Священник Димитрий Дружинин Блуждание во тьме




страница1/22
Дата27.05.2016
Размер4.3 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


Священник Димитрий Дружинин
Блуждание во тьме:

основные положения псевдотеософии Елены Блаватской, Генри Олькотта, Анни Безант и Чарльза Ледбитера.


Содержание


Coleman W.E. The Sources of Madame Blavatsky's Writings. Appendix C. // Solovyoff V.S. A Modern Priestess of Isis. Whitefish, Montana: Kessinger Publishing, 2003 (reprint of the edition: London: Longmans, Green & Co., 1895). P. 355. Karr D. The Study of Christian Cabala in English. // http: scribd.com/doc/26508162/The-study-of-Christian-Cabala-in-English. P. 48-50. 51

Соловьев В.С. Что такое доктрина Теософического общества. // Вопросы философии и психологии (Москва). 1890, № 18. С. 56. 60

Leadbeater C.W. The Hidden Side of Christian Festivals. Los Angeles, California: St. Alban Press, 1920. P. 29. Безант А. Эзотерическое христианство, или малые мистерии. // Безант А. Братство религий. М.: АСТ, 2004. С. 508. 69

Leadbeater C.W. The science of the sacraments. Los Angeles, California: Saint Alban Press, 1920. P. 286. 72

Это ясно видно из переписки об объединении Теософского общества с «Арья Самадж»: Gomes M. The Dawning of the Theosophical Movement. Wheaton, Illinois: Quest Books, 1987. P. 162-166. 78

Соловьев В.С. Что такое доктрина Теософического общества. // Вопросы философии и психологии (Москва), 1890, № 18. С. 53. 82

Leadbeater C.W. An Occul View of the War. Whitefish, Montana: Kessinger Publishing, 1997 (reprint of the edition: Los Angeles: Theosophical Publish­ing House, 1917). P. 9, 19. 105

1.1. «Знание». Изживание кармы 114

1.2. Отвержение значения в духовной жизни веры. Замена её «зна­нием». Магия в теософии. 118

В параграфе под патетичным названием «Невидимые, но страшные ре­зультаты» Ледбитер учит о третьем оккультном основании вегетарианства. Состоит оно в том, что каждое из убитых животных изливает своё чувство ужаса и негодования на астральном плпне, и это обуславливает распростра­нение в местности, где убивают животных, чувств нервозности и глубокой подавленности: «ясновидящий может наблюдать огромные сонмы душ жи­вотных и знать, как сильно их чувство ужаса и обиды и какое отвра­щение вызывает у них род человеческий». А. Безант повествует о том, что, подъез­жая к американскому городу Чикаго, ещё на большом расстоянии от него ощутила окружающую его «ужасную ауру», «ужас и спустившуюся на неё атмосферу депрессии», причиной чего были многочисленные чикагские мясобойни. Хотя не все люди осознают это, но страдают всё равно все: виб­рации страха, ужаса и несправедливости со страшной силой давят на каж­дого, кто находится в городе, где существуют мясобойня или мясокомби­нат. Действует это больше всего на де­тей, которые более тонки и чувстви­тельны, чем взрослые, в результате весь склад их мыслей направляется к убийству: «многие мальчики … очерствевают и однажды, вместо того, чтобы перерезать горло барашку или свинье, убивают человека… Но ваша христи­анская публика продолжает спокойно по­вторять свои молитвы, как если бы в этих притонах заразы и преступлений (то есть мясобойнях – Д. Д.) никаких жестокостей против божьих детей (имеются в виду животные – Д. Д.) не совершалось». Основополож­ники теософии утверждают, что оккультное заражение жестоко­стью и во­обще безнравственностью постепенно распространяется от мясобоен на всё человечество: «В воздухе - постоянное ощущение беспричинного страха. Многие из ваших детей излишне и необъяснимо боятся, они чувствуют ужас того, чего не знают - боятся темноты, или когда их на немного оставляют од­них. Вокруг нас действуют мощные силы, в которых вы можете отдавать себе отчёта, и вы не осознаёте, что всё это - по причине того факта, что вся атмосфера заряжена враждебностью этих убитых существ». Исходя из этого, далее предлагается рецепт духовного оздоровления человечества: «ко­гда мы освободимся от этого ужасного пятна нашей цивилизации … мы сразу же обнаружим значительное усовершенствование и постепенно подни­мемся на высший уровень, освободившись от всей этой ненависти и ужа­сов». 152

Leadbeater C.W. An Occult View of the War. Whitefish, Montana: Kessinger Publishing, 1997 (reprint of the edition: Los Angeles, California: Theosophical Publish­ing House, 1917. P. 20). 155

77. Кураев А., диакон. Кто послал Блаватскую. М.: Троицкое слово, 2000. 399 с. 166

96. Соловьев В.С. Что такое доктрина Теософического общества? // Вопросы философии и психологии (Москва), 1893, № 18. С. 41-68. 167

189. Gomes M. The Dawning of the Theosophical Movement. Wheaton, Illinois: Quest Books, 1987. 248 p. 170

209. Karr D. The Study of Christian Cabala in English. 171

//http: scribd.com/doc/26508162/The-study-of-Christian-Cabala-in-English. 171

Keightley B. Mr. Bertram Keightley’s Account of the Writing of «The Secret Doctrine». // Wachtmeister C. Reminiscences of H.P. blavatsky and «The Secret Doctrine» by the Countess Constance Wachtmeister. London: Theosophical Publishing Society, 1893. P. 89-95. 171

174. Leadbeater C.W. The Hidden Side of Christian Festivals. Los Angeles, California: St. Alban Press, 1920. 508 p. 179

Фотоприложение 180



Введение
Множество сект стремятся «духовно позаботиться» о нашем народе. Сотни их пришли в нашу страну, заявляя, что несут свет подлинной духов­ности. В на­чале XX века священномученник протоиерей Михаил Чельцов свиде­тельствовал: «Пока, благодаре­ние Богу, русский человек в массе своей рас­познаёт ещё этих, навя­зываю­щихся ему друзей, всячески старается отстра­ниться от них, дабы не попасть в расставляемые ему хитрою рукою сети и через это все еще избе­гает пока сво­его духовного порабощения. Святые рус­ские, покровители и молит­венники за Русь, не допускают дойти до духовного истощания и пора­боще­ния чуж­дым людям и чуждым идеям»1. С того вре­мени ситуация сильно изме­нилась, к сожалению, в худшую сторону. В усло­виях православной Рос­сии С.Л. Франк был вправе надеяться на то, что «успех теософии … есть лишь ничтожная, преходящая мода»2. Однако с 1917 года в течение семиде­сяти лет в нашей стране происходило уничтожение духовных традиций, ре­зультатом которого стал религиозный вакуум в голо­вах и сердцах боль­шин­ства наших соотечественников. В усло­виях этого ва­куума пробудился боль­шой интерес различным формам ложной религиозно­сти: мистике, разного рода эзотерическим, оккультным учениям и феноме­нам. В постсоветские годы оккульт­ными сектами в России была развёрнута масштабная пропа­ганда. Все это привело к усилению и расширению роли оккультизма в обще­ствен­ном сознании, вступ­лению в секты большого коли­чества людей. Цель настоящей книги – показать ложность доктрин оккуль­тизма и гу­бительный харак­тер его духовности.

Среди оккультных сект особо выделяется Теософское общество, возник­шее в 1875 году в Нью-Йорке. Его главными основоположниками были Елена Петровна Блаватская и Генри Стил Олькотт. Они, вместе со следую­щей парой преемников по возглавлению Теософского общества Анни Безант и Чарльзом Ледбитером, стали создателями современной ок­культной теософии3. Со времени своего появления и до настоящего времени она имеет множество последователей по всему миру, в том числе и на­шей стране. По выше­отмеченным причинам за последние двадцать лет их ко­личе­ство в нашей стране значительно возросло: стали действовать ряд теософ­ских групп и объединений. Они весьма успешно занимаются актив­ным рас­про­странением теософии посредством печатной продукции, глобаль­ной ком­пью­терной сети Интернет. Интерес к теософии со стороны большой части на­шего общества проявляется в частности в том, что в книгопродаже быстро расходятся всё новые тиражи многочисленных работ Е.П. Бла­ватской, А. Безант и Ч.У. Ледбитера, изда­ваемых в нашей стране каждый год. Велик ин­терес к теософии и в общемировом масштабе, ведь она поро­дила «почко­ва­нием» и идейным влиянием множество значительных, распространённых ок­культных сект: «Антропософию» Ру­дольфа Штайнера, «Агни-йогу» Елены и Николая Рерихов, «Школу арканов» Алисы Бейли, «Новый Акрополь» и иные. Несколько сот ок­культных организаций произошли непосредственно из Тео­софского обще­ства4. Многочисленные «потомки» теософии составили глобальное оккульт­ное движение «Новый век» («New Age»)5. Как отмечает религиовед С.Ф. Пан­кин, теософия стала основой оккультной мировоззрен­ческой системы, полу­чившей очень большое распространение в XX веке. Не­смотря на другие позднейшие попытки глобального мировоззренче­ского синтеза, теософия по-прежнему остается наиболее масштабной синкретиче­ской системой, идейно-методологической основой различных парарелигиоз­ных оккультных форм6. Правильно оце­нить их генезис и док­трину не­воз­можно без ясного понимания того, что представляет собой тео­софия. Поэтому исследование тео­софии является акту­альной задачей.

Исследование теософии может быть полноценным только при достаточ­ном знании источников - текстов её основоположников Е.П. Блаватской, Г. Олькотта, А. Безант и Ч. Ледбитера, работ как апологетов теософии, так и её критиков.

Среди источников особое место занимают работы Е.П. Блаватской. В данном исследовании использованы многие её работы, отражающие генезис учения Блаватской в различные периоды её деятельности. Характеризовать и классифицировать труды Блаватской – трудная задача, ввиду того, что её писания имеют очень путаный характер. И всё же среди них можно выделить несколько групп. Прежде всего, следует отметить комплексные работы, рассматривающие ряд различных положений теософии: «Разоблачённая Изида», «Тайная док­трина», «Ключ к теософии», «Теософский словарь», «Комментарии к “Тай­ной док­трине”», «Фрагменты оккультной истины», «Протоколы ложи Бла­ватской». Доктринальные положения теософии помимо общих работ раскры­ваются в многочисленных статьях Блаватской: «Арийско-архатские эзотерические учения о семеричном принципе в человеке», «Размышления о карме и пере­воплощении», «“Разоблачённая Изида” и “Теософист” о реин­карнации», «Звезды и числа», «О космических циклах, манвантарах и кру­гах», «“Разо­блачённая Изида” и вишиштадвайта», «Что есть истина?», «Ответы на во­просы», «Новый цикл», «Сила предубеждения» и других. Тео­софская трак­товка христианства и иных религиозных традиций отражена в статьях: «Эзо­терический характер Евангелий», «Буддизм до Будды», «Тибет­ские учения», «Каббала и каббалисты в середине XIX столетия», «Лидер Брахмо и йо­гизм». Важная тема в наследии Блаватской – это полемика со спи­ритизмом. Она раскрывается как в вышеперечисленных общих работах, так и в отдель­ных статьях: «Дрейф западного спиритуализма», «Манифеста­ции в семье Эдди», «О спиритуализме», «Ещё о материализации». Духов­ную практику теософии освещяют работы Блаватской: «Голос безмолвия», «Ин­струк­ции для учеников внутренней группы», «Практический оккуль­тизм», «Беседы об оккультизме», «В поисках оккультизма», «Статья III». Большой материал для понимания учения Е.П. Блават­ской дают её письма.

Особую важность для исследования теософии имеют по­слания так назы­ваемых «махатм», изданные под названием «Письма махатм». Хотя они припи­сываются несуществующим существам – «махатмам», на самом деле их авторство в большой мере принадлежит самой Е.П. Блаватской. В общей сложности в данном исследовании использовано 77 работ Е.П. Блаватской.

В сочинениях первого президента Теософского общества Генри Олькотта много фактического материала по истории становления Теософского обще­ства. Самый большой его печатный труд – че­тырехтомные воспоминания «Листы старого дневника» («Old diary leaves»). Вместе с тем по сравнению с Бла­ватской Олькотт оставил немного доктри­нальных работ. В общей сложности в дан­ной исследовании использовано 14 работ Г. Олькотта.

Теософская доктрина получила своё дальнейшее развитие в сочинениях следующих лидеров Теософского общества Анни Безант и Чарльза Ледби­тера. Их особенно­стью была практика совместных оккультных «исследова­ний» (при этом ве­дущей стороной был Ледбитер), в результате которых поя­вился ряд книг, на­писанных в соавторстве. Самые значительные из них: «Че­ловек, откуда, куда и как», «Жизни Алсиона», «Мыслеформы», «Оккультная химия». Первые две излагают оригинальную теософскую версию истории человечества, «Мыслеформы» по­священы оккультной трактовке деятельно­сти человеческой мысли, «Ок­культная химия» содержит оккультные пред­ставления авторов о точных науках.

Самой Анни Безант написано большое количество работ, посвящённых тео­ретическим вопросам теософской доктрины и практическому оккуль­тизму. Работы Безант можно охарактеризовать по рассматри­ваемым в них темам. Онтологию теософии рассматривает работа «Строение космоса», раз­личные аспекты концепций космогенеза и антропогенеза – «Эволюция жизни и формы», «Лестница жизни». Об антропологии - книга «Человек и его тела». Теософскую трактовку мировых религий А. Безант излагает в рабо­тах: «Эзотерическое христи­анство или ма­лые мистерии», «Вселенская рели­гия», «Христос», «Протворечит ли теософия христианству», «Теософия и христианство», «Четыре великих религии», «Братство религий», «Индуист­кие идеалы», «Комментарии к Бхагаватгите», «Аватары». Главным образом по­священы духовной прак­тике теософии: «В преддверии Храма», «Путь ученичества», «Сила мысли», «Введение в йогу», «Мисти­цизм», «Изучение сознания», «Сверхфизические исследования», «Общение между мирами», «Вегетарианство в свете теософии», «Духовность». Ряд ра­бот Безант имеют комплексный характер, совмещая в себе рассмотрение ряда тем: «Древняя мудрость», «Загадки жизни и как теософия отвечает на них», «Лекции по теософии», «Что такое теософия», «Законы высшей жизни», «Учителя», «Тео­софия», «Теософия и Теософское общество», «Меняющийся мир. Лекции изучающим теософию», «Теософия в приложении к человече­ской жизни», «Лондонские лекции 1907 года», «Краткий очерк теосо­фии». В общей сложности в данном исследовании использовано 57 работ Анни Безант.

Чарльз Ледбитер, кроме книг, созданных в соавторстве с Анни Безант, ос­тавил самостоятельное обширное письменное наследие, затрагивающее все основные поло­жения теософии. Его работы также можно охарактеризовать по их тематике. Преимущественно посвящены онтологии и антропологии тео­софии: «Астральный план», «Ментальный план», «Девакханинческий план», «Человек видимый и невидимый», «Высшие измерения». Вопросам тана­тологии посвящена работа «По ту сторону смерти», «Условия небесной жизни», «Жизнь после смерти и как теософия открывает её», «Теософское от­ношение к смерти и незримому». Главным образом о культовой прак­тике теософии – «Учителя и путь», «Спиритуализм и теософия», «Как развивают ясновидение», «Вегетарианство и оккультизм», «Чакры». Эзоте­рическо - тео­софской трактовке христианства посвя­щены: «Наука та­инств», «Сокро­венная сторона христианских праздников». Теософская трак­товка масон­ства отражена в книге Ледбитера «Сокровенная жизнь масон­ства». Комплекс­ные работы Ледбитера: «Внутренняя жизнь», «Сокровенная сто­рона вещей», «Учеб­ник теософии», «Очерк основных положений теософии», «Краткий очерк теософии». В общей сложности в данном исследовании исполь­зовано 34 работы Лебитера.

Особую группу литературы о теософии представляют собой труды апо­ло­гетов Теософского движения. Наиболее значительные работы: Джин Фуллер «Бла­ватская и её учителя» («Blavatsky and her teachers»), Викотора Эндерсби «Зал волшебных зеркал» («The Hall of Magic Mirrors»), Майкла Гоумса «Рассвет Теософского движения» («The Dawning of the Theosophical Movement»), Беатрис Гастингс «Защита мадам Блаватской» («Defence of Madame Blavatsky»), Чарльза Райана «Е.П. Блаватская и Теософское движе­ние» («Blavatsky and the Theosophical Movement»), Сильвии Крэнстон «Е.П. Блаватская. Жизнь и творчество основатель­ницы современ­ного теософского движения», Говарда Мэрфи «Елена Блават­ская», Вирджинии Хансон «Махатмы и человечество», Мэри Нэф «Личные мемуары Е.П. Блаватской», Е.Ф. Писаревой «Елена Петровна Блаватская». В них со­держится в основном биографический материал, а также отражена полемика с её оппонентами. Однако их защитительные приемы апологетов Теософского движения неубеди­тельны. Так, в их работах много места занимают попытки дезавуировать результаты расследования лондонского Общества психических исследова­ний, приведшего к заключению о поддельности «сверхъестественных» феноме­нов Е.П. Блават­ской. Однако, ставшие известными около два­д­цати лет тому назад признания Блаватской, сделанные при вербовке в «Третье отде­ление Собст­венной Его императорского Величества канцелярии», ясно показывают, что она на протяжении мно­гих лет своих жизни занималась обма­ном, в том числе под ви­дом оккультных феноменов и попытки представить её невинной правдоиска­тельницей несо­стоятельны.

Критическое исследование теософии началось уже вскоре после её появ­ления. Теософское общество появилось в США и в первую очередь полу­чило распространение в англоязычных странах, по­этому закономерно, что пер­вые критические исследования его идей в конце XIX века были англоязычными. Среди первых критиков теософии следует особо отметить вы­дающиегося великобританского востоковеда Макса Мюллера и американского исследователя Уильяма Коулмaна. Мюллер рассмотрел пре­тензии Блаватской на обладание сокровенными знаниями о буддизме и показал их несостоя­тель­ность, а Коулман предпринял исследование подлинных источников произве­дений Е.П. Блаватской7. Книга британского автора Артура Лили «Мадам Блаватская и её “теосо­фия”» («Madame Blavatsky and her “theosophy”: a study») критически описывает историю возникновения теософии, важ­нейшие события ранней истории Теософского общества, связанные с ним скандалы, в том числе расследование Общества психических исследований. В доктри­нальном плане Лили подобно профессору Мюллеру стремится про­вести сравнение эзотерического буддизма теософии с настоящим буддизмом, но это у него получается гораздо менее убедительно, ведь он, в отличие от Мюл­леера, не был квалифицированным востоковедом.

В XX веке исследование тео­софии было продолжено многочисленными трудами. Глубокими наблю­дениями обращают на себя внимание главы о тео­софии в работах о религиях Индии христиан­ских миссионеров - востокове­дов Никола Макникола, и Джона Фаркухара8. Примечательна книга француз­ского философа Рене Генона «Теософизм – история псевдорелигии» («Le Théosophisme. Histoire d’une pseudo-religion»). Важный смысл имеет уже её название – Генон примени­тельно к системе Е.П. Блаватской и её последователей вводит неологизм «théosophisme» ввиду того, что она, по сути, не соответствует традиционному термину «théosophie». В своей работе Генон рассматривает вопросы исто­рии Теософского общества, некоторые аспекты теософской доктрины. Среди других важных исследо­ваний теософии сле­дует отметить книгу «Возрождён­ная древняя мудрость» («Ancient wisdom revived») Брюса Кэм­пбела, главы о теософии в работах Джо­зелин Годвин «Теософское Просвещение» («Theosophical Enlightement»), «В поисках знания: стратегии эпи­стемологии от теософии до “Нового века”» («Claiming Knowledge. Strategies of Epistemology from Theosophy to the New Age») Олафа Наммера, «Религия Нового века и за­падная культура: эзотеризм в зер­кале секулярной мысли» («New Age Religion and Western Culture: Esotericism in the Mirror of Secular Thought») Вутера Хане­графа.

Необходимо отметить несколько независимых биографических исследо­ваний деятельности основоположников теософии. Книги Джона Симондса «Жен­щина с магическими глазами: мадам Блаватская – медиум и маг» («The Lady with the Magic Eyes:  Madame Blavatsky - Medium and Magician») и Ма­рион Мид «Женщина за завесой мифа» («Madame Blavatsky: The Woman behind the Myth») дают обширный фактический мате­риал о жизни Е.П. Блаватской. Работа Питера Вашингтона «Бабуин мадам Блаватской: история мистиков, медиумов и шарлатанов, ко­торые открыли спиритуализм Аме­рике» (русский перевод названия книги сделан по амери­канскому изданию 1995 года; назва­ние первого лондонского издания 1993 года: «Madame Blavatsky's Baboon: Theosophy and the Emer­gence of the West­ern Guru»), представляя собой хороший исторический очерк становления тео­софского движения в контексте генезиса иных течений за­падного оккуль­тизма XIX – XX веков, к сожалению, страдает рядом весьма грубых фактичес­ких ошибок, особенно относительно положений док­трины тео­софии. Гораздо тщательней и достоверней также написанная в ис­торической плоскости книга о Ледбитере Грегори Тиллета «Старший брат: биография Чарльза Уэбстера Ледбитера» («The elder brother: a biography of Charles Webster Leadbeater») и его докторская диссертация, защищенная в Сиднейском университете «Чарльз Уэбстер Ледбитер. Биграфическое исследование» («Charles Webster Leadbeater, 1854-1934: A Biographical Study»). Важные историче­ские исследования жизни Е.П. Блаватской и ранней истории Тео­софского общества осуществил американский ученый Пол Джонсон. В рабо­тах «Разоблаченные учителя: мадам Блаватская и миф о Великом Белом Братстве» («The Masters Revealed: Madame Blavatsky and the Myth of the Great White Lodge»), «Посвящения теософских учителей» («Initiates of theosophical Masters») он на основании обширных фактологических изысканий пришел к выводу, что образы теософских ма­хатм в первую очередь обусловлены реальными историческими прототипами современных Е.П. Блаватской общественно – религиозных деятелей.

Среди множества западных работ о теософии выделяются богословско - полемиче­ские сочинения христианских авторов. Это книги протестантов: Матильды Стердж «Теософия и христианство: сравнение» («Theosophy and Christianity: a comparison»), Макнил «От тео­софии к христианской вере: сравнение теософии с христи­анством» («From Theosophy to Christian Faith. A comparison of Theosophy with Christianity») и М. Слоун «Разоблачённая демонософия в современной теосо­фии. Откуда? Как? Куда? Рассмотрение и опровержение истинным учением Библии» («Demonosophy unmasked in modern Theosophy. Whence? What? Whither? An Exposition and Refutation with Corrective Bible teaching»). Особенностью данных работ является то, что они в большой мере обусловлены конфессиональными представлениями их авто­ров. Их ха­рак­терным недостатком является игнорирование в богословском рассмотре­нии Священного Предания Церкви и святоотеческого наследия как его важ­ней­шего выражения. Вместе с тем они содержат ряд ценных наблю­дений и выводов относительно соотношения теософской доктрины с основ­ными по­ложениями христианства.

Работа католического священника Эрнеста Хала «Теософия и христиан­ство» («Theosophy and Christianity») появилась как серия публикаций в индийской газете «Catholic Exam­iner» за 1904 год и полемизирует с несколькими статьями теософов Бимана (Beaman) и Вимадалала (Vimadalal) в журнале «East and West». Значе­ние ра­боты Э. Хала в большой мере ограничено рамками рассмотрения этих уже не представляющих актуальности статей, однако ряд содержащихся в ней мыс­лей и выводов ценны и поныне.

За период, прошедший со времени появления современной оккультной теософии, появилось немало работ о ней и в нашей стране. Видимо первой в Рос­сии была небольшая статья Н.Н. Глубоковского «Теософическое общество и современная теосо­фия», опубликованная в 1889 г. в журнале «Вера и ра­зум». Опыт систематического критического рассмотрения доктрины тео­со­фии в России впервые предпринял Всево­лод Сергеевич Соловьёв в статье: «Что такое доктрина Тео­софиче­ского общества». Однако исследование Все­волода Соловьёва ограничивает использование лишь нескольких, преимуще­ственно вторичных теософских работ, тогда как «Разоблачённая Изида», «Тайная док­трина» и иные важнейшие произведения основоположников тео­софии не рас­сматриваются. По этой причине некоторые выводы Всеволода Соловьева ошибочны, ряд положений тео­софии не ос­вещены совсем.

Распространение оккультной теософии в конце XIX – начале XX-го века вызвало отклик двух выдающихся отечественных религиозных мыслителя того времени: Владимира Соловьева и Николая Бердяева. В их публикациях содержатся важные наблюдения, мысли о причинах появления теософии, по­ка­зывается ложность некоторых её утверждений9.

Значительную цен­ность представляют работы М.В. Лодыженского «Сверхсознание и пути его достижения» и К.Д. Кудрявцева «Что такое тео­софия и Теософическое об­щество». Оба автора одно время увлекались тео­софией (Кудрявцев даже был в числе учредителей Российского теософского общества начала XX-го века и его первым секретарём), впоследствии поняли её ложность и антихристиан­скую направленность. Работа М.В. Лодыжен­ского примечательна тем, что осознание истинного отношения учения Тео­софского общества к православному христианству выступает в виде зримого генезиса. Если при написании первой части труда автор выступает с аполо­гией их внутреннего единства, то в последней Лодыженский выражает ясное сознание их несоответсвия. К этому же выводу приходит в своей работе К.Д. Кудрявцев.

Авторы двух православных критических работ о теософии, вышедших в 1910 году, пожелали остаться неизвестными, скрывшись за псевдонимами. Так, под псевдонимом Р. в журнале «Вера и разум» была опубликована работа «Современная теософия в России». Р. кратко обозревает историю возникно­вения Теософского общества и его отделения в России, дает краткий очерк его учения, и в конце своей работы формулирует несколько критических мыслей о теософии. Под псевдонимом NN. появилась в журнале «Христиа­нин» (последняя позднее была из­дана в виде отдельной брошюры) работа «Теософское учение (краткий кри­тический разбор его)». Впрочем, как видно из содержания работы, в качестве доктрины теософии NN. рассматри­вает утверждения не­скольких статей второстепенного смоленского журнала «Теософская жизнь» (чаще всего выступления его редактора Штальберга) ко­торые далеко не во всем выражают общетеософское учение.

В начале XX века несколько критических работ о теософии вышло из-под пера православных священнослужителей. Работа «Религиозные искания на­шего времени: теософия» священномученика протоиерея Михаила Чельцова содержательна, однако в большой своей части разбирает положения док­трины Рудольфа Штейнера, основавшего особое отделившееся от Теософского об­щества оккультное движение - антропософию. Ещё один кри­тический раз­бор теософии – «Теософия перед судом христианства» был осуществлён архиманд­ритом (впо­следствии архиепископом) Вар­лаамом (Ряшенцевым). В работе содержатся цен­ные наблюде­ния, однако база источников для рассмотрения очень ограни­чена – несколько номеров журнала «Вестник теософии» за 1909 год.

Среди других православных работ о теософии 1910-х годов необходимо отметить небольшую статью протоиерея Д.И. Богдашевского (позднее архи­епископа) «Несколько слов о теософии» и брошюру «Теософия – религиоз­ная философия нашего вре­мени» священника Иоанна Дмитриевского. Недос­тат­ком последней явля­ется то, что священник Иоанн большую часть своей работы отвёл поло­житель­ному, почти апологетическому изложению док­трины теософии, под­вергнув её критике лишь на нескольких стра­ницах, что закономерно вызвало похвалу анализировавшего критику теософии на­чала XX-го века теософа Д.В. Стран­дена10.

В послерево­люционное время в СССР стала возможна публи­кация работ о теософии только с точки зрения так называемого «научного ате­изма». Однако за рубежом русские эмигрантские мыслители продолжили независи­мое ис­следование и критику теософии. К этому периоду относится «Диалог о пере­селении душ» архимандрита (позже ар­хиепископа) Иоанна (Шахов­ского), рассматривающего теософскую концепцию реинкарнации с позиции право­славно – христианской мысли, статья Б. Вышеславцева «Завершение теосо­фии» о кризисе теософии в связи с выходом из него Джидду Кришнамурти, высказывания о теософии в некоторых работах Н.А. Бер­дяева11.

В эмиграции теософия была осуждена Русской Православной Церковью Заграницей. Впервые это было выражено в послании митрополита Антония (Храповицкого) «О спиритизме, магнетизме, теософии и прочих оккультных вымыслах» от имени «Русского заграничного церковного Собора» состояв­шегося в Сремских Карловцах в 1921 г. Осуждение теософии было подтвер­ждено Карловацкими Соборами 1932 г. и 1938 г. в «Окружном послании ко всем верным чадам» и «Послании к русской пастве в рассеянии сущей» соот­вественно12. К сожалению, данные соборные осуждения не были подкреп­лены соответствующими научно - богословскими исследованиями.

В отличие от этого, осуждение теософии Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 1994 г. в определении «О псевдоязы­ческих сектах, неоязычестве и оккультизме» было подкреплено целым рядом критических исследований теософии. Весьма боль­шой вклад в это внес про­фессор МПДА протодиакон Андрей Кураев. В своих работах «Сатанизм для интеллигенции (о Рерихах и Право­славии)», «Христиан­ская философия и пантеизм», «Кто послал Бла­ватскую», «Куда идёт душа. Раннее христианство и переселение душ», «Уроки сектоведения» он на материале ряда работ Е.П. Блаватской, Елены и Николая Рерихов, а также некоторых после­дователей Рерихов рассмотрел во­прос религиозной природы теосо­фии и вме­сте с тем рерихианства, произвёл критический анализ ряда поло­жений теосо­фии и вместе с тем рерихианства: онтологии, концепции реинкарнации, некоторых аспек­тов концепции антро­погенеза и культовой практики.

Cвя­щенник Николай Карасёв в соей диссертации на степень кандидата философских наук «Теософия как форма оккультизма в условиях трансфор­мации общественного сознания» предпринял попытку рассмотрения некоторых аспектов доктрины теософии: онтологии, антропологии, космогенеза, антропогенеза, а также её духовной практики.

Книга иеромонаха Анатолия (Берестова) «Православие и теософ­ское учение о карме, или кармическая дья­волиада» выходит за рамки темы, заявленной в названии. Она рассматривает не только концепции кармы и реинкарнации, но также онтологию, космогенез и антропогенез. Впрочем, из собственно теософского материала в работе использована «Тай­ная док­трина» Блаватской и ещё два её произведения, в остальном работа разбирает учение Агни-йоги и различных авторов - рериховцев, С.Н. Лаза­рева, а также Профетов - создателей «Церкви всеобщей и торжествующей». Ещё один опыт критики теософии - работа В.Ю. Питанова «Теософия: факты против мифов», опубли­кованная в сети Интернет.

Несколько весьма интересных отечественных работ о теософии высту­пают с позиций светского религиоведения. Это главы о теософии в книгах Б.З. Фаликова «Неоиндуизм и западная культура», «Культы и культура: от Елены Блаватской до Рона Хаббарда». В них он дает обзор истории появле­ния теософии, делая наблюдения о некоторых аспектах генезиса её учения. Ещё одна примечательная работа - книга А.И. Андреева «Гималайское брат­ство. Теософский миф и его творцы». Рассматривая историю появления уче­ния Е.П. Блаватской, вопрос исторической идентификации теософских ма­хатм, А.И. Андреев существенно дополнил исследования этих тем. К рели­гиоведческо – историческим исследованиям можно было бы отнести книгу А.И. Сенкевича «Блаватская», если бы она не представляла собой странную, непоследовательную смесь элементов собственно научного критического ис­следования с литературными фантазиями автора о жизни Блаватской, напи­санными в жанре романа. Это почти лишает книгу содержательной ценности, хотя в ней и содержатся некоторые интересные наблюдения.

В вышеуказанных трудах были исследованы доктрина и духовная прак­тика теософии. Вместе с тем, однако, необходимо констатировать, что неко­торые важные положения теософской доктрины и ду­ховной практики в оте­чественном сектоведении и религиоведении ещё не рассмотрены совсем, многое из уже рассмотренного нуждается в дополнительном исследовании, что в большой степени объясня­ется малочисленностью использовавшихся в исследованиях источников. В конце XIX - начале XX столетия это по­ложение было обусловлено тем, что лишь ма­лая часть теософских работ была переведена тогда на русский язык. Некото­рые из критиков теософии того времени использовали работы на иностран­ных языках, но и в этом случае круг привлекаемых ими источников, как пра­вило, ограничен несколькими произведениями Е. Блаватской и несколь­кими – А. Безант, а зачастую лишь вторичными пересказами положений теософии. К сожалению эта ситуация с источниковой базой не изменилась кардинально в лучшую сторону и в более позднее время. За последние пятнадцать лет отечественными исследо­вателями оккультизма были критически рассмотрены произведения Елены и Николая Рерихов, основавших в 20 – 40-х годах XX столетия оккультное движение «Агни-йога» («Живая Этика»). Учение и куль­товая прак­тика Агни-йоги в ряде работ критикуются как нечто единое с доктриной и ду­ховной практикой теософии. Это, несомненно, по-своему оправданно, ведь Агни-йога является продолже­нием теософии, её положения, как нам представля­ется, в своих основополагающих принципах очень близки доктрине Е.П. Бла­ватской, Г. Олькотта, А. Безант и Ч. Ледби­тера. Однако лидеры Теософ­ского общества не признавали и не признают истинность Агни-йоги, а Елена и Ни­колай Рерихи в свою оче­редь отрицательно относились к теософским лиде­рам, в частности к деятельности и учению Безант - Ледбитера. Это от­четливо прослеживается в частности в письмах Е.И. Рерих13. В них она все­гда дистан­цирует себя и последователей Агни-йоги от теософов, при этом ес­тественно рассматривая последних как благоприятную среду для обращения в свою секту. Данное противостояние длится по настоя­щее время: многие тео­софы отвергают Агни-йогу, считают её искаже­нием оккультной истины. Так в 1991 году Международное теософское общество (с цен­тром в Адьяре) в качестве условия принятия в его члены российских тео­со­фов потребовало от них письменного обязательства «не упоми­нать имен Рерихов, не признавать Агни-Йогу»14. Для этой части тео­софов показывание заблуждений теософии на материале работ Елены и Ни­колая Рерихов, а также их учеников, А.И. Клизовского и других, неубедительно.

Вместе с тем отечественной критикой так и остались не привлечёнными большая часть работ Блаватской, мало рассмотрены работы А. Безант и осо­бенно Ч. Ледбитера, тогда как их взгляды и деятельность очень показа­тельны. Безант и Ледбитер, ученики - преемники Е.П. Блаватской по воз­главлению Теософского общества, дали закономерное продолжение ряду доктринальных и духовно - практических тенденций, изначально заложен­ных в теософии. Последовательное рассмотрение учения Блаватской, Безант и Ледбитера показывает неоднократное серьёзное изменение доктрины тео­софии, что является одним из важнейших свидетельств её ложности. Вы­явить данные изменения, степень состоятельность оправдывающей их аргу­ментации возможно только при привлечении более широкого круга работ Е.П. Блаватской, Г. Олькотта, А. Безант и Ч. Ледбитера. Сделать это пред­ставляется актуальным и необходимым15.

Основоположники теософии многократно утверждали, что доктрина и ду­ховная практика теософии идентичны учению и духовной жизни православ­ного христианства. Е.П. Блаватская заявляет в одном из писем, что в её рабо­тах невозможно найти «ни одного слова против русской православной Церкви. Вы спросите, почему? Потому что Ваша Церковь самая чистая и са­мая ис­тинная, и все уродливые человеческие деяния никогда не смогут по­вредить ей. В русской православной Церкви прочно заложено зерно божест­венной Истины»16. Аналогичное заявление содержится в другом письме: «Что же каса­ется моего противухристианства, ты его знаешь. Я враг католи­ческих и протестантских церковных излишеств, идеал же Христа распятого светлеет для меня с каждым днем яснее и чище, а против православной хри­стианской церкви, пусть повесят меня, - не пойду!»17 Подобные утверждения содер­жатся в работах Ч. Ледбитера и А. Безант. Последняя писала, что в «…в уче­нии, которое названо таким [божественным] именем (теософия) каждая его составляющая делает христианскую веру более крепкой и более духовной и нет ничего, что бы отдаляло от Церкви и противоречило Крещению»18. Без­ант утверждает тож­дество духовной практики христианства с теософской: «Католическая цер­ковь, а также и Православная сохранили систематическую тренировку в ре­лигиозной жизни, настоящую подготовку к оккультной жизни, которая все­гда признавалась в теории»19. Очень важным представля­ется рассмотрение справедливости этих утверждений на материале основных положений тео­софской доктрины и духовной практики, особенно в связи с новейшими попытками отстоять «православность» основоположников теосо­фии20.

В связи с рассмотрением справедливости отождествления теософии хрис­тианству стоит установление подлинных источников, из которых основопо­ложники теософии черпали материал для её создания. К сожалению, в рамках данной работы ввиду ограниченности её объёма невозможно исчерпывающе описать все гносеологические заимствования в теософию. Поэтому в контек­сте раз­бора положений теософии мы будем рассматривать те, из которых тео­софия взяла более всего. При этом определение размеров заимствований очень затруднено не­сколькими обстоятельствами. Для всех заимствований характерно су­щест­венное изменение смысла терминов и содержания поня­тий, присущих раз­личным религиям мира при перене­сении их в теософию. Размытость и искажённость заимствований обусловлена не только специаль­ным умыслом, но и отсутствием у Блаватской, осуществившей большую часть этих заимствова­ний, глубоких знаний об их первоисточниках. Будучи сильно трансформированы, данные заим­ствования из различных религиоз­ных систем растворены в собственных построе­ниях основоположников тео­софии, что также очень затрудняет их определение. Ещё одна трудность вы­явления гносеологиче­ских истоков теософии состоит в том, что теософия, как и другие ок­культные движе­ния, включает оккультные подходы и построе­ния как в рамках пря­мой исто­рической цепи преемства, так и без ви­димой преемственности пре­жде быв­шим лже­учителям.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница