Структуры власти в русских землях в XIII xiv веках


Княжеская власть в XIII - XIV вв



страница4/12
Дата14.08.2016
Размер1.53 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Княжеская власть в XIII - XIV вв.


Княжеская власть в XIII - XIV вв. существенно изменилась. Во-первых, после завоевания русских земель монголами, для русских князей появился новый источник власти – ханское пожалование, а на монгольских ханов был перенесен царский титул (которым раньше называли правителей Византии).

Во-вторых, почти два с половиной века, русские князья были несамостоятельны в принятии важнейших политических решений. (А.А. Горский отметил, что московские и другие русские князья почти всегда подыскивали некие «правовые» основания для своих «примыслов», в то время как литовские князья часто прибегали к необоснованным захватам79. Представляется, что нарисованная ученым картина, свидетельствует о несамостоятельности русских князей – им нужно было, в отличие от литовских, объясняться с Ордой.)

В-третьих, усилилась власть князя над своими подданными, особенно великокняжеская власть.

После похода Батыя правители монголов (великие ханы в Каракоруме, позже в 60-е гг. XIII в. ханы Орды) в русских источниках именуются царями. А.А. Горский считает, что в связи с захватом крестоносцами Константинополя (1204 г.) в мировосприятии русских людей образовалась лакуна, которую заполнила Орда80. Другие исследователи (И.Н. Данилевский, В.Н. Рудаков)81, акцентируют свое внимание на том, что русские книжники, осмысливали произошедшие события как наказание Бога за грехи, и подчинение «царю неправедну» (нехристианскому) – кара, которой надо покориться. Латинское завоевание Константинополя (1204-1261) и установление зависимости русских земель от монголов могло привести к прекращению поминания во время церковной службы императоров Византии. И. Мейендорф пишет, что когда митрополит Киприан в конце XIV века «… вводил поминание императоров в диптихах, то вводил новшество, не пользовавшееся общим признанием»82.

С подчинением русских князей царям и с пожалованием ярлыков связан вопрос о «чести» татарской, которым часто сопровождаются летописные известия о визитах русских князей в Орду. С «великой честью» Батый отпустил Ярослава Владимировича в 1243 г.; «честь» была оказана Даниилу Галицкому в 1245 г. (его даже напоили черным кумысом!); Александру Ярославичу (Невскому) в 1247 г.; Михаилу Черниговскому в 1246 г. – убили без пролития крови (пяткой били в грудь или живот, пока князь не умер); Федору Ростиславичу Черному, князю Смоленскому и Ярославскому в конце XIII в., который подавал хану чашу, женился на его дочери, носил шапку и одежду с царского плеча; и многим другим князьям. Ряд историков, на основании столь разных проявлений татарской чести, делают выводы о вассальных, и даже партнерских (подарок – отдарок) отношениях татарских ханов и русских князей. А.А. Горский считает «честь» синонимом пожалования83, Кривошеев Ю.В. придерживается мнения о договорных («параллельных с данями»84) отношениях. Часто у сторонников относительной независимости и самостоятельности русских князей от татар можно встретить такой аргумент: «…важно подчеркнуть, что «должного почета» были лишены не только правители – представители зависимых стран, но и всех прочих»85 – такая у них дипломатия. Но монголы всех рассматривали, как своих потенциальных подданных, это отмечают многие исследователи86. К.А. Соловьев утверждает: «Если учесть, что слово «честь» употреблялось до татар в двух основных значениях: 1) уважение и 2) "то, что должно быть", то использование его вполне во втором значении вполне оправдано: великий князь пожалован "великой честью", просто князья - "честью достойной". То есть они получили в Орде то, что им полагалось - собственные "отчины"»87.

Ряд историков упоминает о княжеских съездах в XIII – XIV вв. (1296, 1304, 1340, 1360, 1374, 1375, 1380 гг.). Кривошеев Ю.В. отмечает, что в некоторых из них участвовали татары и представители городских общин88. А.А. Горский написал о съезде 1374 г.: «В ноябре 1374 г. в Переяславле состоялся княжеский съезд. Считается, что на нем русские князья договорились о совместной борьбе с татарами. Вероятно, что решения съезда касались все же более широкого круга вопросов, речь шла о совместных действиях вообще, в том числе и против Орды»89. У Г.В. Вернадского есть подробное описание съезда 1304 г.: «Тохта приказал русским князьям снова собраться в Переяславле осенью 1304 г. под председательством его собственных посланников. Среди ведущих русских князей, присутствовавших там, были великий князь Андрей Городецкий, князь Михаил Тверской, князь Юрий Московский – старший сын и преемник Даниила Александровича. Князь Даниил умер в марте 1304 г. Присутствовал также и глава русской церкви, митрополит Максим. Собрание было открыто ханскими посланниками, торжественно провозгласившими заявление о восстановлении всемонгольского единства и образовании всемонгольской федерации, главную сторону которой представлял Тохта, а русские князья становились теперь ее сочленами. Текст всемонгольского соглашения был зачитан, и русские князья без колебаний дали клятву следовать ему»90. Съезды князей, по утверждению А.С. Щавелева, сформировались как политический институт к середине XI в., «исполняли роль инструмента междукняжеского взаимодействия и носили форму родового (семейного) совета»91. Исследователь считает, что съезды «активизировалась в начале XIV в., в связи с установлением монгольского владычества над Русью. Заметив типологическую близость русских снемов и монгольских курултаев, А.И. Насонов выделил серию снемов, организованных татарскими ханами и проводившихся под эгидой ордынских послов. Русские князья, в свою очередь, посещая Орду, участвовали в курултаях Чингизидов. Хан Тохта даже пытался сделать съезд князей верховным органом управления Русью. Съезды князей проводились на северо-востоке Руси вплоть до XV в. Практика съездов правителей в XIII в. известна и в галицко-волынских землях»92. До XIII в. в съездах, как правило, участвовали только князья или их представители. В XIII – XIV вв. в переговорах князей стали участвовать представители церкви и знати. «Основными функциями снемов стали: организация и институциализация власти внутри рода Рюриковичей; раздел владений; примирение отдельных князей, целых кланов, княжеских коалиций и групп; проведение внешнеполитических акций, особенно при взаимоотношениях с кочевым миром, где бытовал типологически сходный институт. Съезд князей имел строгую процедуру проведения, которая практически не изменялась на протяжении трех веков, и достаточно устойчивое обрядовое оформление (пиры, совместное питие, подарки)»93.

Первый ярлык был получен в 1243 г. великим князем Владимирским Ярославом Всеволодовичем. Последние упоминания о пожаловании ярлыков в русских летописях относятся примерно к середине XV в. Примерно двести лет русские князья должны были получать от ханов ярлыки, дающие им право на управление своей землей. Ярлык князь получал либо при вступлении на престол, либо при воцарении нового хана. Говоря о ярлыках, надо сказать, что пока Золотая Орда не стала независимым государством, её правители – не ханы, не могли выдавать ярлыки «поэтому их распоряжения носили наименование «грамота», «указ», «слово», но никак не «ярлык» — «повеление». <…> В 1269 году правители трех улусов Монгольской империи (Золотой Орды, Улуса Чагатая в Средней Азии и Улуса Угедэя — на Памире) официально объявили свои владения независимыми от великого хана Хубилая, ставшего к тому времени китайским императором — основателем династии Юань. Все последующие правители Орды уже являлись независимыми монархами, носили ханский титул и обращались к адресатам ярлыков с «повелением» — как и надлежало самовластным суверенным государям»94. Существовали разные виды ярлыков: «1) указы — дополнения к основному законодательству (законы и административные распоряжения);

2) жалованные грамоты (тарханные — судебный и налоговый иммунитет; суюргальные — пожалование земли за военную службу; служилые — ввод в должность; охранные — неприкосновенность дипломатов и купцов; арендные — заведование казенными предприятиями); 3) договоры (с равноправными государями, с вассалами — шертные грамоты и с нижестоящими представителями иностранных государств; обязательства перед государями-сюзеренами); 4) ярлыки-послания (вассалам и равноправным правителям)»95. Ярлыки русским князьям относятся к ярлыкам второго типа, но эти ярлыки не сохранились - ни оригиналы, ни переводы. Сохранились, в русских переводах, жалованные грамоты ордынских ханов русским митрополитам (в количестве 6 документов — 3 ханских ярлыка и 3 грамоты ханши), которые наиболее часто используются отечественными исследователями96. Ученый предположил, что русская церковь старалась сохранить свидетельства своих прежних привилегий, в то время как князья не берегли доказательства былого подчинения97.

Получение князьями ярлыков сопровождалось определенным ритуалом98, важнейшей частью которого, отмечаемой практически всеми исследователями, было вокняжение в присутствии ханского посла. Отношение же к этой процедуре и объяснение её у историков часто противоположное. Р.Ю. Почекаев полагает, что ритуал выдачи ярлыка соответствовал праву Золотой Орды и свидетельствовал о подчинении русских князей ханам (исследователь говорит о том, что хан был сюзереном для князей)99. Ю.В. Кривошеев же считает: «присутствие ханских посланников могло иметь и ритуальный характер. Приезжавшие послы преследовали не только рациональную цель объявления решения хана знати и населению того или иного города-земли. Они являлись носителями ханской власти и, если так можно сказать, ханской сакральности-харизмы. Видимо, эта функция носителей ханского харизматического начала была присуща и постоянно находившимся «послам» и другим ханским чиновникам на Руси.

Публичное пожалование ярлыка на княжение представителем хана указывает на присутствие ритуального смысла этой акции»100. Думаю, что ритуальный смысл присутствия посла, как носителя ханской власти, не отрицает мысль об усилении княжеской власти посредством монголов: князь становится правителем именно потому, что получает часть ханской сакральности-харизмы.

К.А. Соловьев подчеркивает, что хан не имел обязательств по ярлыку, а значит о договорных отношениях речь не идет101. Он же отмечает, что в XIV в., особенно во время «великой замятни», идет нарастание прав и привилегий Калитичей, как вассалов (оговаривая приблизительность и условность использования этого термина) золотоордынского хана: «исключительное право сбора дани для Орды, отказ от карательных экспедиций в земли московского князя, закрепление за потомством Калиты исключительного права на великое княжение (нарушенное в годы малолетства Дмитрия Донского, но им же, Донским, и восстановленное)»102.

Историки часто писали о покупке и продаже ярлыков. В.О. Ключевский считал ярлык предметом торга: «… в волжском Сарае напрасно было искать права. Великокняжеский владимирский стол был там предметом торга и переторжки; покупной ханский ярлык покрывал всякую неправду»103. Другой точки зрения придерживаются такие исследователи, как Г.В. Вернадский, А.А. Горский, Р.Ю. Почекаев и В.В. Трепавлов, они считают, что в вассальных владениях монголы воспроизводили принятые в империи порядки правления. Поскольку в управлении монгольской империей власть принадлежала золотому роду, то принцип старейшинства на Руси мог бы быть вполне понятен Батыю104. То, что в определенных случаях, монголы этот принцип нарушали, тоже вполне объяснимо - у монголов были достаточно сложные традиции наследования: «в Монгольской империи признавались власть хагана (как верховного правителя), авторитет старшего и сакральность младшего»105. Внешний вид ярлыков подробно описан Р.Ю. Почекаевым, который отмечает: «Только после свержения власти хана Золотой Орды русские князья случили законное право включить этот элемент (датум – С.Д.) в формуляр своих грамот: ранее подобный шаг выглядел бы как посягательство на прерогативу верховного правителя, каковым для русских князей являлся золотоордынский хан. <…> В Патриаршей (Никоновской) летописи под 7063 (1555) г. содержится единственное, но весьма показательное сообщение о выдаче ярлыка русским государем: Иван Грозный направил ярлык сибирскому правителю Ядгару (Едигеру), что прямо свидетельствует о претензиях московского царя, захватившего к этому времени Казань и Астрахань на правопреемство от ханов Золотой Орды»106.



Летописи и сохранившиеся ярлыки русским митрополитам неоднократно упоминают представителей монгольской администрации в русских землях: баскаков, даруг, послов, мимохожих и мимоезжих послов, таможенников, весовщиков, ямщиков, кормовщиков, сокольников, барсников, лодочников, мостовщиков, заставщиков и др. Большая их часть – представители фискального аппарата, они - адресаты ярлыков, непосредственные исполнители. Происхождение и функции упомянутых должностных лиц являются предметом разногласий в исторической литературе. В том, что баскаки, даруги, послы – монголы (татары) никто не сомневается, но их функции являются предметом спора, с более мелкими чинами (таможенниками, ямщиками и т.д.) наоборот – никто не сомневается в функциях, которые им предписаны, но существуют разные точки зрения на их происхождение. Ю.В. Кривошеев придерживается точки зрения, что эти небольшие чины были слугами русских князей107. Р.Ю. Почекаев утверждает, что упомянутые в летописях «ордынские князья» - буквальный перевод понятия «ордабек» - чиновник центрального аппарата управления Золотой Орды, помощник улуг-бека (бекляри-бека) – главы военного ведомства. Большинство историков приходят к выводу, что баскаки и даруги – одни и те же должностные лица: «Во-первых, этимология обоих терминов свидетельствует об их равнозначности: и тюркский термин «баскак», и монгольский «даруга» происходили от глагола «давить», т.е. оттискивать печать, следовательно, этот чиновник имел собственную печать для юридического оформления своих действий. Во-вторых, анализируя тексты ханских ярлыков, мы заметили, что термины «баскак» и «даруга» никогда не встречаются в одном и том же документе, что свидетельствует об их взаимозаменяемости»108. Г.А. Федоров – Давыдов считает баскаков представителями имперского, а не улусного управления109. Г.В. Вернадский писал: «Каждый баскак имел в своем распоряжении небольшой отряд монгольских и тюркских солдат, вокруг которого он должен был создать мобильное воинское подразделение для сохранения порядка и дисциплины в районе. … Каждому баскаковскому подразделению отводилось постоянное жилье, которое со временем становилось процветающим поселением. Следы таких поселений сохранились в русской топонимике. Целый ряд городов и деревень, носящих название Баскаки или Баскаково, расположены в различных регионах Руси на территории прежних тем»110. Ряд историков отрицает наличие военно-политической организации монголов во главе с баскаками, например Ю.В. Кривошеев считает, что такая организация характерна только для буферных зон111. Также думают Н.Н. Крадин и Т.Д. Скрынникова: «По соседству с русскими княжествами имелись большие территории, пригодные для занятия кочевым скотоводством. Это позволяло ханам Золотой Орды контролировать внутреннюю ситуацию на Руси, не прибегая к размещению больших гарнизонов в покоренной стране. Поскольку основные геополитические интересы джучидов были сосредоточены вокруг так называемого северного шелкового пути (Хорезм, Поволжье, Причерноморье), их устраивала политика косвенного управления русскими территориями через институт ярлыков»112. Вопрос о периоде пребывания баскаков на Руси рассматривался многими историками. Исчезновение института баскачества в Северо-Восточной Руси большинство относят к периоду с конца XIII в. - до 20-х годов XIV в. В известиях о Южной Руси баскаки упоминаются и позже, так Шабульдо Ф.М. упоминает о летописных свидетельствах присутствия в Киеве баскака в 1331 году113.

Послы в источниках упоминаются двух видов: просто послы и мимохожие и мимоезжие послы. О просто послах в исторической литературе нет разногласий: их считают ханскими чиновниками, выполнявшими особые поручения, «порой в соответствии с указаниями хана они могли даже временно принимать на себя обязанности правителей тех или иных областей, отстраняя от должности даруг, военных чиновников и даже монархов вассальных государств»114. Что касается мимохожих и мимоезжих послов, то Г.А. Федоров-Давыдов заметил, что «во всех ярлыках XIII – XIV вв. эти «мимохожие» или «мимояздящие» послы стоят на первом месте третьего раздела вводной части ярлыка, т.е. сразу после финансового чиновничества, если оно упомянуто»115, что говорит об их невысоком ранге. На невысокий ранг «мимохожих» ссылается и Ю.В. Кривошеев, который видит в них русских «чиновников». Прочие фискальные чины (таможенники, весовщики и др.) сначала, в XIII в., по утвердившемуся в исторической литературе мнению116, подчинялись баскакам, а затем, после ликвидации баскачества эти функции перешли к подданным русских князей.

В связи с упомянутыми монгольскими чинами, находящимися в русских землях, возникает вопрос: какие общественные отношения непосредственно регулировались монголами? В первую очередь это были отношения между русскими князьями и ханами. «Правители Монгольской империи требовали от зависимых владений различных способов демонстрации лояльности; личного прибытия в ставку хагана; отправки ко двору сыновей или младших братьев в качестве заложников; проведения переписи; мобилизации рекрутов; сбора и отсылки налогов или дани; приема даругачи (баскаков); в некоторых случаях создания и поддержания ямской службы. При этом в каждом из завоеванных улусов монголы вели себя по-разному. Неодинаково они воспринимались и завоеванными народами»117. Примеров такого регулирования в русской истории достаточно.

Еще одна область отношений, которые регулировались монголами – это споры между монголами и русскими. «Было, к примеру, дело потомков князя Бориса Ростовского против потомков царевича Петра Ордынского. Петр, как мы знаем, принял греческое православие, православными стали и его потомки. С точки зрения хана, однако, они оставались монголами, к тому же царской крови. Поэтому, когда потомки Бориса Ростовского попытались захватить земли, принадлежащие монастырю, основанному Петром, внук Петра обратился к хану. Монгольский суд поддержал права потомков Петра в этом деле, которое, можно добавить, было справедливым урегулированием правового спора»118. Монгольским судьей в данном случае был посол, которого для сына Петра выхлопотала его ордынская родня: «Обрадовались его дядья, с почетом приняли его, одарили многими подарками и ханского посла выхлопотали для него. Пришел посол хана в Ростов и, рассмотрев грамоты Петра и старого князя, рассудил тяжущихся. И определил и утвердил рубежи владений Петрова сына по грамотам старого князя, и дал ему от имени хана грамоту с золотой печатью, которая есть и у молодых князей, внуков старого князя. После этого посол ушел»119. Н.Н. Крадин и Т.Д. Скрынникова пишут, что в Монгольской империи существовали специально назначенные для завоеванных западных земледельческих территорий судьи120.

Финансовые вопросы, видимо, напрямую регулировались монголами в период проведения переписи населения и сбора налогов откупщиками - бесерменами, до передачи этой функции великим князьям. Ю.В. Кривошеев высказал предположение, что «… мы имеем указание на существование двух параллельных структур по сбору дани»121 – монгольской и русской.

Большинство современных исследователей признают, что подчиненное положение Северо-Восточных русских земель не оспаривалось «ни политическими деятелями, ни деятелями общественной мысли. Акты сопротивления татарам … были связаны с междукняжескими конфликтами на Руси (князья могли оказываться в конфронтации с ханом, поддерживавшим их соперников), а не с осознанной борьбой на полное уничтожение зависимости»122.

Невозможность эффективно сопротивляться монголо-татарскому завоеванию привела к тому, что в XIII в. для русских князей ханский ярлык стал основным источником власти. Русские князья, по наблюдению многих исследователей, в летописях назывались «улусниками», «улусными князьями». Восприятие хана-царя, как верховного властителя, прослеживается А.Л. Юргановым при анализе удельно-вотчинной системы. Ученый показывает, что выстроенная Калитичами система удельно-вотчинной семейно – родовой собственности была построена по аналогии с монгольской и основана на признании великого княжения ханским пожалованием за службу123. А.Н. Никитин заметил, что Калитичи стали верховными властителями на своей территории практически одновременно с Тимуридами, и, что наличие местных династий было нормой в центрах чингизидских ханств124.

Нашествие и установившаяся зависимость, как отмечает К.А. Соловьев, сформировали новый облик «правильного» князя – затупника (чем меньше приходят ордынцы, тем княжеская власть эффективнее) и заставили князей искать новые формы легитимности, в том числе альтернативные ордынской125. Для Северо-Восточной Руси источником такой легитимности стала русская церковь, опиравшаяся на покровительство и Константинополя и Орды.

В Юго-Западной Руси, дело обстояло немного иначе: лавируя между притязаниями Орды, Литвы, Польши, Венгрии и папской курии, «в первые десятилетия XIV в. Галицко - Волынское княжество оставалось достаточно сильным, чтобы играть заметную роль в международных отношениях стран Восточной Европы и даже добиться определенных успехов в борьбе против господства Золотой Орды в кратковременный период ослабления ее военно-политического могущества»126. В поисках союзников против монголов, Даниил Галицкий обменялся посольствами с папой римским Иннокентием IV, и в 1253 г. короновался. Но уже при хане Узбеке в 20-е гг. XIV в. Орда усилилась и к началу 40 гг. белорусско-литовские летописи сообщают о наличии «… ордынской администрации в Подольской земле, в том числе и на территории бывшего Галицкого Понизья»127. Интересен взгляд на эти события современного украинского историка Наталии Яковенко: «Истощив свои силы в войне «за галицкое наследство», продолжавшейся в 1205-1245 гг., как раз накануне нашествия монголов …, пограничные Киевская, Переяславская и Чернигово-Северская земли оказались беззащитной добычей Батыя. И хотя апокалиптические масштабы разрушений, причиненных его походами 1239-1240 гг., о которых с пафосом повествуют тогдашние источники, историки и археологи уже давно подвергли сомнению, установление здесь монгольского верховенства стало без преувеличения катастрофой. Парализованные вмешательством ханов во внутреннюю жизнь, обескровленные экономически, самые старые руськие княжества потеряли главное — синхронность нарастания темпов культурных изменений с западными соседями. В то время как в Польше, Венгрии и Чехии на протяжении XIII-XIV вв. совершенствовались политические институты, создавались первые университеты, упрочивались самоуправляемые формы организации общества и возрастала роль города, Киев и Чернигов откатились назад»128.

Важнейшие характеристики изменений, связанных с княжеской властью в XIII – XIV вв.:

- для русских князей источник власти – хан (каан) (присутствует в учебниках);

- хана в русских землях называли царем (присутствует в 5 учебниках);

- по-разному трактуется честь татарская (понятие практически не употребляется в учебниках);

- продолжались и даже активизировались княжеские съезды (практически не упоминаются в учебниках);

- возможное участие русских князей в курултаях (практически не упоминается в исследованиях, хотя последнее время увеличилось количество исследований, связанных с ритуальной стороной власти. В книжке, вышедшей в 2013г.129 и ряде статей А.Г. Юрченко описывает монгольские государственные праздники и предполагает, что русские князья должны были в них участвовать, т.к. есть источники об участии в этих праздниках представителей элит и правителей других покоренных монголами стран.);

- князья получали от ханов ярлыки, удостоверявшие их права на свои княжества (сами ярлыки упомянуты во всех учебниках, но виды ярлыков, которые выдавал князь, не упомянуты и нигде не говорится о сохранности ярлыков);

- ритуалы, сопровождавшие получение ярлыка (в учебниках упомянуты ритуалы, в которых вынуждены были участвовать русские князья в Орде.);

- основания на которых ханами выдавался ярлык (если в учебнике есть упоминание о таких основаниях, то упоминается финансовая заинтересованность хана, о том, что возможно монголы руководствовались собственными формами передачи власти, учебники не упоминают);

- представители Орды – баскаки какое-то время непосредственно осуществляли власть в русских землях (присутствует в учебниках);

- постепенное изменение отношений русских князей с Ордой, нарастание прав и привилегий Калитичей (присутствует в учебниках);

- отношения, регулируемые монголами на Руси: 1) отношения между князьями и монголами, 2) отношения между князьями, в случае необходимости; 3) споры между монголами и русскими (1 и 2 – присутствуют в учебниках, 3 – нет);

- удельно-вотчинные отношения русских князей выстроены по аналогии с ордынской улусной системой (нет прямого упоминания в учебниках);

- наличие местных династий, подобных Калитичам, в других ханствах, синхронность процессов формирования местных династий в разных частях империи (не упоминается в учебниках);

- церковь – источник альтернативной легитимности (отордынской) для русских князей (присутствует в учебниках, но без объяснений);

- возникает новый облик правильного князя (сам облик князя-защитника в учебниках присутствует, но то, что образцовый облик князя поменялся в учебниках не отражено);

- с XIV в. появляются служебные князья (упомянуты в одном учебнике130).



Каталог: data -> 2014
2014 -> Кандидат искусствоведения, доцент Е. Ю. Хлопина Примерные темы курсовых работ на 2014-2015 уч гг
2014 -> Учителя по формированию читательской грамотности в начальной школе
2014 -> Особенности машинной арифметики. Представление чисел в ЭВМ
2014 -> «Корпоративные практики по поддержке здорового образа жизни и устранению основных факторов риска хронических заболеваний»
2014 -> «Онлайн-версии российских разговорных радиостанций: соотношение оригинальных решений и зарубежных заимствований»
2014 -> Семинар нуга №1. 20. 02. 14 Общие черты перехода
2014 -> «Соответствие организационной структуры компании особенностям отрасли


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница