Судебная практика рассмотрения споров о выселении граждан из жилых помещений




Скачать 351.83 Kb.
Дата21.06.2016
Размер351.83 Kb.


Судебная практика рассмотрения споров

о выселении граждан из жилых помещений
Настоящий доклад посвящен вопросам выселения без предоставления другого жилого помещения граждан из жилых помещений, относящихся к жилищному фонду социального использования, специализированному жилищному фонду, индивидуальному жилищному фонду.

Споры о выселении из жилых помещений

жилищного фонда социального использования
Граждане могут быть выселены из предоставленных им по договору социального найма жилых помещений без предоставления другого жилого помещения в случаях, предусмотренных в ст. 91 ЖК РФ.

Обращение в суд с требованием о выселении нанимателя и членов его семьи возможно тогда, когда после предупреждения наймодателя указанные лица не устраняют нарушения, указанные в ч. 1 ст. 91 Кодекса.

Право требовать выселения нарушителей в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения имеют наймодатель и другие заинтересованные лица. Верховный Суд РФ в п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» указал на то, что к заинтересованным лицам, имеющим право обратиться в суд с требованием о выселении нанимателя жилого помещения и (или) членов его семьи, относятся лица, чьи права нарушаются неправомерными действиями нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи (например, соседи по дому, коммунальной квартире).

Анализ судебной практики показал, что, разрешая дела о выселении нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 91 Кодекса, суды исходят из того, что такое выселение является крайней мерой ответственности и возможно лишь при установлении факта систематичности противоправных виновных действий со стороны нанимателя и (или) членов его семьи, которые, несмотря на предупреждение наймодателя в любой форме (устной или письменной) о необходимости устранить допущенные нарушения, эти нарушения не устранили.


Так, отказывая в удовлетворении исковых требований У.О.А. о выселении бывшего мужа У.С.И. без предоставления другого жилого помещения, суд исходил из того, что необходимым условием выселения ответчика из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 91 Жилищного кодекса Российской Федерации, является не только доказанность того обстоятельства, что ответчик систематически нарушает права и законные интересы истца, но и доказанность того факта, что ответчик после получения предупреждения наймодателя продолжает нарушать права и законные интересы истца.

Вместе с тем, истцом не представлено суду доказательств того, что ответчик был предупрежден наймодателем о возможности выселения из спорной квартиры в случае нарушения прав и законных интересов истца, проживающего в спорном жилом помещении (Ржевский городской суд Тверской области, гражданское дело № 2-697/14).

Оставляя решение без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда, указала, что выселение из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения на основании ст. 91 ДК РФ является крайней мерой ответственности, применяемой только в том случае, если иные меры воздействия (в том числе ранее вынесенное предупреждение) оказались безрезультатными, что в рассматриваемом случае судом не установлено (Дело № 33-4723/2014).

В соответствии с ч. 1 ст. 70 ЖК РФ наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя - других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи.

Необходимость письменного согласия членов семьи нанимателя на вселение в жилое помещение иных лиц предусматривалась и ранее действовавшим ЖК РСФСР (ст. 54).

Если на вселение лица в жилое помещение не было получено письменного согласия нанимателя и (или) членов семьи нанимателя, а также согласия наймодателя, когда оно необходимо (ч. 1 ст. 70 ЖК РФ), то такое вселение следует рассматривать как незаконное и не порождающее у лица прав члена семьи нанимателя на жилое помещение. В таком случае наймодатель, наниматель и (или) член семьи нанимателя вправе предъявить к вселившемуся лицу требование об устранении нарушений их жилищных прав и восстановлении положения, существовавшего до их нарушения (п. 2 ч. 3 ст. 11 ЖК РФ). При удовлетворении названного требования лицо, незаконно вселившееся в жилое помещение, подлежит выселению без предоставления другого жилого помещения.


Так, разрешая требование Ф.В.В. о признании Ф.Е.С. не приобретшей право пользования квартирой, об устранении нарушений его жилищных прав, восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, путем выселения, суд установил, что спорное жилое помещение было предоставлено матери истца Ф.Н.Г. по ордеру в 1989 году на семью из четырех человек: Ф.Н.Г., Ф.В.В., Ф.А.В. и В.А.О.

В 2009 году Ф.Н.Г. умерла, после чего с Ф.А.В. (братом истца) был заключен договор социального найма.

Ф.А.В. вселил в спорное жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя свою супругу Ф.Е.С., не получив на это письменное согласие Ф.В.В., имеющего равные с нанимателем права на спорное жилое помещение.

Доказательств письменного согласия истца Ф.В.В., а также наймодателя жилого помещения МУ «Администрация городского поселения поселок Радченко» на вселение ответчика Ф.Е.С. в спорную квартиру, как того требует ст. 70 ЖК РФ, суду не представлено.

Кроме того, судом было установлено, что в спорной квартире ответчик Ф.Е.С. не зарегистрирована.

Удовлетворяя требование о выселении Ф.Е.С., суд пришел к выводу о том, что она проживает в спорной квартире без законных на то оснований, регистрацию по месту жительства по данному адресу не имеет, ее вселение в спорную квартиру произведено без согласия временно отсутствующего, имеющего право пользования квартирой Ф.В.В., а также наймодателя (Конаковский городской суд Тверской области, гражданское дело № 2-1692/13).

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда, оставляя решение без изменения, указала, что на вселение в спорную квартиру своей супруги Ф.Е.С. наниматель жилого помещения Ф.А.В. должен был получить письменное согласие Ф.В.В. как, лица имеющего равные с нанимателем права на спорное жилое помещение.

Довод апелляционной жалобы об устном согласии истца на вселение Ф.Е.С. в жилое помещение не принят судом во внимание, поскольку данное обстоятельство не является установленным законом порядком вселения в жилое помещение, тем более при наличии возражений Ф.В.В. против проживания Ф.Е.С. в жилом помещении (Дело № 33-742/2014.

Споры о выселении из жилых помещений

специализированного жилищного фонда


Согласно статье 92 ЖК РФ к специализированным жилым помещениям, которые могут быть объектом договора найма, относятся: служебные жилые помещения, жилые помещения в общежитиях, жилые помещения маневренного фонда, жилые помещения фонда для временного поселения вынужденных переселенцев, жилые помещения фонда для временного поселения лиц, признанных беженцами, жилые помещения в домах системы социального обслуживания граждан.

В качестве специализированных жилых помещений используются жилые помещения государственного и муниципального жилищных фондов (часть 2 статьи 92 ЖК РФ). Исчерпывающий перечень, назначение специализированных жилых помещений и категории граждан, для временного проживания которых они предназначены, определены статьями 92-98 ЖК РФ.

Основанием выселения из специализированных жилых помещений, независимо от их вида, является расторжение или прекращение договора найма специализированного жилого помещения, что по общему правилу влечет за собой выселение нанимателя. Следовательно, граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить указанные жилые помещения граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений (ч. 1 ст. 103 ЖК РФ). Исключением являются случаи, предусмотренные ч. 2 ст. 102 и ч. 2 ст. 103 ЖК РФ, а также ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».

Изучение судебной практики Тверской области показал, что преимущественно суды рассматривают споры о выселении граждан из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях.


Выселение из служебных жилых помещений
Служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с государственным или муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы (ст. 93 ЖК РФ).

Прекращение трудовых отношений либо пребывания на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения, правовым последствием чего является выселение нанимателя и членов его семьи (ч. 3 ст. 104, ч. 1 ст. 103 ЖК РФ).


При разрешении споров о выселении граждан из служебных жилых помещений у судов, как правило, не возникало затруднений в применении норм жилищного законодательства, регулирующих данные правоотношения.
Так, при рассмотрении иска Министерства имущественных и земельных отношений Тверской области к У.И.А., У.Н.А., У.Д.И. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения суд пришел к выводу о том, что спорное жилое помещение находится в государственной собственности субъекта Российской Федерации, относится к жилому помещению специализированного жилищного фонда, является служебным, предоставлено У.И.А. на время прохождения службы в Отделе внутренних дел Бежецкого района, и в связи с его увольнением договор найма квартиры считается прекращенным, а он и члены его семьи, не относящиеся к числу лиц, поименованных в ч. 2 ст. 103 ЖК РФ, подлежат выселению из нее без предоставления другого жилого помещения (Бежецкий городской суд, гражданское дело № 2-123/14).

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда оставила решение без изменения. При этом судом апелляционной инстанции был проверен и признан неправомерным довод жалобы о невозможности выселения ответчиков в силу п. 28 Постановления Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2002 года № 897, согласно которому не могут быть выселены сотрудники, имеющие выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2002 года № 897 утверждено Типовое положение о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в оперативное управление органам внутренних дел, органам Федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации.

В соответствии с данным Типовым положением сотрудник (военнослужащий), проживающий в служебном жилом помещении и прекративший службу (военную службу), подлежит выселению из служебного жилого помещения со всеми проживающими с ним лицами без предоставления другого жилого помещения в сроки, установленные в договоре найма (п. 27). Без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в пункте 27 настоящего типового положения, не могут быть выселены:

сотрудники, имеющие выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет;

члены семьи сотрудника (военнослужащего), погибшего (умершего) при исполнении служебных обязанностей (обязанностей военной службы), которому было предоставлено служебное жилое помещение;

иные категории сотрудников (военнослужащих) и членов их семей в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, определяющими их статус и устанавливающими социальные гарантии сотрудников (военнослужащих) (п. 28).

Данное Постановление Правительства Российской Федерации принято во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 24 мая 1994 года № 1016 «О неотложных мерах по реализации Федеральной программы Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994 - 1995 годы».

В силу ч. 4 ст. 5 ЖК РФ Правительство Российской Федерации вправе издавать постановления, содержащие нормы, регулирующие жилищные отношения, на основании и во исполнение настоящего Кодекса, других федеральных законов, нормативных Указов Президента Российской Федерации.

Таким образом, Правительство Российской Федерации не наделено правом расширять установленный нормами Жилищного кодекса Российской Федерации, других федеральных законов и указов Президента Российской Федерации круг лиц, имеющих право на предоставление другого жилого помещения при выселении из служебной квартиры.

То обстоятельство, что данное Постановление Правительства Российской Федерации до настоящего времени не отменено, не свидетельствует о том, что оно подлежало применению по настоящему делу.

Названное Постановление Правительства Российской Федерации в силу ч. 1 ст. 6 Жилищного кодекса Российской Федерации распространяется на лиц, которым служебное жилое помещение было предоставлено до введения в действие 01 марта 2005 года Жилищного кодекса Российской Федерации.

Между тем, спорное служебное жилое помещение было предоставлено семье ответчика в 2006 году, то есть уже после принятия Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».

В связи с этим Постановление Правительства Российской Федерации не подлежит применению к правоотношениям, возникшим после введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации (Дело № 33-2182/2014).


В то же время имел место случай неверного применения ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».
Так, отказывая в удовлетворении исковых требований Государственного комплекса «Завидово» Федеральной службы охраны Российской Федерации о выселении К.Н.В., К.Л.А., К.В.Н., суд исходил из того, что занимаемое ответчиками жилое помещение являлось служебным жилым помещением, которое ответчики занимали в том числе на момент введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, то есть на 01 марта 2005 года, и, будучи нуждающимися в улучшении жилищных условий, поскольку к моменту введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации К.В.Н. проработал в ГК «Завидово» более 10 лет, ответчики в силу статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» не могут быть выселены из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения (Конаковский городской суд, гражданское дело № 2-959/14).

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда не согласилась с выводами суда об отсутствии оснований для выселения К.Н.В., К.Л.А., К.В.Н. без предоставления другого жилого помещения, указав следующее.

Согласно статье 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

В пункте 43 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» указано, что судам следует учитывать, что статьей 13 Вводного закона предусмотрены дополнительные гарантии для граждан, проживающих в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. В соответствии с названной статьей указанные граждане, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма (часть 1 статьи 51 ЖК РФ), или имеющие право состоять на данном учете (часть 2 статьи 52 ЖК РФ), не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Категории граждан, выселяемых из служебных жилых помещений и общежитий с предоставлением другого жилого помещения, были определены статьями 108 и 110 ЖК РСФСР.

Согласно пункту 6 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в статье 107 настоящего Кодекса, не могли быть выселены лица, проработавшие на предприятии, в учреждении, организации, предоставивших им служебное жилое помещение, не менее десяти лет (кроме лиц, которые проживают в служебных жилых помещениях, закрепленных за Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба), и не подлежат обеспечению жилыми помещениями для постоянного проживания в порядке и на условиях, предусмотренных Федеральным законом от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»).

Из содержания приведенных положений Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ следует, что без предоставления другого жилого помещения не могут быть выселены граждане, проживающие в служебных жилых помещениях, предоставленных им до 01 марта 2005 года (дата введения в действие ЖК РФ), при одновременном наличии следующих условий: а) указанные граждане относятся к категориям лиц, выселение которых из служебных жилых помещений и общежитий без предоставления другого жилого помещения до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации не допускалось статьей 108 ЖК РСФСР; б) такой статус эти лица должны были приобрести до 01 марта 2005 года; в) эти граждане должны состоять на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, либо иметь право состоять на таком учете.

При этом право на дополнительные гарантии, то есть невозможность выселения граждан из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, должно возникнуть у лиц, названных в статье 108 ЖК РСФСР к моменту введения в действие ЖК РФ. В этом случае к спорным правоотношениям можно применять положения статьи 108 ЖК РСФСР и после введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации при наличии других обязательных условий. Если же лицо к моменту введения в действие ЖК РФ не приобрело право на дополнительные гарантии, предусмотренные этой статьей, то на него положения данной нормы не распространяются.

Установлено, что К.Н.В. к моменту введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации проработал в Государственном комплексе «Завидово» более 10 лет.

На момент введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации К.Л.А. составом семьи К.Н.В., К.В.Н. состояла на учете нуждающихся в предоставлении жилого помещения по договору социального найма.

Полагая, что данные обстоятельства свидетельствуют о невозможности выселения ответчиков без предоставления другого жилого помещения, суд первой инстанции не учел, что сохранение гарантий в виде выселения из служебного жилого помещения с предоставлением другого жилого помещения в случае прекращения трудового договора статьей 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» предусмотрено только для лиц, которые состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, и сохранение данных гарантий возможно после введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации также только при условии, что к моменту разрешения спора данные граждане состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете.

Из материалов дела усматривалось, что на момент увольнения К.Н.В., на момент предъявления иска в суд, на момент разрешения дела судом ответчики на учете на получение жилого помещения по договору социального найма не состояли и не имели права состоять.

В связи с этим суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что факт того, что ответчики состояли на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, на 01 марта 2005 года, при отсутствии оснований состоять на таком учете к моменту разрешения вопроса о выселении, свидетельствует об отсутствии всех необходимых условий, при которых выселение из служебного жилого помещения в соответствии со статьей 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» без предоставления другого жилого помещения не допускается.

Учитывая изложенное, судебная коллегия указала, что, предусмотренные статьей 103 Жилищного кодекса Российской Федерации основания для выселения ответчиков из спорного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения имелись, в связи с чем решение суда отменено, постановлено новое решение о выселении К.Н.В., К.Л.А., К.В.Н. из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения (Дело № 33-4234/2014).

Выселение из общежитий


В силу ч. 1 ст. 94 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения в общежитиях предназначены для временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения.

Договор найма жилого помещения в общежитии заключается на период трудовых отношений, прохождения службы или обучения. Прекращение трудовых отношений, обучения, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма жилого помещения в общежитии (ч. 2 ст. 105 Жилищного кодекса Российской Федерации), что влечет обязанность освободить такое жилое помещение, а в случае отказа – выселение в судебном порядке (ч. 1 ст. 103 Жилищного кодекса Российской Федерации).


Анализ судебной практики по делам о выселении из жилых помещений в общежитии показал, что суды правильно определяли юридически значимые обстоятельства и верно применяли нормы жилищного законодательства.
Так, разрешая требования Министерства обороны Российской Федерации о признании В.О.А. утратившей право пользования жилым помещением в общежитии и ее и выселении, суд первой инстанции установил, что спорное жилое помещение расположено в здании общежития, было предоставлено ответчице для временного проживания в период ее работы в Военной академии Воздушно-космической обороны, трудовые отношения между сторонами прекращены 16 октября 2013 года на основании пункта 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, В.О.А. была предупреждена об утрате права пользования жилым помещением и ей было предложено в течение двух недель с момента получения уведомления в добровольном порядке освободить занимаемое жилое помещение.

Поскольку срок действия договора найма спорного жилого помещения истек в связи с прекращением трудовых отношений между сторонами, и истцом были предприняты меры, направленные на прекращение договора, суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований, и признав В.О.А. утратившей право пользования спорным жилым помещением в связи с прекращением договора найма жилого помещения в общежитии, и в соответствии с частью 1 статьи 103 Жилищного кодекса РФ постановил выселить ее из указанного жилого помещения в общежитии без предоставления другого жилого помещения.

При этом оснований, предусмотренных частью 2 статьи 103 Жилищного кодекса РФ, исключающих возможность выселения из жилого помещения в общежитии без предоставления другого жилого помещения, установлено не было (Пролетарский районный суд г. Твери, гражданское дело № 2-49/14).

Оставляя решение суда без изменения, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и, оценивая доводы апелляционной жалобы, указал, что длительность проживания в спорном помещении, проживание ответчика в спорном жилом помещении после прекращения договора найма, отсутствие у В.О.А. другого жилого помещения правового значения не имеют, поскольку данные обстоятельства не опровергают выводов суда о прекращении у ответчика права пользования занимаемыми жилыми помещениями в связи с прекращением с нею договора найма.

Доводы апелляционной жалобы В.О.А. о нарушении постановленным по делу решением суда его конституционного права на жилое помещение, отсутствие у нее другого жилого помещения, не является основанием для сохранения за В.О.А. права пользования спорным жилым помещением и отмене решения суда, поскольку противоречат нормам действующего законодательства и основаны на неправильном толковании норм материального права (Дело № 33-1621/2014).
По делам данной категории суды выясняли наличие предусмотренных статьей 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» условий, при которых граждане не могут быть выселены из занимаемого жилого помещения в общежитии без предоставления другого жилого помещения.
Так, по делу по иску ГБУЗ Тверской области Детская областная клиническая больница к М.Е.В., действующей также в интересах несовершеннолетней М.В.А., о расторжении договора найма жилого помещения в общежитии и выселении без предоставления другого жилого помещения суд первой инстанции пришел к выводу о том, что прекращение ответчиком трудовых отношений с ГБУЗ Тверской области Детская областная клиническая больница является основанием для прекращения договора найма жилого помещения в общежитии.

При этом судом установлено, что статуса лица, названного в ст. 108 ЖК РСФСР, у М.Е.В. не имелось, так как к моменту введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации - 1 марта 2005 года, М.Е.В. проработала в организации, предоставившей ей общежитие, менее 10 лет, а именно 9 лет 7 месяцев с 01 августа 1995 года по 01 марта 2005 года, проживала в спорном жилом помещении совместно с отцом своего ребенка, за которым в установленном порядке не признано право пользования спорным жилым помещением, в связи с чем положения статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР о невозможности выселения из общежития без предоставления другого жилого помещения на нее не распространяются (Московский районный суд г. Твери, гражданское дело № 2-5/14).

Оставляя решение суда без изменения, судебная коллегия дополнительно указала, что из содержания положений статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» следует, что без предоставления другого жилого помещения не могут быть выселены граждане, проживающие в жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации (01 марта 2005 года), при одновременном наличии следующих условий: а) указанные граждане относятся к категориям лиц, выселение которых из служебных жилых помещений и общежитий без предоставления другого жилого помещения до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации не допускалось статьей 108 Жилищного кодекса РСФСР; б) такой статус эти лица должны были приобрести до 01 марта 2005 года; в) эти граждане должны состоять на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, либо иметь право состоять на таком учете.

Судебная коллегия обратила внимание на то, что право на дополнительные гарантии, то есть невозможность выселения граждан из общежития без предоставления другого жилого помещения, должно возникнуть у лиц, названных в статье 108 Жилищного кодекса РСФСР, к моменту введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, то есть к 01 марта 2005 года. В этом случае к спорным правоотношениям можно применять положения статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР и после введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации при наличии других обязательных условий. Если же лицо не приобрело право на дополнительные гарантии, предусмотренные этой статьей, то на него положения данной нормы не распространяются (Дело № 33-1331/2014).


Споры о выселении из жилых помещений

индивидуального жилищного фонда


В силу ст. 35 ЖК РФ собственник жилого помещения вправе требовать в судебном порядке выселения граждан, не являющихся собственниками этого жилого помещения, в случае прекращения у них права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным ЖК РФ, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда.

Это могут быть члены семьи собственника жилого помещения, бывшие члены семьи собственника жилого помещения, члены семьи прежнего собственника жилого помещения, иные граждане.

Изучение судебной практики показал, что в основном судами рассматривались дела по искам о выселении в случае смены собственника и о выселении бывших членов семьи собственника.
Выселение при смене собственника
Согласно п. 2 ст. 292 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности на жилой дом или квартиру другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.
Т.В.З. обратилась в суд с иском к С.А.А. о прекращении права пользования жилым помещением и выселении, в обоснование требований указывала, что является собственником 1/2 доли в праве собственности в порядке наследования после смерти В.С.Ю. Ответчик был вселен в дом В.С.Ю., после ее смерти обращался в суд с иском о признании права собственности на 1/2 долю жилого дома. В иске ему было отказано. На предложение освободить жилое помещение и сняться с регистрационного учета С.А.А. отказался.

Удовлетворяя исковые требования, суд руководствовался статьей 288, пунктом 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 30 Жилищного кодекса Российской Федерации, учел, что С.А.А., вселенный прежним собственником в спорное жилое помещение безвозмездно, в договорных отношениях с новым собственником об условиях проживания в жилом помещении не состоит, членом ее семьи не является, поэтому его право пользования спорным жилым помещением прекращено (Пролетарский районный суд г. Твери, гражданское дело № 2-1969/13).

С данным выводом суда первой инстанции судебная коллегия согласилась, поскольку в силу пункта 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе права собственности на жилое помещение истцу в порядке наследования, право пользования спорным жилым помещением ответчиком прекращается и оснований для его сохранения не имеется.

Поскольку по требованию собственника ответчик не освобождает жилое помещение, на основании статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда (Дело № 33-496).


Обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире (ст. 78 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).
Разрешая заявленные ОАО «Собинбанк» требования к Б.А.В., Б.И.А., Б.Т.А., Б.Э.А. о признании ответчиков утратившими право пользования квартирой и выселении, суд, установив, что по ранее рассмотренному делу с ответчиков взыскана задолженность по кредитному договору, обращено взыскание на квартиру, приобретенную за счет кредитных средств, право собственности ответчиков на спорную квартиру прекращено, собственником квартиры является ОАО «Собинбанк», соглашение между банком и ответчиками о проживании последних в спорном жилом помещении не достигнуто, пришел к выводу о наличии оснований для выселения ответчиков (Конаковский городской суд, гражданское дело № 2-885/14).

Судебной коллегией по гражданским делам решение суда оставлено без изменения (Дело № 33-4146/2014).


Выселение бывшего члена семьи собственника
По общему правилу, в соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением собственника с бывшим членом его семьи. Это означает, что бывшие члены семьи собственника утрачивают право пользования жилым помещением и должны освободить его (ч. 1 ст. 35 ЖК РФ). В противном случае собственник жилого помещения вправе требовать их выселения в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения.
Д.Т.П. обратилась в суд с иском к Д.А.Н. о выселении и снятии с регистрационного учета, ссылаясь на то, что она, являясь собственником квартиры, не может реализовать свое право на владение, пользование, распоряжение собственностью, поскольку бывший муж Д.А.Н. зарегистрирован в квартире, не проживает более трех лет.

Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу о том, что Д.А.Н., являясь бывшим супругом истицы, утратил право пользования спорным жилым помещением на основании ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, в связи с чем он подлежит выселению из квартиры и снятию с регистрационного учета. Предусмотренных законом оснований для сохранения за ответчиком права пользования спорным жилым помещением судом установлено не было (Нелидовский городской суд, гражданское дело № 2-352/14).

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда оставила решение суда без изменения, апелляционную жалобу ответчика – без удовлетворения.

Не был принят во внимание довод апеллянта о том, что наличие вещей ответчика в квартире и ключа от квартиры у ответчика, отсутствие запрета на доступ к месту проживания, передача истице денежных средств на оплату коммунальных услуг свидетельствует о достигнутом между сторонами соглашении о пользовании жилым помещением.

Из п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» следует, что в связи с тем, что Жилищный кодекс Российской Федерации не устанавливает специальных требований к порядку заключения соглашения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи о сохранении права пользования жилым помещением (ч. 4 ст. 31 ЖК РФ), а также к его форме и условиям, то исходя из норм ч. 1 ст. 7 ЖК РФ к таким соглашениям применяются правила Гражданского кодекса Российской Федерации о гражданско-правовых сделках (статьи 153 - 181 ГК РФ).

Заключенное в установленном порядке соглашение о сохранении права пользования жилым помещением ответчиком суду представлено не было (Дело № 33-3481/2014).


По делам о выселение бывшего члена семьи собственника суды правильно определяли юридически значимые обстоятельства, а именно: были ли вселены лица, перечисленные в ч. 1 ст. 31 ЖК РФ в качестве членов семьи собственника и прекращены ли в действительности семейные отношения между ними.
Так, разрешая требования Д.М.В., заявленные к ее отцу Р.В.В. о признании утратившим право пользования жилым помещением и выселении, суд первой инстанции исходил из того, что правовых оснований с учетом установленных обстоятельств для удовлетворения иска не имеется.

Судом было установлено, что Д.М.В. является собственницей спорной квартиры. Р.В.В. проживает и зарегистрирован в квартире с 1987 года.

Ранее квартира находилась в долевой собственности Д.М.В. и ее родителей Р.В.В. и В.А.А., на основании договора на передачу квартир (домов) в собственность граждан от 10 июля 1997 года.

05 июля 2012 года Р.В.В. и В.А.А. передали принадлежащие им доли в дар своей дочери - истице Д.М.В.

Разъясняя положения ст. 31 ЖК РФ Верховный Суд Российской Федерации в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» указал, что по смыслу частей 1 и 4 статьи 31 Жилищного кодекса РФ, к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения. Под прекращением семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, в суде, признание брака недействительным. Отказ от ведения общего хозяйства иных лиц с собственником жилого помещения, отсутствие у них с собственником общего бюджета, общих предметов быта, неоказание взаимной поддержки друг другу и т.п., а также выезд в другое место жительства могут свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения, но должны оцениваться в совокупности с другими доказательствами, представленными сторонами. Вопрос о признании лица бывшим членом семьи собственника жилого помещения при возникновении спора решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела. При этом, учитывая положения части 1 статьи 31 Жилищного кодекса РФ, следует иметь в виду, что поскольку ведение общего хозяйства между собственником жилого помещения и лицом, вселенным им в данное жилое помещение, не является обязательным условием признания его членом семьи собственника жилого помещения, то и отсутствие ведения общего хозяйства собственником жилого помещения с указанным лицом либо прекращение ими ведения общего хозяйства (например, по взаимному согласию) само по себе не может свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения. Данное обстоятельство должно оцениваться в совокупности с другими доказательствами, представленными сторонами по делу (статья 67 ГПК РФ).

Ссылка Д.М.В. на отсутствие ведения общего хозяйства с ответчиком в рассматриваемом случае не было принято во внимание.

Р.В.В. приобрел право пользования квартирой в момент вселения в нее в 1987 году на основании договора социального найма, до приватизации, то есть право пользования квартирой возникло у ответчика не в связи с вселением его в качестве члена семьи собственника.

При заключении договора дарения Р.В.В. обязательств об освобождении квартиры и снятии с регистрационного учета на себя не брал, таких условий договор дарения не содержит, из спорной квартиры ответчик не выезжал, продолжая проживать и пользоваться жилым помещением на момент рассмотрения спора.

При таких обстоятельствах суд не нашел оснований полагать, что ответчик утратил право пользования спорным жилым помещением по основаниям ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, в связи с чем в удовлетворении иска было отказано (Старицкий районный суд, гражданское дело № 2-511/13).

Суд апелляционной инстанции согласился с данной позицией, оставив решение суда без изменения (Дело № 33-928/2014).


Согласно ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», действие положений ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

На практике суды обычно не испытывают затруднений при рассмотрении подобных случаев и вынесении решений.


Так, отказывая в удовлетворении иска П.Г.М. к Р.Н.В. о прекращении права пользования жилым помещением и выселении, суд установил, что Р.Н.В. была вселена в квартиру в 1999 году как член семьи нанимателя с согласия всех проживающих, зарегистрирована в квартире в июле 2001 года. Приватизация спорной квартиры была осуществлена в 2013 году, когда Р.Н.В. имела регистрацию в спорной квартире и проживала в ней, обладая равным правом пользования жилым помещением с нынешними собственниками, поскольку была вселена в нее в качестве члена семьи с согласия нанимателя.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу об отсутствии оснований для выселения Р.Н.В. в соответствии с ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ, поскольку при прекращении семейных отношений с собственниками приватизированного жилого помещения за ответчицей было сохранено право пользования жилым помещением, которое носит бессрочный характер (Заволжский районный суд г. Твери, гражданское дело № 2-619/14).

Оставляя решение суда без изменения, судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, сославшись, в том числе, на разъяснения, изложенные в п. 18 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 02 июля 2009 года N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного Кодекса Российской Федерации», согласно которому при рассмотрении иска собственника жилого помещения о признании бывшего члена его семьи утратившим право пользования этим жилым помещением необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 19 Вводного закона действие положений части 4 статьи 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. Согласно частям 2 и 4 статьи 69 ЖК РФ (до 1 марта 2005 года - статья 53 Жилищного кодекса РСФСР) равные права с нанимателем жилого помещения по договору социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, в том числе право пользования этим помещением, имеют члены семьи нанимателя и бывшие члены семьи нанимателя, продолжающие проживать в занимаемом жилом помещении (Дело № 33-2369).
Выселение по иным основаниям
Собственник жилого помещения вправе отказаться от исполнения договора безвозмездного пользования жилым помещением, требовать расторжения договора и выселения лиц, не имеющих оснований для проживания в спорном жилище.
При рассмотрении дела по иску В.Н.П. к Ф.Э.Ю. и Ф.В.К. о прекращении права пользования жилым помещением и выселении, судом установлено, что с мая 2014 года В.Н.П. принадлежит на праве собственности квартира, полученная ею по наследству после смерти матери.

Фактически с июля 2004 года с устного согласия В.Н.П. в квартире без регистрации по месту жительства (пребывания) проживают Ф.Э.Ю., Ф.В.К.

На основании установленных обстоятельств судом сделан вывод о том, что между сторонами сложились правоотношения, которые регулируются нормами ГК РФ о безвозмездном пользовании, а поскольку В.Н.П. отказалась от исполнения договора безвозмездного пользования и потребовала его расторжения, направив Ф.Э.Ю. уведомление с предложением в месячный срок со дня его получения освободить квартиру и передать ключи, на момент принятия решения квартира не освобождена, суд посчитал, что право пользования ответчиками квартирой подлежит прекращению, а ответчики, не имеющие оснований для проживания в спорном жилище, - выселению (Старицкий районный суд, гражданское дело № 2-251/14).

Решение оставлено без изменения (Дело № 33-3530/2014).


Не выполнение лицами, проживающими в жилом помещении по соглашению с собственником, условий такого соглашения является основанием для их выселения по требованию собственника.
И.Т.Л. обратилась в суд с иском к Г.С.А., действующей за себя и в интересах несовершеннолетней И.Е.М., о выселении из жилого помещения, ссылаясь на то, что она является собственником квартиры. С 2006 года она разрешила пользоваться указанной квартирой своему сыну – И.М.Н. и состоящей с ним в фактических брачных отношениях Г.С.А., и их дочери И.Е.М. В связи с намерением распорядиться указанной квартирой, истец в 2010 году обратилась в Кимрский городской суд с иском о выселении И.М.Н., Г.С.А. и их несовершеннолетней дочери из принадлежащей ей квартиры. При рассмотрении дела между ними было заключено мировое соглашение, в соответствии с которым И.Т.Л., предоставляет для проживания И.М.Н., Г.С.А. и И.Е.М. спорную квартиру, И.М.Н. и Г.С.А. производят оплату за проживание в квартире в сумме 7000 рублей ежемесячно, а И.Т.Л. отказывается от исковых требований о выселении из квартиры. Данное мировое соглашение было утверждено определением Кимрского городского суда от 08 сентября 2010 года. С 02 февраля 2012 года И.М.Н. находился под стражей, в связи с чем не пользовался квартирой. Приговором Кимрского городского суда он осужден к пяти годам лишения свободы. Обязательство по оплате за найм предоставленной квартиры не исполняется. Истец предложила ответчице в добровольном порядке выехать вместе с дочерью из спорной квартиры в трехкомнатную квартиру, принадлежащую на праве собственности несовершеннолетней И.Е.М., в которой они зарегистрированы, и которая свободна от проживания посторонних лиц. Однако, Г.С.А. не предпринимает никаких действий по освобождению спорной квартиры.

Удовлетворяя исковые требования И.Т.Л. о выселении, суд со ссылкой на положения статей 209, 304 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно исходил из того, что оснований для проживания ответчиков в спорном жилом помещении не имеется, поскольку ответчиками не выполняются условия мирового соглашения, Г.С.А. и несовершеннолетняя И.Е.М. не являются собственниками спорного жилого помещения, членами семьи собственника, собственник И.Т.Л. возражает против сохранения права пользования квартирой за Г.С.А. и несовершеннолетней И.Е.М. (Кимрский городской суд, гражданское дело № 2-281/13).

Судебной коллегией по гражданским делам Тверского областного суда решение оставлено без изменения (Дело № 33-750/2014).
Для признания ответчика членом семьи собственника жилого помещения и приобретения равного с ним права пользования жилым помещением необходимо не только вселение ответчика собственником жилого помещения, но и наличие волеизъявления собственника на вселение ответчика в качестве члена его семьи. Отсутствие такого волеизъявления является основанием для выселения ответчика.
В.В.А. обратился в суд с иском к С.В.В. о выселении из жилого помещения, принадлежащего ему на праве собственности.

Судом установлено, что в спорной квартире с 01 июня 1994 года зарегистрированы по месту жительства В.А.В. и его сын В.В.А. С 2006 года в спорной квартире проживает С.В.В., которая вселена в квартиру В.А.В.

24 сентября 2013 года заключен брак между В.А.В. и С.В.В.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из положений ч. 1, 2 ст. 31 ЖК РФ, разъяснений, содержащихся в п.п. 11, 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», ст.ст. 288, 304 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как правильно указал суд, ответчик не является родственником собственника жилого помещения, не относится к членам его семьи. Для признания ответчика членом семьи собственника жилого помещения и приобретения равного с ним права пользования жилым помещением необходимо не только вселение ответчика собственником жилого помещения, но и наличие волеизъявления собственника на вселение ответчика в качестве члена его семьи.

В судебном заседании не установлено намерение истца вселить ответчика в спорное жилое помещение в качестве члена своей семьи, о чем свидетельствует отсутствие их личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей, общих интересов, единого бюджета, совместного хозяйства. Кроме того, на момент вселения ответчика в жилое помещение истец в квартире не проживал за исключением небольшого периода времени, в который стороны также не вели общего хозяйства.

На основании изложенного, суд пришел к выводу о том, что ответчик не приобрела право пользования спорным жилым помещением, ее проживание в жилом помещении ограничивает права собственника владения, пользования и распоряжения жилым помещением. Кроме того, ответчик имеет на праве собственности другое жилое помещение (Московский районный суд г. Твери, гражданское дело № 2-2414/13).

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и оставил решение без изменения (Дело № 33-116/2014).


Исковая давность по спорам о выселении
Вопросы, связанные с применением исковой давности по спорам о выселении, нашли свое отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

В частности, в п. 9 Постановления разъяснено, что если в ЖК РФ не установлены сроки исковой давности для защиты нарушенных жилищных прав, то к спорным жилищным отношениям применяются сроки исковой давности, предусмотренные ГК РФ (ст. ст. 196, 197), и иные положения гл. 12 ГК РФ об исковой давности (ч. 1 ст. 7 ЖК РФ). При этом к спорным жилищным отношениям, одним из оснований возникновения которых является договор (например, договор социального найма жилого помещения, договор найма специализированного жилого помещения, договор поднайма жилого помещения, договор о вселении и пользовании жилым помещением члена семьи собственника жилого помещения и др.), применяется общий трехлетний срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ).

Пунктом 28 названного Постановления предусмотрено, что если на вселение лица в жилое помещение не было получено письменного согласия нанимателя и (или) членов семьи нанимателя, а также согласия наймодателя, когда оно необходимо (ч. 1 ст. 70 ЖК РФ), то такое вселение следует рассматривать как незаконное и не порождающее у лица прав члена семьи нанимателя на жилое помещение. В таком случае наймодатель, наниматель и (или) член семьи нанимателя вправе предъявить к вселившемуся лицу требование об устранении нарушений их жилищных прав и восстановлении положения, существовавшего до их нарушения (п. 2 ч. 3 ст. 11 ЖК РФ), на которое исходя из аналогии закона (ч. 1 ст. 7 ЖК РФ) применительно к правилам, предусмотренным ст. 208 ГК РФ, исковая давность не распространяется. При удовлетворении названного требования лицо, незаконно вселившееся в жилое помещение, подлежит выселению без предоставления другого жилого помещения.
Анализ судебной практики Тверской области показал, что суды при рассмотрении заявлений ответчиков о применении исковой давности к требованиям о выселении учитывали вышеуказанные разъяснения Верховного Суда РФ и правильно разрешали дела указанной категории.
Так, разрешая требования Министерства обороны РФ к Говоруновой В.П., Говоруновой И.А., Говорунову Е.А., Ауди Сафии о признании утратившими право пользования жилым помещением в общежитии и выселении, суд исходил из того, что истцом пропущен срок исковой давности, о применении которого заявлено стороной ответчика (Заволжский районный суд г. Твери, гражданское дело № 2-123/14).

Судом было установлено, что 30 июня 1992 года Говорунову А.М., как слушателю курса авиационного факультета Военной академии, и членам его семьи: супруге Говоруновой В.П., Говорунову Е.А., Говоруновой И.А. было предоставлено жилое помещение в общежитии, расположенном по адресу: г. Тверь, ул. Скворцова-Степанова, д. 28, кв. 135, находившееся в собственности Министерства обороны РФ.

После того, как 22 июня 1994 года Говорунов А.М. снялся с регистрационного учета и убыл в г. Калининград к новому месту службы, в спорном жилом помещении остались проживать члены его семьи.

08 октября 1998 году на основании решения командования Говоруновой В.П. был выдан ордер № 208 сроком действия до 01 августа 1999 года.

19 октября 1998 года Говорунова В.П. с детьми зарегистрировалась по спорному адресу по постоянному месту жительства.

Уведомление о выселении было направлено Говоруновой В.П. в августе 2013 года, с иском в суд Министерство обороны РФ обратилось в ноябре 2013 года, то есть спустя более 14 лет после истечения срока, на который была предоставлена спорная квартира.

Учитывая данные обстоятельства, суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований в связи с истечением срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда согласилась с указанной позицией суда, отметив следующее.

Разъяснения о применении исковой давности по жилищным спорам, изложенные в пунктах 9 и 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», позволяют сделать вывод о том, что применение судами исковой давности по делам о выселении граждан из занимаемых жилых помещений зависит от правовых оснований (ордер, договор и пр.) для вселения указанных лиц в жилые помещения.

В случае отсутствия таких оснований подлежат применению правила ст. 208 ГК РФ, в соответствии с которой исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК РФ).

Однако в том случае, если выселяемые граждане имели правовые основания для вселения в жилое помещение и проживания в нем, то к данным правоотношениям применяется общий срок исковой давности (соответственно, и общие положения об исковой давности, в том числе и начале течения данного срока). В данном случае течение срока исковой давности начинается с момента, когда отпали соответствующие основания (расторжение договора найма, увольнение с военной службы и пр.) для проживания в жилом помещении.

Установлено, что спорное жилое помещение было предоставлено по ордеру до 01 августа 1999 года, то есть ответчики были вселены и приобрели право пользования жилым помещением на законных основаниях. Следовательно, к спорным правоотношениям подлежит применению общий срок исковой давности, течение которого подлежит исчислению с 01 августа 1999 года (окончание периода, на который была предоставлена квартира) и, соответственно, истек в августе 2002 года (Дело № 33-1480/2014).


Аналогичным образом было рассмотрено дело по иску Администрации г.Твери к Абдалиной Е.Е. и Абдалину Д.В. об истребовании жилого помещения из незаконного владения и выселении, возложении обязанности по освобождению квартиры от личных вещей и имущества, передаче ключей от квартиры (Пролетарский районный суд г. Твери, гражданское дело № 2-1552/13)

Установлено, что спорная квартира № 3 в д. 12 по ул. Громова в г.Твери является муниципальной собственностью, решением исполкома Пролетарского районного Совета народных депутатов г. Калинина от 26 августа 1988 года № 198-2 утверждена в качестве служебной жилой площади.

На основании служебного ордера от 29 ноября 1996 года квартира предоставлена монтажнику ЖЭУ-20 Абдалину В.Б. и членам его семьи Абдалиной Е.Е. и Абдалину В.Б. В 1999 году брак между Абдалиным В.Б. и Абдалиной Е.Е. был расторгнут.

Трудовые отношения Абдалина В.Б. с ЖЭУ-20 были прекращены, 06 августа 2010 года он выехал из спорной квартиры.

Администрация Пролетарского района г.Твери дважды: 04 апреля 2013 года и 08 мая 2013 года направляла в адрес Абдалиных предписание об освобождении занимаемого жилого помещения. Однако до настоящего времени ответчики продолжают занимать служебное жилое помещение.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о выселении ответчиков из служебного жилого помещения, суд исходил из того, что трехлетний срок исковой давности по требованиям о выселении должен исчисляться с момента прекращения трудовых отношений с Абдалиным В.Б., то есть с июня 2004 года.

С иском о выселении ответчиков из служебного жилого помещения, предоставленного Абдалину В.Б. на период его трудовых отношений с ЖЭУ-20, администрация г.Твери обратилась 17 июля 2013 года, то есть более чем через 9 лет после прекращения с ним трудовых отношений, то есть по истечении срока исковой давности, что послужило основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения, отклонив довод апелляционной жалобы о том, что к спорным правоотношениям в силу положений ст. 208 ГК РФ не применяется срок исковой давности, указав, что нормы, содержащиеся в ст.ст. 304, 305 ГК РФ, не могут применяться к требованиям о выселении нанимателя и членов его семьи из жилого помещения. (Дело № 33-534/2014).


Судья


Тверского областного суда А.С. Беляк



База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница