Талибан, джихад, афганистан, нато, россия




Скачать 308.46 Kb.
Дата28.06.2016
Размер308.46 Kb.
ТАЛИБАН, ДЖИХАД, АФГАНИСТАН, НАТО, РОССИЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

(прелюдия)

31 августа 2009г. в интервью журналу «Эксперт» №33 (670)2 член комитета Госдумы РФ по международным делам Семен Багдасаров рассказал о нынешней ситуации в Афганистане и коснулся первопричины конфликта НАТО и Талибан в начале этого века. В частности, С.Багдасаров указывает:

«Конфликт с Вашингтоном начался с того момента, как провалились переговоры «Талибана» с членами Конгресса США и известным американским политиком Залмаем Халилзадом по вопросу строительства американскими компаниями трубопроводов из Средней Азии к Индийскому океану через территорию Афганистана. По всей видимости, талибы не позволили американским военным размещать базы в Афганистане для контроля за этими трубопроводами и начали переговоры о строительстве с аргентинскими компаниями. Именно тогда и было принято решение о вводе войск в Афганистан — задолго до 11 сентября».

Это интервью было помещено на нашем сайте, однако, широкой печатной дискуссии не вызвало. Вместе с тем, всё, что помещается на сайте, нами (кому надо) так или иначе просматривается и выливается в дискуссию только тогда, когда предмет разговора, как говорится, «созревает». В кулуарных разговорах некоторые мои знакомые, которых я очень уважаю, допускают мысли о том, что связка «трубопровод – ввод коалиционных войск в Афганистан», деликатно выражаясь, - не более чем фантазия, бред. Но, как говорится, Платон мне друг, но истина дороже, поэтому позволю себе не согласиться с таким утверждением. Я не думаю, что сказанное Багдасаровым является бредом. Я не думаю, что истинной причиной нахождения американцев в Афганистане является а) поимка Бен Ладена, б) решительная и бескомпромиссная борьба с «Талибан» или «Аль-Каидой» в) установление демократии в Афганистане, г) борьба с терроризмом или тем более с наркотиками. Все это – пропагандистское прикрытие, интерес, скрываемый общей мыльной риторикой. Так же, как и поиски ОМП в Ираке. Так же, как и озабоченность по поводу ядерной программы Ирана. Так же, как и новый очаг терроризма – Йемен.

На самом деле истинные цели США в этой большой игре совершенно другие. Цель №1 – нефть и газ этого региона: Азербайджана, Чечни, Туркмении, Ирана, Ирака, Саудовской Аравии. Цель№2 – закрепление на выгодном плацдарме, позволяющем а) контролировать положение в регионе, б) находиться в непосредственной близости от России и Китая. Метод США известен: создать управляемый (самими же Штатами) хаос и руководить им исподтишка, чужими руками. Скажем прямо: Штаты не заинтересованы в решении афганской проблемы. Они её никогда не решат, и не будут по-настоящему пытаться что-то решать. Штаты всегда скрывали и скрывают свои намерения. Они заботились о правах человека в мире, о демократии в Советском Союзе, - в результате мы имеем Евросоюз под контролем США и расширение НАТО на Восток, разгром Советского Союза. Не забудем, что НАТО ввела свои войска в Афганистан на заре этого века, - когда пылала война на Кавказе, когда в России царили разброд и шатание, когда в Вашингтоне думали, что преемник Ельцина подполковник Путин будет послушным продолжателем прежней ельцинской политики - исход битвы был неизвестен, поэтому Штаты и поспешили закрепиться поближе к заветной и вожделенной цели, России.

ТАЛИБЫ, ДЖИХАД. РОЖДЕНИЕ МЛАДЕНЦА.

(завязка сюжета)

Теперь попытаюсь привести свою аргументацию в пользу связки «трубопровод – ввод коалиционных войск в Афганистан».

Что такое джихад - мы в России знаем не понаслышке. Две чеченские войны - это лучший ответ тем, кто отмахивается, как от назойливой мухи от этого вопроса, - мол, это нас не касается. Позволю себе напомнить, что по теории апологета "холодной войны" Збигнева Бжезинского (великого друга Михаила Горбачёва) именно Афганистану отводилась роль пика "дуги нестабильности" от Кавказа до Китая, построенной на факторе мусульманского радикализма и направленной против Советского Союза. По официальным заявлениям "холодная война" закончилась в декабре 1989 (встреча Горбачёва и Дж.Буша в Рейкьявике), незадолго до разгрома СССР, но, - странные дело - "дуга" осталась там же и направлена она по сей день в ту же сторону. Пусть иллюзии относительно "миролюбивой политики Запада" остаются на совести Горбачёва и иже с ним, для нас же очевидно другое. Центрально-азиатский регион входит в орбиту непосредственных "жизненно важных" интересов нашего государства и до недавнего времени только пятнадцатитысячный контингент российской 201 мсд и пограничников в Таджикистане реально защищали эти самые интересы с Юга. Российские войска были выведены из Таджикистана, но без участия Москвы в решении внутриафганской проблемы вряд ли можно долго сдерживать расползание исламского фундаментализма дальше по всему миру, в том числе и к нам.

Первые упоминания о Талибан в средствах массовой информации относятся к 1993 году. Его выходу на сцену предшествовал такой ход событий: после вывода Советских Войск из Афганистана, главное внимание США было перенацелено на Восточную Европу и СССР. С победой моджахедов в Афганистане началась финальная фаза победного наступления США (а США я всегда ассоциирую с Западом в советском понимании) сначала на соцлагерь, потом на СССР в холодной войне. После вывода войск американцы посчитали, что добить Наджиба – дело времени и техники. Так оно и вышло. С падением Наджиба США вообще перестали интересоваться Афганистаном, так как теперь главные события начали разворачиваться в Восточной Европе, - бархатная революция в Чехословакии, кровавая в Румынии, давление на Горбачева с целью вывода войск из Европы, добитие Варшавского Договора. Здесь начали разворачиваться главные события, здесь игра пошла покруче, чем в Афгане! Поэтому Штаты просто-напросто перестали поставлять мятежникам новое вооружение и финансы!!! Никто не знает до конца, не разобрался до конца, чем Зия уль Хак не угодил американцам, что они его так технично грохнули. Но то, что это дело рук американцев, как и убийство Индиры Ганди в 84г. – нет никаких сомнений, здесь есть документальные подтверждения. В Пакистане на авансцену выходит Биназир Бхутто. Её муж – один из главных олигархов Пакистана и региона. Моджахеды в Афгане (Союз семи и Союз восьми) за 4 года (с 92 по 96гг) междоусобиц ослаблены, они расстреляли свой боезапас, а пополнение негде взять! И тут Биназир решила свой бизнеспроект осуществить – создать новую военную силу, которая смогла бы всех пригнуть. Проект удался на славу! Ослабленные моджахеды (знаменитые «герои», которые «выгнали» самих шоурави из Афгана!), поджав хвост, менее чем за два года сложили оружие! Это ещё раз подтверждает ту истину, что в Афгане побеждает тот, кто больше денег даёт! Но Биназир не альтруистка. Она свой проект овладения Афганистаном не за прекрасные глаза осуществляла, угрохав такие бабки, а за определённый интерес. И этот интерес – туркменский газ, трубопровод которого должен был пройти через Кушку – Герат – Кандагар – Спинбулдак – Чаман – Кветта. Но, видимо, контроль за этим трубопроводом самими талибами показался Сэму недостаточным, поэтому они потребовали у муллы Омара размещения своих баз в Афганистане. Мулла Омар, ничтоже сумняшеся, аки Хафилулла Амин, возомнил себя крупным политическим деятелем и… отказал Сэму. Но Сэм, который на самом деле финансировал Биназир, может простить все что угодно: идеи, взгляды, пороки и т.д., а вот бабло он никогда не прощает. Причем такие крупные. Мулла Омар получил «Несокрушимую свободу». Ну, а Биназир тоже отправили на тот свет, - как не нужного свидетеля. Парвиз Мушарраф вовремя сориентировался и сам подал в отставку. Теперь очередь за мужем Биназир.

Теперь – шаг назад и более подробно. В полный голос о Талибан заговорили в сентябре 1996-го, когда, после кроваво-триумфального шествия по южным провинциям Афганистана, талибы захватили Кабул. После этого им понадобилось всего около двух лет, чтобы взять под свой контроль 9/10 территории страны, разгромив и изгнав из неё таких известных лидеров моджахедов, как пуштуна Гульбеддин Хекматияра, узбека Абдурашид Дустума, таджика Халили и многих других. Лишь таджик Ахмадшах Масуд продолжал оказывать сопротивление талибам, удерживая несколько провинций на северо-востоке Афганистана. Формально "Панджшерский лев" являлся последним препятствием на пути к официальному признанию Талибан законной властью в Афганистане. Противники Масуда это осознавали и предпринимали не одну попытку уничтожить непокорного льва. После успешного покушения на Масуда 7 сентября 2001г. и печальных событий 11 сентября того же года в Нью-Йорке, США, сколотив поспешно коалицию из своих послушных союзников (пристегнув молча при этом Россию и СНГ), ввели войска "международной коалиции" в Афганистан и устранили правительство талибов во главе с муллой Мохаммадом Омаром. Казалось бы, цель достигнута, в Афганистане должен был воцариться мир, однако мы видим, что ни США, ни правительство Хамида Карзая сегодня не могут установить спокойствие в этой многострадальной стране и война там продолжается.

Итак, кому понадобилось создавать новую военно-политическую силу талибан в переполненной оружием и ненавистью стране? Зачем?

Если говорить о происхождении талибов, о корнях и людях, давших путёвку в жизнь первоначально охранному предприятию "Талибан", выросшему до статуса международного центра терроризма, то следует сказать следующее. Здесь существует несколько версий. По мнению самих талибов, своим рождением они обязаны исключительно воле Аллаха. Не имея возможности проверить достоверность этой теории, оставим её без комментариев. Известный пакистанский журналист Ахмед Рашид, автор вызвавшей немало споров книги "Ислам, нефть и новая великая игра в Средней Азии", считает, что Талибан - это продукт внутренней борьбы в руководстве Пакистана. Ещё в 1981 году директор ЦРУ США Уильям Кейси и военный диктатор Зия-уль-Хак подписали соглашение, согласно которому координация боевых действий моджахедов в Афганистане возлагалась на Межведомственную разведку (МВР) - пакистанский аналог заокеанского ЦРУ. МВР, которой в ту пору руководил будущий "путчист" и глава Пакистана генерал Парвез Мушарраф, покровительствовала экстремистски настроенным мусульманским организациям типа "Джамаат-е-еслами" ("Исламское Общество Афганистана" (ИОА) во главе с таджиком Бархуннуддином Раббани) и тогда главным координатором зарубежных финансовых потоков (главным образом, арабских) идущих в Афганистан, был строительный инженер Усама Бен Ладен. С тех пор в самом Пакистане и Афганистане произошли большие изменения: советские войска были выведены из Афганистана, летом 1989г. в авиакатастрофе погиб президент Пакистана Зия уль Хак, новым президентом становится Исхак Хан, премьер-министром – Биназир (ненаглядная) Бхутто. Повторно победив на выборах в 1993 году премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто, сделала ставку на другое ультрарадикальное движение "Джамаат-е улама-йе-еслами" ("Общество улемов Афганистана" (ОУА) во главе с пуштуном), укрепляя, таким образом, свои собственные позиции, создав противовес влиянию МВР. Благодаря поддержке семьи Бхутто и финансовым вливаниям правительства, ОУА и начало пестовать в своих медресе студентов-пуштунов, которые первую половину дня изучали Коран, а вторую - проходили углублённую военную подготовку. Так постулаты о неукоснительном соблюдении законов шариата, подкреплённые умением обращаться с любым видом оружия вскоре явили миру талибов. В пользу этой версии говорит то, что впервые талибы применили полученные знания и навыки, расправившись с бандитами, разграбившими караван, снаряжённый мужем Беназир Бхутто из Пакистана через Афганистан в Центральную Азию.

Вообще "транспортная" версия возникновения талибов имеет под собой реальную основу. Исламабад уже давно вынашивает планы строительства автомобильной дороги, позволившей бы соединить в единую транспортную систему запад Китая, Пакистан, Афганистан и Центральную Азию, естественно, под своим контролем. Пока в Таджикистане шла гражданская война, в Исламабаде не беспокоились о возможности прокладки альтернативной, в обход интересов Пакистана, автомагистрали, через Памир к Каракорумскому шоссе. Но когда в Таджикистане мирный процесс начал набирать силу, то эта перспектива стала обретать реальные черты. Талибы срочно заняли Кабул, а в индийском штате Кашмир резко активизировались сепаратисты.

Существует также предположение, что движение Талибан планировалось для защиты пакистано-туркменского варианта дороги через западные районы Афганистана. В связи с чем крёстным отцом талибов принято считать лично министра внутренних дел Пакистана Насруллу Бабара (министра в правительстве Биназир Бхутто). Однако более достоверным можно считать утверждение о "нефте-газовом" происхождении пуштунских семинаристов. В чём его суть? В октябре 1995 года на свет появился проект строительства нефте-газопровода Туркмения - Пакистан (нефтепровод - 2000 км, газопровод - 1300 км). Общая стоимость проекта приближалась к 20 миллиардам долларов, но его осуществлению мешала нестабильность в Афганистане. В мае 1996 года Туркмения, Афганистан (при президенте Раббани, - это пока что ещё без талибов), Пакистан подписывают 3-миллиардное соглашение по газопроводу. Предполагалось, что в нём будут участвовать российский "Газпром" (45%), и американская компания "Юнокал" (4%). По нефтепроводу предусматривался тандем "Юнокал" и саудовской "Дельта оил". Однако взятие Кабула талибами в сентябре того же года существенно перекроило первоначальные планы: от "газового пирога" отлучили российскую сторону, а вице-президент "Юнокал" Крис Таггард открыто приветствовал успех талибов и выразил надежду, что правительство США признает легитимность новых хозяев Афганистана. Вашингтон, похоже, был готов пойти на такой шаг. Но, скорее всего, за океаном ждали полной победы муллы Омара и не торопились давать правительственные гарантии компаниям, задействованным в проекте. Видимо, по выражению одного известного политика, от успехов всегда бывает головокружение, и талибы сами себе удружили, пригрев на своей территории террориста № 1 Усама бен Ладена. О причинах этого альянса на сегодняшний день пока мало что известно, и исследователям здесь есть над чем потрудиться. То ли возросшая самостоятельность талибов, то ли финансовая независимость, построенная на наркобизнесе – самом выгодном бизнесе сегодня позволили им объединить усилия, но, во всяком случае, факт остаётся фактом: тандем талибы + Усама со своей "Аль-Каидой" состоявшийся факт в истории. И одним из последних отзвуков газового следа талибов стало сообщение СМИ о намечавшемся 26.12.2002г. в Ашхабаде саммите по трансафганскому газопроводу (Третья мировая война, Джавохир Кабилов).

Как удалось "мальчишкам из медресе" за три года подмять под себя практически всю страну, чего не сумели сделать ни советские войска, ни политика национального примирения Наджибуллы, ни правительство победившего потом мятежника Б.Раббани? Мне представляется, что ответ весьма прозаичен: благоприятная политическая конъюнктура в стране.



После ухода в феврале 1989 года советских войск из Афганистана, в России постарались забыть об этой стране, как о кошмарном сне. Политика "нового мышления" предполагала приоритет общечеловеческих ценностей над так называемыми классовыми интересами, а оказалось, что в геополитическом плане для России это обернулось отказом от защиты собственных интересов в мире. У зарождавшейся новой России и так хватало собственных проблем и не хватало средств, чтобы активно помогать оставшемуся за пограничной Амударьёй правительству Наджибуллы. Тем более, что многие были уверены: без советских штыков Кабул падёт буквально на следующий день. Первое время моджахеды, двигаясь по пятам уходившей 40-й армии, захватывали один населённый пункт за другим. Но вскоре часть из них нашла общий язык с Наджибуллой (чему немало способствовало его пуштунское происхождение), другие погрязли в междоусобных разборках, а третьим смогла оказать сопротивление регулярная армия. Но в конце 1991 года рухнул Союз и ручеёк нашей военно-технической помощи Кабулу совсем иссяк. Накануне падения столицы Афганистана Наджибулла забрасывал российский МИД и Кремль отчаянными просьбами продать за деньги хотя бы топливо для танков и самолётов. Но "демократической" России было не до прокоммунистического режима в Кабуле и устами своего министра иностранных дел А.Козырева она поспешила «избавиться от остатков кабульского режима», - кидать так кидать! Та же забота обуяла и лидеров "Альянса семи" - группировок моджахедов, ворвавшихся в столицу Афганистана в 1992 году. Наджибулла скрылся в здании миссии ООН, а Бурхануддин Раббани, ставший президентом Исламского Государства Афганистан, несмотря на предварительную договорённость, решил не уступать своё кресло никому из прежних соратников по борьбе с "шурави" и правительством Наджибуллы. Естественно, тем это не понравилось, и Кабул стал ареной яростных разборок между тремя основными этническими группами моджахедов: таджиками Раббани-Масуда, узбеками генерала Дустума и пуштунами Гульбеддина Хекматияра. В ход пошла авиация, реактивные установки и артиллерия. В этой мясорубке сотнями гибли мирные граждане, тысячи, побросав свои дома, спасались от обстрелов и налётов. Компромиссы и краткие непрочные союзы в различных комбинациях развоевавшихся сторон довольно скоро утомили окончательно запутавшихся в хитросплетениях "кто - за кого" простых афганцев. Обескровленная и уставшая от двух десятилетий бесконечных боевых действий страна была готова к появлению силы, способной дать ей долгожданные мир и спокойствие.

Потерпев неудачу в многократных попытках примирить лидеров соперничающих афганских группировок и нормализовать таким образом обстановку в Афганистане, внешние силы (Пакистан, а также Саудовская Аравия, Объединенные арабские эмираты и США), пришли к выводу о необходимости ввести в действие новое военно-политическое образование, не связанное с прежними группировками. Результатом стало появление в конце 1994 года Исламского движения талибов, или, иначе Талибан (Берёзов, Новый Афганистан). Чутко уловив превалирующие в стране пацифистские и жаждущие "крепкой руки" настроения талибы выступили с неполитическими, объединительными лозунгами. Они разъясняли афганским дехканам, торговцам и молодёжи, что "старые моджахеды" погрязли в борьбе за власть, грабежах и преследуют личные интересы, ничуть не заботясь о простом народе. Особое место в агитпропе талибов занимал тезис о греховности правителей страны, которые опорочили чистоту ислама и не следуют заветам пророка Мухаммада. Поэтому, очень скоро под зелёное знамя ислама талибы собрали мощную армию всех недовольных существующим режимом. В пользу этого движения сыграл и ещё один немаловажный факт: оно изначально строилось по моноэтническому принципу. Его основу составили пуштуны - основная народность Афганистана, составляющая более 60 процентов почти 20-миллионного населения страны. (Здесь я приглашаю Сергея Татко очень внимательно прочитать вот эту часть написанного мною!) К тому же почти три столетия именно представитель пуштунов был первым лицом в государстве. В боевых действиях против "шурави" пуштунов объединял Гульбеддин Хекматияр. Однако после того как он согласился на пост премьер-министра в правительстве таджика Раббани, большинство его моджахедов, разочаровавшись в своём лидере, ушли к пуштунам-талибам. Титульный этнос Афганистана не мог и не хотел соглашаться с властью таджиков в Кабуле. Штаб-квартирой Талибан стал второй по значимости афганский город - Кандагар, где обосновался лидер движения мулло Мухаммад Омар. Выбор был не случаен: здесь в середине XVIII века (1747г) вождь одного из пуштунских племён Ахмад Шах Баба (известный как Ахмад Шах Дуррани), сумев объединить своих соплеменников, провозгласил рождение первого афганского государства. Видимо, лавры первого эмира Афганистана не давали покоя мулле Омару - потерявшему глаз в войне с "шурави" и продолжавшему вести полки "исламских студентов" в бой за веру и власть. Взяв без особых проблем Кабул, талибы начали насаждать "новый порядок". Сразу же были запрещены все атрибуты цивилизации "неверных": мобильники, телевизоры, видеомагнитофоны, видеокамеры изымались в массовом порядке и демонстративно давились гусеницами танков. Женщинам было запрещено появляться на улице без паранджи, без сопровождающего мужчины, работать и учиться. Мужчин обязали поголовно отпустить бороды по талибановским стандартам (собранная в пучок, она должна заполнять стеклянную колбу от керосиновой лампы). Всех провинившихся и преступников ожидало наказание по законам шариата: удары палками, побиение камнями, отсечение конечностей и, в особых случаях, - виселица (так был казнён талибами в сентябре 1996 Наджибулла), унижающий мусульманина вид смерти. Об обязательном пятикратном намазе не стоит даже говорить.

Но! Есть одно но. Дарья Асланова, корреспондентка «Комсомольской правды», побывавшая летом прошлого года в логове талибов, Кандагаре, пишет: «Жена Наджибулы (её коллеги), веселая и острая на язык Шахзода, - узбечка из Ташкента. Обе мы с ней родом из СССР, и в доме меня принимают как сестру. «Шахзода, ну вот ты, советская женщина. Как ты жила четыре года при талибах?» - пристаю я к хозяйке дома. «А мы и сейчас при них живем, - смеется она. - Здесь никакой власти нет. Американцы носа не высовывают со своей базы. Сразу за Кандагаром начинаются посты талибов. Я всегда через них проезжаю, когда еду в Кабул». «Ты ездишь одна в Кабул?! Через всю воюющую страну?» - поразилась я. «Почему же одна? С детьми. Тут такая странность: ни талибы, ни грабители местных женщин под чадрой не трогают. А вот мужу приходится летать на самолете. Потому что всех мужчин талибы выводят из автобуса, обыскивают. Тех, кто сотрудничает с местными властями, или работает в полиции, или просто подозрителен, убивают. Не при нас, ждут, когда автобус отъедет». «Теоретически и я могу проехать?» - «Не выйдет. Вычислят и возьмут в заложники, как тех южнокорейских идиотов, которые выехали как на экскурсию в автобусе с открытыми лицами, еще и на рынок заехали за сувенирами. Их потом за 5 миллионов долларов выкупили у «Талибана». А вообще народ сейчас ностальгирует по талибам. Они дали Афганистану мир, безопасность и хлеб. Одинокая женщина могла ночью без опаски проехать в такси через всю страну». Восторженные рассказы афганцев, как при талибах воров вываливали в дерьме и возили напоказ в телеге по улицам, а прохожие плевали им в лицо, как мешок денег можно было оставить на дороге и пойти спокойно помолиться, мне уже порядком наскучили. «А виселицы? А побивание камнями? А отрубленные руки? - спрашиваю я Шахзоду. - А контроль за женщинами?» «Так это ж Восток, - философски отвечает Шахзода. - Здесь понимают только силу - это я тебе как узбечка говорю. В Азии пока голову не отрубишь, закон никто не усвоит». (Я тут же вспомнила любимое высказывание Казановы: «Счастлив единственно народ угнетенный, задавленный, посаженный на цепь».)

Мне придётся добавить к репортажу Аслановой следующее: узбечка Шахзода из Кандагара сказала лучше, глубже, объёмнее и правдивее сотен московских экспертов, аналитиков и всяких «спецов», рассуждающих и пишущих про Афганистан. Да поддерживал народ талибов! И продолжает до сих пор поддерживать. Это ясно всем, кроме, например, эксперту центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрею Серенко.

ТАЛИБЫ, ДЖИХАД. СТАНОВЛЕНИЕ НА НОГИ

(САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ СЮЖЕТА)

Военные успехи талибов и их средневековая жестокость вновь (а разве Дауд, Тараки, Амин, Кармаль, Наджиб и далее – все остальные, не были жестокими в Афганистане?), спустя семь лет после вывода 40-й армии, подняли волну интереса к Афганистану. Большинство комментариев в ту пору сводились к мнению, что Талибан не сможет удержать Кабул или расширить плацдарм своего влияния далее на север. Более того, не исследовав природу пуштунского движения, некоторые аналитики предрекли талибам распад на отдельные группировки и партизанскую войну против них на захваченных территориях, населённых афганскими таджиками, узбеками, хазарейцами, белуджами, туркменами, киргизами. Однако талибы к 1998 году опровергли все прогнозы. Используя традиционную для Востока тактику, они, прежде чем войти в непокорную провинцию или город, подкупали местных правителей, обещая им сохранность существующей власти в обмен на лояльность талибам, а также проводили дискредитацию местных лидеров. Этот метод безотказно сработал в первом наступлении талибов на Мазари-Шариф - крупный опорный пункт, созданный Масудом, Дустумом и Халили из "Северного альянса", призванного противостоять пуштунским семинаристам. Например, проведя пропагандистскую акцию по дискредитации генерала Дустума среди его ближайшего окружения, (в компромате на хозяина Мазари-Шарифа содержались данные о его миллиардных счетах в западных банках, дорогой недвижимости в Европе, участии в наркобизнесе и тесных связях с иностранными спецслужбами), талибы не ограничились только этим. За 200 миллионов долларов "купили" губернатора провинции Фарьяб, соратника Дустума - Абдул Малика и последний беспрепятственно пропустил талибов через подконтрольную ему территорию в город, и его оборона была смята.

К внутренним "успехам" талибы постарались присовокупить их признание мировым сообществом. С середины 1999 года Талибан всё настойчивее стал требовать признания мировым сообществом правительства муллы Омара как единственной и законной власти Исламского Эмирата Афганистан. (Замечу, что каждый новый "правитель" страны старался на свой лад переименовать название этой многострадальной страны: с 1973 года название менялось 5 раз – Афганистан, Демократическая республика Афганистан, Республика Афганистан, Исламская республика Афганистан, Исламский Эмират Афганистан). Этим требованиям пока внимали только в Пакистане, Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратах, официально признавших правительство муллы Омара. Другие страны по разным причинам не торопились налаживать дипотношения со студентами-боевиками. Россия не признала это правительство, и наше посольство в Кабуле было закрыто, а само здание было заселено неисчислимыми толпами беженцев. И всё же, не считаться с талибами на огромном пространстве от Каспийского моря до синцзяньских хребтов Китая уже к этому моменту стало невозможно.

Движение Талибан набирало силу. Теперь лагеря подготовки боевиков не базировались, как прежде, в Пакистане, а в самом Афганистане, где талибы были предоставлены сами себе, ни перед кем не отчитываясь. В этих лагерях проходили подготовку чеченцы, узбеки, таджики, туркмены из республик СНГ, арабы, албанцы из Албании и Югославии, уйгуры и дунгане из Синцзян-Уйгурского автономного округа КНР. К 1999г. пламя войны полыхало на Кавказе в Чечне и Дагестане, на Балканах в Косово, серьёзные события назревали во всех зонах "влияния" талибов – в Среднеазиатских республиках СНГ. Талибы не только готовились к партизанской войне с целью установления истинного ислама в мусульманском мире, или к "джихаду" против неверных в немусульманских странах, но и установили прямые контакты с правящими кругами в некоторых мусульманских странах, - Турции, Ираке, Саудовской Аравии.

В поисках источника внутреннего финансирования Талибан буквально за несколько лет сделали Афганистан ведущим производителем наркотиков в мире. В 1999 году здесь собрали рекордный урожай: 4600 тонн опиума (почти 75 процентов мирового производства). Талибы освоили выращивание мака и производство героина во всех тонкостях. В западном Афганистане они даже создали образцовые "колхозы" (шеркяты), и, используя последние разработки в области сельского хозяйства – минеральные удобрения, пестициды, искусственный полив, - повышали урожайность маковых (хашхаш) полей. Существовало около 400 лабораторий-минизаводов по переработке героина и доведении его до «кондиции». Существовали миниаэродромы, с которых в воздух подымались спортивные самолеты с наркотиками на борту. Героиновые потоки из Афганистана уже погребли под собой Пакистан, где в десятки раз выросла наркомания. Почти треть афганского терьяка доходит до Соединённых Штатов, больше половины - перетекая все границы, минует Центральную Азию, Россию, Балканы и оседает в Европе. Свёртывать производство героина талибы, несмотря на громкие декларации о своей борьбе с этим злом, не могли, да и не хотели. Лишь опасаясь, что мировое сообщество воплотит свои планы по созданию вокруг Афганистана так называемого пояса безопасности, лидер талибов мулла Муххамад Омар отдал официальное распоряжение о сокращении посевов наркокультур. Однако это заявление предназначено было исключительно для внешнего мира. Огромные доходы от наркобизнеса давали им чувство независимости от прежних хозяев, отчасти решали проблему занятости населения и помогали воевать. Тем более, что основная масса афганского героина потребляется в государствах "неверных", загнивание которых вполне укладывается в схему провозглашённого тогда талибами мирового джихада. За неполных 6 лет правления талибы встали на ноги на основе наркобизнеса, отказываясь от участия в любых антинаркотиковых программах под эгидой ООН.

В этой ситуации (из-за неопределенности с бизнеспроектом по территории Афгана) Туркмения была вынуждена искать альтернативные пути для транспортировки своих энергоносителей. Переговоры с Азербайджаном зашли в тупик, так как ему самому нужно искать рынки сбыта своих энергоносителей, а вариант иранского транзита явно не может устроить Вашингтон, устроивший экономическую блокаду Тегерану. После смерти Туркменбаши – Сапармурада Ниязова Ашхабад, провозгласивший политику нейтралитета, постарался не испортить отношения с близкими соседями и дальними партнёрами, не забывая, конечно, и о собственной выгоде, поэтому как один из выходов из создавшегося положения был выбран транзит туркменского газа на Украину и в Западную Европу через российскую территорию.



В отличие от Пакистана, недолго скрывавшего родительские чувства к талибам, Соединённые Штаты изначально постарались дистанцироваться от не в меру прытких "семинаристов". Руководство и финансирование Талибан осуществлялось опосредованно, через Эр-Рияд и Исламабад. Причём, по свидетельству директора исследовательских программ Вашингтонского института Ближневосточной политики Патрика Клаусена, единого мнения по талибам в Вашингтоне не было никогда. Одних отпугивал их радикализм, другие, напротив, считали, что, направляя умело Талибан, можно было поставить их фанатичную энергию на службу собственным интересам. И довольно долго последнее удавалось. Не случайно один из первых своих ударов талибы обрушили на Герат – по центру проиранских шиитских группировок в Афганистане (стоит ли говорить о степени неприязни США к Ирану?!). Правда, здесь необходимо сказать и о совпадении интересов: пуштуны - сунниты, составляющие ядро Талибан, если и терпят шиитский Иран, то исключительно по причине невозможности "разобраться" со столь мощным соседом. Но, при удобном случае, талибы не упускают возможности попортить (или пустить) кровь заносчивым персам. Такой подход едва не привёл в сентябре 1998 года к открытой войне Талибан с Ираном, подтянувшим к границе с Афганистаном 270-тысячную армию, т.е. около 18 мотопехотных дивизий. Формальным поводом для недовольства Тегерана стало убийство девяти иранских дипломатов талибами в захваченном ими Мазари-Шарифе. Подоплёка же конфликта гораздо глубже. Иран с самого начала внутриафганского конфликта открыто поддержал антиталибовские силы. На авиабазе под Мазари-Шарифом ученики муллы Омара нашли журнал руководства полетами, записи в котором подтверждали, что за полгода на авиабазе около 400 раз приземлялись иранские самолёты с грузом оружия на борту. С развалом "Северного альянса" Тегеран продолжал оказывать помощь запертому на северо-востоке Афганистана Ахмадшаху Масуду. Иран до последнего помогал и помогает антиталибовским силам. И дело здесь не только в религиозном аспекте суннитско-шиитских противоречий (зародившихся, как мы знаем, на заре ислама, в VII веке н.э.) или этнической пуштуно-персидской неприязни. Тегеранское руководство воспринимал Талибан как инструмент осуществления своих целей и амбиций Пакистаном, который претендует на роль лидера в регионе - с одной стороны, а с другой – как продолжение имперской политики Соединённых Штатов Америки. Понятно, что в Тегеране оба эти варианта приняты быть не могли. К тому же Иран реально претендует на прокладку через свою территорию "трубы", по которой к его портовым терминалам потекут прикаспийские (Азербайджан, Туркменистан, Казахстан) и каспийские энергоносители. Транзит "голубого топлива" и "чёрного золота" в таких объёмах (разведанные запасы нефти Каспия составляют около 200 миллиардов баррелей или 16 процентов мировых запасов) всегда выгоден и в экономическом и в политическом плане. Из всех существующих вариантов строительства трубопровода только в Иране было и сейчас имеется самое главное условие - внутренняя стабильность. Северный Кавказ в момент рассматриваемого периода (95, 96, 2000 годы) находился в состоянии войны, исход которой – из-за неопределённой позиции российского руководства - был тогда неясен. А в Афганистане западные провинции хоть и находились под контролем талибов, но населены шиитскими племенами, не питающими особой любви к кандагарскому (талибовскому) правительству. Эти племена ориентированы на Тегеран и вкупе с остатками "Северного альянса" постарались сделать всё возможное, чтобы "труба" не свернула на афганскую территорию и талибы не получили свой кусок нефте-газового пирога.

Вчерашние послушные ученики медресе выросли, почувствовали свою силу и уже отравились сладким ядом власти. В Кандагаре осознали, что претендовать на роль самостоятельной и ведущей силы в государстве можно только при наличии крепкой экономической и финансовой базы. Да и постоянные военные действия требуют немалых расходов. Долларовая подпитка Исламабада и Эр-Рияда рано или поздно кончится, экономика страны развалена, сельское хозяйство в упадке, афганская интеллигенция в основной своей массе из Афганистана бежала. Надеждам на "трубу", также как и планам строительства автобанов регионального значения, не суждено было сбыться.. Пригрев у себя Усама бен Ладена и заняв однозначную позицию по российско-чеченскому конфликту, талибы де-факто стали режимом, поддерживающим терроризм на государственном уровне, что впрочем, не особенно беспокоило США в то время, так как остриё удара было направлено против Средней Азии и России. Плюс ко всему в Кандагаре вдруг осознали себя реальной политической силой. Этими амбициями и объясняется, как указано выше, появление тогда ноты протеста, направленной Исламским Эмиратом Афганистан в МИД Пакистана с требованием именовать в официальных документах и средствах массовой информации правительство ИЭА должным образом, а не как "режим талибов" или "правительство движения Талибан". Вслед за установлением контроля в стране летом 1998 года талибы были готовы начать более широкую и активную кампанию по их международному дипломатическому признанию. Однако 20 августа 1998 года США 40 крылатыми ракетами из района Персидского залива нанесли удары по лагерям в Афганистане, в которых, по утверждениям американцев, при финансовой поддержке Усамы Бен Ладена готовились исламские боевики для ведения джихада в различных странах мусульманского мира. Кроме того, как известно, ракетный удар был нанесен также по принадлежащей Бен Ладену фармацевтической фабрике в Хартуме (Судан). Данные акции явились ответным шагом на взрывы в американских посольствах в Кении и Танзании, в международном торговом центре в Нью Йорке, в организации которых американцы обвинили бывшего саудовского подданного Усаму Бен Ладена. Предоставление талибами убежища Бен Ладену на контролируемой ими территории Афганистана вызвало жесткое осуждение США и исключило между двумя сторонами возможность всякого диалога. По этой же причине осложнились отношения талибов и с другими государствами региона. Саудовская Аравия, одна из трех стран, признавших правительство талибов, 22 сентября 1998г. выслала из страны их дипломатического представителя. Жесткое противостояние на грани военного конфликта имело место, как говорилось ранее, и с Ираном, так как к тому времени в Мазари-Шарифе талибами были убиты оказавшиеся у них в плену 9 иранских дипломатов. Таким образом, все попытки талибов занять подобающее место на мировом и региональном уровнях удивительным образом соседствовали с действиями, полностью перечёркивающими всякие надежды на это. То ли в целях самоутверждения или добиваясь таким образом уважения и признания (путём внушения страха), тандем талибы + Усама осуществили печально известное нападения на США 11 сентября 2001г (во всяком случае это так преподносится СМИ, но у исследователей по этому вопросу есть больше вопросов, чем ответов). Всего за пять дней до этого крупного события за океаном ему предшествовало другое, менее значимое событие в самом Афганистане, которое из-за ограниченности масштабов вскоре было забыто СМИ. Речь идёт об удавшемся покушении 7 сентября на Ахмад Шаха Масуда, закончившемся смертью последнего. Ахмад Шах оставался единственным реальным противником талибов и Усамы в Афганистане, последней "занозой в сердце" Талибан, последним и единственным препятствием на пути к установлению полного господства в Афганистане. Организаторы и первой и второй акций, видимо, исподволь согласовывали свои действия.

И тогда Джорж Буш младший не упустил свой благоприятный шанс закрепиться в «солнечном сплетении Евразии» (по Ивашову)…

ЛИНИЯ ДЮРАНДА – КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ?

(кульминация сюжета)



Споры вокруг Афганистана не унимаются на протяжении многих лет. Вот, например, недавно прошли мероприятия, связанные с 30-летием ввода Советских Войск в Афганистан. Чего только не наслушаешься в этих дискуссиях! Леонид Иванович Шершнёв стоит насмерть и доказывает, что ввод войск был оправдан, а Виктор Григорьевич Коргун делает выпад шпагой и называет это преступлением как перед афганским, так и перед советским народом. Профессор Сергей Михайлович Небренчин is more flexible и говорит, что ввод войск не совсем оправдан, так как не был использован весь другой арсенал защиты интересов Афганистана через линию ООН. В эту мозаику взглядов можно было бы впаять и другие мнения, более «мелких» по калибру «экспертов» по Афганистану. Как говорится, – сколько людей, столько и мнений. Что сказать на всё это? Скажу следующее: общественное развитие, история (если их рассматривать в перспективе) многовариантны, имеют несколько альтернатив и никогда не носят фатальной предопределённости. Но в том-то и фишка, что история прошлого (ретроспектива) запечатлевает только один из возможных когда-то вариантов развития. Что было, то было и этого никогда не изменить. Прошлое безальтернативно. Оно не имеет вариантов, оно однозначно. Десятилетнее пребывание наших войск в Афгане не изменить, не переделать. Другое дело, что это надо знать, изучать, извлекать уроки, чтобы в будущем, при очередном повороте колеса истории (понравилось выражение у С.Татко) не наступать на те же грабли. Жизнь всегда оставляет достаточно широкую свободу выбора из многих реально возможных вариантов. При ином стечении обстоятельств, ином подходе развитие событий может приобрести существенно, а может быть, принципиально иной характер. Причем возможность изменить ход общественного развития находится в намного большей зависимости от того, что принято называть субъективным фактором, чем от жесткой технологической детерминированности процессов. …

Именно это нам надо иметь в виду, когда Штаты сегодня усиленно нас приглашают в Афганистан. Именно это нам надо иметь в виду, когда С.Багдасаров пишет с тревогой (и я не могу не согласиться с ним), что у России нет собственной позиции по Афганистану. Все, кто хоть мало-мальски в своих исследованиях касается Афганистана, должны, как по учебнику, вызубрить следующее: гражданская война в Афганистане началась задолго до военного переворота 28 апреля 1978г. в Кабуле, задолго до ввода советских войск в эту страну. Не партия НДПА и не советские войска повинны в развязывании афганской гражданской войны. Они подоспели к этому пожару в момент его разгара. Исламабад начал тайную войну в Афганистане уже в 1973 году с обучения небольшого отряда из 30-40 афганцев, недовольных афганским режимом Дауда. В целом с 1973-го по 1977 год Пакистан обучил до 5 тыс. диссидентов Афганистана, готовых выступить против режима, проводившего политические репрессии, и преследовавшего инакомыслящих исламских активистов страны. Практически в это же время Пакистан приступил к созданию исламских партий, деятельность которых должна была вестись на территории Афганистана. Этот проект, начатый премьер-министром Пакистана Зульфикаром Али Бхутто, был направлен против режима Дауда, ярого сторонника создания Пуштунистана. В последующие годы эта политика стимулировалась активной американской, западной и арабской помощью. Именно таким путём (путем создания военного хаоса в Афганистане) Бхутто хотел обезопасить свои тылы, хотел ослабить своего противника Дауда. Афганский национализм вдоль линии Дюранда и пуштунский национализм в пределах самого Пакистана представляют собой одну из угроз целостности этого относительно молодого государства. В связи с этим отношения между этими государствами были всегда сложными. Афганистан, например, был единственной страной, которая голосовала против признания Пакистана Организацией Объединенных Наций. Пакистан попытался использовать войну в Афганистане как возможность полностью изменить свои отношения с этой страной, связывая это с безопасностью границ на своем западе и севере, обеспечивая таким образом «стратегическую глубину» в отношении Индии и государств Средней Азии. Зульфикара Али Бхутто (которого Зия-уль Хак повесил) сменил Зия, после авиакатастрофы Зия его сменил Исхак Хан, потом на смену ему пришел Парвез Мушараф, сейчас президентом Пакистана является муж покойной Беназир Бхутто – Асеф Али Зардари. Но независимо от идеологии, от личных привязанностей, политической конъюнктуры и т.д все они придерживаются именно этой позиции в отношении Афганистана. Пакистан заинтересован в том, чтобы иметь слабый, раздираемый войной и национальными конфликтами Афганистан. Почему? Потому что ему тогда легче будет закрепиться на линии Дюранда, которую Афганистан не признаёт. Легче тогда подчинить себе такую страну. В результате войны в Афганистане Пакистан снял для себя пуштунский вопрос, который, как дамоклов меч висел над территориальной целостностью страны. Активное участие Пакистана в войне также помогло соединиться многим пуштунам, занять ключевые военные и гражданские посты в формировавшейся элите. Пуштунские элиты в самом Пакистане могут теперь осуществлять собственное управление или влиять на ориентируемые ими пуштунские группы в соседнем Афганистане. Пуштунская власть в Афганистане стала, таким образом, скорее инструментом пакистанского влияния, нежели угрозой его безопасности. Так что ключ к урегулированию в Афганистане находится в руках Исламабада. А тут говорят о каких-то талибах, американцах, об успехах Хамида Карзая (привет Андрею Серенко! www.afghanistan.ru). Ну, все абсолютно смешалось в доме афганских Облонских…

YANKEE, GO HOME!



(развязка сюжета)

Многие вещи в истории - из-за их тщательной маскировки организаторами – так и остаются неразгаданными. Таково убийство Кирова, Джона Кеннеди, список примеров можно продолжить. Не менее окутанными тайнами остаются (пока что, а, может быть, - и навсегда) и истинные мотивы принятия американцами решения на проведение «Несокрушимой свободы», т.е. ввод своих войск в Афганистан. Собственно говоря, это не так уж и важно, поэтому не стоит гадать – связана ли агрессия США против Афганистана с трубопроводом или нет. Бывший директор ЦРУ как-то не даёт интервью на эти темы…Важно то, что истинные цели не удаётся скрыть и торчат они, миленькие, как многочисленные шила из дырявого мешка. Важно понять также и то, что американцам удалось на первых порах выиграть информационную войну по маскировке своих истинных целей в Афганистане, - оболванить и одурачить полмира. Политическая элита в России едва ли не вся убеждена в том, что нахождение коалиционных войск во главе НАТО в Афганистане – чуть ли не благо для нашей страны, что наша страна более заинтересована в этом, чем сама НАТО, которая, мол, делает для нас нашу работу (Святая наивность! Бесплатный сыр бывает в мышеловке!). Один только директор Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктор Петрович Иванов дерзит и задаёт иногда неудобоваримые вопросы, типа: а что же делало всё это время НАТО в Афганистане, что за 9 лет её нахождения там производство наркотиков возросло в сотни раз? Но в целом официальная российская политика по отношению к Афганистану сегодня (в силу разных причин) чрезвычайно мифологизирована. Об этом очень хорошо говорит Юрий Васильевич Крупнов: «Первый миф состоит в том, что НАТО вместе с Соединенными Штатами (я специально выделяю США, хотя это, безусловно, ключевой член НАТО) решают проблемы России фактически за свой счет, тратя в совокупности несколько сот миллиардов долларов. Мол, если бы войска НАТО, составляющие в настоящее время около 70 тысяч человек, не находились на территории Афганистана, то Россия сполна получила бы массу негативных последствий, вплоть до самых трагических. Второй миф, такой же укорененный, но более конспирологический и больше неформальный, – это когда люди, претендующие на владение реальной ситуацией и играющие в real politic, начинают рассуждать так. Да, конечно, НАТО – это амбициозный и очень агрессивный блок. Он решительно настроен против России. Конечно, мы не должны поддерживать НАТО в Афганистане. Но мы должны приветствовать то, что НАТО находится в Афганистане, потому это резко ослабляет США и НАТО, в результате чего, как сказал мне один высокопоставленный чиновник, НАТО и США в Афганистане загнутся – он употребил именно это слово – и главным выгодополучателем этого процесса станет Россия». И третий миф, я бы добавил от себя, одурманивающий голову элите, - состоит в том, что мы должны поддержать НАТО в её усилиях по Афганистану, к чему нас усиленно склоняет её генсек Андрес Фог Расмуссен и его подпевалы-эксперты в России. Всем поклонникам этих мифов я предлагаю минуточку призадуматься, к чему может привести их логическое завершение и преломление на российскую почву. А главное спросить себя: готов ли я отправить своих сыновей или дочерей на курорт в Афганистан к талибам?

И, наконец, вот ещё одно мнение, к которому я призываю всех прислушиваться очень-очень внимательно. Более авторитетного мнения, полагаю, на сегодняшний день не существует. Как сообщило military.com 13 сентября 2009 г., посол России в Афганистане (теперь уже бывший) Замир Кабулов дал несколько советов командованию НАТО, опираясь на основе горького опыта Советского Союза в борьбе с исламскими повстанцами в 80-годах прошлого века. «Чем больше войск вы будете размещать здесь, тем больше боевики будут вас беспокоить», заявил опытный дипломат в интервью Associated Press. В 2002 году, отметил посол, в стране было всего лишь 5 тысяч американских солдат, и талибы контролировали лишь небольшую часть территории на юго-востоке Афганистана. «Теперь вы вместе с союзниками по НАТО имеете здесь 100 тысяч солдат, в результате талибы уже действуют в мирных до последнего времени провинциях Кундуз и Баглан, а если вы доведете численность коалиционных сил до 200 тысяч, то весь Афганистан окажется в сфере действий талибов», подчеркнул посол.

Полагаю, что афганский вояж НАТО закончится очень тоскливо, ничем. И будут yankee вынуждены go home, - несолоно хлебавши.

А ПОЗИЦИЯ РОССИИ?

(послесловие)

В отношении Афганистана у России должна быть собственная, альтернативная от США и НАТО, позиция. Контуры этой позиции в целом, должны свестись к следующим моментам.

а) Первое, и самое главное. По отношению к конфликту в Афганистане Россия должна занять позицию активного нейтралитета. Не вмешиваться во внутренние дела афганского народа. Не превращать Афганистан в разменную монету в мировой политике. Горбачев сдал уже однажды Афган в обмен на согласие Рейгана убрать ракеты средней дальности из Европы. Ничего хорошего из этого не вышло. Предоставить афганцам право самим разобраться, - какую власть они хотят, какая власть их устраивает. Не надо бояться того, что после вывода коалиционных войск из Афганистана правительство Карзая падёт и на смену ему придёт неизвестно кто. Афганцы сами решат этот вопрос, - без давления извне, без подсказки из-за океана. Мы имеем дело и с Ющенко, и с Саакашвили, - и ничего, живем.

б) Россия имеет все шансы играть крупную посредническую роль в урегулировании афганского конфликта, которая неизмеримо подымет международный престиж нашей страны в глазах всего мира и, в первую очередь, мусульманского, да и в глазах афганцев тоже. Это урегулирование, в общих чертах, должно быть увязано как с внешними (Иран, Пакистан, Китай, НАТО, Россия, страны Средней Азии), так и внутренними (политика национального примирения, действенный контроль афгано-пакистанской, афгано-иранской и афгано-туркестанской границ) факторами обстановки в этой стране. Рамки этого урегулирования должны содержать передачу всей власти афганским властным структурам (имеющимся в наличии на сегодняшний день, а не мнимым, ожидающимся в будущем), график постепенного, поэтапного вывода всех иностранных войск из этой страны, план восстановления афганской экономики, основу которой составляют экономические объекты, построенные с помощью СССР. Кроме того, Россия должна выступить с международной инициативой проведения Международного Совещания по безопасности и сотрудничеству в Центральной Азии (наподобие Хельсинского соглашения), без участия США и НАТО, которое бы закрепило существующие на сегодня де-юре границы между азиатскими странами и сняло бы множество вопросов в отношениях между ними. Применительно к Афганистану это должно означать официальное признание Линии Дюранда. Нравится это афганцам или нет – другой вопрос. Но если они хотят мира, они должны пойти на это, иначе вакханалия войны будет продолжаться бесконечно.

в) Россия может бороться с наркоугрозой не только на своей собственной территории, но и стать надёжным партнёром в этой борьбе со всеми сопредельными с Афганистаном странами: Ираном, Пакистаном, Китаем, Таджикистаном, Узбекистаном, Кыргызстаном, Казахстаном, Туркменистаном в рамках организации ШОС, предлагая этим странам комплекс согласованных, взаимоувязанных мер, включающие, помимо всего прочего, визовый режим с Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном, общие базы данных служб, ведущих борьбу против наркотиков, а также их тесное сотрудничество в повседневной работе.

г) Следует со всей ясностью осознать, что Талибан в этой стране - продукт политики США, западных и некоторых арабских стран в 80-90 годы прошлого столетия. Финансируя джихад, эти страны и внесли основной «вклад» в разрушение экономики Афганистана. Нам не следует «ссориться» с НАТО из-за Афганистана, но в то же время следует называть вещи своими именами. Россия не должна бесплатно финансировать Афганистан, как это в своё время делал СССР, а все делать на коммерческой основе, предлагая международным организациям, восстанавливающим афганскую экономику, финансировать российские экономические и энергетические проекты.

Для оптимизации и ускорения этой работы целесообразно учредить должность специального посланника Президента РФ по Афганистану (или по странам Центральной Азии).

д) И, наконец, последнее. Афганцы должны осознать, что пришло время быть вновь единым народом, что пора перестать ходить с протянутой рукой по миру, выпрашивая милостыню-комакь, что пора самим становиться на ноги, - развивать собственную промышленность, в том числе и военную, что пора научиться самим защищать свою Родину, не полагаясь на союзников (советских или американских), что пора строить новые города, прокладывать железные дороги, возводить фабрики, заводы, выращивать виноград, помидоры и мандарины.



P.S. Признаюсь, я читаю все материалы, вывешанные на нашем сайте. Есть очень сильные, уникальные вещи, есть и откровенные ляпсусы. Но все же думается, не так уж и плохо, что на наш сайт попадают иногда и ляпсусы. В этом есть и положительный момент. Раз люди отзываются, пишут, - значит, их что-то на сайте привлекло, заинтересовало. Что ж, пусть люди просвещаются, мы будем этому только рады… Ведь наш сайт – один из самых информированных и высокопрофессиональных.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница