Трагикомедия Действующие лица




Скачать 284.88 Kb.
Дата26.03.2016
Размер284.88 Kb.
Айдар Хусаинов
Герой СССР
пьеса
трагикомедия
Действующие лица:
Гиляж-карт, 80 лет, фронтовик, пчеловод
Бибиямал-карсык, 70 лет, его жена
Альберт, их сын, 50 лет
Максим, внук Гиляжа
Байгужа, их сосед, бывший одноклассник Альберта, 50 лет
Айхылу, дочь Байгужи, 25 лет
Усман, бывший учитель Альберта и Байгужи, 60 лет
Два небольших деревенских домика притулились возле горы, поросшей густым лесом. Это пасека. Слева от домиков стоят рядком ульи, словно грибы, появившиеся после дождя, справа от домиков, где-то далеко, видна деревня.

Оба дома живут одним двором, как это водится в сельской местности. И если дом старика больше патриархален - повсюду лежат колоды для пчел, имеется коновязь для лошади и все такое, то справа видны иные приметы времени - висят качели, старый запорожец, точнее, его обглоданный кузов, разного рода железки, в которых опытный человек без труда опознает части от трактора и комбайна. На доме справа видна антенна телевизора.


Действие первое
Сцена первая
Раннее утро, еще почти темно. Гиляж-карт без никакого настроения готовится к поездке в город - выносит во двор рюкзак, сумки с гостинцами. Бибиямал-карсык заканчивает укладывать в ящики разнокалиберные баночки с медом - от совсем маленьких до трехлитровых. Гиляж-карт, проходя к воротам, неловко задевает один из ящиков.
БИБИЯМАЛ-КАРСЫК (возмущенно). Ты что, отец, это же мед! Банки могут разбиться! Поосторожнее, что ты уж совсем расклеился!
ГИЛЯЖ-КАРТ. Какой это мед! Это не мед, это барахло!
БИБИЯМАЛ-КАРСЫК. Раз уфимцы берут, раз денежки платят, значит, мед, истинный, настоящий башкирский мед!
ГИЛЯЖ-КАРТ. Да разве там, в Уфе остался кто, кто понимает, где мед, а где не мед! Настоящий мед от всех болезней лечит, его пчелы раз в сто лет только полбаночки собирают! С любовью собирают, с уважением, поэтому он волшебным и становится! А не так, как ты со своей килен - сахару набухали и вот он (передразнивает) истинный, настоящий башкирский мед!
БИБИЯМАЛ-КАРСЫК. Ты Сару-килен не трогай, она верно говорит - сейчас без денег не прожить. Ведь какие страшные времена настали - за все плати! В туалет пойти на автовокзале пять рублей! Доехать до Школы МВД восемь рублей! Вот и живи, как знаешь!
ГИЛЯЖ-КАРТ. Тебе куда ездить? Все рядом, все бесплатно! Вон, в туалет сходить – бесплатно же! Чего волнуешься так? Слава аллаху, на земле живем, земля прокормит.
БИБИЯМАЛ - КАРСЫК. Не за себя, за детей и внуков волнуюсь! Ведь какой народ пошел - если копейки не хватит, помощи не дождутся, где лягут, там и умрут! Деньги, деньги нужны! Без них не прожить! (плачет, вытирает глаза углом платка).
ГИЛЯЖ-КАРТ. По сорок лет уже твоим детям, хватит, пора самим жизнью своей распоряжаться, самим зарабатывать, а не с нищих стариков-родителей тянуть! А то приедут, все соленья-варенья увезут, мясо им подавай, яйца! После них шаром покати в погребе, как после фашистов!
БИБИЯМАЛ - КАРСЫК. Вот, сам сказал, что мы нищие! Давай продадим твою заветную баночку, сразу разбогатеем. Сейчас больных ведь ой как много!
ГИЛЯЖ - КАРТ. Ни за что, тебе только продай! А этот твой сынок Альберт на эти деньги со своей килен в стриптиз-бар пойдет, смотреть, как голые девки жопой крутят! Тьфу!
БИБИЯМАЛ –КАРСЫК. Это и твой сын тоже, почему только мой? А, с тобой только спорить! (считает ящики). Один, два, три, четыре, пять... Да, в этом году мед у нас уродился. Сара-килен будет довольна. (Оборачивается к старику). Ладно, отец, иди-ка, посмотри - не слышно ли этого, как его там...
Гиляж-карт поднимает голову и молча ждет.

БИБИЯМАЛ-КАРСЫК. Ну да как же его зовут? Байгужа, Гиляж, Айхылу, Шамиль, Альберт, Мансур… Я с ним вчера еще договорилась, он подвезет тебя на лошади к уфимскому автобусу.


Гиляж-карт ждет.
БИБИЯМАЛ-КАРСЫК. Сагидулла, Азат, Азамат, Алмас… Ну, у него еще сын в прошлом году повесился. Он... этот… ну как его ... еще к нам потом приезжал, выпил две бутылки водки и свалился в аласыке. Так переживал, так плакал, бедняга...
Гиляж-карт упорно молчит.
БИБИЯМАЛ-КАРСЫК (облегченно). А, ну да, это же Усман, учитель, который в школе вечно щипал детей. Помнишь, как он нашего Альберта обижал?
ГИЛЯЖ-КАРТ (сердито). Так ему и надо, слюнтяю!
БИБИЯМАЛ-КАРСЫК. Ладно, отец, вечно ты от людей хочешь больше, чем они могут. Иди, послушай, может, он уже едет.
Гиляж-карт идет к воротам, прислушивается, смотрит на дорогу.
В тишине раздается храп. Это храпит Байгужа. Он спит под забором.
ГИЛЯЖ-КАРТ. (возвращается). Того алкаша (указывает в сторону дороги) не видно и не слышно. Этого алкаша (кивает на соседский дом) и видно, и слышно.
Байгужа (неожиданно бодрым голосом). Гвардии сержант Нугуманов, подъем! (поднимается из-под забора, выходит строевым шагом, насколько ему это удается) (командным голосом) Здравствуй, БИБИЯМАЛ-КАРСЫК!
Бибиямал-карсык (участливо). Здравствуй, Байгужа-кода, здравствуй, сынок. Как спалось?
Байгужа (бодро). Отлично! Как у себя в казарме, на Байконуре!
Гиляж-карт выразительно сплевывает и уходит в дом.

Байгужа (чуть –чуть рисуясь). Вот такой искренний и прямой человек Гиляж-карт. Уж если кого не любит, так не любит.


Бибиямал-карсык (машет рукой). Оставь его, он же у меня на фронте был контужен.
Байгужа. Что на фронте! Вот когда я в космос летал, меня контузило, так контузило. (Вдруг вспомнив о чем-то важном, таинственно). Бибиямал-инэй, я тут радио слушал утром. Знаешь, что передавали?
Бибиямал-карсык (малость испугавшись, тревожно). Неужели и у нас как на Украине? Да нет, Путин не допустит! Гимн передавали, что еще по утрам передают?
Байгужа (хитро и вместе с тем таинственно). А после гимна?
Бибиямал-карсык (недоуменно). А что после гимна?
Байгужа (торжественно, с чувством собственного достоинства, подражая диктору). А после гимна выступал президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин.
Бибиямал-карсык (облегченно). Вот оно что! И что сказал?
Байгужа (подражает Путину). Буду краток. Прошу Бибиямал- иней налить сто грамм герою космоса Байгуже Нугуманову.
Бибиямал-карсык (участливо). Так и сказал? Эх, бедняга! Ну, давай, подожди, сейчас тебе налью, сейчас. Вижу, что ты маешься!
Уходит в дом. Байгужа ждет ее, делая вид, что ходит строевым шагом и вообще делает гимнастику.
Бибиямал-карсык возвращается. На время Байгужа бросает ломать комедию, жадно смотрит, как она наливает ему полстакана водки. Ему не терпится выпить. Наконец Бибиямал-карсык подает ему стакан. Байгужа выпивает и в нем снова просыпается самомнение.
Байгужа (прокашлявшись, как оперный певец). А знаешь ли ты, иней, что будут передавать по радио в восемь утра?
Бибиямал-карсык. Песни Сагидуллы Байегета, что еще у нас передают по утрам?
Байгужа (торжественно). Эх, темнота, колхоз! Обращение президента Рахимова будут передавать. И я знаю, что он скажет.
Бибиямал-карсык. Вот оно как, оказывается. И что он скажет? Что к нам едет?
Байгужа. Он скажет, чтобы ветерану космоса, секретному Герою Советского Союза Байгуже Нугуманову налили еще сто грамм!
Бибиямал-карсык (искренне). Ну это ты врешь! Он сколько раз в нашем районе бывал, знает тебя как облупленного! Еще сто грамм, понимаешь! Сам Рахимов, понимаешь! Иди, голову мне не морочь! Лучше посмотри, не едет ли этот алкаш Усман, а то скоро автобус. Дед-то наш в Уфу к сыну едет.
Байгужа. К сыну, к сыну…Лучше скажи, к снохе едет. Она же там главная, она там всем заправляет, как у нас старшина на космодроме. Бывало, выйдет и ка-ак…
Бибиямал-карсык. Ты мне нашу сноху не трогай, сукынсык! Такую сноху искать будешь - не найдешь еще! О муже заботится, о сыне заботится. Оба в городе живут, работают, на чистой работе (косится на Байгужу).

Байгужа. Я несправедливости терпеть не собираюсь и не буду, не такой я человек. Хочешь сказать, что если моя дочь живет в деревне, так это плохо? Значит, я плохой отец? (кричит). Айхылу, Айхылу! (подходит к дому, стучит в окно). Айхылу, говорят тебе, проснись! Отец тебя зовет!


Окно открывается, оттуда выглядывает Айхылу – симпатичная, но тихая, даже немного тормозная девушка.
Айхылу. Да, отец, завтрак уже готов. Иди есть!
Байгужа. Ладно, подождет твой завтрак! А тут правда страдает! Я за правду, за справедливость горой, жизнь за нее положу! (оборачивается к Бибиямал-карсык). Вот, посмотри, чем плоха? Хоть в деревне живет, а все у нее на месте! В школе преподает, башкирский язык и литературу, на чистой работе!
Бибиямал-карсык (Байгуже). Ладно, успокойся, сынок, чего ты так разволновался!
Айхылу. Отец, иди завтракать!
Байгужа. Да подожди ты со своим завтраком! Я за правду всегда горой, я за нее, если хочешь знать, всегда выступлю. Кто бы ни приехал, любому выскажу! (Айхылу) Ладно, скоро приду, закрой окно!
Айхылу безропотно закрывает окно.
Бибиямал-карсык. Что ты раскипятился? Я тебе что, председатель колхоза? Иди и ему скажи, почему он колхоз разворовал, почему людям зарплату не платит!
Байгужа. И скажу! Сколько раз уже говорил!
Бибиямал-карсык (миролюбиво). Ладно, успокойся, ты у нас известный герой, сынок, все тебя знают. Успокойся. Что бы мы без тебя делали? Одна у нас надежда на тебя.
Байгужа (доволен). Ну то-то же (явно обрадован таким поворотом дела). Ну так, иней, налей-ка мне еще немного.
Бибиямал-карсык, чтобы не спорить, наливает немного. Байгужа выпивает, настроение у него просто отличное.
Байгужа (кричит). Айхылу, там огурцы были на кухне, давай-ка их сюда!
Бибиямал-карсык (машет на него руками). Оглушил! Оглушил! Что ты все кричишь и кричишь! Иди-ка лучше, сходи, посмотри, не едет ли этот Усман! Куда же он запропастился, сукин сын!
Байгужа (по-русски). Есть, товарищ командир! Копать от забора и до обеда! (уходит смотреть Усмана).
Айхылу выходит с огурцами.
Айхылу. Доброе утро, Бибиямал-иней! Как спалось?
Бибиямал-карсык. Аллага шёкёр, хорошо! А ты уже с утра на ногах! Какая же ты молодчина, доченька! Такая хозяйственная!

Айхылу. А где отец? Он что, опять, пьян, да?


Бибиямал-карсык. Ну да, что с него возьмешь! Пошел смотреть, не едет ли этот Усман, который твоего деда должен отвезти на автовокзал в Зилаир к уфимскому автобусу.
Айхылу. Гиляж-олатай, что, к Мансуру едет?
Бибиямал-карсык. К нему, к нему. Так ты его еще помнишь, внука моего?

Айхылу. Помню…(неожиданно плачет). Когда же это кончится? Когда же он перестанет пить?


Бибиямсал-карсык. Чем бы мужчина не занимался, доченька, он делает это с увлечением. Вон мой десять лет пил, потом только одумался. А твой отец… Наверное, и не бросит никогда… (решительно) Ты о нем, доченька, не думай, ты о будущем думай. Ведь это мы, бабы, все держим на своих плечах. Без нас мир бы давно развалился. В общем, пора тебе ребеночка завести.
Айхылу. А это как?
Бибиямал-карсык (смеется). Неужто не знаешь? Ты что в Уфе, в БГУ, не училась, что ли? Пять лет в общаге не жила, что ли?
Айхылу. Ты же сама, иней, когда провожала меня, говорила - учись днем и ночью! Вот я и училась!
Бибиямал-карсык. А, дурное дело не хитрое. Как увидишь какого симпатичного парня, так сразу ему подмигни, и готово!
Айхылу. И он сразу на мне женится?
Бибиямал- карсык. Эх, дочка, дочка! Жизни ты еще не знаешь! Мужики – это такой народ, пока он на тебе женится, сто потов с тебя сойдет! Ладно, надо тебя учить уму-разуму! Сейчас мужики какие пошли? Или пьет, или наркоман, или, прости господи, сам мужика себе ищет! Ведь если даже твоя Магинур-апай развелась, то что говорить!
Айхылу. Иней, а это как?
Бибиямал-карсык. И я сама не знаю, и тебе знать не надо. Тьфу, мерзость! Зачем тебе такой муж? А ребеночка родишь, воспитаешь его, вот и будет тебе опора на старости лет.
Айхылу. Но как же его родить? Ведь пока замуж не выйдешь, ребенка не будет?
Бибиямал- иней. Ты уж совсем у меня, дочка… Ладно, в общем, так. Как увидишь какого симпатичного парня, сразу сбегай домой, приоденься и давай с ним разговаривать о чем угодно! Мужикам бы только чтобы ими восхищались. А дальше все пойдет, как по маслу!
Айхылу. А если не пойдет?
Бибиямал- иней. Тогда ты ему угрожай, ори на него! С мужиком только так и надо - наорешь, он шелковый становится! Ему ведь всегда что-нибудь, да надо. Вот ты и скажи - не получишь, пока не пойдешь со мной! Ладно, ладно, иди! Заболталась я с тобой! (Гиляжу.) Отец, выйди- ка!

Айхылу уходит.


Гиляж выходит из дома.
Бибиямал-карсык. Отец, сколько там время? Усман уже должен появиться. Я ему две поллитры бражки обещала, за этим даже из могилы прибежит. (Гиляжу). Килен смотри, не обижай, слушай, что говорит, она умная. Отвезешь мед и сразу назад, в квартиру даже не заходи. Городские ведь они, у них там своя жизнь. Лишь бы сына не обижала да внука, а мы на все согласные...( плачет).
Гиляж-карт. Ее обидишь, эту суку.
Бибиямал-карсык (вытирает слезы). Так не говори, она дело знает. Ей легко, что ли, было с нашим оболтусом? Человеком ведь сделала, кандидат наук стал, доцент, преподаватель (последние слова говорит по-русски) стал. Ладно... Ты и сам ни с кем не задирайся.
Байгужа (появляется из-за забора, хватает огурец, закусывает, отбегает). Тебя, Гиляж-олатай, нельзя в город отпускать. Ты же артист, комик! Зачем назвался отцом министра внутренних дел? Выпил, так иди в вытрезвитель! Нет, поехал в МВД, обнимал министра. Хорошо, он с юмором у нас попался!
Гиляж-карт. Сам ты комик! (Бросает полено в Байгужу, не попадает). Того мента тоже бы поленом огрел, если бы под рукой было! Чуть запах есть – что, с меня сразу деньги вымогать, в ментовку тащить, что ли!
Бибиямал-карсык. Да успокойтесь вы, вот два дурака!
Байгужа. Лучше бы ты остался в плену у немцев, а потом уехал в Америку. Играл бы в Голливуде, а мы бы на тебя в кино смотрели.
Гиляж-карт. А, болтай, что хочешь! Таких, как ты, уже вся страна - никуда не годных.
Байгужа( потеряв интерес к Гиляжу, увидев что-то другое на дороге). А что, Бибиямал- иней, Усман «Жигули», что ли, купил?
Бибиямал-карсык. Нет, а что?
Байгужа. Да «Жигули» какие-то сюда едут.
БИБИЯМАЛ-КАРСЫК. Неужели что-то случилось с Усманом? Что это за Жигули такие могут быть?
Звук подъезжающего автомобиля. В это время БИБИЯМАЛ-КАРСЫК прикрывает ящики паласом, старик ей помогает, а Байгужа скрывается за забором.

Сцена вторая


Появляется нескладный, довольно упитанный мужчина. Это Альберт. При виде его Гиляж-карт делает гримасу, уходит в дом.
Бибиямал-карсык (она в крайнем волнении). Астагифирулла, Альберт, сынок! Что случилось?
Байгужа (из-за забора). Здоров, Альбертон!
Альберт (старается вести себя с достоинством). Извините, но я Альберт Гиляжевич!
Байгужа (возмущенно). Иди ты, Альбертон, ты что, своих не признаешь? Надо же, он теперь Альберт Гиляжевич!
Бибиямал-карсык (она очень взволнована). Хватит, Байгужа, время шуток вышло. Альберт, сынок, что случилось? Почему ты приехал? Отец же сегодня должен был выехать в Уфу, к вам (рассмотрев сына). Кто тебя побил? Ну, говори.
Альберт (он вообще мямля). Неудобно, тут ведь посторонние.
Байгужа (возмущен). С каких это пор я стал посторонним? Ты совсем совесть потерял в этом городе. Я тебе прямо скажу - отрываться от родной деревни - это плохо. Плохо кончишь, я имею в виду. Даже если бы ты был мне родной брат, я бы все равно тебе сказал - какой же ты человек, если ты своих не признаешь? Посторонний, надо же! Ты сам тут посторонний! За полгода в первый раз приехал и уже права качаешь! Не позволю, это тебе я, секретный Герой СССР, летчик- космонавт Байгужа Нугуманов говорю!
Бибиямал-карсык (ее терпение лопнуло). Да хватит уже, видишь, он не в себе! Давай, иди!
Без церемоний прогоняет Байгужу, он безуспешно пытается что-то сказать, но все тщетно. Бибиямал-карсык возвращается к Альберту.
Бибиямал-карсык. Ну, что случилось, не томи!
Альберт. Да ничего не случилось, а! (машет рукой).
Бибиямал-карсык. Ну нет же никого, говори правду.
Альберт не знает что сказать, переминается с ноги на ногу, чешет в затылке, молчит, обреченно глядя на мать. Бибиямал-карсык с размаха бьет его по щеке.
АЛЬБЕРТ (выпаливает). Я тут по трассе страсть поймал – шестерка меня обгоняла, так у этого мужика колесо отвалилось и ко мне. Я хорошо не растерялся, по газам – колесо только в борт ударило. А если бы под машину попало - хана была бы, я же под сто сорок шел, улетел бы к чертовой матери под откос. Ну, я мужика остановил, стряс с него триста пятьдесят рублей. Сам потом заделаю, вот такая вмятина на крыле. А там с ним баба ехала, так она говорит- денег не дадим, сам заделаешь! Ничего себе сам, там одной краски уйдет рублей на двести!
Бибиямал-карсык. Так ничего не случилось?
АЛЬБЕРТ. Да нет же!А!( машет рукой)
Бибиямал-карсык. Как ты меня напугал! Ведь ты же кровиночка моя, сынок единственный!( плачет, вытирает слезы платком). Ну пойдем в дом, пойдем, чай будем пить. ( кричит) Отец! Поставь самовар, чай будем пить!

Идут в дом.


Раздаются глухие удары с той стороны, откуда появился Альберт.
Бибиямал-карсык. Это что такое?
АЛЬБЕРТ. А-а-а! (машет рукой).
Бибиямал-карсык. Как это а! Как это а-а-а! Кто это стучит? (удары продолжаются).
Байгужа (высовывает голову из-за забора) Бибиямал-иней, посмотри-ка, у этого Альберта Гиляжевича (показывает пальцем) в машине, в багажнике кто-то есть!
Бибиямал-карсык. Это что такое?
Альберт. Да никого там нет.
Байгужа. Так точно, никто не лежит, но бьет ногой. Смотри, крыло придется чинить! Должен тебе заявить, Альберт Гиляжевич, что ты стал, как это говорится, врун! Вот до чего довела тебя городская жизнь!
Бибиямал-карсык. Кто там лежит? Что случилось? (замахивается на Альберта).
АЛЬБЕРТ(быстро). Да сын это, Максим. Не хотел ехать.
Бибиямал-карсык. Отец, скорей сюда! Скорей к машине. Ой, горе-то какое!

Бежит к машине. Альберт за ней.


Выходит на зов Гиляж, тоже идет к машине. Через некоторое время все возвращаются, несут связанного человека. Это парень лет двадцати пяти.
Альберт (очень интеллигентно, но испуганно). Не надо его развязывать, не надо!
Бибиямал-карсык. Ты что с ума сошел, сына родного связал! Развяжите его.

Максима развязывают. Он лежит неподвижно.


Бибиямал-карсык. Максим, внучок!
Альберт. Зачем вы его развязали, не надо было этого делать!
Бибиямал-карсык. Почему? Внучок, Максим, убили тебя, убили!
Альберт. А-а-а!..( машет рукой)
Гиляж-карт. Да живой он, ничего с ним не сделается. Пусть полежит тут на траве, оклемается. Такие не умирают.
Бибиямал-карсык. Ну хватит уже! Ведь это же внук твой! ( Максиму) Полежи, Максим, отдохни, я сейчас (идет в дом).
Байгужа. Ну, Бибиямал- иней! По такому случаю надо непременно выпить!
Уходят.
Сцена третья
Максим понемногу начинает приходит в себя.

Появляется Айхылу.


Айхылу. Отец, пойдем наконец позавтракаешь!
Видит Максима. Бросается к нему.
Айхылу. Отец!!!
Видит, что обозналась.
Айхылу. Ой, Мансур приехал!
Максим. Ты кто такая, чувиха?
Айхылу (улыбается). Ты что, Мансур, меня совсем не помнишь? Мы же в детстве с тобой играли. Помнишь, как на Елан-тау бегали?
Максим. Ничего я не помню, и вообще, Максим меня зовут. Чего тебе надо?
Айхылу (удивлена, разочарована). Ничего мне не надо.
Максим. Тогда отстань. Вали отсюда.
Айхылу. Почему ты так со мной разговариваешь? (от обиды выпаливает) Я так тебя ждала, а ты мне грубишь.
Максим. На фига ты меня ждала? Я что, тебе должен, что ли? Много?

Айхылу. Ты что, не помнишь, как ты укусил меня за ухо?


Максим (смеется через силу). Какие уши? Что я, дурак, что ли, тебя за уши кусать? Ты, похоже, сама сдурела. Вы, блин, деревенские, все какие-то чокнутые - что папаша, что вот те колхозники.
Айхылу. Это не колхозники, это же твои дед и бабка.
Максим. Да мне все они бара бир.
Айхылу . А что же ты тогда приехал?
Максим. Да военкомат меня вычислил, под окном дежурили, чтобы меня забрать в армию. Я три года уже бегаю. Ничего, еще три, и мне стукнет двадцать семь, они меня не смогут призвать. Вот папаша и привез меня сюда- здесь не найдут.
Бибиямал-карсык, которая вышла с какой-то посудой, роняет ее на землю, всплескивает руками.
Бибиямал-карсык. Как так, ты же в институте учишься, как тебя могу призвать?
Максим (передразнивает). Как, как, бросил я институт.
Бибиямал-карсык. Как это бросил? Альберт, Альберт!
Появляется Альберт, за ним Байгужа. Оба уже выпили немного.
Бибиямал-карсык. Как это Максим бросил институт?! Мой внук! Альберт, ты же говорил, что он учится. Каждый раз по телефону ты говорил, что он учится. То какой-то отпуск брал, то снова поступал. Что такое?
Альберт (под действием водки у него малость развязался язык, он не так трусит). Да этот чмо учиться не хочет, работать не хочет. Вот и бросил!

Бибиямал-карсык. И что?


Альберт. Вот и бегает от армии.

Бибиямал-карсык. Ну как так? Он же учился. Как же он человеком станет?


Альберт. Аа-а-а-а!( машет рукой)
Бибиямал-карсык. Что же делать, что делать? (плачет).
Байгужа. Тут некоторые называют меня посторонним, и все равно я заявляю прямо - надо его сдать в военкомат. Пусть служит. Я ведь служил, стал секретным Героем Советского Союза. Пусть он тоже послужит.
Альберт. Ты что, дурак? Телевизор не смотришь? Там же убивают! Отправят в Чечню, и капец! Приехали, с вас три рубля сорок две копейки!

Бибиямал-карсык. (плачет) Мой внучок, Максим, кровиночка моя! Что же нам теперь делать?


Айхылу. Так пусть он живет здесь, и все. Никто же не узнает. А через два года вернется в Уфу, его не заберут.
Бибиямал-карсык. Пусть живет, пусть, но ведь стыдно-то как перед соседями, перед всем миром - внук фронтовика не пошел в армию.
Байгужа. Хотя меня некоторые называют посторонним, но я все равно заявляю прямо - сын фронтовика тоже не пошел в армию.
Альберт. У нас была военка. Я лейтенант запаса войск ПВО! Если что – буду командовать зенитным комплексом КС -19.
Байгужа. Упаси бог от такого командира. Вот у нас старшина был на Байконуре…
Айхылу. Что вы все о своем. Что же с Максимом будет?
Максим. Чего ко мне пристали? Я вас не просил меня сюда привозить. Отвезите меня обратно. Я найду, где мне жить. У меня друзья в Черниковке. Если хотите, я музыкантом хочу быть, я вот даже с Земфирой знаком.
Бибиямал-карсык. Это что за Земфира такая? Кривого Гали, что ли, дочка, в филармонии работает?
Альберт. Да есть там одна, из цыганских дворов.
Бибиямал-карсык. Вечно с кем-то свяжется! (Альберту). Вот и ты был такой в детстве!Как же быть, как же быть? Отец, отец!
Гиляж( выглядывает из окна). Что тебе? Чего это я тебе понадобился, у тебя же сын и внук приехали.
Бибиямал-карсык. Хватит дурака валять, иди сюда. Надо что-то делать, как-то из беды выходить.
Гиляж( появляется из дома). Ну, что случилось?
Бибиямал-карсык. Внук- то наш бегает от армии, оказывается.
Гиляж. В наше время тоже дезертиры были. Потом НКВД их всех перестрелял.
Бибиямал-карсык. Ну как же быть, ведь внук это твой!
Гиляж. Он мне уже не внук – ты на него посмотри, что у нас с ним общего?
Бибиямал-карсык. Ладно, в общем, все, молчим, что он тут живет. Два года как- нибудь протянем, ничего! Ты, Байгужа-кода, смотри, молчи!
Байгужа. Хотя меня тут некоторые называют посторонним, я прямо заявляю- Байгужа Нугуманов своих не сдает! По этому случаю надо выпить по одной!
Бибиямал-карсык. Ладно, ладно! Пошли, Максим, покушаешь. Ведь ты же с дороги. Совсем я, старая, запамятовала.
Максим. Я есть не хочу.

Бибиямал-карсык. А что так? Ладно, сейчас я тебе блинов напеку, покушаешь с вареньем. Ты их в детстве так любил. Бывало, я пеку, а ты ешь. Кончу, бывало, а на столе ни одного блина- все слопал! И-и-и, какой молодец!( гладит его по спине). Посиди, посиди! Я мигом. Отец, занеси вещи в дом.


Уходит.
Гиляж, Альберт и Байгужа заносят в дом вещи.

Сцена пятая


Неловкая пауза.
Айхылу. А почему ты в армии не хочешь служить? Дед у тебя вон какой герой - фронтовик, немцев бил.
Максим. Зря бил. Сейчас бы мы баварское пиво пили.
Айхылу. Да ты что?! Как ты можешь так говорить?
Максим. А что? По полной программе! Немецкое пиво самое лучшее! А немцы как живут! Не то, что мы!.. Правда, я уже больше года никакого вкуса не чувствую.
Айхылу. Это как это ничего не чувствуешь?
Максим. Что ни ем, что ни пью- как будто во рту какая-то жвачка и все. Ни вкуса, ни запаха. И тело у меня все время болит, словно меня испинали.
Айхылу . Отчего это с тобой? Ты что, заболел?
Максим. А-а-а!(машет рукой).
Айхылу и Максим неловко молчат. Айхылу делает движение, чтобы встать. Максим хватает ее за руку. Айхылу вздрагивает.
Максим. Скоро … мне… будет очень плохо. Помоги выбраться отсюда. Какое тут есть поблизости большое село?
Айхылу. Зилаир.
Максим. Да, там кто-то должен быть из наших…
Айхылу. Из ваших?
Максим. Да, мы скрываемся, у нас идет война. Нас преследуют, мы скрываемся в подполье, но когда-нибудь мы победим!
Айхылу. А что, вас много таких, кто от армии бегает?
Максим(раздраженно). Дура, что ли? Армия это так, только повод, чтобы меня преследовать. Сейчас никто не ходит в армию. Все, армия кончилась. Нет, они хотят, чтобы жили скучно, чтобы не занимались тем, что нам нравится. А мы все равно будем делать то, что захотим! Нас много! (берет Айхылу за руку). Так ты поможешь мне?
Айхылу. Ты с детства был такой герой. Помнишь, как мы с тобой охотились на бизонов, когда играли в индейцев?
Максим. Да, да, только ты найди не знаю - мотоцикл, телегу, что угодно. Надо выбираться. А, стащи у папаши ключ от шестерки, уедем на ней. Ну, давай! Если нет- через пять минут уйду пешком! Ищите меня тогда!
Айхылу( решившись). Тогда подожди меня минутку, ладно?
Максим. Давай, иди, жду. Только поскорее!
Айхылу. Я сейчас, сейчас.
Убегает в дом.
Максим с трудом встает, нервно прохаживается.
Максим. Два года, два года в этой дыре торчать. Я что, идиот? ... Тут даже телевизора нет, наверное. (вытаскивает мобильник). И смартс этот долбаный не работает. Тьфу, дыра! Куда я попал! И самое главное, где взять, где? Нет, надо отсюда выбираться!
Появляется Айхылу. Она спешно накрасила губы, приоделась, как ей кажется, по-городскому, но это явно нелепо.
Айхылу. Максим, пойдем!
Максим. Ну что, ты стащила ключ?
Айхылу. Нет, пойдем в дом.
Максим. Зачем? Мне надо в Зилаир поскорее. Ты не понимаешь, скоро начнется, мне будет очень плохо!
Айхылу. Ну пойдем( ей очень стыдно, но она его тянет в дом).
Максим. С чего это я должен с тобой идти? Чего ты ко мне пристала?
Айхылу. (решив переменить тактику). Помнишь, как мы с тобой в детстве играли под столом?
Максим. Нет.
Айхылу. Ну мы с тобой играли в доктора.
Максим (помрачнев). Какого доктора, ты чего, подруга?

Айхылу. (опять решив поменять тактику, серьезно). У нас в деревне семнадцать парней и тридцать два мужика. Все они алкаши. От них дети будут или уроды или очень больные.


Максим. А я тут при чем?
Айхылу. Ты сейчас возьмешь и уедешь и больше здесь не появишься. А я хочу от тебя ребенка.
Максим. Почему от меня?
Айхылу. Ты же городской, значит, здоровый. И еще ... ты мне с детства нравишься. Вот я и хочу от тебя ребенка. Мне уже пора. Ну давай, это же быстро! А потом поедешь! Я вот и ключ от Жигулей стащила!
Максим. От меня? Ребенка? Ха-ха-ха-ха! От меня, ребенка? (неожиданно, очень спокойно, зло). У меня не будет детей, потому что я не мужчина, я наркоман!
Бибиямал-карсык, которая появляется в дверях с миской, полной блинов, роняет их.

Второе действие


На сцене Гиляж-карт, Бибиямал-карсык, Байгужа, Альберт и Айхылу. Они все растрепанны, тяжело дышат. Перед ними лежит связанный Максим.
Бибиямал-карсык. И что же это такое было, эй Раббым?
Байгужа. Я прямо скажу, это называется ломка. Ему хочется уколоться. (Альберту). Как же ты, братан, связал его в городе? Один, что ли?
Альберт. Позвонил диспетчеру, она вызвала наших ребят. Кто рядом был- подъехали, помогли.
Бибиямал-карсык. Ох, сынок, тяжело тебе пришлось с ним.
Альберт. Да нормально! Не с такими справлялись. Иногда клиент платить не хочет, упирается. Пока монтажку не вытащишь, хрен карманы вывернет. А с монтажкой сразу шелковый становится.
Байгужа. Это что это у тебя за клиенты такие? Студенты в аграрном, что ли?
Альберт( спохватившись). Ну да, такие сейчас студенты пошли - так и норовят через подъезд убежать, не заплатить за проезд… то есть за - как его ... учебу.
Байгужа. Я тебе прямо скажу, Альберт, хоть ты и годок, вместе выросли, а не бывает преподавателей с такими руками.
Альберт( убирает руки за спину). А чем это тебе мои руки не нравятся?
Байгужа. У кандидата наук и доцента руки бывают мягкие, как у младенца, пухленькие, как сосиски. А у тебя .... Ну-ка, покажи!
Альберт прячет руки за спиной, Байгужа их выворачивает. Наконец это ему удается.
Байгужа ( торжествующе). Такие руки бывают у шофера, а не у доцента, это я прямо вам заявляю!
Альберт. Я же читаю курс этих, как его, сельскохозяйственных машин. А техника вся старая, ремонта требует. Вот и приходится пачкать руки.
Байгужа. К нам в Зилаир приезжали преподаватели из сельхоза, такие важные, что твой петух. К ним не подойти. Ты, Альберт, врешь.
Альберт( которому все это надоело). Да, я уже десять лет таксую, ну и что?
Бибиямал-карсык. Что это такое- таксую, отец?
Гиляж. (неохотно) Это значит, что наш с тобой сын стал таксистом.
Альберт (доведенный до крайности). А что? Зарплату нам не платили, вот жена и велела пойти в таксисты. А что - мне нравится, я людей вожу, деньги зарабатываю. Чем плохо? (видя, что все крайнем недоумении, решает перейти в атаку). И вообще чем сидеть в деревне, не зная, как заработать, уж лучше быть кем угодно. Вот хотя бы таксистом. Если хотите - это не каждый сможет в сорок лет сесть за баранку, и день, и ночь крутиться, чтобы заработать на жизнью. А я сумел. Кого я только не возил- и проституток, и бандитов, и воров... Вот мы в школе изучали Лермонтова «Герой нашего времени», так вот герой нашего времени - это я. Бросил ненужную работу в сельзхозе и стал таксистом. А когда ты приходишь в ресторана с честно заработанными деньгами и заказываешь для начала сто пятьдесят грамм…

(В раже доходит до сына, натыкается на него и в ужасе отпрыгивает).


Гиляж. Да уж, герой.
Байгужа. А в космос ты все же не полетел. На такой подвиг способен только гвардии сержант Байгужа Нугуманов!
Гиляж( обращаясь к БИБИЯМАЛ-КАРСЫК). Вот он, твой сынок, я же говорил тебе. А ты... преподаватель, доцент...
Бибиямал-карсык (оскорбленная до глубины души). А сам-то ты, сам-то! У самого денег нет, сидишь тут как человек!
Гарфиьян. Я тебя, конечно, уважаю, Гиляж-олатай, но должен прямо тебе сказать- ты ведь, говоря по русски, нуль!
Гиляж. Вы, два алкаша, что вы понимаете в жизни! Давайте, болтайте, мое останется при мне!
Бибиямал-карсык. Надо же, человек, который сам пил десять лет подряд, не просыхая, кого-то называет алкашом! Посмотрите на него! Пришел после войны неизвестно откуда, карманы, полные денег, а на груди ни одной завалящей медали! Фронтовик называется! Вон сосед, покойный Садри- вся грудь в орденах, заслуженный был человек, упокой аллах его душу! И сын у него в армии служил, на Байконуре. Хоть малость повредился умом, но зато долг родине отдал.
Байгужа. Я в космос летал, я секретный Герой Советского Союза! А разные тут, кто без орденов, права не имеют меня ругать!
Гиляж. Не за эти ли деньги ты замуж за меня пошла? А что пил- так бросил давно. Мои пчелы этого не любят. Я им слово дал, что больше ни капли в рот не возьму. А войну не трогай- одна она у меня осталась. Я тогда долг сполна отдал, до последней капли. Имею право быть каким угодно и делать что угодно! На всю жизнь у меня оправдание есть!
Бибиямал-карсык. За деньги - не за деньги, а жила с тобой, и сына твоего вырастила. Я свой долг тоже отдала, до последней капли. Пил - я за тебя дни и ночи билась, чтобы ты не пропал. Когда за ум взялся, когда тебя в партком поставили - сколько у меня сил ушло на то, чтобы дурость твою терпеть, словно ты там занимался бог весть каким важным делом, чтобы люди тебя не возненавидели за важность, за кичливость. Сколько я с тобой намучалась, один только Аллах знает!

А теперь я хочу просто пожить спокойно. Не надо мне великих твоих свершений, не надо мне в космос летать, я хочу остатки своих дней прожить как человек - спокойно!

Вот что я тебе скажу – с этих пор - молчи! Я тут полная хозяйка, настроение мне не порти! А не послушаешься - у меня все бумаги оформлены, пасека эта теперь- моя! Не зря в город ездила, меня Сара килен научила, как с тобой быть- сразу тебя в тюрьму посажу. А все твои документы я спрятала так, что не найдешь! И без тебя проживу - пчеловод называется! Еще немецких туристов буду сюда возить, доллары буду получать!
Гиляж (потрясенно). Видно, время пришло умирать, Гиляж, видно, не весь свой долг ты отдал!
Уходит за сцену не своими ногами.
Байгужа. Эх, когда-то старик был бедовый, а сейчас прямо скажу- сдал. Но ты, Бибиямал-карсык, здорово ему врезала. За это, пожалуй, стоит выпить!
Альберт(изумленно). Мама, а ты что это ты на отца так?
Бибиямал-карсык. Эх, сынок, хоть он и не пьет двадцать лет, а все равно алкоголик. Вот и надо ему мозги прочищать иногда, чтобы они у него работали! Ведь это я только пугаю его, пугаю! Как вот он без меня? Ведь сразу же пропадет. Да и весь мир бы без нас пропал. На нас, старухах, только все и держится. Пропали бы, по миру пошли! Днепрогэс бы не построили, и войну бы не выиграли, и в космос бы не летали!
Байгужа. В космос - это мы с Гагариным летали! За это надо выпить!
Бибиямал-карсык. Хватит уже пить, хватит! И так выпили сколько, на триста лет вперед хватит! Такую страну пропили!
Айхылу. Душа и у него болит за страну, иней! Вот он и страдает! (Видит Гиляжа) Ай!
Бибиямал-карсык. Ты что это?

Айхылу. Ай! Ай!


Входит Гиляж с ружьем.
Гиляж(серьезно). А ну всем встать!
Байгужа. Ты что, олатай!
Альберт. Ты что, отец?
Бибиямал-карсык. Это что такое с тобой? Обиделся, что ли?
Гиляж. Встать, вашу мать! (стреляет в воздухе)
Все вскакивают.
Гиляж. Взять этого сукина сына (показывает на лежащего Максима).
Максим. Куда вы меня потащили, а, а!
Гиляж. Давайте, привязывайте его к качелям! Я сейчас в него стрелять буду.
Бибиямал-карсык. Ты что, это же твой внук!
Гиляж. Это сукин сын, а не внук. Он уже не человек! Ему не место на белом свете.
Алберт. Нет, нет!
Гиляж бьет Альберта прикладом. Тот падает без сознания.
Гиляж. Поживей, сволочи! Вы меня еще узнаете, фронтовика!
Максима привязывают к качелям.
Гиляж. Идите к забору! Живо! Айхылу, привязывай их. Альберт, вставай (пинками направляет сына к забору).
Гиляж. Знать хотите, как я воевал? Так вот, расскажу, как я воевал.

(пока он рассказывает, он подходит к борти, набирает в шапку пчел).


22 июня 41 года встретил я в пути, недалеко от границы. Наш дивизион артиллерийский направлялся на учения, когда мимо нас пролетели фашистские самолеты. Один из них сбросил на нас бомбу и повредил тягач. Наш командир майор Каневский закричал, что это провокация, развернул свою машину и уехал в полк. Лейтенант Миронов принял на себя командование и повел расчеты дальше, а одну пушку оставили. Вот стоит наш расчет, а я говорю себе- наверное, смерть пришла, Гиляж, надо дейстовать!

( время от времени Гиляж подходит к Максиму и укалывает его пчелами, делая достаточно странные пассы. Максим при этом кричит).


Гиляж. И тогда я сказал, а я был наводчиком, надо искать позицию, за нами никто не вернется. Белоруссия, там всюду болота, там на пригорке и встали, где дорога между двух болот, небольшой ручей и мост через него.

Сидим, ждем. Жара, уснули все. Просыпаюсь - никого, убежали все. А моторы гудят, немцы!

И тогда я такую легкость почувствовал в груди, это не расскажешь! Дослал снаряд, прицелился и в бочину головного танка! Он завертелся, а я тем временем в замыкающий танк снаряд засандалил! Немцы -то перли буром, никого не боялись, а тут такое! Крик, шум! Пока очнулись, еще четыре танка меткой своей пометил. В общем, двенадцать танков положил, в плен попал,, а они меня - на Колыму! Так что все это мне приснилось, никакой я не герой!

Байгужа. А что же ты молчал! Ты, значит, как и я, Герой Советского Союза!


Бибиямал-карсык. Ты это не придумал, а отец?
Гиляж( не обращая внимания). Иди-ка ты, дочка, в доме поллитровая банка меда. ) (нашептывает Айхылу на ухо).(Громко). Это не тот мед, которым она(показывает на бабку) торгует на рынке, это настоящий башкирский мед, который прадеды наши добывали. Волшебный он!
Альберт (он немного очухался) Мед он и есть мед, какая разница, отец! Берут, значит, хороший! Жене нравится.
Гиляж. Дура твоя жена, что она в меде понимает! Настоящий мед - это же солнце! Сила в нем! Чудо!
(Айхылу, которая принесла банку). Спасибо, дочка, а сейчас молчите, я буду играть! Иначе выстрелю, никого не пожалею.

(играет на курае, мажет Максима медом, снова играет и так довольно долго).

Занавес.
Действие третье
Утро. На сцене на матрасе лежит Максим. Он просыпается.
Максим. Что это? Где это? (оглядывается) Что-то знакомое.... Да это же дедовская пасека! Черт, а как я здесь оказался?.. Да ведь у меня же была дикая ломка! (ощупывает себя, прислушивается к самочувствию) . Так ведь я... Мне ведь .. уже не хочется колоться! Черт, я ведь снова здоров! Как же это так, черт, черт! Ой, и бабу стало охота! Класс, класс! А что же случилось? Да вроде бы бы дед что-то играл на своей палке с с дыркой! Скандалили они, кажется! А!!!! У деда отняли пасеку!А он, старый, помрет, того гляди, так что что мне ничего останется? Я что ли опять в бедность, в нищету? А тут вон сколько пчел! Это же миллионером можно стать! А мамаша-то плакала - что сама посылает деду с бабкой денежки... Интересно, куда она их девала? Это же золотое дно, пасека! Дед, дед! ( ищет, не находит никого). Блин, а на чем же мы приехали? На папашиной жигулях, кажется...
Сталкивает с человеком с газетой в руках.
Усман. Ты кто, Кинзябаев?
Максим. Да, Максим.
Усман. Внук, что ли, Гиляж-олатая?
Максим. Да, а что?

Усман. Где твой дед? Зови его скорее! (кричит). Гиляж- олатай!


Гиляж (появляется). Что раскричался? Ты что вчера не приехал?
Усман. Когда будешь встречаться с Путиным, скажи ему, что мне пенсию неправильно начислили. Не учли четыре года, когда я в колхозе работал счетоводом. Я вчера ездил в район, а они не верят! Я им газету показываю, а они смеются! Так что так и доложи Путину!
Гиляж. Какой Путин! Какая пенсия! Какая газета?
Усман. Ну я же тебе говорю, что мне пенсию неправильно начислили. Не учли четыре года, когда я в колхозе работал счетоводом. Я вчера ездил в район, а они не верят! Я им газету показываю, а они смеются! Так что так и доложи Путину!
Гиляж. Я –то тут при чем?
Усман. Ну ты же с Путиным будешь встречаться 26 августа, вот и скажи ему про меня!
Гиляж. Какой Путин! Какой встречаться! Совсем одурел что ли с перепою!
Усман. Ты сам одурел, не прикидывайся дурачком! Вот, в газете черным по белому написано, что ты с Путиным будешь встречаться. Вот и скажи ему, что мне пенсию неправильно начислили. Не учли четыре года, когда я в колхозе работал счетоводом. Я вчера ездил в район, а они не верят! Я им газету показываю, а они смеются! Так что так и доложи Путину!

Максим(решительно) . Ну-ка, дайте, я посмотрю. Что-о? (читает с выражением). Награда нашла Героя. Пятьдесят лет назад в жестоком бою с немцами наводчик Гиляж Кинзябаев подбил семнадцать танков. Сегодня он живет на маленькой пасеке в Зилаирском районе. Двадцать шестого августа в Кремле ему будет вручена Звезда Героя. Шамиль Валеев, Уфа, Известия. (Деду). Это же ты!


Гиляж(ошеломленно). Это что, правда?

Максим и Усман(вместе) . Да, да!


Усман. Так ты скажи Путину, что мне …
Максим(перебивает Усмана). Нет, ты Путину ничего не говори. Мы знаешь что с тобой сделаем? (радостно) Я теперь опять поднимусь! (деду) Мы из Казахстана будем возить наркотики, а здесь устроим перевалочный пункт! Это же класс - кто в меде, которым торгует Герой Советского Союза, будет искать наркотики!
Гиляж. Нет, я не поеду. Иди-ка ты лучше в сарай, выпусти всех.
Максим. Да ты что, дед, это же бывает раз в жизни!
Гиляж. Иди, иди, не разговаривай! И ты, Усман, тоже иди!
Максим и Усман уходят. Через некоторое время все возвращаются. Они возбуждены.
Байгужа. Гиляж- олатай! Твой указ вышел, а моего все нет. Непорядок, заявляю прямо! Ты так и скажи Путину, если ты настоящий герой!
Гиляж. Нет, Байгужа, я не герой.
Максим. Это почему же?
Гиляж. На один бой меня хватило, а на жизнь - нет. Ее я проиграл, прожил я свою жизнь как трус. Десять лет пил, сына не смог воспитать, уехал он в город, попал в руки этой суки и пропал.
Максим. Ерунда все это, папаша сейчас классный таксист, это ему больше нравится, чем в сельхозе преподавать. Там знаешь какая маленькая зарплата! Он живет неплохо- девочки, шашлык, пляж! Ему нравится.
Гиляж. И вот за тобой не досмотрел. Вырос ты у меня ни то, ни се. Разве такого внука я хотел? Я хотел, чтобы ты вырос башкиром.
Максим. Чем я тебе не башкир?
Гиляж. Ну какой же ты башкир?
Максим. Да какая разница? Если деньги есть -можно стать кем угодно. Вот у меня друг, Игорек Арамелев, купил документы, что он еврей, живет теперь в Израиле, купается в деньгах.
Гиляж. Быть башкиром- это за деньги не купишь.
Максим. Еще как купишь, даже бесплатно можно стать! Да ладно, слушай, ты же Герой Советского Союза. Теперь мы пасеку живо назад вернем, денег заработаем....
Гиляж. Максим, иди сюда. Хотя какой ты Максим- в детстве ты был Мансур. Этим именем и хочу тебя называть.(поворачивается к остальным). Ну что вам сказать? Умирать я собрался, видно нет мне места на земле. Долго говорить не буду, все равно не поймете. Прощайте.
Бибиямал-карсык. Ты что это, старик, задумал? Хватит ломать комедию!
Альберт. Отец, ты что? Зачем?!
Аыйхлу. Гиляж-олатай! Не надо!
Гиляж. Надо, Айхылу, надо! Нельзя столько терпеть! Нельзя жить как скотина! С пчелами моими я уже попрощался, а теперь прощайте и вы. Байгужа! Ты когда-то хорошо играл на курае! Сыграй напоследок! Мой дед когда собрался умирать, вышел на улицу, бросился в пляс и умер стоя! Я тоже хочу умереть стоя, хотя и жил на коленях!
Танцует, падает.
Бибиямал и Айхылу ахают. Мужчины бросаются к Гиляжу.
Гиляж. Ну что, Мансур, видать, сила ушла из меня. Хотел я, чтобы сила моя, мой дух перешли в тебя, чтобы умер я не напрасно. Но видно, не судьба! Видно, ушла древняя сила, ушла навсегда!
Мансур( растерянно). Я ... что-то видел. Олатай, я что-то видел. .. Я что-то почувствал. ( оглядывается, видит Айхылу). И тебя, Айхылу, я видел! (Берет ее за руку).
Гиляж. Трудное это дело- жизнь. Раз смерть меня не берет, значит, умирать еще рано, еще есть у меня дело на земле! Пойдемте, надо нам найти место, где жить, где правнуков растить.
Бибиямал-карсык. Гиляж, прости меня, дуру старую, я ведь сама жила словно в дурмане. Околдовали меня, деньгами приманили. Прости! Не забирай от меня внука!
Усман. Я не понял, ты что не поедешь к Путину, что ли? А кто же за мою пенсию хлопотать будет? Совсем люди черствыми стали!
Альберт. По-моему, вы тут все сошли с ума. Что касается меня, то мое дело крутить баранку. Я и так уже два дня здесь торчу, а столько клиентов ждут меня на трассе! Максим, ты едешь?
Максим. Я не Максим, я Мансур.
Альберт. И ты подвинулся! Ну пока! (убегает).
Байгужа. (Падает на колени, он пришел в себя). О Аллах! Я ведь не летал в космос, я ведь не Герой Советского Союза (плачет, потом понимает голову). Бибиямал-иней, как ты думаешь, это хороший повод, чтоб выпить?
Конец.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница