Структуры власти в русских землях в XIII xiv веках




страница3/12
Дата14.08.2016
Размер1.53 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Территориальный передел в русских землях в период ордынской зависимости.


Территория, земельные владения – важнейший ресурс власти и условие её существования, поскольку «социальные системы, в которых “участвует” структура, включают в себя активность людей, воспроизводящуюся в пространстве и времени»48.

Батыево нашествие, как отмечали многие историки, не остановило борьбы князей, но изменило её. Как отмечает А.А. Горский «в условиях, когда получение стола стало зависеть от ханской воли, естественно было стремление закрепить за собой и своими потомками "отчинные" земли, чем гоняться за "общерусскими" столами»49. Прекращение борьбы за «общерусские» княжения (Киевское, Переяславское, Новгородское и Галицкое), нарушение связей между русскими землями, переход южно-русских земель под власть Литвы, переход князей на положение служебных (земли переходили под верховную власть великого князя) и процесс объединения русских земель, завершившийся в XV в. созданием национального государства - традиционно отмечаемые территориальные изменения в XIII – XV вв.

В монографии «От земель к великим княжениям: «примыслы» русских князей второй половины XIII - XV в.» исследователь показывает, разбив данные на четыре шестидесятилетние периода [1) до 1305 г.; 2) до 1360 г.; 3) до 1425 г.; 4) до 1485 г.], основные способы, которыми осуществлялись «примыслы». Ученый приходит к выводу, что до середины XIV в. они, в основном, осуществляются с санкции Орды, а прямой захват чужих владений практиковали, главным образом, московские князья не раньше второй половины XIV в.50 Факт обращения за санкцией в Орду не говорит о том, что именно Орда инициировала эти переделы, считает А.А. Горский, но «само появление в середине XIII столетия центра верховной власти в Восточной Европе вне русских земель давало возможность для процесса территориального передела»51. Вывод, к которому приходит исследователь: точнее говорить не об объединении, а о пределе владений в XIII – XV вв. «в котором участвовали многие политические силы. Поначалу каждая из них стремилась не к объединению, а к расширению, по мере возможности, своих владений»52. В результате этого передела с середины XIII века по XV век включительно сильно изменилась территориально-политическая структура русских земель. До монгольского нашествия в большинстве земель, за исключением четырех закрепились определенные ветви княжеского рода рюриковичей, а «княжеские усобицы были борьбой не за захват «чужих» земель, а либо за общерусские столы (Киев, Новгород, в XIII в. — Галич), либо за перераспределение княжений внутри «земли» (т.е. между князьями одной ветви)»53. В конце XV в. большинство русских земель (кроме Псковской и Рязанской) входило или в Великое княжество Московское, или в Великое княжество Литовское. «С середины же века (XIV – С.Д.) прослеживается закрепление нового понятия – «великое княжение» (именно в территориальном смысле). Им обозначались владения главного князя северо-востока — великого князя владимирского (постоянно увеличивавшиеся)»54.

Именно в период ордынской зависимости титул великого князя (Владимирского) стал титулом верховного правителя Руси. Великое княжество Владимирское выделилось во втором десятилетии XIII в., титул же «великий князь» принял Всеволод Большое Гнездо в конце XII века. Но в конце XIII—XIV вв. на Руси возникает «ряд локальных великих князей: галичские, владимиро-волынскне, черниговские, смоленские, рязанские, тверские, нижегородские, ярославские, пронские и т. д. (вопрос о существовании особого великого княжения Московского в XIII—первой половине XIV в. спорен)»55. Отношение к этим «локальным» великим княжениям в литературе разное. Ряд исследователей считает, что эти княжения дело рук татар, которые стравливали русских князей друг с другом. А.А. Горский писал о том, что в XIV в. в Северо – Восточной Руси «складывается как бы двухступенчатая иерархия великих княжений. Владимирским столом владеет один из великих князей трех названных княжеств»56. А.И. Филюшкин пишет, что «здесь налицо развитие … тенденции, наметившейся еще в XII в.: многовекторности процесса генезиса великокняжеской титулатуры. В домонгольскую эпоху она развивалась в южно-русских и северо-восточных землях. По мере дробления более слабых и шедшей почти одновременно консолидации более сильных русских земель тенденция самопровозглашения себя великим князем получила распространение в целом ряде русских земель»57. По мнению ученого, это самопровозглашение было нужно больше для борьбы за власть внутри локальных земель, чем между ними. А.А. Горский также отметил, что «переход князей на положение служебных с передачей своих земель под верховную власть великого князя, фиксируется намного ранее, чем традиционно считалось (исходя из появления термина «служебные князья» в первой половине XV в.). Уже в 1320-1330-е гг. это происходит с княжествами Галицким, Углицким и Белозерским, во второй половине XIV столетия — с Ростовским, Стародубским, Фоминским, Березуйским, Нижегородско-Суздальским, Тарусским»58.

Судьба южных и западных русских земель сложилась по-другому. Только галицко-волынским князьям удавалось, почти век, с переменным успехом сопротивляться монголам. Постепенно, к концу XIV в. эти княжества (Галицко-Волынское, Киевское, Черниговское, Северское, Смоленское, Порлоцкое, Турово – Пинское)59 оказываются в составе Великого княжества Литовского и Польского королевства.

Говоря о роли монголов в территориальных изменениях, нельзя обойти вопрос о существовании в русских землях монгольского административного деления и монгольских земельных владений в период зависимости. Став частью Монгольской империи (улуса Джучидов), русские земли были встроены в монгольскую административную структуру, которая сама находилась в стадии формирования. «Административно-иерархическая структура степной империи состояла из нескольких уровней. На высшем уровне держава делилась на две-три части: левое и правое крыло, либо центр и крылья. В свою очередь, крылья могли делиться на подкрылья. На следующем уровне данные сегменты делились на тьмы — военно-административные единицы, которые могли выставить примерно по 5-10 тыс. воинов. В этнополитическом плане данные единицы должны были приблизительно соответствовать племенным объединениям или сложным вождествам. Последние, в свою очередь, включали более мелкие социальные единицы — вождества и племена, родоплеменные и общинные структуры, которые в военном отношении соответствовали тысячам, сотням и десяткам. Начиная с тьмы и выше, административный и военный контроль доверялся специальным наместникам из ближайших родственников правителя степной империи и лично преданных ему лиц. В немалой степени именно от них зависело, насколько твердой будет власть метрополии над конфедерацией»60.

Такое этнотерриториальное деление на крылья порождало соправительство – особый правитель в каждом крыле, и особую организацию престолонаследия61.

«Распределение названий крыльев (правое и левое) связано с традиционными монгольскими соотношениями ориентации по странам света и направлениям. В соответствии с этим принципом основной стороной (передней) считался юг. Именно поэтому монгольские юрты всегда устанавливались дверью к югу. Противоположность составлял север, определявшийся как задняя сторона. В соответствии с этим запад считался правой стороной, а восток — левой. <…> Согласно тем же традиционным представлениям монголов, каждая из сторон света имела свой конкретный цветовой символ. Юг обозначался красным цветом, север — черным, запад— белым, восток — синим (голубым)»62. Ряд исследователей видит в одновременной выдаче двух ярлыков Андрею и Александру Ярославичам (на Владимирское и Киевское княжение) не политику стравливания русских князей между собой, а отражение монгольской системы крыльев и связанного с этой системой соправительства.

Кроме деления на крылья и тысячи (сотни, десятки), выполнявшего военно-административную функцию, существовала улусная система. Вот как её описывает Владимирцов Б.Я.: «Выделение уделов основывалось на том признании, что государство (ulus irgen) является достоянием всего рода того лица, которое создало державу и стало ханом. Так же как род или его ответвление владеет определенной территорией, на которой совместно кочуют его члены —urux'u, и владеет людьми, которые являются его потомственными крепостными вассалами (unagan bogol), совершенно так же род является владетелем «народа-государства» (ulus), проживающего на определенной территории (nuntux~nutug). Происходит, следовательно, перенесение понятий о родовой собственности на более широкую область, на область народа-государства. С этой точки зрения все племена и народы, вошедшие в состав монгольской империи Чингисхана, все делаются unagan – bogol' ами его или его рода. ... Власть рода Чингис-хана над его улусом, т. е. народом-государством выражается в том, что один из родичей (altun urug(urux)'a) становится императором, ханом (xan, xagan) повелевающим всей империей, избираемым на совете рядовичей (xurilai~xurultai), другие же члены рода признаются царевичами (köbé'un≈köbegün), имеющими право на то, чтобы получить в наследственное пользование удел — улус»63. Сам термин «улус» имеет двойной смысл: народ – удел и народ – государство. В улусах также присутствовало деление на крылья и соправительство64, что приводило к их дроблению.

Принято считать, что деление на тысячи (сотни, десятки) и улусы соотносилось таким образом: один улус соответствовал десяти тысячам – тумену, т.е. население улуса должно было, в случае необходимости, выставить на войну десятитысячное войско. Права на улусы даровались ханскими ярлыками. В Золотой Орде, которая стала самостоятельным государством в конце 60-х гг. XIII в., в XIV в. было семьдесят улусов65. На Руси, по мнению многих ученых, улусы были осознаны как уделы.

В середине XIII в. монголы провели перепись на Руси и установили данническую зависимость. Видимо тогда же на русские земли было распространено монгольское административное деление. Исследователи, упоминая об этом, ссылаются на список тем из ярлыка крымского хана Менгли-Гирея, составленного для польского короля Сигизмунда I (1507 г.). Тот же список, с небольшими изменениями был повторен королем Сигизмундом в письме крымскому хану Сагиб-Гирею (1540 г.). Из этих документов следует, «что до Тохтамыша в Восточной Руси было 27 тем (в Великом княжестве Владимирском – 15 тем; Рязанском – две; Нижегородском и Тверском – по пять). Включая 16 тем в Западной Руси, общее число составит цифру 43»66. Из современных исследователей подробнее других о делении русских земель на тумены высказался Почекаев Р.Ю. в книге «Право Золотой Орды»67. Он считает, что такое деление существовало по-разному в Южной и Северо-Восточной Руси: в Южной реально, а в Северо-Восточной – номинально. Думаю, что формальным административное деление для Северо-Восточной Руси исследователь признает потому, что, в отличие от Южной, оно не отражено в сохранившихся документах. Как отмечает сам Р. Ю. Почекаев, ни одного ханского ярлыка русским князьям не сохранилось.

Ещё один вопрос, который надо рассмотреть в связи с административно-территориальным делением русских земель в XIII – XIV вв.- это вопрос о землях, принадлежащих отдельным монголам или/и находящихся под прямым их управлением. О таких землях пишет Г.А. Федоров-Давыдов: «в середине XIV в. у кочевой монгольской аристократии … резко проявляется тенденция захватывать отдельные периферийные, традиционно оседлые сельскохозяйственные и городские зоны (мордовские земли, болгарское Прикамье и др.). Еще в 1327 г. царевич Щелкан Дюденевич, двоюродный брат Узбека, попытался сделать Тверское княжество своим уделом и заменить русских князей своими вассалами —татарскими беками»68. Надо отметить, что в вопросе о Тверском княжестве другие историки критичнее воспринимают информацию «Повести о Шевкале» и «Песни о Щелкане», в которых Чолхану и приписываются намерения самому сесть в Твери на княжеский стол, а население обратить в мусульманство69.



Интерес к русским землям у татар был и до «Великой замятни» (1359-1381). В.Л. Егоров приводит такой пример: «Находившаяся в верховьях Южного Буга Болоховская земля также не входила непосредственно в состав территории Золотой Орды. Однако летопись сообщает о живших здесь «людях татарских» и городах «сидящих за татары». В данном случае это свидетельствует не о распространении золотоордынской территории так далеко на север, а о существовании на русской территории особого анклава, в административном и политическом отношении полностью подчинявшегося монголам. Это было вызвано скорее всего попыткой болоховских князей сохранить свои небольшие владения от посягательств со стороны Галицко-Волынского княжества»70. О землях под прямым ордынским управлением пишут так же Ф.М. Шабульдо (Подольская земля к началу 40-х гг. XIV в.)71, Г.В. Вернадский72, Р.Ю. Почекаев (Переяславль-Южный и Чернигов находились под прямым управлением чиновников Бату, лишившись епископов. Про Чернигов ученый пишет, что город был передан Бату своему родичу, и не исключает того, что это стало одной из причин расправы с князем Михаилом Черниговским в ставке Батыя)73. Буферными зонами называет территории русско-ордынского пограничья находящиеся под административным и политическим контролем ордынцев В.Л. Егоров: «Наличие подобных буферных зон в сопредельных районах, видимо, было характерным явлением для русско-ордынского пограничья второй половины XIII в., в особенности же для его лесостепных пространств. Основные причины, вызвавшие их появление, можно свести к резкому сокращению здесь населения после монгольских походов 1237—1240 гг., частично уничтоженного или угнанного в плен, а частично переселившегося в северные, более спокойные области. Владевшие такими уделами русские князья в результате оказались, с одной стороны, в опасном соседстве с монголами, что было чревато не только полной политической зависимостью, но и постоянной угрозой полного хозяйственного разорения. С другой стороны, экономическая основа жизни этих районов была не просто подорвана, а требовала огромных усилий для ее возрождения, что явно не соответствовало численности оставшегося здесь населения. В результате некоторые князья оставляют свои уделы, предпочитая служить у более крупных феодалов. Примером в этом отношении может стать князь Юрий Поросьский, находившийся на службе у Владимира, а затем Мстислава. Владения же его в бассейне правого притока Днепра — р. Рось перешли в ведение золотоордынской администрации»74. Кризисом в монгольской империи объясняют интерес ордынцев к русским землям Г.А. Федоров-Давыдов75, Н.Н. Крадин, Т.Д. Скрынникова76, Э.С. Кульпин77. Г.В. Вернадский отмечал, что интерес к земельным владениям монголы проявляли и на других завоеванных территориях: в Китае и в Персии. Возникновение такого интереса в Китае и Персии, и отсутствие его, в таком объеме, на Руси, ученый объясняет религиозным фактором: в Китае многие монголы принимали буддизм, в Персии – ислам, что способствовало сближению с местным населением. Пропасть же между православным христианством и верой монголов оказалась слишком велика78.

Важнейшие характеристики территориально-политических изменений в русских землях XIII – XIV вв. в современной научной литературе это:

- прекращение борьбы князей за общерусские столы (практически не упоминается в учебниках);

- переход южно-русских земель под власть Литвы и Польши (присутствует в учебниках);

- столкновения русских князей в северо-восточных землях происходят, в основном с санкции Орды до середины XIV в. (не упоминается в учебниках);

- закрепляется новое понятие великое княжение (в территориальном смысле) (практически не упоминается в учебниках);

- закрепляется титул великого князя, как верховного правителя русских земель (присутствует в 6 учебниках из 12);

- постепенно сходят на нет другие великие княжения, кроме Владимирского (Московского) и великого княжества Литовского (присутствует, в разделах описывающих соперничество Москвы и Твери);

- с установлением ордынской зависимости на русских землях (вероятно только формально, в фискальных целях) было введено монгольское административное деление на тьмы (не упоминается в учебниках);

- существовали, в разное время, русские земли напрямую управляемые ордынцами (буферные зоны) (практически не упоминается в учебниках);

- важнейшие черты монгольского государственно-административного деления – крылья, улусы влияли на политику ордынцев в русских землях (улусы упоминаются в учебниках, крылья – нет).

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница