(2002)0306_EN.pdf (дата обращения: 21.03.10)

  24. The European Parliament Rules of Procedure, November 2002 [Электронный ресурс] / URL: http://www.europarl.europa.eu/RegData/reglement/2002/11-18/EP-PE_REGL(2002)11-18_EN.rtf (дата обращения: 23.03.10)

  25. The European Parliament Rules of Procedure, November 2009 [Электронный ресурс] / URL: http://www.europarl.europa.eu/sides/getLastRules.do?language=EN&reference=TOC (дата обращения: 24.03.10)

  26. The Maastricht Treaty: the Treaty on European Union, first published in 1992//Official Journal. C 191. 1992. July 29.




1 Из числа как бывших, так и действующих членов.

2 Английские эквиваленты: political group, party family, transnational political party, party federation.

3 Неофициальная структура с открытым членством и внутренними конгрессами.

4 Или «транснациональная политическая партия».

5 Чаще всего в доказательство исследователи приводят отдельные положения Договора о Конституции ЕС, разрабатывавшихся на «Конвенте о Будущем Европы» в 2002 г.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница