Трагедия, Травма, Триумф почему? Т. Л. Осборн


Глава 7 Мужественная женщина



страница6/8
Дата14.08.2016
Размер2.01 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8
Глава 7

Мужественная женщина

За НЕСКОЛЬКО НЕДЕЛЬ до кончины Дейзи мы были заняты разработкой планов наших следую­щих семинаров и евангелизаций в Южной Аме­рике, Африке, Индии и на Дальнем Востоке. Кроме того, приближалось время собраний, которые мы запланировали провести в Колумбии.
Травма в Малайзии

Во время нашего служения в Малайзии Дейзи упала, ударившись о мраморные ступеньки, и сло­мала ногу. Она была госпитализирована в Куала Лумпур, и доктора не заметили, что было также разбито бедро. Она пробыла в больнице две неде­ли, где наблюдавшие за ней врачи уверяли ее, что кости срастутся.

Мэри Браун, миссионерка и евангелистка, близ­кая подруга Дейзи, посетила конференцию в Малайзии, и поэтому она оставалась с моей женой все то время, когда я проповедовал как на своих собраниях, так и на собраниях, где должна была проповедовать Дейзи.

Вслед за этой конференцией мы запланирова­ли совместную конференцию в Великобритании. Мне предстояло принять самое сложное решение из всех, которые я когда-либо принимал. Я был вы­нужден оставить Дейзи в больнице и улететь обратно в Соединенные Штаты, а затем — в Англию. Дейзи планировала присоединиться ко мне, прилетев вместе с Мэри непосредственно из Малайзии.


Мучительное путешествие Малайзия - Англия — Соединенные Штаты

Но состояние Дейзи не улучшалось. С каждым днем боль усиливалась. Бедро было сломано. При­няв обезболивающее и полагаясь на помощь Мэри, Дейзи отправилась в мучительный путь. После четырнадцатичасового перелета до Лондона ей пришлось проехать на автомобиле более сотни миль, чтобы попасть к месту проведения конфе­ренции.

Она проповедовала, несмотря на сильнейшую боль. В конце концов, боль стала настолько невы­носимой, что после двух дней служения мне уда­лось уговорить ее вернуться в Талсу вместе с Мэри.

Сразу же после окончания конференции в Англии у нас была запланирована неделя служе­ния в Швеции. Снова я столкнулся с необходимо­стью оставить Дейзи одну для того, чтобы испол­нить наше обещание.

Мы всегда стремились сделать все возможное для того, чтобы не отменять запланированных мероприятий. Поэтому мы решили, что Мэри может поехать с Дейзи, а я отправлюсь в Швецию. Ей же пришлось лететь еще десять часов до Чикаго, затем — до Талсы.
Хирургическое вмешательство

После возвращения в Талсу Дейзи была поме­щена в госпиталь для обследования. Врач, осмат­ривавший ее, был шокирован тем, как долго она была вынуждена страдать, не получая необходи­мой помощи. Из-за мышечного напряжения и вибрации во время перелета нога была вывихнута в месте перелома, что усложняло и без того серьез­ное положение. Дейзи не соглашалась на опера­цию до тех пор, пока я не смог быть вместе с ней, и это добавило еще шесть дней мучительных стра­даний.

Как только я вернулся домой, хирург проопери­ровал ее. Ее нога была вправлена, к бедру была пос­тавлена стальная пластина, чтобы все кости могли благополучно срастись. В конце концов, началось выздоровление Дейзи, которое продолжалось три месяца.
Триумф в Боготе Бразилия и Гавайи

Сразу же после этого пришло время отправ­ляться в Боготу, Колумбия. Дейзи еще ходила, опираясь на палочку, но ее мужество оставалось неизменным. Она собиралась проводить всеаме­риканскую женскую конференцию. Тысячи жен­щин должны были приехать на нее и заполнить большую спортивную арену. Пять основных книг Дейзи на испанском языке были приготовлены в подарок каждой участнице. Это был грандиозный успех.

Сразу же после Колумбии Дейзи провела наци­ональную конференцию в Бразилии, где она слу­жила тысячам женщин, призывая их стать такими, какими их желает видеть Бог.

Вслед за этим она провела Тихоокеанскую кон­ференцию для женщин на Гавайях. Там были представлены почти все государства бассейна Тихого Океана. Это было значительным событием.

Но легкие Дейзи были в опасности. Она продолжала упорно идти вперед, несмотря на то, что уже два раза болела пневмонией — в Индии и в Колумбии.

Мы молились и верили, не желая угождать врагу и снижать темп нашего служения.

Прежде чем Дейзи повредила свою ногу в Малайзии, она закончила серию конференций в Азии.
Миссии любви и веры Индия — Австралия

Дейзи поехала в Южную Индию, чтобы провес­ти большую женскую национальную конферен­цию в Мадрасе. Гостиница, где она остановилась, находилась в сорока пяти минутах езды на авто­мобиле от того места, где проводилась конферен­ция.

Аудитория была переполнена. Воздух был очень влажным. Дейзи проповедовала, обливаясь потом.

Вращающиеся вентиляторы стояли на сцене, обеспечивая циркуляцию воздуха. После того как она учила на протяжении часа, мокрая от пота и обдуваемая вентиляторами, она садилась в автомо­биль и сорок пять минут добиралась до гостиницы. Все это время кондиционер в автомобиле создавал максимально низкую температуру.

Это происходило дважды в день, все больше и больше усугубляя ее проблему. Ее легкие наполня­лись водой, тело страдало от жара.

Сразу же после конференции в Мадрасе у Дейзи было запланировано служение в Австралии. Вмес­то того, чтобы отдохнуть и восстановить свои силы, она полетела в Сингапур, а затем — в Австралию, где провела национальную женскую конферен­цию в городе Аделаида, несмотря на плохое само­чувствие и слабость. Она проповедовала, невзирая на высокую температуру и боль в обоих легких. Ее мужество было неизменным.

После того как она вернулась с этих конферен­ций, приближались запланированные нами собра­ния в Боготе, Колумбия, в Бразилии и на Гавайях. И снова, вместо того чтобы отдохнуть и восстано­вить свои силы, она настойчиво служила, испол­няя данные нами ранее обещания.
Пронизывающие холодные дожди на высоте восемь тысяч футов

Во время своей конференции в Боготе и нашей массовой евангелизации чудес и знамений мы были вынуждены испытать на себе воздействие необычно холодной для этого времени года погоды. Дожди шли не переставая на протяжении многих дней. Дейзи была ослаблена из-за пнев­монии, перенесенной ею в Индии и Австралии. Сейчас же она проповедовала в большом концерт­ном зале на открытом воздухе. Было холодно и мокро. Кроме того, собрания проходили на высоте восемь тысяч футов над уровнем моря, где не акклиматизированному человеку практически невозможно было согреться. Ее легкие также были забиты, но она продолжала проповедовать и служить тысячам женщин день за днем, несмотря на высокую температуру. Из Боготы она отпра­вилась в Бразилию, затем — на Гавайи.

Дейзи была верующей. Она не желала смирять­ся с симптомами болезни, и продолжала подгонять себя, вместо того чтобы отменить намеченные конференции и отдохнуть.

Когда она вернулась с островов Тихого Океана, было очевидно, что ее физическое состояние было очень серьезным.

В наших дальнейших планах было проведение одной из самых больших женских конференций и лидерских семинаров в истории нашего служе­ния — в городе Монтеррей, Мексика.
Зов Мексики: помочь заново обрести достоинство

Пасторы, приехавшие, чтобы пригласить нас в Мексику, сказали: «Мы беседовали с лидерами разных стран, и нам говорили, что вы поможете обрести достоинство и самоуважение нашему народу и нашим проповедникам. Мы верим, что именно в этом нуждается наша страна, для того чтобы утвердиться в апостольском евангелизме. Мы не сомневаемся, что это даст новый импульс церкви Мексики в служении нашей стране и всему миру».

Дейзи и я были глубоко тронуты этой просьбой. Мы приняли решение дать Мексике самое лучшее. Но Дейзи была слишком ослаблена пневмонией, чтобы поехать. Это было еще одно болезненное переживание для меня. Мне пришлось оставить её несмотря на то, что она нуждалась во мне, но нужно было выполнить данное нами ранее обеща­ние. И снова Мэри Браун была готова прийти нам на помощь. Кроме того, Кэрен Анайя была с Дейзи день и ночь.

Конференция в Монтеррее стала историчес­ким событием. Мы привезли из Колумбии двад­цать две тонны наших книг на испанском языке (пять книг Дейзи и пять моих). Мы дали полный набор этих книг всем пасторам, служителям, лидерам, учителям Библейских школ, студентам, христианским работникам и просто верующим, которые посетили эту конференцию.

Я проповедовал вместо Дейзи, обращаясь к женщинам Мексики на протяжении пяти дней. Тысячи женщин посетили Национальный Жен­ский Конгресс. Мы раздали по пять основных книг Дейзи каждой из них. Все служения были записаны на кассеты, которые затем распространялись среди динамичных женщин по всей Латинской Америке.

Она оставляла меня

Когда я вернулся из Монтеррея, чтобы быть с Дейзи, было уже очевидно, что без чудодействен­ного Божьего вмешательства она скоро уйдет от меня.

Затем настала ужасная и болезненная ночь, когда в 2 часа 53 минуты ночи дух моей горячо любимой жены и спутницы оставил ее тело, кото­рое я держал в своих руках. Настал конец ее зем­ной жизни со мной. Ее путь закончился. Она ушла, чтобы быть с Господом.

Глава 8

Возвращение из России

Моя ДОЧЬ, пастор ЛаДонна, служила в Евра­зии вместе со мной. Мы провели серию стратеги­чески важных Конференций Чудесной жизни в самых главных городах пяти республик бывшего Советского Союза.

Каждый день мы проповедовали сотням моло­дых русских проповедников, как мужчин, так и женщин. Еще совсем недавно сердца и умы этих людей были подчинены власти коммунисти­ческой идеологии.

Марксистско-ленинская идеология отказалась от идеи Бога, утверждая, что это всего лишь миф, а религия — не более чем опиум, суеверие.

После падения коммунизма служители Еван­гелия начали делиться вестью об искуплении в Иисусе Христе среди народов бывшего Советского Союза.

Молодое поколение оказалось отзывчивым. Оно с готовностью приняло надежду, веру, любовь и жизнь, которую несет Евангелие.
Сокровище в руках людей

Во время наших «Конференций Чудесной Жиз­ни» сотни молодых проповедников и служителей впитывали наше учение, как губки. Они возвраща­лись в свои молодые церкви и группы, готовые де­литься новыми и изменяющими жизнь истинами.

Десять наших лучших книг на русском языке стали сокровищем в их руках. Истины, содержа­щиеся в этих книгах, можно использовать в каче­стве структуры для новых Библейских школ и христианских учебных заведений.

Это была значительная миссия, затронувшая ключевые районы бывшего Советского Союза. Наши собрания проходили два-три раза в день, бесконечные переезды также были очень утоми­тельными. Когда мы вернулись в Талсу, мы были очень усталыми. ЛаДонна приехала на несколько дней раньше, тогда как я остался для проведения еще одной конференции в Москве.


От Новосибирска до Талсы

Я начал записывать свои воспоминания в Ново­сибирске, и с тех пор я использовал всякую воз­можность изложить свои мысли — как в номерах гостиниц, так и на борту самолета, чтобы занести в свой портативный компьютер все детали, кото­рые я вспоминал.

Я смог справиться с чувством одиночества все то время, пока мы были заняты служением. Факти­чески я почувствовал, что смог справиться с болью разлуки, которая не оставляла меня все время после кончины Дейзи. Я чувствовал ни с чем не сравнимое удовлетворение, будучи свидетелем событий, происходящих в Евразии.
Травма после моего возвращения

Я прилетел в Талсу в воскресенье после обеда. Я решил не беспокоить пастора ЛаДонну и наших сотрудников в выходной день. Я взял такси в аэропорту, и водитель отвез меня домой.

Когда мы приехали, я расплатился с водителем и внес свои чемоданы во внутренний двор нашего дома. Я никогда не забуду волны скорби, которая нахлынула на меня сразу же, как только я закрыл ворота и такси уехало. Никогда в своей жизни я не чувствовал себя настолько одиноким.

Я попытался эмоционально приготовиться, внушив себе, что Дейзи не будет встречать меня, но я не мог даже представить, насколько пустым покажется дом без нее. Я был напуган и душевно сломлен.


Оглушительная пустота

Я стоял и смотрел на клумбы с розами и деревья, которые мы сажали вместе с Дейзи. В нашем саду росли красные японские клены, которые так нравились нам.

Я смотрел на прекрасные, распустившиеся хризантемы. Когда мы оба были дома, мы обычно приносили домой три-четыре цветка, потому что мы очень любили их. Когда цветы начинали увядать, я подрезал их и снова сажал. Они всегда вырастали опять и дарили ослепительную красоту во время осени, продолжая цвести до тех пор, пока температура не опускалась ниже нуля.

Я ходил вокруг дома по дорожке, по которой мы так часто гуляли вместе с Дейзи. Все кусты были подрезаны садовником, чтобы к моему возвраще­нию сад выглядел красивым. Замечательные розы были в цвету. Газон напоминал зеленый ковер.


Дейзи не было со мной

Я смотрел на все это великолепие и думал Дейзи не было со мной. Я всегда смотрел на сад, думая о Дейзи. Это было нате поле любви, наш уголок отдыха, наш тихий сад, наше место вдохновения. Дейзи и я создали его вместе. Но ее не было со мной. Какое значение имела вся эта красота?


Гневный вопрос — ПОЧЕМУ?

Я почувствовал, как внутри меня просыпается гнев. Отныне Дейзи не была частью моей жизни. ПОЧЕМУ она была взята от меня? Зачем был нужен мой дом, зачем была нужна моя жизнь, если не было ее? Мы создали атмосферу, в которой могли бы стать максимально продуктивными, работая над книгами и записывая кассеты.

Весь сад был спроектирован с мыслью о Дей­зи — розы, каждое дерево и каждый куст, большие валуны из песчаника, которые мы привезли из леса. Мы вместе сидели на них, читали, молились и беседовали. Мы любили эти валуны. Зачем они были нужны сейчас? Без Дейзи они были подобны уставившимся на меня привидениям.

Слезы текли по моим щекам. Я не мог сдержать рыданий. Я не мог справиться с охватившим меня горем. Казалось, не было больше причин продол­жать жить или пытаться вести себя мужественно. Я был дезориентирован, не зная, что принесет мне будущее.



Горечь захлестнула меня

Внезапно я осознал всю степень психологичес­кой травмы, разрушавшей мою жизнь. Действи­тельно ли мое внутреннее я только начало пони­мать, что Дейзи оставила меня и больше не вернется обратно? Предпринял ли я грандиозную миссию в Евразии лишь для того, чтобы вернуться к пустоте и вновь пережить ужасающую реальность ее отсутствия?

Находился ли я в состоянии психологического шока, будучи поглощен служением за границей? Со дня смерти моей возлюбленной прошло боль­ше года. Я сознательно решил проповедовать так много, сколько смогу. Я проводил собрания, еван­гелизации, конференции и семинары, надеясь, что интенсивное служение поможет мне заглушить боль одиночества.
Негостеприимный дом

Мое внутреннее я, казалось бы, было парализо­вано. Я был поражен тем, что Дейзи не приветство­вала меня. Я работал и служил в самых сложных обстоятельствах из тех, с которыми мне доводи­лось встречаться. Это была нелегкая, но плодо­творная миссия. Я ощущал усталость. Сейчас я вернулся в нашу гавань любви и мира. Но Дейзи не ждала меня. Я ощущал себя покинутым.

Практически всегда мы путешествовали и слу­жили вместе. Время от времени, когда я служил в США, я уезжал один. Дейзи всегда встречала меня в аэропорту, готовая обнять меня, полная любви и радости. Подобные встречи давали мне почувство­вать, что жизнь стоит того, чтобы жить. Я также встречал Дейзи, когда она возвращалась после своих собраний.
Меня никто не встретил

В наши миссионерские поездки Дейзи обычно уезжала первой, там она от трех до шести недель служила и занималась подготовкой наших евангелизаций. Почти всегда она устраивала торжествен­ный прием по случаю моего прибытия. Мне трудно выразить словами ту радость, которая охватывала меня, когда Дейзи встречала меня у трапа самолета с распростертыми объятьями. Мы горячо любили друг друга. Часто, когда мы находились за грани­цей, самолет останавливался вне терминала. Она всегда просила разрешения пройти к самолету по взлетной полосе, чтобы встретить меня.

После этого нам устраивали прием тысячи местных христиан, собранных Дейзи. Они приез­жали в аэропорт на грузовиках, автобусах, автомо­билях, мотоциклах и велосипедах, некоторые приходили пешком.

У Дейзи всегда были приготовлены громкогово­рители. Она приветствовала людей, затем предста­вляла меня. Она была душой мероприятия. Люди любили ее за ее очарование, твердую веру и вдох­новенное руководство.


Прибытие в Энтеббе Люди выстроились вдоль дороги протяженностью в двадцать две мили

Когда я прибыл в аэропорт Энтеббе, Уганда, рас­положенный в двадцати двух милях от столицы, города Кампала, Дейзи встретила меня на взлетной полосе. Она провела меня в зал официальных делегаций, где меня встретили представители пра­вительства, а затем к воротам аэропорта, у которых собрались тысячи радостных людей.

После приветствия и короткой проповеди наша процессия двинулась в город. Потребовалось два часа, чтобы преодолеть двадцать две мили, отделя­ющие Энтеббе от Кампалы. Десятки тысяч людей выстроились вдоль дороги от аэропорта до города. Мы ехали очень медленно. Дейзи и я стояли в авто­мобиле с откинутым верхом, мы приветствовали людей, обращались к ним и махали им руками. Так запланировала Дейзи. То же самое она делала поч­ти во всех городах, где она занималась подготов­кой массовых евангелизаций.
Один, с двумя чемоданами

Сейчас я вернулся после победоносного служе­ния в Евразии. Но мне не устроили прием. Я был один. Я был очень усталым. У меня были лишь два чемодана. Такси уехало. Ворота с лязгом захлоп­нулись. Дейзи не было — лишь пустота и одино­чество. Я пережил самое страшное в своей жизни чувство отчаяния.

Бесчисленные вопросы «ПОЧЕМУ» снова обру­шились на меня. Я не мог заглушить их. Меня охва­тила паника. ДЛЯ ЧЕГО я вернулся домой? ДЛЯ ЧЕГО мне продолжать жить? В первый раз ко мне пришли подобные мысли. Я стоял у дома, стеная от горя. Я был опустошен и напуган. Я чувствовал свою беспомощность.
Наш Эдемский сад

Я осознал, что мне необходимо очистить свой разум от подобных отравляющих и деморали­зующих мыслей. Я медленно шел по тропинке в наш восточный дворик.

Я увидел прекрасные розовые и белые кресла, которые выбрала Дейзи. Сидя в них, мы пережили так много радости. Я вспомнил о том замечатель­ном времени, которое мы провели вместе. Мы вместе ели, беседовали, молились, читали Библию, письма, обсуждали проблемы, планировали еван­гелизации и выражали нашу взаимную любовь. Чудесные воспоминания!

Кресла стояли на тех же местах, но они были пусты. Дейзи не было там. Ее больше никогда не будет там. Для чего нужны эти кресла?

Смогу ли я когда-нибудь сидеть в них один, не снедаемый скорбью? Казалось, что столь многое во мне было потеряно безвозвратно. Я чувствовал себя полностью опустошенным и напуганным.
Хотел ли я продолжать жить?

В первый раз с момента смерти Дейзи я не знал, хотел ли я продолжать жить дальше. Боль и скорбь одиночества были слишком глубокими. Для чего мне пытаться быть мужественным? Зачем? Для кого?

Все четырнадцать месяцев с тех пор, как я похоронил ее прекрасное тело на мемориальном кладбище между двумя соснами, которые мы поса­дили, я был очень занят. Я служил, проводил собрания, писал книги, работая с утра до вечера. Работа и служение стали моим утешением, моей защитой, моим убежищем.

Проходили недели и месяцы, и я думал, что мои дела продвигаются хорошо и я постепенно привы­каю к жизни без Дейзи. Но тогда я был занят. Сейчас я вернулся в одинокий дом. Я даже не мог себе представить, насколько болезненным будет то чувство пустоты, с которым мне предстоит стол­кнуться.


Никто не мог порадоваться моей победе

Одна за другой меня атаковали негативные мысли. ПОЧЕМУ я должен был столь напряженно работать в Евразии? Для чего? Не было никого, кто мог бы порадоваться моей победе. Раньше я делился с Дейзи всем: и своими проблемами, и своими победами. Я находил облегчение, обсуждая с ней каждую деталь. Всякий раз, когда она возвра­щалась после очередной конференции или семи­нара, я с большим удовольствием сидел и слушал рассказы о тех победах, которыми она делилась со мной. Но сейчас, когда я пережил так много, не было никого, с кем я мог бы разделить свой успех. Мне не с кем было поговорить. Зачем же мне теперь продолжать служение?

В первый раз за все четырнадцать месяцев мучительного одиночества я ощутил желание по­кончить с жизнью. Волны отчаяния захлестнули меня.
Благодать, чтобы расти, а не страдать

Я повернулся и пошел к дому, чтобы занести свои чемоданы. Я еще не заходил внутрь. Мне нужно было привести в порядок свои вещи. Я шел медленно — плача, размышляя и обдумывая ситуа­цию. Я знал, что мне было необходимо восстано­вить контроль над своими эмоциями. Мне было необходимо возрастать через свое пережива­ние — не увядать, не умирать медленной смертью, не замыкаться в себе.

Я пришел к выводу, что разлука и неизбежное за ней одиночество постигает всех. Рано или поздно любая пара будет вынуждена расстаться. Я пони­мал, что мне необходимо приспособиться к ново­му образу жизни, что мне необходимо научиться жить заново. Моя жизнь больше никогда не станет прежней. Обстоятельства изменились. Нужно было по-новому взглянуть на жизнь. Я знал, что, если у меня получится собраться, с мужеством и приспособиться к жизни, она по-прежнему станет прекрасной, я смогу увидеть красоту, если обращу на нее внимание,, хотя, конечно же, все будет совершенно по-другому.

Но я не хотел принимать изменения в жизни. Я хотел продолжать жить так же, как и раньше. Я был женат из. Дейзи. Я любил Дейзи. Наша совместная жизнь была гармоничной и восхитительной. Теперь я остался один. Я не хотел одиночества. Но я ничего не мог изменить. И в то же самое время я знал, что должен был что-то сделать.



Важные уроки, которым мне предстояло научиться

Несмотря на испытываемую мною боль, я осоз­нал, что из этих переживаний я могу извлечь очень важный урок. Я хотел понять, что может помочь мне преодолеть травму и чувство пустоты, с которыми я столкнулся. Тогда я буду в состоянии помогать другим, тем, кто, подобно мне, страдает от одиночества и болезненной потери.

Я думал, что, возможно, воздействие этой пусто­ты позволит моему внутреннему я обрести связь с реальностью. Я надеялся понять, что моя любимая ушла от меня и больше не вернется. Я ожидал, что, может быть, мне больше не придется пережить подобный шок. Может быть, я смогу обрести внутреннее исцеление. Я принял решение восста­новить свой эмоциональный баланс и стать сильным. Но ПОЧЕМУ? Ради кого? Для чего?

Я помню, как я думал, медленно направляясь к моим чемоданам. Я размышлял: «Ты решил, что построил этот дом для Дейзи, что ты насадил этот сад с его цветами и деревьями, розами и лужай­ками для нее. Почему ты считаешь, что ты сделал все это для Дейзи?»


Цветы, розы, деревья — для кого?

Я продолжал задавать себе вопросы: «Разве ТЕБЕ не нравятся эти цветы, эти розы, эти деревья, этот сад? Ты считал, что любишь их только с Дейзи. Она была твоей половиной — твоей лучшей полови­ной. Поскольку она вошла в твою жизнь, когда тебе было семнадцать лет, ты никогда не любил ничего один. Ничего не было ценным для тебя одного. Все вещи имели значение только тогда, когда они давали радость тебе и Дейзи».

Я продолжал думать: «Сейчас тебе необходимо научиться любить, ценить и наслаждаться твоим миром ОДНОМУ. Ты должен открыть СЕБЯ — без Дейзи. Для тебя важно понять, что радует тебя, что нравится тебе, что ценишь ты, что доставляет удовольствие тебе».
Это казалось кощунственным самолюбованием

Но логика подобных размышлений показалась мне неправильной. На первый взгляд, с моей сто­роны это было эгоистичным самолюбованием, если не кощунством. Подобная концентрация на «я», «меня», «мое» была чуждой и неприемлемой для моей жизни и моего мышления. Я противился тому вниманию к себе, которое подразумевали эти слова. Мне было необходимо учиться, как по- новому представлять свою жизнь и свое служение. Раньше я всегда говорил «мы», «нас», «наше».

Сейчас же употреблять такие слова, как «я», «меты», «мое» казалось мне эгоцентричным и само­уверенным. Я был ошеломлен теми переменами, с которыми мне предстояло столкнуться. Мне было необходимо изменить, преобразовать, переделать буквально все в своей жизни. Я был совершенно не в состоянии восстановить обычную жизнь, такую, какой я наслаждался более полувека.

Кем является Т. JI. Осборн — без Дейзи?

Это заставило меня заняться более интенсив­ным поиском себя. Кем является ТЛ. Осборн — без Дейзи? Осталось ли в мире что-то, что представ­ляло бы реальную ценность для него — одного?

Я был потрясен, обнаружив, что я не знал себя, подлинного себя. Я знал, что сейчас мне необхо­димо заново переоценить свою собственную лич­ность, свою жизнь. Все изменилось. Я стал чужим самому себе. Мое окружение пугало меня. Я никогда не смотрел вокруг себя один — без Дейзи.

Я задавал себе вопросы: «Радуют ли меня цветы? Наслаждаюсь ли я садом? Интересуюсь ли я всем, что несет новый день? Имеет ли для меня смысл знать о том, что происходит в мире, где я живу? Какое значение имеет для меня мир без Дейзи?»

Я познакомился с другим Т. Л.

Это было одно из сильнейших психологиче­ских потрясений, которые мне довелось испытать. Дожив до семидесяти двух лет, я внезапно понял, что я не знал, кем же был Т.Л. Осборн без Дейзи. Я знал того Т.Л., который был частью Дейзи. Но кем был он один? Я не знал ничего об этом человеке с тех пор, когда ему минуло семнадцать лет. В то время весь его мир был маленькой фермой в Оклахоме — коровы, ослы, зерно.

Т.Л. Осборна сегодняшнего дня отделяло от той поры полвека жизни, в которой он был частью Дейзи Марии Уошборн. Она и я составляли одно. Всю нашу жизнь я был лишь половиной. Вместе мы были одним. Я воспринимал жизнь только с Дейзи. Сейчас, когда она ушла, я был полон неуве­ренности, беспокойства и страха. Не было такого человека, у которого я мог бы спросить совета. Не было никого, с кем я мог бы делить победы и поражения, радости и печали.

Решение, важное для моего будущего

Там же, стоя у ворот гаража со своими чемода­нами, я принял решение. Я решил узнать, кто я, чего я хочу, что интересует меня. Конечно же, на первый взгляд это казалось крайне эгоистичным. Я никогда ничего не хотел для себя. Сейчас же я ясно понимал, что мне необходимо познакомиться со своими эмоциями, со своим образом жизни, со своими жизненными планами. Я должен самосто­ятельно составлять новые планы и мечтать о будущем. Я должен жить, а не умирать.

Я знаю, мои слова могут произвести такое впечатление, будто я потерял разум. Считается, что у служителей Евангелия должны быть ответы, а не вопросы. От них ожидают, что они всегда будут тверды, непоколебимы и уверены. Им не подобает смущение, смятение и замешательство.

Все, что я могу сказать, это то, что мы с Дейзи были одним почти пятьдесят четыре года, и вне­запно мы оказались оторваны друг от друга. Луч­шая часть меня больше не существовала. Я стал половиной.


Приводя мысли в порядок

Я знал, что мне необходимо переоценить свою жизнь, привести в порядок мысли, обдумать и проанализировать все.

Я знал, что я имею ценность. Но мне было необ­ходимо вновь определить мою ценность — без Дейзи. Я принял решение выяснить, кем же явля­ется оставшийся один Т.Л. Осборн, увидеть, кем он является, познакомиться с ним. Я захотел привести в действие его и его таланты, побуждая его продол­жать служить, оставаясь источником Божьих бла­гословений в страдающем мире.

В тот вечер я принял решение продолжать жить ради миллионов людей, нуждающихся в Божьей любви и Божьей Жизни.




Мой выбор

Я сказал себе: «Т.Л., пришло время по-новому взглянуть на жизнь — взглянуть своими собствен­ными глазами. Дейзи ушла. Обстоятельства твоей жизни изменились. Она останется только в твоих воспоминаниях. Тебе необходимо взглянуть в глаза этому факту и прекратить горевать. Тебе необходимо научиться ценить свою жизнь. Стра­дающий мир нуждается в тебе. Тебе необходимо продолжать делиться своим знанием Евангелия и своим опытом, свидетельствующим о Божьей верности».

Я продолжал обращаться к себе: «Еще раз взгляни на этот дом, на эти цветы, на деревья, на сад, на луг. Пусть твои глаза радуются, глядя на них. Ты сейчас живешь здесь. Красота этого дома сейчас принадлежит тебе. Это твой Эдемский сад — место покоя и тишины, где ты можешь отды­хать в промежутках между евангелизациями. Это — святилище, где ты можешь изучать Слово и запи­сывать истины, которые благословят миллионы страдающих людей».

Я размышлял: «У тебя есть работа, которую необходимо делать, служение, которое необходи­мо совершать. Есть страны, которые необходимо достигнуть. Есть книги, которые необходимо написать, аудио- и видеокассеты, которые должны быть записаны. Тебя ждут миллионы людей, к которым ты призван прийти с Благой Вестью».


Примирение с жизнью Новые уроки

Я сказал самому себе: «Пусть сегодняшний день будет тебе уроком. Что-то происходит в тебе прямо сейчас. Ты больше никогда не переживешь подоб­ную травму. Подлинный T.JI. в конце концов начи­нает осознавать, что Дейзи ушла. Все изменилось. Жизнь стала иной. Она может по-прежнему быть прекрасной, хотя она и будет другой».

Всякая потеря, которую мы переживаем, дает нам важные уроки, которым необходимо научить­ся. Для этого требуется, чтобы человек оказался готов расти через процесс боли, вместо того чтобы раскисать. Время потери всегда становится временем для нового начала, хотя человек менее всего склонен желать этого.

Сталкиваясь с изменившимся миром, человек мо­жет заново переосмыслить свою жизнь, определить свои приоритеты, решить, что же является действи­тельно важным для него, установить свои цели.

Всякий человек, переживший трагедию и потерю, задает те же самые фундаментальные вопросы — не только о самом себе, но и о своих целях в жизни.
Наша смертность становится более очевидной

Я научился концентрировать свое внимание на текущем моменте — на каждом часе и каждом дне. Я научился, как избегать пустой траты своих сил на бессмысленные переживания. Теперь жизнь ка­жется мне более ценной, чем раньше. Наша смерт­ность стала более очевидной. Каждый из остав­шихся дней моей жизни должен быть важен для Бога и для страдающего мира, в котором я живу.

Я напомнил самому себе: «Ты наслаждался счастьем почти пятьдесят четыре года своей жиз­ни. Будь благодарен за эти годы. Будь мужествен. Прими решение продолжать жить, и жить продук­тивно. Будь носителем благословений для людей. Они нуждаются в тебе».

Божье Слово вдохновляет меня: «Итак, укрепи опустившиеся руки и ослабевшие колена и ходи прямо ногами твоими, чтобы хромающее не совратилось, а лучше исправилось. Наблюдай, чтобы тебе не лишиться благодати Божьей, чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда» (Евреям 12:12 - 15).


Пленяя всякие помышления

Я знал, что мне необходимо дать отпор наибо­лее разрушительным и опасным мыслям, атаковав­шим меня. Я не мог допустить, чтобы мной овла­дели печаль, горе и отчаяние.

В то время я начал осознавать, что если не смогу победить отчаяние и боль в своем сердце, то они настолько деморализуют меня, что я умру внутри задолго до того, как умру физически. Это был личный кризис, с которым мне следовало разо­браться.

Я «ниспровергал замыслы и всякое превозно­шение, восстающее против познания Божьего, и пленял всякое помышление в послушание Христу» (2 Коринфянам 10:4,5).

Я принял решение, что буду продолжать ЖИТЬ по благодати и по Слову Божьему, и я продолжу делиться Его благословениями с другими. Я буду жить для живых.
Дейзи окончила жизнь с триумфом Моя миссия продолжается

Я знал: люди не смогут черпать силы от меня, если я позволю себе прозябать в отчаянии. Дейзи завершила свой путь с триумфом и ушла, чтобы получить свою награду. Ее коронация уже произо­шла. Моя же миссия еще продолжается.

Я принял решение расправить свои плечи, под­нять голову, приободриться и почувствовать, какая это честь — быть представителем Христа в нашем мире.

Миллионы людей страдают. Я был избран Им, чтобы нести исцеляющую Любовь и милость человечеству.

Господь переживал одиночество более сильное, чем я когда-либо смогу испытать, во время молит­вы в Гефсиманском саду, где, «находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Луки 22:44).
Один — но не одинок

Очень часто в Писании говорится, что Христос был один. Его слова в Евангелии от Иоанна были большим утешением для меня: «Я не один. Послав­ший Меня со Мною, Отец не оставил Меня одного» (Иоанна 8:16-29).

Когда ученики оставили Иисуса, Господь знал, что Отец не оставит Его. Он сказал им: «Вот, наступает час, и настал уже, что вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного; но Я не один, потому что Отец со Мною» (Иоанна 16:32).

Он обещал: «Вот, Я с вами во все дни до скон­чания века» (Матфея 28:20). Он сказал: «Не оставлю тебя и не покину тебя» (Евреям 13:5). Эти обещания стали более значительными, чем были когда-либо раньше для меня. В них я черпал мужество.


Этот момент был значительным

Солнце садилось, становилось темно. Мне было нужно идти домой. Собравшись со всеми своими душевными силами, я нагнулся, чтобы взять свои чемоданы, приняв решение усвоить те уроки, которые я получил.

Я двигался осторожно, потому что этот момент был важным для моего будущего. Я знал, что, если смогу усвоить ожидающие меня уроки, я стану сильнее и обрету эмоциональное исцеление.

Я очень устал после долгого перелета из Моск­вы, во время которого я пересек десять часовых поясов. Я провел в самолетах двадцать четыре часа. Поэтому я сказал самому себе: «Занеси свои чемо­даны в дом. Распакуй их. Отдохни. Замени болез­ненные раздумья приятными воспоминаниями. Дорожи золотыми годами, которые ты провел с Дейзи. Вспомни, что тебе досталось больше счас­тья, чем выпадает на долю большинства мужей».


Встречая новый день с новым мужеством

Дух Святой утешил меня. Я сказал самому себе: «Завтра будет новый день, который несет в себе новую надежду. Взойдет солнце. Ты обретешь новое начало и новое мужество для того, чтобы жить».

Иисус сказал: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, потому что завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы» (Матфея 6:33,34) я вспомнил Его слова: «Довольно для тебя благодати Моей» (2 Коринфянам 12:9).

Казалось, что-то давало мне уверенность, что мне больше не придется страдать от этой травмы. Я верю, в тот вечер Бог дал мне благодать, чтобы расти через мою боль. Я еще раз смог почув­ствовать, что Господь держит все под Своим кон­тролем. Но мне было необходимо принять реше­ние «ИЗБРАТЬ ЖИЗНЬ и ЖИТЬ» (Второзаконие 30:19).

Бог больше, чем любая наша боль. Воплотив­шись в Иисусе Христе, Он сошел на наш челове­ческий уровень. Он вкусил нашу боль и наши стра­дания. Он испытал все то, что испытывает человек. Он жил на нашем уровне, преодолевая все искуше­ния, конфликты и борьбу, которые выпадают на долю людей. Он был унижен, отвергнут и осужден вместо нас, чтобы мы могли ЖИТЬ.
Иисус понимал страдания

Автор послания к Евреям вдохновляет нас постоянно «взирать на Иисуса, начальника и совершителя веры, Который, вместо предлежав­шей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божьего». Он сказал, что нам необходимо «помышлять о Нем, чтобы не изнемочь и не ослабеть душами нашими» (Евреям 12:2,3).

Иисус претерпел страдания и боль — более сильную, чем мы можем себе представить. Он сошел в такие глубины одиночества, отчаяния и горя, какие мы не в состоянии испытать. Он сделал это для нас, ради нас. Бог не владычествует во Вселенной, находясь вдали от нее. Он сошел на наш уровень. Он вкусил страдания и боль, при­сущие человеку. Господь отдал Свою жизнь, чтобы восстановить утраченное нами общение с Ним.
Что означает воплощение

Чудо христианства заключается в том, что Бог воскресил Христа из мертвых. Иисус сказал: «Я живу, и вы будете жить» (Иоанна 14:19).

Его воплощение означает, что ОН ЗАБОТИТСЯ О НАС, заботится настолько, что по Своей воле избрал стать человеком. Он перенес страдания, ко­торые трудно представить. Как бы ни была глубока пучина боли и отчаяния, в которую погружаемся мы, мы встретим в ней Бога. Он сочувствует и сопе­реживает нашей боли. Он недалеко от нас и досту­пен нам. Когда мы страдаем, Он прижимает нас к Своему окровавленному боку, касается нас Своими руками, пронзенными гвоздями. Он исцеляет нашу боль Своей любовью и состраданием.
Причины, по которым стоит жить

Я часто плачу во время причастия. Хлеб и вино, которые представляют ломимое тело и пролитую кровь Христа, напоминают мне о том, что Он сошел на мой уровень, чтобы понести мою боль, претерпеть мои страдания, исцелить мои раны.

Знание об этом не только утешает меня в моей скорби. Это дает мне причину, по которой стоит ЖИТЬ. Я — один из Его избранных. Он сказал: «Не вы избрали меня, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите Отца во имя Мое, Он дал вам» (Иоанна 15:16).

Он сказал: «Так надлежало пострадать Христу и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах. Вы же свидетели сему. ИЯ пошлю обетование Отца Моего на вас» (Луки 24:46-49).

Эти слова утешают меня. Это моя миссия. Это было нашей миссией, когда Дейзи и я были вместе. Сейчас это стало моей миссией. Я по-прежнему остаюсь важной частью большого Божьего плана. Господь все так же полагается на меня.

Моя миссия была ясна

Я был глубоко взволнован, когда осознал, что Бог ВВЕРИЛ Евангелие в наши руки, а сейчас и в мои руки. Дейзи больше не могла идти со мной по всему миру, провозглашая весть Христа. Но я мог продолжать служение. Я был по-прежнему жив. Я знал истины искупления, делающие людей свобод­ными. Моя миссия была ясна.

Когда Господь явился Савлу и открылся ему, Он сказал: «Иди, ибо ты есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое пред народами и царя­ми и сынами Израилевыми» (Деяния 9:15) я чувствовал, что эти слова относятся ко мне.

Избранные сосуды

Дейзи и я были избранными сосудами, принад­лежащими Господу. Мы были избранными вместе. Сейчас Дейзи «свершила свое поприще» (Евреям12:1). Она «подвигом добрым подвизалась, течение совершила, веру сохранила» (2 Тимофею 4:7) Иисус позвал ее к Себе, чтобы даровать ей «венец праведности» и сказать ей слова: «Хорошо, добрая и верная служительни­ца! в малом ты была верна, над многим тебя постав­лю; войди в радость Господина твоего» (Матфея 25:21). Она, подобно Давиду, «в свое время послужив изво­лению Божьему, почила, и была погребена вместе с отцами» (Даяния 13:36).


Господь вверил Евангелие в наши руки

Но мое поприще еще не было пройдено. Мне было необходимо продолжать работу, которую начал Иисус (Деяния 1:1), и которой мы с Дейзи посвятили почти 54 года нашей совместной жиз­ни. Он «ВВЕРИЛ мне славное благовестив благосло­венного Бога» (1Тимофею 1:11). Я был одним из тех, кого «Бог удостоил того, чтобы ВВЕРИТЬ благовество­вание» (1 Фессалоникийцам 2:4). Точно так же как и Павлу, «мне было ВВЕРЕНО Евангелие» (Галатам 2:7).

Одна из наиболее вдохновляющих истин христианства — истина, которая наполняет меня энергией и мужеством, чтобы продолжать жизнь и служение, даже несмотря на то, что я один — это тот факт, что Бог верит в человека.

Мы видим, что Господь настолько верит в человека, что Он отдает Свое Евангелие в наши руки. Он доверяет его нам, чтобы мы делились им с нашим миром. Если мы не делаем этого, Он не пошлет ангелов на проповедь. Бог поручил нам Свою Благую Весть. Он избрал нас и наделил нас силой, послав нас в мир, чтобы мы были передат­чиками Его Любви.

Это откровение потрясает меня. Вот почему я не намерен сдаваться. Господь доверяет мне. Когда я жил с Дейзи, я делал это лучше. Но, даже остав­шись один, я буду делать все, что могу, для того чтобы распространять Его истину и служить Его посланником.
Высокое положение сотрудничества с Богом

Я думаю, одна из величайших истин Библейс­кого христианства заключается в том, что Бог оправдал нас через веру во Христа, оправдал полностью, так что сейчас мы возвышены Госпо­дом до положения Его свидетелей, Его сотрудни­ков, Его соработников, Его партнеров. Я очень хотел бы, чтобы весь мир смог осознать этот аспект искупительной работы Христа.

Когда Он принял на Себя нашу вину и понес наше осуждение, Его искупительная жертва за наши грехи была настолько полной и совершен­ной, что «Он привел нас в само Божье присут­ствие. Сейчас мы стоим пред Ним, и Он не имеет ничего против нас. Единственное необходимое условие этого — твердая вера в Истину и убеж­денность в Благой Вести, что Иисус умер за нас, если мы не колеблемся в нашем уповании на Его спасение» (Колоссянам 1:22,23, Живая Библия).

Сейчас мы приняли Его жизнь

«Бог позволил нам принять жизнь Христа. Он изгладил все, что было против нас. Таким образом, Он лишил дьявола возможности обвинять нас в грехе, и открыто явил всему миру триумф Христа на кресте, где Он взял наши грехи» (Колоссянам. 2:13-15, живая Библия). «Это — Благая Весть, которая дошла до каждого из нас, и сейчас распространяется по всему миру. И я (Т.Л. Осборн) имею замечательную возможность делиться ею с другими. Поэтому, куда бы мы ни гили, мы говорим о Христе со всеми, кто слушает нас. Этонаша работа, и мы можем исполнять ее только потому, что могучая сила Христа действует в нас» (Колоссянам 1:28,29, живая Библия) эти замечательные истины дают мне смысл и цель жизни. Моя цель состоит в том, чтобы проповедовать и делиться Евангелием Иисуса Христа с теми, кто нуждается в Нем.
В агонии рождается новая надежда

Эти отрывки из Библии выражают смысл моей жизни. Вот почему я решил описать историю своих переживаний. Мне было мучительно сложно проходить темную ночь скорби. Но, поскольку я знаю об искупительной жертве Христа, в моем духе родилось новое мужество и новая решимость продолжать жить.



«А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли НАДЕЖДУ» (Римлянам 15:4) «Будучи просвещен, я знаю, в чем состоит НАДЕЖДА призвания Его, и какое богатство славного наследия Его» (Ефесянам 1:18). Божья благодать дает мне мужество, чтобы «пребывать твердым и непоколебимым в вере, никогда не отпадая от НАДЕЖДЫ благовествования» (Колоссянам 1:23).


Новые открытия

Я по-новому смотрю на ЖИЗНЬ, желая идти вперед. Я совершаю новые открытия. Передо мной простирается новая перспектива ЖИЗНИ, которая стоит того, чтобы жить, даже без моей любимой Дейзи, даже когда окружающие меня обстоятель­ства изменились. Я способен одержать победу, даже несмотря на болезненные перемены. Я ошеломлен, но не ослеплен, разочарован, но не потерял надежду, изранен, но не убит, побит, но не сломлен.

Мое возвращение из России обернулось непо­нятным и травмирующим переживанием. Но для меня оно стало поворотным моментом. Когда обострился кризис, Божий исцеляющий бальзам стал изливаться на мои раны. Я многое сумел понять. Я совершил важные открытия. Я по-новому узнал себя и по-новому узнал жизнь.
Секрет утешения и исцеления

Даже сейчас я не знаю ответы на все мои воп­росы «ПОЧЕМУ». Я до сих пор не верю, что смерть Дейзи в возрасте всего лишь семидесяти лет была нужной и правильной. Я не вполне избавился от скорби и одиночества. Пустота по-прежнему прес­ледует меня.

Но Бог открыл мне секрет утешения и исцеле­ния, который помогает одержать победу над чув­ством отчаяния и пустоты. Концентрируя свою память на положительном, а не на отрицательном, я могу стать выше трагедии и по-прежнему считать, что ЖИЗНЬ стоит того, чтобы жить, даже несмотря на изменения. Сейчас, когда я по- новому смотрю на мир, в моей жизни виден рост. Я остаюсь продуктивным, продолжая трудиться для блага других.

Глава 9

Бог говорит через цветы

Вскоре ПОСЛЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ из России мне было необходимо снова лететь через Атланти­ческий океан, чтобы проповедовать на конферен­ции Ульфа Экмана в Упсале, Швеция. Спустя две недели я должен был служить на конференции Питера Гаммонса в Англии, после чего отправился в Скандинавию, чтобы в течение недели пропове­довать в Хельсинки, Финляндия, где тысячи людей ежедневно заполняли большую Ледовую Арену.

В промежутке между конференциями в Швеции и Англии у меня была возможность на две недели вернуться в Талсу или же остаться в Европе. Поскольку мой портативный компьютер был со мной, и я мог работать над срочными проектами, я решил провести эти две недели в деревушке Тирск, Англия.

Во время последних двух лет жизни с Дейзи мы работали вместе — столько, сколько могли, подго­тавливая «Антологию и историю нашего всемирно­го служения». Она состоит из двадцати трех огром­ных томов, объемом около тысячи страниц каж­дый, плюс справочный том, объемом несколько сотен страниц. Мы планировали поместить это историческое двадцатичетырехтомное издание в библиотеки ведущих университетов и библейских школ по всему миру.

Представьте, каким сильным свидетельством для бывшего Советского Союза будут эти двадцать четыре тома. Мы жили практически в то же время, когда в России господствовал ленинизм. Наше уникальное издание является свидетельством того, что делал Бог более чем в 70 странах все то время, когда коммунистическая идеология утверждала, что Его не существует.

Некоторые отрывки из этого издания, над кото­рым работали мы с Дейзи, не были закончены. Я сохранил их в памяти своего компьютера и надеялся, что тихая деревня Тирск будет прекрас­ным местом, где я смогу довести работу до конца.
Две недели работы над собой

Я остановился в старой, но комфортабельной гостинице «Золотое Покрывало». Сквозь большое окно открывался прекрасный вид на деревенскую площадь.

Утром и вечером я совершал длительные пешие прогулки. Вокруг деревни было много дорожек и тропинок, поскольку британцы любят ходить. Я был очарован подстриженными лужайками и деревьями в их садах, а также красотой их цветов и роз.

Меня особенно поразила цветочная стена, в углублениях и выступах которой стояли горшки и коробки с цветами самых разных форм и разме­ров. Эта стена была тщательно оформлена и зани­мала свободное место между дорогой и стеной коттеджа.


Цветы в Талсе и в Англии

Я размышлял q той эмоциональной травме, которую получил при виде цветочных клумб и роз в Талсе вскоре после кончины Дейзи. У нас всегда росли розы, о которых я очень заботился, потому что Дейзи любила розы. Я не забывал ставить букеты цветов на кухне, в зале, в спальне и даже в ванной всегда, когда мы были дома.

Мне нравилось выходить утром в сад, чтобы срезать розы, принести их домой, обрезать стебли и расставить букеты по вазам. Дейзи всегда добав­ляла последние штрихи и с любовью разносила цветы по всему дому. Она вдыхала аромат каждой розы, которую я срезал, дарила мне поцелуи и маленькие жесты любви.
Что хорошего в РОЗЕ, если нет ЛЮБВИ?

Но после того как Дейзи умерла, я выходил на наш дворик, усаженный по краям кустами роз, терзаясь мыслью: «Что хорошего в РОЗЕ, если нет ЛЮБВИ?» Я думал об этом снова и снова.

Моя жизнь казалась мне концертным залом без музыки;

...песней без слов;

...радугой без красок;

...флагштоком без флага;

...оперой без голоса;

...птицей без трели;

...небом без звезд;

...роялем без клавиш;

...арфой без струн;

...студией без звука;

..лицом без улыбки;

...скрипкой без смычка;

..лампой без света;

...рамкой без картины;

...камином без огня;

...существованием без жизни.
Что хорошего в РОЗЕ, если нет ЛЮБВИ ...если нет ДЕЙЗИ?
Я ходил между маленькими аккуратными бри­танскими коттеджами в деревушке Тирск, наслаж­даясь видом роскошных цветников и висячих корзин с цветами, раскинувшими свое яркое вели­колепие в пышном цветении. Я часто останавли­вался и размышлял. Будучи один, я мог плакать посреди этих тропинок.

Я вспоминал время, когда мы с Дейзи бродили между нашими клумбами с цветами, обретая вдох­новение в спокойной атмосфере садов. Мы вместе мечтали, планировали наше служение, находили идеи новых книг и курсов изучения Библии, евангелизационных собраний и конференций.


Откровенные вопросы к Т. Л.

Я начал задавать себе вопрос: «Почему тебя так притягивают эти цветы, это очарование англий­ских садов? Когда ты смотришь на пышное велико­лепие, в твоей голове рождаются тысячи воспоми­наний о времени, когда вы с Дейзи были вместе. Зачем это нужно тебе?»

Я начал понимать что-то важное о себе, о Т.Л. без Дейзи. Все те пятнадцать месяцев, что я был один, я пытался познакомиться с СОБОЙ — без Дейзи. Со дня ее кончины я не мог заботиться о наших розах. Розы делали ее отсутствие слишком болезненным для меня, потому что они символи­зировали нашу совместную любовь и жизнь. Я чувствовал, что никогда не смогу выращивать розы или же ставить цветы в вазы на нашем дворике.
Наши висячие сады

На нашем восточном и западном двориках я приделал крючки к балкам веранды. Каждую весну я вешал дюжину ярких корзин с красными, лило­выми и розовыми геранями и бегониями, и поэто­му наши дворики были похожи на висячие сады. Но я не смог повесить ни одного цветка с тех пор, как моя любимая ушла от меня.

Снова и снова, пытаясь исцелиться от скорби и отчаяния, я задавал себе вопрос: «Кто же я?

Нравятся ли МНЕ цветы? Приносят ли они МНЕ радость? Или же я просто вешал их для Дейзи?»


Кем был Т. Л. без Дейзи?

И вот, прогуливаясь среди коттеджей малень­кой и тихой английской деревушки, черпая вдох­новение в каждом цветке, я внезапно понял, что узнал нечто о T.Л. Осборне, о человеке, которого я еще не знал, — о Т. Л. без Дейзи.

Я наклонился над невысоким забором, сделан­ным из камней, чтобы прикоснуться к цветкам. Я вдыхал богатый аромат роз. Их благоухание зас­тавило меня почувствовать Дейзи. Это было похо­же на встречу с ней. Казалось, она была со мною.
Божья благодать открыта для меня

Но я сделал открытие о самом себе. Мне нрави­лись цветы. Я любил их! Я черпал силы и вдохно­вение, наслаждаясь их красотой. Они открывали Божью благодать и Божью красоту — для МЕНЯ. Они были Божьим даром для МЕНЯ.

Бог обращался ко мне через каждый бутон, напоминая мне: «Я люблю ТЕБЯ, Т.Л. Моя благодать щедро излита на ТЕБЯ. Я здесь, со всей красотой и благоуханием, с красотой форм и славой — для ТЕБЯ. Жизнь вокруг ТЕБЯ прекрасна, всегда прекрасна. Не упускай ее. Ты учишься жить один, без Дейзи. Я с ТОБОЮ. Я никогда не оставлю и не покину тебя. Не теряй ощущения МОЕГО присут­ствия, МОЕЙ славы, МОЕЙ любви, МОЕЙ дружбы».

Я понял, что начинаю открывать САМОГО СЕ­БЯ — подлинного Т.Л. Я по-новому ощутил Божье присутствие и Его любовь ко мне. Я осознал, насколько я люблю красоту и благоухание. Все это говорило о Божьей любви ко МНЕ. Я чувствовал, как через эти цветы нежные волны исцеляющей любви касаются меня. Они были для меня вестью от Бога. Они были вестью любви.
«Я снова буду сажать розы»

Там же, в деревне Тирск, Англия, я принял важное решение. Я сказал себе:



«Следующей весной я снова посажу розы.3 Я снова повешу герани и бегонии. Я окружу себя цветами. Их красота и благоухание будут свиде­тельствовать о пятидесяти четырех годах, что я прожил с моей любимой».

Я заверил себя: «Эти цветы, которые я посажу и повешу в горшках, будут не только напоминать мне о годах, проведенных с Дейзи. Они будут говорить о Божьей любви и заботе, о Его присут­ствии со МНОЮ в каждом новом дне моей жизни».
Розы снова будут цвести, птицы снова будут петь

Я представлял, что буду рано вставать каждое утро. Я буду делать зарядку, и цветы будут вдох­новлять меня. Птицы будут петь мне новую песню. И, когда погода будет хорошей, я буду есть на завтрак свежие фрукты или салат под висячими геранями и бегониями. Сидя посреди этого вели­колепия, я буду читать Библию на французском или испанском языке. Я буду склонять колени, и молиться, глядя на яркие цветы. Меня будет укреп­лять Тот, Кто «никогда не оставит и не покинет меня» (Евреям 13:5).

Там, в Англии, я сделал важное открытие. Моя жизнь может продолжаться и быть прекрасной. Всю свою жизнь я сажал и выращивал розы не только для Дейзи. Я делал это и для себя. Я подумал о том, что Т.Л. Осборн, должно быть, весьма при­ятный господин сам по себе, что я могу научиться любить его. Мне может понравиться жить с ним, потому что он — кроткий и верующий человек.

Я знал, что Т.Л. может продолжать жить и любить, служа страдающему миру, потому что бла­гоухание и любовь Божья все так же будут течь через него, исцеляя страдающих людей.

Те дни, которые я провел в деревне Тирск, Англия, были днями внутреннего исцеления и большого утешения. Они были днями нового на­чала. Иисус говорил о «полевых лилиях» (Матфея 6:28), чтобы подчеркнуть, как Бог заботится о нас.
Расцветший жезл

В истории израильского народа мы видим пример того, что, когда Бог захотел подтвердить избрание Своего служителя Аарона, «жезл Ааронов расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали» (Числа 17:8). Прекрасные цветы, появившиеся на жезле, были свидетельством Божьего помазания на том, кого Он избрал.

Я был уверен в том, что Бог говорил со мной через цветы в Англии. Красота и благоухание новых роз, гераней и бегоний в моем саду так же свидетельствуют о *Его помазании и призвании в моей жизни.

Пророк Исаия, исполненный Духом Божьим, говорил слова, несущие новую жизнь и новую надежду для «пустыни и сухой земли». Я чувство­вал, что подобным же образом долго находился один в пустынном, безводном месте.

Пророк провозгласил: «Возвеселится пустыня и сухая земля, и возрадуется страна необитаемая, и расцветет как нарцисс. ВЕЛИКОЛЕПНО будет цвести и радоваться, будет торжествовать и ликовать» (Исаии 35:1,2). Я чувствовал, что Господь говорил со мной. Моя пустыня снова расцветет.

Я знал, что, если буду благословен сам, другие также будут благословлены. Если я буду исцелен, другие также будут исцелены. Божьи слова обод­рили меня. Они помогли мне заново взглянуть на жизнь. Я избавился от болезненного самооплакивания и обрел новое начало.


Ясная миссия Чудеса — песни — вечная радость

В тридцать пятой главе книги пророка Исаии сказано: «Они увидят славу Господа, величие Бога нашего. Укрепите ослабевшие руки, и утвердите колена дрожащие; скажите робким душою: будь­те тверды, не бойтесь; вот Бог ваш. Он придет и спасет вас» (Исаии 35:2-4).

Вслед за этим Господь говорит мне: «Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзут­ся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь; ибо пробьются воды в пустыне и в степи потоки. И возвратятся избавленные Господом, придут с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (Исаии 35:5,10).

Моя пустыня великолепно расцветет

Бог ободрял меня, обновляя Свою Жизнь во мне, давая мужество, чтобы принять новый образ жизни, помогая поднять глаза, расправить плечи и продолжать идти в мир, неся Слово о Его Любви.

Моя жизнь больше не будет пустыней. Она будет «цвести как роза — великолепно будет цвести и радоваться, будет торжествовать и ликовать».
Исцеление для сокрушенных сердцем Елей радости для плачущих

Новая цель жизни родилась внутри меня. Я знал, что Господь даровал мне Свой Дух для того, чтобы «благовествовать нищим и послал исце­лять сокрушенных сердцем» (Луки 4:18). Он служил мне. Я проходил длинным и непростым путем. Мое сердце было сокрушено. Я плакал.



Но я верил, что Он «дает вместо плача — елей радости, вместо унылого духаславную одежду; (потому что Он хочет, чтобы я был) сильным правдою, насаждением Господа во славу Его» (Исаии 61:3).

Я знал, что Он «избавляет меня (от печали и одиночества), венчает меня милостью и щедро­тами» (Псалом Ю2:4) Посреди моей долины скорби Бог явил мне Свою любовь. Внутри меня происхо­дило исцеление. Я снова начал ощущать мужество и решимость жить и служить страдающему миру. Господь, мой Пастырь, «подкрепляет душу мою. Он водит меня к водам тихим. Он со мною. Его жезл и Его посох успокаивают меня» (Псалом 22).

Я чувствовал себя как Давид, когда он молился: «Да придет ко мне милосердие Твое, И Я БУДУ ЖИТЬ» (Псалом 118:77). Я знал, что Он — «нарцисс Саронский, лилия долин» (Песни Песней 2:1)? и что «весь Он прекрасен» (Песни Песней 5:16).


Каталог: sites -> default -> files -> books
books -> Лекция на вечере памяти Николая Зернова 25 мая 1982
books -> Русское монашество 988—1917
books -> История поместных православных церквей
books -> Святитель Tихон Задонский и его учение о спасении
books -> Мартин Говард Мы знаем, что вам нужно. Как они влияют на ваше сознание
books -> Дж. Эрнест Райт "Библейская Археология"
books -> Из истории педагогики. Становление и развитие древнерусского воспитания и образования и педагогического сознания Киевский период
books -> Мой путь конструирование


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница