Тесты для самоконтроля и задания для самостоятельной работы студентов




страница4/5
Дата13.08.2016
Размер0.97 Mb.
1   2   3   4   5
Глава 5. ВЕРОВАНИЯ И ОБРЯДЫ РИМЛЯН.

МЕДИЦИНА В ДРЕВНЕМ РИМЕ
§ 1. Предсказания, гадания и суеверия в Древнем Риме

В Риме суеверия, вера в сверхъестественное, знамения, чудеса были очень сильно распространены. В источниках можно найти массу примеров этого. В первой половине IV в. до н. э., когда галлы разрушили Рим и сенат стал решать, отстроить ли город на прежнем месте или всем жителям перебраться в лежавшие неподалеку Вейи, за дверью раздался голос центуриона, случайно проходившего мимо со своим отрядом стражи. Центурион велел знаменосцу поставить знамя и сказал: «Останемся здесь». Нечаянно услышав эти слова, сенаторы сочли их вещими и тут же постановили как можно скорее восстановить уничтоженный Рим [18, с. 282].

Предсказание у римлян называлось оракул (oraculum), этим же словом называли и прорицателей, находившихся в определенных храмах [7, с. 709]. В обычае оракулов было давать двусмысленные ответы, которые можно было истолковать по-разному. Очень популярным и у греков, и у римлян был оракул Аполлона в Дельфах, где предсказания давала жрица-пифия. Вот что пишет автор «Жизнеописания двенадцати цезарей» Светоний об обращении к этому оракулу Нерона: «Когда же оракул дельфийского Аполлона велел ему бояться семьдесят третьего года, он рассудил, что тогда он и умрет – о возрасте Гальбы он не подумал – и проникся такой верой в свое вечное и исключительное счастье, что после кораблекрушения, в котором погибли все его драгоценности, он с уверенностью заявил друзьям, что рыбы ему их вынесут» [29, c. 216]. В результате Гальба в возрасте примерно 73 лет стал императором после Нерона, а Нерон покончил с собой в возрасте 30 лет.

Роль оракулов исполняли в Италии также пророческие книги, прежде всего «сивиллины книги», представлявшие собой собрание пророчеств, относившихся к делам государства. Имя Сивилла давали уже в греческих городах женщинам-прорицательницам, жрицам. Самой знаменитой была пророчица из г. Кумы. Книги предсказаний Сивиллы были государственной святыней, к ним обращались в затруднительных для города и государства случаях и только по распоряжению сената. Жрецы должны были отыскать в книгах подходящее пророчество и совет, как надлежит поступить в той или иной ситуации.

Римляне верили в хорошие и дурные предзнаменования. Предзнаменование по-латински называлось omen [7, с. 703]. Светоний в своем сочинении обращает внимание на суеверие правителей или отсутствие такового. Например, Г. Юлий Цезарь не был суеверен и пренебрегал приметами: «Никогда никакие суеверия не вынуждали его оставить или отложить предприятие. Он не отложил выступления против Сципиона и Юбы из-за того, что при жертвоприношении животное вырвалось у него из рук. Даже когда он оступился, сходя с корабля, то обратил это в хорошее предзнаменование, воскликнув: «Ты в моих руках, Африка!»» [29, с. 37]. Август, наоборот, был очень суеверен: «Перед громом и молнией испытывал он не в меру малодушный страх: везде и всюду он носил с собою для защиты от них тюленью шкуру, а при первом признаке сильной грозы скрывался в подземное убежище, – в такой ужас повергла его когда-то ночью в дороге ударившая рядом молния… Некоторые приметы и предзнаменования он считал безошибочными. Если утром он надевал башмак не на ту ногу, левый вместо правого, это было для него дурным знаком; если выпадала роса в день его отъезда в дальний путь по суше или по морю, это было добрым предвестием быстрого и благополучного возвращения» [29, с. 93-94].

Знамением могло считаться случайно услышанное слово, появление определенного животного или птицы, природное явление, какое-либо необычное событие.

Немалую роль в суевериях римлян играла астрология. Римляне верили в счастливые и несчастливые дни. В «Сатириконе» Петрония рассказывается, что в доме Трималхиона у входа в триклиний на косяке была прикреплена дощечка, на которой «был вычерчен путь Луны и изображения семи планет; тут же цветными шариками были отмечены в списке дни счастливые и несчастливые» [25, с. 145]. Например, несчастливыми считались дни, в которые римляне в свое время потерпели тяжелые поражения. В несчастливые дни нельзя было устраивать свадьбы.

Вера в гадания составляла неотъемлемую часть официальной римской религиозности. Древнейшим и едва ли не самым важным для римлян видом гадания были ауспиции – наблюдения за полетом и другим поведением вещих птиц. Как известно из источников, братья Ромул и Рем заспорили, где именно следует возвести город, и договорились решить этот вопрос с помощью гадания по птицам. Рем первым увидел шесть коршунов, а Ромул чуть позже увидел двенадцать коршунов. Сторонники каждого из братьев стали спорить, кто победил, придавая большее значение либо первенству, либо числу птиц. В результате ссоры братьев Ромул убил Рема, хотя есть и другие версии произошедшего [18, с. 14-15; 27, с. 62]. С тех пор при ауспициях римляне всегда отдавали предпочтение коршунам. Также гадали по таким птицам, как орлы (орел считался птицей Юпитера), совы, вороны, куры. Важно было все: с какой стороны появились птицы; их количество; время, когда они показались; высота полета. Учитывался крик птиц, а в случае с курами обращали внимание на то, насколько охотно они клюют зерно. Если ауспиции проходили в связи с какой-либо заранее намеченной акцией (народное собрание, решение государственных дел, военная экспедиция) и гадание оказывалось неблагоприятным, акцию откладывали, чтобы в установленный срок вновь прибегнуть к ауспициям.

Жрецы, которые производили ауспиции, назывались авгуры (augures, от avis – птица). Со времен Ромула и Нумы Помпилия авгуры образовывали коллегию, число членов которой постоянно росло. Стать авгуром мог каждый гражданин, кого авгуры кооптировали в свои ряды; этот жреческий сан давался пожизненно. Во время ауспиций авгуры выступали в трабее, в руках они держали изогнутые посохи (литуусы) (Рис. 47).


Рис. 47. Авгур Рис. 48. Гаруспики



Гаруспики – жрецы, которые гадали по внутренностям жертвенных животных (Рис. 48). Происхождение гаруспиков связывают с религиозными обычаями этрусков. Гаруспики внимательно исследовали сердце, легкие, но более всего печень животных. Если они обнаруживали при изучении внутренностей животного нечто благоприятное, то трижды обходили с ними вокруг алтаря, на котором сжигали жертвенный пирог. По обычаю, в обязанности гаруспиков входило и ритуальное очищение места, куда ударила молния. В гаданиях по внутренностям животных слишком многое зависело от неких особых знаний, которыми, как считалось, обладали одни только гаруспики, поэтому их толкования знаков казались римлянам произвольными и не всегда достоверными. «Мы знаем, – пишет Цицерон в трактате «О дивинации», – что разные гаруспики по-разному толкуют показания внутренностей. Нет у них единого для всех учения». Приводит Цицерон и слова Катона Старшего, «который говорил, что удивляется, как может один гаруспик, когда смотрит на другого, удерживаться от смеха» [30].

Верили римляне и в вещие сны. Вот что пишет Светоний про императора Августа: «Сновидениям, как своим, так и чужим, относившимся к нему, он придавал большое значение. В битве при Филиппах он по нездоровью не собирался выходить из палатки, но вышел, поверив вещему сну своего друга; и это его спасло, потому что враги захватили его лагерь и, думая, что он еще лежит в носилках, искололи и изрубили их на куски» [29, с. 94]. Нерона незадолго до гибели мучили зловещие сны: «… после убийства матери ему стало сниться, что он правит кораблем, и кормило от него ускользает, что жена его Октавия увлекает его в черный мрак, что его то покрывают стаи крылатых муравьев, то обступают и теснят статуи народов, что воздвигнуты в Помпеевом театре, и что его любимый испанский скакун превратился сзади в обезьяну, а голова осталась лошадиной и испускала громкое ржание» [29, с. 218-219].


§ 2. Погребальные обряды в Древнем Риме

Рассмотрим, как в Древнем Риме организовывались похороны, и каковы были традиции, связанные с погребением умершего. Устройство похорон поручалось обычно либитинариям, римскому «похоронному бюро». Слово «либитинарии» происходит от имени Либитины – богини похорон и погребения. Тело умершего умащивали и одевали соответственно его званию: римского гражданина в белую тогу, магистрата – в тогу претексту или в ту парадную одежду, на которую он имел право. На умершего возлагали гирлянды и венки из живых цветов и искусственные, полученные им при жизни за храбрость, военные подвиги, победу на состязаниях. Умащенного и одетого покойника клали в атрии на парадное высокое ложе, причем умерший должен был лежать ногами к выходу. В рот умершему вкладывали, по греческому обычаю, монетку для уплаты Харону при переправе через Стикс. Возле ложа зажигали свечи, помещали курильницы с ароматами и канделябры со светильниками или с зажженной смолой. Перед входной дверью на улице ставили большую ветку ели или кипариса в знак того, что в доме кто-то умер. Дом считался оскверненным присутствием покойника [28, с. 222-223].

Торжественные похороны назывались «объявленными», потому что глашатай оповещал о них, приглашая народ собираться на проводы покойного. Похоронная процессия двигалась в известном порядке. Вдоль всей процессии шагали факельщики с факелами елового дерева и восковыми свечами; во главе ее шли музыканты: флейтисты, трубачи и горнисты. За музыкантами следовали плакальщицы, которых присылали также либитинарии. За плакальщицами шли танцоры и мимы, причем кто-либо из мимов представлял умершего, не останавливаясь перед насмешками насчет покойного. Далее шли люди, облаченные в восковые маски предков покойника. В каждом знатном доме хранились такие восковые маски предков, снятые с них в день кончины (Рис. 49). Чем больше было число предков, занимавших в свое время высшие магистратуры и получавших триумфы, тем роскошнее были похороны. Если умерший прославился военными подвигами, одерживал победы, завоевывал города и земли, то перед носилками, на которых стояло погребальное ложе, несли, как и в триумфальном шествии, картины с изображением его деяний, привезенной добычи, покоренных народов и стран [28, с. 224-226].

Далее на носилках несли умершего, а за носилками шли родственники в траурной одежде. Женщины шумно выражали свою скорбь: рвали на себе волосы, царапали щеки, били себя в грудь, рвали одежду, громко выкликали имя умершего. При похоронах знатных и выдающихся лиц процессия направлялась не прямо к месту похорон, а заворачивала на Форум. Покойника на его парадном ложе ставили или на временном помосте, или на ораторской трибуне; «предки» рассаживались вокруг. Тогда сын или ближайший родственник умершего всходил на трибуну и произносил похвальную речь, в которой говорил не только о заслугах умершего, но и обо всех славных деяниях его предков, собравшихся вокруг своего потомка. Обычай погребения умершего описан, например, в шестой книге «Всеобщей истории» Полибия.


Рис. 49. Римлянин с бюстами предков Рис. 50. Колумбарий


После захоронения умершего устраивались поминки и совершались обряды очищения семьи покойного. За похоронами обычно следовали гладиаторские игры, устраиваемые ближайшими родственниками. Девять дней после похорон считались днями траура; в течение их родственники умершего ходили в темных одеждах; их ни по какому делу не вызывали в суд, и возбуждать вопросы о наследстве в это время считалось неприличным. На девятый день на могиле приносили жертву, а дома устраивали поминальный обед, за который садились уже не в траурной одежде.

Далее охарактеризуем виды погребений и погребальных сооружений, которые существовали у римлян. Практиковалось два способа погребения: сожжение (кремация) и захоронение (ингумация). Если тело умершего сжигалось, то прах помещали в урну. Урны были керамические, стеклянные, бронзовые, мраморные. Специальная гробница для урн называлась колумбарий (букв. «голубятня») (Рис. 50). В стенах колумбариев делали ниши, в которые ставили урны [5, с. 227]. Тело умершего могли поместить в саркофаг. Саркофаги могли быть каменные (из мрамора, известняка) и деревянные, украшенные рельефами и росписью, обычно прямоугольные или овальные. Для саркофагов также строили специальные гробницы, но существовали и смешанные – для урн и саркофагов одновременно.

Богатые римляне сооружали надземные гробницы разной формы: в виде конуса, цилиндра, башни, пирамиды, греческого храма. Внутри или снаружи гробницы оборудовалось специальное помещение для совершения погребального обеда, иногда даже в виде триклиния. Иногда место захоронения превращалось в огромный погребальный комплекс с обширным парком и многочисленными портиками. Примечателен мавзолей Августа (родовая гробница Юлиев), сооруженный на берегу Тибра, на Марсовом поле в 28 г. н. э. Склеп представлял собой сооружение из семи концентрических каменных стен, повышающихся от краев кургана к его центру (Рис. 51). В центре, между стен, как основная ось, вокруг которой нанизывались кольцевые помещения, стоял мощный, выходивший на вершину холма столб, завершавшийся статуей Августа. В толще этого столба размещалась квадратная камера – усыпальница принцепса. Общий диаметр мавзолея Августа – 87 м. У входа в гробницу ранее стояли два огромных обелиска.

Рис. 51. Мавзолей Августа. Реконструкция Рис. 52. Мавзолей Адриана. Совр. вид


Император Адриан во II в. н. э. воздвиг на правом берегу Тибра роскошную гробницу по образцу Мавсолея в Карии (ныне папская крепость, известная как замок св. Ангела). Это было огромное круглое здание на квадратном фундаменте, завершаемое куполом и окруженное колоннами в несколько ярусов и многочисленными статуями (Рис. 52).

Римляне верили в существование манов [5, с. 222]. Маны – это души умерших, когда они отделялись от тела. Под этим именем также могли почитаться умершие предки. Маны считались, как и Лары, покровителями семьи. Римляне верили, что маны обитают в подземном царстве, но в определенные дни (например, праздник Каристии, 22 февраля) выходят на поверхность, и тогда им приносили жертвы. Римляне обращались к богам с просьбой даровать их предкам вечное блаженство. Когда начинался праздник в честь манов, двери всех храмов закрывались, свадебные церемонии запрещались, поскольку маны были связаны со страшной богиней подземелий – Манией. Когда ей не нравился какой-нибудь человек, она насылала на несчастного безумие. Мания была так жестока, что порой никакие жертвы не могли спасти человека, вызвавшего ее гнев. И поныне мы называем болезненное психическое состояние, нездоровую одержимость манией.


§ 3. Медицина в Древнем Риме

Богами врачевания в Древнем Риме считались Аполлон и Асклепий (Эскулап). В 293 г. до н. э., когда Рим был охвачен эпидемией, обратились к пророческим «сивиллиным книгам» и вычитали там, что необходимо привезти из Эпидавра змею, посвященную Асклепию. Сохранилось предание, что, когда корабль подходил к Риму и проплывал мимо небольшого островка на Тибре, змея выскользнула и переплыла на остров. В этом увидели знак воли бога Асклепия и потому воздвигли там святилище, служившее одновременно и больницей.

С древнейших времен и вплоть до конца III в. до н. э. врачей-профессионалов в Риме не было. Больных лечили дома народными средствами: травами, кореньями, плодами, их отварами и настоями, часто в сочетании с магическими заговорами.

Плиний Старший сообщает, что первый врач, грек Архагат, прибыл в Рим из Пелопоннеса в 219 г. до н. э. [5, с. 205; 4, с. 245]. Первоначально он принимал больных в маленьком, скромном помещении, но, очевидно, применявшийся им метод лечения оказался весьма эффективным и вскоре врач, известный главным образом как хирург, получил римское гражданство и большой дом, предназначенный для приема больных и выстроенный на государственный счет. Побуждаемые успехом их соотечественника, греческие врачи стали один за другим переселяться в Рим. Противники греческого влияния относились к этому массовому наплыву врачей из Эллады не слишком благосклонно: Катон Старший в своем сочинении «Наставления сыну» предостерегал его от общения с лекарями, явившимися в город, жителей которого они считают «варварами» и готовы уморить их своими лекарствами, да еще требуют за это денег и уважения, чтобы легче было им сеять в Риме опустошение [4, с. 245]. Врачи эти были по преимуществу рабами, но вскоре нажили состояние и, став вольноотпущенниками, приобрели гораздо большую свободу действий. В знак признания их медицинской деятельности Цезарь предоставил им права римского гражданства, если они происходили из свободнорожденных семей у себя на родине. Сами римляне отнюдь не спешили заняться врачебной практикой: вероятно, как это было и с актерским ремеслом, римским гражданам не подобало трудиться за плату.

Приведем в пример известных римских врачей. В правление Октавиана Августа широкое признание получил Антоний Муза, который вылечил принцепса от смертельной болезни, применяя иной метод холодных ванн и припарок. За это сенаторы на свои деньги поставили врачу памятник близ статуи Эскулапа (29, с. 80, 90). Август же не только возвел его в достоинство римского всадника, но и освободил в знак благодарности всех врачей от уплаты податей.

В I в. н. э. Авл Корнелий Цельс, теоретик, сам не занимавшийся лечением больных, написал обширный энциклопедический труд, где много места посвятил медицине (именно эта часть его сочинения сохранилась до настоящего времени – «О медицине», в 8 томах). В этой работе он приводит описания различных недугов и методов борьбы с ними. Цельс подробно изложил достижения римской медицины в области диететики, гигиены, теории болезни, терапии и особенно хирургии. Приведенное им описание четырех признаков воспаления (покраснение, припухлость, жар и боль), как полагают исследователи, заимствовано из древних индийских трактатов [20, гл. 8.5]. Выясняется, что последующие столетия принесли с собой открытие многих новых лекарств, но не новых законов и принципов, касающихся профилактики болезней, особенно у жителей городов. Уже Цельс дает горожанам советы, хорошо знакомые и нам: заботиться о правильном пищеварении, избегать резких изменений температуры, больше бывать на свежем воздухе, на солнце. Как пример для подражания он приводит жителей деревни, которые благодаря своим более здоровым условиям жизни меньше подвержены болезням, чем горожане.

Одним из самых выдающихся врачей древности был Гален из Пергама (II в. н. э.), впоследствии получивший римское гражданство и ставший Клавдием Галеном. Он был практиком и теоретиком медицины одновременно. Поначалу он работал в Пергаме, где был лекарем гладиаторов, а с 161 г. н. э. поселился в Риме. Гален лечил императоров Марка Аврелия, Луция Вера и Коммода [20, гл. 8.7]. Научные интересы Галена были весьма обширны: в своих медицинских трактатах, которых насчитывается более сотни, он касается анатомии и физиологии, гигиены и диететики, патологии и других областей медицины. Он практиковал в широких масштабах препарирование животных, чтобы лучше познать строение человеческого тела. Гален анатомировал высших обезьян, свиней, собак, копытных, а иногда даже львов и слонов; часто производил вивисекции. Данные, полученные при многочисленных вскрытиях животных, он переносил в анатомию человека. Гален подробно изучил анатомию всех систем организма. Он описал кости, мышцы, связки, внутренние органы, но особенно велики его заслуги в исследовании нервной системы. Его учение о болезни носило гуморальный характер и основывалось на представлениях о четырех главных соках организма: крови, слизи, желтой и черной желчи. Гален внес большой вклад в развитие фармакологии. Ряд лекарственных средств, получаемых путем механической и физико-химической обработки природного сырья, как предложил это Гален, до настоящего времени носит название «галеновы препараты» (сборы, настои, отвары, экстракты, сиропы из лекарственных трав) [20, гл. 8.7].

В эпоху принципата Августа были заложены основы организации медицинской службы в римской армии. Врачи следили за питанием и гигиеной воинов, условиями их жизни, особенно когда те находились в постоянных замкнутых и огороженных лагерях. В такие места римляне стремились при помощи акведуков провести питьевую воду из источников, рек и ручьев. Лагерь имел баню и хорошую систему очистки отхожих мест водой с выносом нечистот далеко за пределы лагеря. В обязанности армейского лекаря входило оказание помощи больным, принятие профилактических мер, а также отбор рекрутов для несения воинской службы во флоте, причем принимались во внимание как физические, так и психические особенности будущих моряков. По мнению Цельса, врачи в римской армии гораздо лучше разбирались в анатомии и вообще в медицине, чем те, кто имел частную практику. Медицинская служба в армии была тщательно организована: врач имел много помощников – санитаров, а среди самих врачей существовала четкая специализация: один отвечал за лекарства, другой – за процедуры, третий ухаживал за выздоравливающими. При императоре Марке Аврелии медицинская служба в армии установила для себя особую эмблему – кубок и змею Асклепия.

Поговорим об отношении римлян к врачам. Римляне часто относились к лекарям с недоверием, а то и с неприязнью. Это было связано и с тем, что врачи применяли новые, еще не известные методы лечения, лекарства и процедуры, и с тем, что они назначали больным очень дорогие, чаще всего иностранные лекарства. Врачи могли пользоваться ядами, что внушало подозрения простым гражданам. Наконец, раздражало римлян и то, что врачи имели доступ к императорскому двору, где их высоко ценили и где они порой беспрепятственно вступали в сомнительные связи с женщинами из императорской семьи, давая тем самым пищу для сплетен и скандалов. Немало критических эпиграмм посвятил врачам Марциал. Приведем для примера одну из них:

В баню он с нами ходил, пообедал веселый, и все же

Рано поутру найден мертвым был вдруг Андрагор.

Просишь, Фавстин, объяснить неожиданной смерти причину?

Да Гермократа – врача видел он ночью во сне [19, с. 162].

Судя по этим стихам, легко было бы составить себе негативное представление о римских врачах. Однако и в современном обществе немало людей критически относится к врачам. Среди римских лекарей, несомненно, были и такие, кто оказывал помощь больным качественную помощь.
* * *

Римляне верили в предсказания, хорошие и дурные предзнаменования. Любое важное мероприятие в Древнем Риме предварялось официальным гаданием, для того чтобы узнать, как к этому относятся боги. Лечились римляне во многом народными средствами; позже появились профессиональные врачи, отношение к которым было неоднозначным. Существовали специфические погребальные обряды и культ умерших предков.


Тесты для самоконтроля
Тест № 5
Укажите правильный ответ

  1. Жрецы, которые гадали по внутренностям животных, назывались:

а) либитинарии; б) литуусы; в) гаруспики; г) авгуры.

2. Ромулу и Рему при выборе места для основания Рима явились:



а) вороны; б) орлы; в) совы; г) коршуны.
3. Слово oraculum означает:

а) сновидение; б) суеверие; в) предсказание; г) предзнаменование.
4. Известную пророчицу, к книгам которой обращались римские власти, звали:

а) Октавия; б) Сивилла; в) Гальба; г) Либитина.

5. По образцу гробницы царя Мавзола в Карии мавзолей в Риме во II в. н. э. построил:



а) Адриан; б) Нерон; в) Цезарь; г) Август.
6. Выберите утверждение, которое НЕ соответствует римским погребальным обычаям:

а) траур по умершему носили в течение месяца;

б) в рот умершему клали монетку;

в) в похоронной процессии шли люди в масках предков умершего;

г) перед похоронами родственник умершего произносил похвальную речь.
7. Колумбарий – это:

а) гробница для урн;

б) гробница для саркофагов;

в) похоронное бюро;

г) распорядитель на похоронах.
8. Соотнесите имя человека с его заслугами:

1) Гален;

а) врач-практик времен Августа;

2) Антоний Муза;

б) врач-грек, приехавший в Рим

в III в. до н. э.;

3) Архагат;

в) врач II в. н. э., теоретик и практик;

4) Авл Корнелий Цельс.

г) автор труда «О медицине» (I в. н. э.);


Укажите правильные ответы

9. Выберите римских богов врачевания:



а) Гермес;

б) Аполлон;

в) Веста;

г) Артемида;

д) Асклепий (Эскулап).

  1. Выберите деревья, связанные с погребальными обрядами римлян:

а) сосна;

б) смоковница;

в) дуб;

г) кипарис;

д) ель.
Задания для самостоятельной работы
Прочитайте текст и ответьте на вопросы

Приводится письмо литератора и адвоката Плиния Младшего писателю Светонию. В тексте встречаются фрагменты на греческом языке, которые для удобства чтения переведены в квадратных скобках.

«Плиний Светонию Транквиллу привет. Ты пишешь, что ты в ужасе от своего сна и боишься, как бы не случилось с тобой в суде неприятности. Ты упрашиваешь меня найти извинение для отсрочки, на несколько, конечно, ближайших дней. Это трудно, но я попытаюсь: και γαρ τ’όναρ εκ Διός εστιν [и сны от Зевса бывают]. Важно, однако, вот что: снится ли тебе то, что действительно сбудется или обратное этому. Я вспоминаю свой сон и мне кажется, что твой, тебя испугавший, предвещает тебе полный успех. Я вел дело Юния Пастора; и вот вижу во сне свою тещу, которая, бросившись к моим ногам, заклинает меня не выступать, – а предстояло мне выступать совсем еще молодому; предстояло выступать перед четырьмя объединенными комиссиями суда; предстояло выступать против людей в государстве могущественных, более того, друзей цезаря. Хватило бы и одного из этих обстоятельств, чтобы после такого мрачного сна лишить меня присутствия духа. И, однако, я выступил λоγισάμενος [подумав, сообразив], что είς οιωνος άριστος, αμύνεσθαι περί πάτρης [знамение лучшее всех: за отечество храбро сражаться], и посчитал, что если что мне сейчас и дороже отечества, то это верность слову. Все кончилось благополучно, и это дело открыло меня людям, впустило в мои двери славу. Смотри поэтому, не обратить ли тебе по этому примеру и свой сон в доброе предзнаменование? Если, однако, считаешь более верным правило того осторожнейшего человека: «не делай, если сомневаешься» [цитата из Цицерона], то так и напиши. Я найду какую-нибудь увертку и буду вести твое дело, когда ты захочешь. У тебя, конечно, иное положение, чем было у меня: суд центурионов нельзя отложить никоим образом, этот, хоть и трудно, но возможно. Будь здоров» [26, с. 17-18].


  1. О каком виде предзнаменования идет речь в письме?

  2. Как звучит по-латински слово «предзнаменование»?

  3. Верил ли Плиний Младший в вещие сны? Свой ответ поясните цитатами.

  4. Счел ли Плиний Младший сон Светония дурным или добрым предзнаменованием? Свой ответ поясните цитатами.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Быт древнеримского общества, как и любого общества, – это очень широкая тема, изобилующая массой деталей и интересных фактов. Охватить эту тему полностью в рамках одного учебного пособия невозможно, поэтому в данном издании представлены лишь основные теоретические положения курса, освещены ключевые вопросы. Студенты, заинтересовавшиеся повседневной жизнью древних римлян, могут найти дополнительную информацию в исторических источниках, многие из которых упоминаются в тексте учебного пособия, а также в научных работах, представленных в библиографическом списке.

Повседневная жизнь людей отражает их мышление и мироощущение. Благодаря знакомству с бытом Древнего Рима мы можем представить себе римлян воочию, понять их мировоззрение, обычаи, нравы. При этом мы обнаруживаем, что некоторые черты в поведении римлян, их отношении к миру и человеку актуальны до сих пор, разделяются современными людьми. Наследие античности, дошедшее к нам через века, оказывается поистине велико.



Изучение быта древнеримского общества актуально тем, что этот курс связан не только с историей древнего мира, но и с археологией, этнографией, латинским языком, источниковедением. Таким образом, студенты при изучении данного предмета могут расширить свой кругозор и углубить знания по смежным предметам.


Ключи к тестам

Тест № 1

Тест № 2

Тест № 3

Тест № 4

Тест № 5

1. в

1. в

1. б

1. г

1. в

2. б

2. а

2. в

2. в

2. г

3. г

3. г

3. а

3. а

3. в

4. г

4. г

4. г

4. г

4. б

5. а

5.б

5. б

5. а

5. а

6. в

6. б

6. г

6. б

6. а

7. в

7. г

7. б

7. в

7. а

8. 1в, 2г, 3а, 4д

8. б

8. в, а, г, б

8. б

8. 1в, 2а, 3б, 4г

9. 1е, 2д, 3б, 4а, 5в, 6г

9. 1б, 2г, 3а, 4д

9. 1б, 2д, 3а, 4г

9. 1д, 2г, 3б, 4в

9. б, д

10. б, г

10. а, г, д

10. б, д

10. б, в, д

10. г, д
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница