Технологии мышления: проблематизация, онтологизация, схематизация




Скачать 97.58 Kb.
Дата20.03.2016
Размер97.58 Kb.

Технологии мышления: проблематизация, онтологизация, схематизация


тезисы к XIII Чтениям памяти Г.П. Щедровицкого, оформленные вопросами организаторов

  1. Какие из разработанных в ММК техник/технологий Вы считаете наиболее значимыми (и в каких рамках)?

  2. Какие из этих техник/технологий Вы можете представить как последовательность шагов (или набор фокусов с вариантами трассирования)?

  3. Встречались ли Вы с различными версиями программирования, проектирования, проблематизации, распредмечивания и т.д.? В чем различие между этими версиями?

Я бы не говорил о более или менее значимых техниках/технологиях мышления. Мне очень важными вещами кажется сама постановка вопроса о техниках и технологиях мышления и работа, проделанная ММК в этом направлении.

Разные рамки актуализируют разные акценты заявленной темы. Наиболее близким мне ракурсом при рассмотрении темы предстоящих чтений оказалось размышление об индивидуальной мыслительной (или – шире – интеллектуальной) работе, проявление/осознание разных ее составляющих и процессов.

В этом плане техники/технологии мышления, представленные в предложенной теме могут быть увидены как составляющие единой цепочки: мы обращаемся к мышлению ("попадаем в мышление"), будучи вытолкнуты к нему некоей необходимостью (будучи проблематизированы)1, а попав, ищем/формируем базовую точку "опоры в мире" ("устойчивости мира") – онтологию/онтологему/онтику – и средства ее операциональной выраженности/представленности – схему.

Установка на технологизацию призывает к тому, чтобы понять/увидеть эту "естественную/спонтанную" последовательность более детально и, главное, более артифицированно. Как, собственно осуществляется/происходит переход от ситуации какого-то "жизненного неустроя" (ситуации проблемности) к другой ситуации, когда этот "неустрой" (или какие-то его составляющие либо контексты) становится предметом специальной работы, артифицируется?

Можно выделить следующие составляющие, складывающие этот переход:



  1. Попадание в "ситуацию разрыва" или, если внимательнее всмотреться в слово "проблема" – ограничения2.

  2. Волевое усилие, обеспечивающее концентрацию на этой ситуации3.

  3. Выщепление "составляющих ситуации" – анализ (всегда являющийся вместе со своим "вторым я" – синтезом): удержание-восстановление-пересоздание исходной целостности/гештальта, в противном случае начинают громоздиться составляющие, не имеющие отношения к исходной ситуации4.

Это удержание-восстановление-пересоздание целостности и есть формирование онтики-онтологемы-онтологии, в ходе которого "целостность" (т.е. смысловая оформленность) ситуации, которую нужно все время выстраивать и удерживать собственным усилием, сопрягается с целостностью мира, существующей изначально, вне зависимости от наших усилий. Онтологизация, таким образом, обеспечивает устойчивость человека в мире и дает ему возможность "разгрузиться", сосредоточив свои усилия лишь в тех точках, по отношению к которым может быть осуществлено действие, способное изменить исходную ситуацию, и оставив "за скобками" составляющие, несомасштабные его возможностям либо не требующие действия, существующие самостоятельно как составляющие "мира" ("мировые константы").

  1. Схема есть инструмент, организующий действие, а схематизация – построение/формирование/оформление этого инструмента.

Медитативный5 комментарий.

Откуда берутся все эти утверждения?

Ответ на этот вопрос состоит из двух частей. 1) всякое разворачивание знания начинается с очевидности, в которой, по сути дела, оно уже заключено. Но 2) чтобы его оттуда вытащить мы используем большое количество разнообразных инструментов (органон).

Сказанное, в частности, означает, что работа со знанием всегда есть работа внутри мира ("круга"), задаваемого исходной очевидностью. Такая работа разворачивается не линейно, но углубляясь в себя самое, разворачивая и уточняя то, что изначальная очевидность уже содержит в себе.

Уточняя/углубляя этот ответ, можно двигаться в нескольких взаимосвязанных горизонтах (дискурсах): 1) вглядываясь в очевидность, отвечая на вопрос о том, что она такое, 2) проявляя/формируя инструменты, используемые для ее разворачивания, 3) проявляя/формируя понимание, откуда и как она появляется.

Первый дискурс философский, он, в первую очередь, содержателен, акцентируется на углубление в очевидность, удерживающее ее целостность, позволяющее ее понимать и обнаруживать таящиеся в ней и связанные с ней смыслы. Второй – (методо)логический, акцентированный средствами (органоном), содержание для него вторично, оно – точка отсчета, трамплин, его основное назначение состоит в том, чтобы подтолкнуть к разворачиванию органона, позволить/актуализировать это разворачивание. Третий дискурс укоренен в мистике (в языке современной культуры – эзотерике), он надстраивается над процессами порождения очевидностей, разрабатывая и используя специфические формы и форматы рефлексии.

В направлениях, задаваемых этими дискурсами, можно двигаться достаточно автономно, но самым интересным представляется удержание исходной связи между этими разными движениями, когда подвижка в одном направлении так или иначе поверяется тем, что в результате этого происходит "на других фронтах". Выдерживая такой характер работы можно рассчитывать на сохранение исходного единства-целостности тематического горизонта.

Сказанное побуждает отнестись внимательнее к очевидности, возникающей в ответ на "серьезное вопрошание" (проблематизацию) и задающей онтологию, которая затем разворачивается с помощью органона. Первичные полагания могут приходить из разных источников: нерефлектированных конструктов обыденного сознания, авторитетных источников, интуитивных догадок/прозрений, произвола полагающего6. Все эти вещи более или менее случайны. Собственно очевидность лежит за ними и проявляется, когда мы последовательно рефлектируем свои первичные полагания, вскрываем их основания и… чтобы начать двигаться, снова опираемся на очевидность.

Значение имеет весь этот путь в целом: не только то, на что мы опираемся как на точку отсчета, но и ее поиск, включающий в себя первичные полагания, их рефлексивно-проблематизирующую переработку, ведущую к основаниям и новое восхождение (синтез). В этом движении мы формируем и удерживаем не только предмет понимания/размышления/обсуждения, но и пространство (контекст), в котором оно строится. Поэтому очевидность содержит в себе как само полагание, так и его возможность/обоснование/оправдание, за счет этого она приобретает статус аподиктичности. Движение к этому состоянию и есть, собственно, процесс формирования онтологии, онтологизация.

Явившись, очевидность определяет собой мир, который может разворачиваться на ее основе, ложась в его "онтологический базис". Можно выпасть за пределы этого мира и начать строить другой, встретившись с иной очевидностью и оттолкнувшись от нее.

Поняв это, мы получаем возможность сформировать интенцию к "абсолютному знанию", лежащему за этими разными возможными очевидностями, стремление "проникнуть за очевидность", к особенностям/механизмам ее возникновения/ формирования.

Всматривание в явление очевидности и порождение ею мира проявляет и другие интересные направления размышления и анализа. Разные люди порождают разные очевидности (из которых, соответственно, разворачиваются разные онтологии). Частично этот процесс обусловливают используемые для этого инструменты (составляющие органона). Другим обусловливающим является сам полагающий: его глубинные ориентации, установки, интенции и т.п. И если работа с инструментом/органоном есть путь технологизации, то как мы должны называть работу в этом направлении? Традиционно, зона, в которую мы вступаем на этом пути – это разные формы работы с человеком: религия, воспитание-образование, психотехника и т.п. Здесь тоже можно говорить о технологизации7, но подходы, на которые приходится опираться в этом движении, существенно отличаются от чисто мыслительных (интеллектуальных). Движение в эту сторону делает актуальным обращение к инструментарию, сформированному в сфере гуманитарной культуры8.



  1. Произошло ли за последние 15 лет развитие методологических техник/технологий? Какое новое содержание здесь, на Ваш взгляд, появилось?

Когда-то, отвечая на прямой вопрос "что такое развитие?", я придумал формулу "развитие есть освоение бытия средствами языка". В этом плане развитие методологических техник/технологий, произошедшее за последние 15 лет, состоит в том, что происходит наращивание возможности глубже, шире, разнообразнее, точнее видеть и обсуждать действительность мышления. За счет того, что люди, вовлеченные в орбиту Кружка (СМД-движения) думают о практиках, основаниях, методах, инструментах, техниках мышления, анализируют их, говорят о них друг с другом, пытаются воплотить возникающее понимание в различных практиках и проч.



Событийный комментарий.

Этот текст начал складываться после чтений памяти ГП 2006 г. Перед этим я пропустил, по моему, два года чтений, достаточно осознанно выключившись (или почти выключившись) из событийного ряда, складывающего текущую практику, выросшую на наследии ММК. Накопился и, отчасти, отстоялся определенный опыт других форм организации жизни, связанный с освоением/наблюдением разных социальных пространств и сохранением себя в них, а также опыт отстраненности, позволяющий ко многим "серьезным" вещам относиться свободнее: исследовательски, пробуя, осваивая, наблюдая…

Такое отношение сложилось и к вещам, связанным с текущими событиями мира "ММК- методологии": в целом ряде отношений она стала восприниматься, скорее, как то, что "было" (пусть, очень важным), чем то, что "есть". Иногда что-то прочитывалось (слава интернету!), временами пересекался с кем-то из людей, но жил в другом.

Но возникло неожиданное предложение М. Хромченко написать небольшой текст о себе для книги "ММК в лицах". Отказаться невозможно – ведь "было"; а написав, невозможно не взять в руки книгу, и поскольку она готовилась к чтениям – поехал на чтения…

На происходящее смотрел с любопытством, по сложившейся традиции пытаясь понять и увидеть как целое… Оказалось, что за время моего неприсутствия чтения приобрели нечто новое (оно же – "забытое старое") – возникло прежнее ощущение живого движения мысли. Исчезло впечатление остановки в прошлом, которое навевали бесконечные выступления "классиков", резко – хотя и не до нуля – снизилось впечатление омертвления, возникавшее из-за установки на внешнюю работу с "наследием ММК, вписываемым в мировые культурные контексты", вернулось то, чем всегда грел ММК. И вернулось, с добавками и расширениями9.

В конце П. Щедровицкий опубликовал тематику чтений аж до 2014 г. … и никакой мемориальности и "вписывания в контекст". Все как "в доброе старое время".

И что-то включилось. Возникла интенция подготовки к чтениям, стали восстанавливаться и собираться вместе сюжеты, накопившиеся в разное время и в разных областях, начал оформляться текст…

Не очень понимая зачем – по некой ли "экзистенциальной инерции" или потому что "пребывание в тексте" ("логос" по древнегречески) есть бытие, обладающее вечно взыскуемой цельностью, – я начал его собирать и оформлять .Запала, правда хватило ненадолго: как всегда, текущие дела оказались сильнее. Я, как и раньше, сбросил файл в папку с другими подобными "началами". Но вопросы организаторов чтений-2007 побудили его оттуда вытащить.

Мне кажется, я пытаюсь в нем не столько сказать что-то, чего не говорили другие, сколько просто разобраться, стремясь прояснить не вполне ясное…
А. Балобанов

1 Другой вариант – свободное движение (серфинг) в неких "энергетических (бытийных) трендах". Эту возможность открывает включенность в процессы и состояния, связанные с "открытостью миру", такие как игра, любовь, творчество.

2 В греческом слово "πρόβλημα" толкуется как "все, брошенное вперед, поставленное впереди: a) защита, оплот, охрана; b) помеха, препятствие; c) предлог; d) предложенная задача, проблема, поручение; e) выдающаяся часть, выступ, мыс" (А.А. Вейсман. Греческо-русский словарь, 1899 – реп. 1991). Эти значения побуждают видеть в проблеме, прежде всего, то, что оформляет/определяет пространство нашего пребывания и действия и, соответственно, возможности и ограничения, которые оно нам предоставляет и предъявляет.

3 Параллелью из другой традиции может быть шестая ступень восьмиступенчатой системы йоги Патанджали – дхарана: концентрация, удержание внимания на каком-либо определенном предмете (санскр. дхри – прочно удерживать) – техника организации сознания, представляющая собой "точечное" сосредоточение, "привязку" сознания к одному месту, формирование непрерывности направленности сознания на определенный объект (физический либо ментальный, внутренний или внешний).

4 Здесь – психологическая/психотерапевтическая параллель – "концептуализация", преодоление которой является условием формирования адекватного отношения к событиям, ситуациям, людям и др.

5 На "методологическом" – рефлексивный, на "психологическом" – интроспективный..

6 Все это можно иллюстрировать ссылками на разные высказывания ГП, начиная от "пусть пока полежит" и "возвращаясь с игры, мы в вагоне обсудили этот вопрос, пришли к решению и, с тех пор, это стало так". Однажды, в ходе обсуждения точки, на которую можно было бы опереться, начиная размышление о теме, ГП сказал мне: "Вы же это у меня взяли – сошлитесь: нормальная научная процедура." "Сошлюсь: правда, взял у Вас, – ответил я. – Но остается вопрос, откуда это взяли Вы?" "Ну, об этом давайте не будем," – улыбнулся ГП.

7 Так возникают "образовательные технологии", "гуманитарные технологии " и т.п.

8 Одним из ключевых вопросов в таких "технологических решениях" является формирование/удержание/преобразование ясности и цельности/целостности: индивидуальной, групповой, социальной, культурной, профессиональной и др. (схематизация весьма этому способствует).

9 Символами такого расширения для меня оказались феноменологически прозрачное выступление А. Пятигорского и изображение Будды, которым П. Малиновский маркировал слой мыследействия в схеме мыследеятельности (вещь, по-моему, совершенно невозможная в "классический период", и, по-своему очень интересная, глубокая, провоцирующая, зовущая).

Немалого стоит и, на первый взгляд, простой факт использования возможностей мультимедийной презентации для представления методологического содержания. Мой опыт говорит о том, что это средство из разряда тех, что, входя как усовершенствование, несут с собой достаточно серьезные изменения в существенные характеристики той работы, которую призваны усовершенствовать.



Впечатление мемориальности возникало из-за перебирания того, как нечто было/есть в корпусе работ ГП и Кружка. Наверное, на чтениях иначе и невозможно, но все же самое интересное и, как представляется, важное, связано не с упорядочиванием того, что было, а с поисками ответа на вопрос, как это может жить сегодня. Хотя, разумеется, не упорядочивая сделанное, ответа на этот вопрос не получишь.



База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница