Стрела нтс №60 от 12. 08. 2010г. Солидаризм отличается от либерализма повышенным вниманием к фактору социальной справедливости. В ряде стран принципы солидаризма успешно реализованы в жизни и принесли прекрасные результаты,



Скачать 289.91 Kb.
Дата09.07.2016
Размер289.91 Kb.
Стрела НТС №60 от 12.08.2010г.
Солидаризм отличается от либерализма повышенным вниманием к фактору социальной справедливости.

В ряде стран принципы солидаризма успешно реализованы в жизни и принесли прекрасные результаты, как, например, на Тайване и в Южной Корее, где ныне население процветает, хотя ещё в пятидесятых годах прозябало в ужасающей нищете.

Предлагаем материалы Антона Васильева на эту тему.

Антон Васильев

Остров Буян, или первое в мире государство победившего солидаризма
В море остров был крутой,

Не привальный, не жилой;

Он лежал пустой равниной;

Рос на нем дубок единый.

А.С. Пушкин. Сказка о царе Салтане


Первая республика Азии

Исход гражданской войны между национальной армией Гоминьдана и коммунистической НОАК («Народно-Освободительной Армии Китая») стал ясен 8 мая 1949 года, когда после 20-часовых непрерывных боев красные захватили город Каши`н, узел железных дорог к юго-западу от Шанхая.

Главные силы коммунистов продвигались между Ханькоем и побережьем Амоя (Сямыня), грозя отрезать от шанхайской группировки весь Кантонский район, основную базу Гоминьдана на юго-востоке. В период доминирования на материке с 1924 года до конца 1940-х годов Гоминьдан руководил непрерывной вооруженной борьбой с региональными милитаристами, китайской компартией и японской армией. В тридцатые годы его поддерживали советские военные специалисты во главе с комбригом Черепановым. Командующего 2-м фронтом, генерала Йен Цзи Шаня, учил военному искусству полковник Андрей Андреевич Власов.

Правитель Чан Кай Ши уже в те дни перебазировался на Тайвань, большой остров в южной части Восточно-Китайского моря, отправив туда золотой запас страны. На острове начались усиленные учения сухопутных войск и авиации. Тайвань был назван главным оплотом сил национального сопротивления.

...В древности и в средние века остров носил разные китайские названия: Люцю, Даои, Дунти, Ичжоу (Остров Варваров), Бисайя и пр. Топоним «Тайвань» сформировался во времена династии Мин (точнее, в конце 16 - начале 17 в.) и стал преобладать в китайских источниках с конца 17 века. В 1590 году его открыли для себя португальцы, и штурман первого корабля, Ван Линсхоттен, отметил этот остров в судовых документах как Ilha Formosa - Прекрасная Земля.

В 1641 году прежних хозяев сменили голландцы, изгнанные материковыми китайцами через двадцать лет. Формоза сначала была включена в состав китайской провинции Фуцзянь, а в 1887 году - выделена в отдельную провинцию. В 1895 году японцы по Симоносекскому договору присоединили остров к империи.

Формозцы не смирились. Они провозгласили собственное государство - Тайвань Минчжу Го, т.е. Демократическая Республика Тайвань, самостоятельное государство, сохраняющее единый дух и связь с китайской землей. Власть оккупантов она признала лишь де-факто, как и разделенная Польша в XVIII-XX вв. За 50 лет японской оккупации тайваньцы подняли против захватчиков более ста вооруженных восстаний.

Республика Тайвань была первой республикой Азии. Она была основана в 1895-м году, а материковая Китайская Республика, или Чжунхуа Минь Го, сменившая Цинскую империю - лишь в 1912-м. Тайвань никогда не входил и в состав КНР. На острове никогда не было ни организаций КПК, ни представителей коммунистической власти.

Чтобы отмести притязания КНР на обладание островом, вышеизложенного более, чем достаточно.
1949 год

...В мае 1949-го из блокированного красными Шанхая началась спешная эвакуация русских эмигрантов пароходом «Вильсон», зафрахтованным нью-йоркским Обществом друзей русской культуры. 28 мая телефонное сообщение Тайваня с Шанхаем прервалось.

НОАК, форсировав Янцзы и осадив Шанхай с суши, намеревалась отрезать национальные войска от Тихого океана и выйти к границам Индокитая и Бирмы, где их уже ждали войска местных строителей светлого будущего. Китайские коммунисты заключили договоры с Северной Кореей и красными группировками Бирмы о поддержке последних оружием и живой силой.

Сразу после капитуляции Японии СССР оказал НОАК неограниченную помощь трофейным японским оружием и боевой техникой. Кроме того, Гарри Трумэн (!) согласился на советское предложение прекратить помощь Чан Кай Ши и... даже уговорить его войти в коалицию с Мао! Генералиссимус отказался наотрез.

«Верный союзническим обязательствам» Ким Ир Сен открыл военные действия против Юга Кореи и уже угрожал Сеулу. Разгром Южной Кореи рассматривался, как пробный шар Москвы: испытать на прочность корейские национальные силы и проверить реакцию США на агрессию коммунистического Севера.

Но Кантонский район держался, как белый Крым. Его самолеты бомбили захваченный красными Шанхай, канонерки досматривали в прибрежных водах иностранные суда - согласно сообщениям нью-йоркского «Нового Русского Слова», были даже случаи обстрела американских кораблей!

Все лето сорок девятого Чан Кай Ши вел переговоры с президентами Южной Кореи и Филиппин, Сын Маном Ри и Квирино, о создании единого антикоммунистического фронта тихоокеанских государств во главе с США, но результаты переговоров вязли в дипломатических канцеляриях. Позднее это нежелание азиатских стран и США принять предложения генералиссимуса будет стоить Азии Китая, половины Кореи, Вьетнама и Камбоджи, а самим США - десятков тысяч погибших военнослужащих.

Несмотря на то, что в августе генерал Чен Мин Йен сдал без боя Чанши и привел к красным свой тридцатитысячный корпус, открыв дорогу на Кантон, последний национальный оплот на материке стоял до конца ноября, по-врангелевски организованно отправляя транспорты с войсками через пролив.

Более ста тысяч китайцев эвакуировались из-под Кантона на остров Хайнань, увеличив его население в полтора раза.

Чан Кай Ши еще пытался организовать оборону на материке, отступив из временной столицы Чункин в Ченту. Чункинские студенты, еще вчера восторженно его встречавшие, мгновенно перебежали в отряды местного ревкома и даже обстреляли из винтовок взлетавший самолет правителя…



«Китайский Галлиполи»

8 октября генералиссимус с чинами штаба и членами правительства Гоминьдана окончательно укрепился на Тайване. Чан Кай Ши подал в отставку, передав полномочия генералу Ку Чун Туну, оставшемуся на материке для продолжения партизанской войны против НОАК. Часть национальных войск разместилась на Хайнане. Узость Хайнаньского пролива оставляла им немного шансов на спасение. Остров был «белым» недолго…

24 октября около десяти тысяч десантников из 28-го армейского корпуса НОАК форсировали пролив и атаковали остров Цзиньмэнь, форпост Тайваня. Бои на острове шли трое суток, в результате группировка красных, не получившая поддержки с материка, полностью погибла. Когда весть о «чуде на Цзиньмэнь» достигла Тайбэя, Чан Кай Ши заплакал… «Тайвань спасён!» - заявил он. Главкома национальных сил посетила Фортуна, покинувшая Врангеля в октябре 1920-го.

Цзиньмэнь штурмовали отборные части, вооруженные американским оружием, защитники же уступали им и в численности, и в качестве вооружения. Но они отлично знали, с кем воюют... Незадолго до того красные, захватив портовый город Сямэнь, обещали скрывавшимся чанкайшистам, что уже готов пароход, на котором те отплывут на Тайвань. Сдавшиеся части собрали на пирсе городского порта и расстреляли из пулеметов.

На Тайване генералиссимус имел порядка 300 000 сухопутных войск, боевые корабли общим тоннажом 130 тыс. тонн и 190 самолетов. Государственный фонд составлял триста миллионов долларов.

«Китайскому Галлиполи», в принципе, было чем жить, хоть основная масса изгнанников и затянула пояса. Остров экспортировал чай, сахар, камфару, каменный уголь, джут, лес, тропические фрукты и овощи, ввозил же машины и другое фабрично-заводское оборудование. Но представить, что он станет соперником самых развитых стран Азии, было немыслимо.

В 1950-м году генерал Макартур, обеспокоенный положением на корейском фронте, приказал взять Корею и Тайвань под защиту вооруженных сил США.

Это было более чем своевременной мерой: в южных портах материка НОАК, под руководством присланных из СССР военных советников, готовила для вторжения на остров свыше 1000 моторизованных и даже оснащенных броней десантных судов, напоминавших американские «Эласти», на которых морская пехота США брала штурмом тихоокеанские острова.

Тайваньские аналитики подсчитали, что в случае десанта, артиллерия и авиация острова смогут уничтожить в лучшем случае 2/3 этой армады. Сохранялась также опасность новой войны между СССР и Южной Кореей, которая заставила бы Макартура попросту забыть о Тайване, находящемся на второстепенном театре военных действий. Кроме того, американский генерал запретил островитянам бомбить китайские порты, где формировались десантные флотилии.

В связи с этим в январе 1950 года началась мобилизация местного населения, в основном, крестьян и рабочих. Остров надолго «застрял» на военном положении.

В этой тяжелой обстановке, для улучшения трудовых отношений стала достигаться гармония между различными и разноязыкими этносами под лозунгом «Ни ям, ни таро» - «Ни аборигенов, ни китайцев». Была разработана политика статусной идентификации - остров стал считать себя не «младшим братом материка», а самостоятельным субъектом. Очень важным признавалось распределение политических ресурсов между этносами.

В состав правительства Свободного Китая ввели видных общественных деятелей из коренного населения острова: Чиу Ниена Таи на пост министра без портфеля и Чианга Вей Чуана на пост вице-министра иностранных дел. Эти шаги рассматривались, как солидаризация с аборигенами для укрепления экономического и военного потенциала Тайваня.

Официальный бюллетень «Ньюс Чайна» считал единичные назначения аборигенов недостаточными и опубликовал программу китайско-тайваньского общества культурной связи. Солидарность местных жителей с китайцами должна была защитить от «пятой колонны» агентов Мао на острове. В тайваньских школах изучался и китайский язык (южный диалект «мандарин», общеупотребительный по обе стороны пролива), и наречие аборигенов хакко. Последних стали официально называть «юань-чжу-минь» («народ, пришедший первым»), вместо «шань-ди-жень» («горцы»), обидного для многих.

До переселения Чан Кай Ши на Тайвань там жило приблизительно два миллиона человек, в основном - трудолюбивых крестьян и рабочих. С эмигрантами прибыло почти столько же образованных, деятельных людей, сплоченных национальной идеей. Нашей стране никогда так не везло…

С начала 1950-х годов гоминдановский режим (по нынешним либеральным представлениям, абсолютно тоталитарный), взял курс на образование. В 1960-е и последующие годы каждый третий выпускник средней школы становился студентом университетского колледжа. Уже тогда студентов на 1000 человек населения на нищей тайваньской земле было больше, чем в Англии - при почти полном отсутствии финансирования!

В первые годы, когда собственных ВУЗов на Тайване почти не было, гоминдановское правительство отправляло своих студиозусов, за счет казны, главным образом в США и Канаду. Все затраты на образование обернулись экономическим прогрессом. Это была настоящая реализация «крестьянского принципа сохранения и умножения «посевного материала»!



На «красном» берегу

Беженцы с материка сообщали: всем гражданам коммунисты запрещают слушать радио у себя дома (профилактика «Голоса Америки» и «Би-Би-Си».) Все владельцы радиоприемников должны выставлять их на улицу или на окно, чтобы бдительные соседи знали, что они слушают…

Население Китая, по сути, стало колоссальной армией, все граждане носили одинаковую форму - френчи и шапки с козырьками а-ля председатель Мао. Индивидуальное мышление было под запретом.

На «красном» берегу изготавливались к вторжению 2-я армия НОАК, флотилия десантных барж и джонок, а также 25 подводных лодок - все, что Китай мог наскрести после увода генералиссимусом к острову военного флота. По американским данным, Мао ожидал поставки из СССР еще 50 субмарин.

В мае пятьдесят первого, выступая на соединенном заседании двух сенатских комиссий, генерал Макартур (уже попавший в опалу за предложение бомбить Китай ядерным оружием) выступил против решения начальников штабов принять КНР в Организацию Объединенных Наций и предоставить Тайвань его участи. Поразительно, но так же пораженчески выглядела и… Британская империя, чьей территории, Гонконгу, коммунисты еще вчера угрожали захватом! Британцы даже предлагали не принимать Чан Кай Ши на международных конференциях…

- Это умиротворение агрессора и уступка противнику! - заявил с трибуны освободитель Тихого океана от японцев. - Формоза должна быть спасена. Красные не должны разжиться этим бастионом на Дальнем Востоке! Необходимо отрубить азиатский человеческий потенциал от Москвы!

Побольше бы Макартуров Западу в те годы…

Прислушавшись к нему, Гарри Трумэн отправил в Тайваньский пролив эскадру 7-го флота, предотвратив попытку Мао вторгнуться на мятежный остров.

В конце декабря 1951 отряд чанкайшистов атаковал на материке близ Кантона транспортную колонну, перевозившую советское оружие. Грузовики были сожжены, убито 32 солдата НОАК и 9 советских инструкторов.

Другой отряд высадился близ Фучжоу на юге страны, произведя сильные разрушения на красной военной базе, уничтожил часть гарнизона и вернулся на свою базу на Пескадорских островах. Близ Гонконга чанкайшисты пустили под откос воинский эшелон красных. В Кантоне национальные партизаны, переодевшись в полицейскую форму, похитили советского офицера, инструктора китайских ВВС.

Пожалуй, самым кризисным годом для Тайваня был 1955-й, когда маоисты, сосредоточив близ соседнего Таченского архипелага миллионную войсковую группировку, до 1 000 десантных судов и 800 самолетов, в январе захватили остров Икиан - все его защитники пали смертью храбрых! ВВС Тайваня в ответ шесть дней бомбили «красный» остров Тиенао, потопив несколько кораблей, и порт Хаймена на юг от Шанхая, вызвав сильные пожары, а также разбрасывали над материком листовки.

6 февраля защитники Тачен получили приказ об эвакуации. Закаленные солдаты плакали, взрывая укрепления. Прикрывали уход с островов авианосцы 7-го флота США «Эссекс», «Йорктаун» и «Кирсэрдж». Авиация чанкайшистов потопила в проливе субмарину красных, 15 десантных барж и атаковала город Тайшин.

Британская империя настаивала, что конфликт может быть погашен, если чанкайшисты уступят коммунистам острова Кэмой и Матсу. (Через три года она признает «суверенитет» красного Пекина над захваченным Тибетом, где коммунисты казнят 65 000 человек, да и русский Лиенц 1945 года незабываем).

Тем временем войска Мао захватили остров Нанки. Тайваньская авиация в ответ атаковала острова Пейки и Таи близ материка, потопив четыре корабля. Четвертого марта красная эскадра силой до сорока небольших судов попыталась захватить остров Каотэн, но была отбита артогнем. Защитники острова под обстрелом сажали яблони в честь годовщины смерти Сунь Ятсена.

«Мы не можем требовать от наших солдат, чтобы они добровольно сдали врагу еще одну территорию и отступили еще раз, - заявил в те кризисные дни генералиссимус Чан Кай Ши. - Мы эвакуировались на Тайвань, потому что ненавидим коммунизм, мы можем и будем сражаться даже без американской помощи! Снаряды рвутся буквально под ногами солдат и населения Кэмоя, но они не сдаются!»

- Национальный Китай ведет священную войну против китайского и советского коммунизма! -заявит министр обороны острова Ю Та Вэй в сентябре.

За тот год ВВС Тайваня совершили 13 983 боевых вылета, потопили 12 кораблей красных, фотографировали позиции НОАК.

Под давлением Эйзенхауэра Мао отступил… На Тайване разместились пять крупных баз ВВС США, сведенных в Эскадру 13, а в Тайбэй прибыл ее командир, генерал Бенджамин Дэвис.

В 1950-е годы Тайвань обороняли 10 армий по две дивизии в каждой плюс отдельная дивизия - около полумиллиона солдат и офицеров, на Пескадорах базировались отряды, обученные тактике партизанской войны. ВВС составили 300 американских самолетов устаревших конструкций и 1 200 местных летчиков.

Морские подступы к острову охраняли семь модернизированных фрегатов японского образца, восемь американских эсминцев, 26 тральщиков, 12 сторожевых кораблей и 140 десантных.



НТС и другие

В 1955 году председатель НТС В.Д. Поремский и А.В. Светланин (Н.Н. Лихачев), в качестве представителей Российского революционного движения, были приглашены на Тайвань Комитетом Антикоммунистической Лиги Народов Азии для участия в её Второй конференции. Но произошло непредвиденное…

- Мы не сядем за одним столом с японцами! - заявили делегаты из Южной Кореи.

Всю конференцию отложили до примирения сторон.

Но приехавшие, в том числе и русские антибольшевики, оставались на острове с 20 мая по 5 июня, проведя ряд частных совещаний, знакомясь со Свободным Китаем и его гостями из других стран Азии.

Так как приглашенный председатель РНО и главный редактор журнала «Часовой», В.В. Орехов сам приехать не смог, то он, как и председатель Союза Армянских Борцов за Свободу, доктор Сааруни, доверил эту миссию В.Д. Поремскому, который представлял на Тайване и НТС, и РНО, и армянских антикоммунистов.

26 мая он был принят президентом Чан Кай Ши и присутствовал на войсковых маневрах и параде, найдя тайваньскую армию превосходной. После знакомства с русскими антикоммунистами политики свободного Китая писали:

«Русский народ, с его историей, достоин лучшей участи... Мы ясно видим, что русский народ недоволен коммунизмом (о, эти китайские церемонии! - А.В.) Идею и планы нашей совместной борьбы против коммунизма следует всячески приветствовать...» Тайваньские власти предоставили Народно-Трудовому Союзу эфирное время для радиовещания «Свободной России» на среднесибирскую часть СССР (ведущими была чета Редлихов-старших).

Особенно любопытным было знакомство с шестью бывшими моряками танкера «Туапсе», которые после сдачи корабля советским властям, решили остаться на Тайване. «Несмотря на нашу молодость, мы глубоко продумали наш путь... наша дорога - в бескомпромиссной борьбе с коммунизмом, если мы любим Родину» - сказал на прощание Поремскому один из них.
Умножать доставшееся наследие

Тайваньцы умели не только бороться с коммунизмом, но и умножать доставшееся им наследие. В 1951 году экономика достигла довоенного уровня. С 1953 года началась земельная реформа «Земля-земледельцам!». Правительство скупало угодья латифундистов и компенсировало их акциями четырех крупных государственных фирм. Эта приватизация, при которой указанные фирмы перешли в собственность землевладельцев, дала мощный импульс развитию промышленности, главным образом, сферы энергетики и производства сельхозудобрений. Фермерским же хозяйствам снизили арендную плату с 50% до 37,5%!

Сельское хозяйство острова стало семейно-индивидуальным. На втором этапе реформы были распроданы казенные земли, принадлежавшие ранее японцам, по цене в 2,5 стоимости годового урожая (в рассрочку на 10 лет).

Третий этап - распродажа излишков частных земель площадью более 3 га, компенсация - 2,5 стоимости годового урожая, 70% в виде облигаций госзайма и 30% - в виде акций бывших японских фирм. Реформа вызвала бурный рост садоводства, огородничества и скотоводства, так как рис перестал быть единственной формой арендной платы.

В земельной реформе было два главных направления: 1) увеличение индивидуальных участков с созданием производственных объединений и 2) широкая кооперация, различные формы совместной обработки земли, при которой крестьяне оставались хозяевами своих участков. (Что-то очень знакомое: не коммунизм, не капитализм, а народ-хозяин?)

Четырех- и шестилетние планы развития страны вплоть до 1960-х годов делали упор на аграриев. В то же время правительство переориентировало экономику с внутреннего рынка на экспорт, снизив пошлины и отменив квоты на приобретение инвалюты, чтобы усилить приток последней и создавать новые рабочие места.

С 1953 года среднегодовые темпы роста экономики Тайваня составили 8,3%, значительно превышая показатели большинства стран мира. Даже во время первого энергокризиса, когда темпы роста многих развитых стран «ушли в минус», на острове продолжался экономический подъем.

В июле 1956-го вице-президент США Никсон вручил Чан Кай Ши письмо президента Дуайта Эйзенхауэра с уверениями в дальнейшей американской помощи.

- Коммунизм меняет тактику, - писал Эйзенхауэр, - но мы пока не увидели перемен в его целях. Отмечаю мужество вашего народа в этой борьбе. Оно служит путеводной звездой для всех свободомыслящих людей в борьбе с коммунистической тиранией.

Американский президент убедится, что был прав, когда получит другое письмо, послание Хрущева в октябре 1959 года: советский лидер заявит, что, в случае китайского вторжения на Тайвань, СССР окажет красному соседу всемерную поддержку.

В подобной политической обстановке то, что создал Чан Кай Ши, могло быть на первых порах только авторитарным государством с разветвленной полицейской системой. Перед лицом грозивших десантов и маоистского подполья на самом острове государство изгнанников по-иному поступать не могло. Но, наряду с жесткими превентивными мерами, режим старался «обустраивать Тайвань» в соответствии с доктриной Сунь Ятсена. Важнейшим приоритетом было названо сглаживание социальных контрастов.

«Мы можем и должны избежать кровавой борьбы, которую несут с собой коммунисты, смягчить отношения помещиков с крестьянами и постепенно достичь народного благоденствия...» - говорил губернатор Чэнь Чен. Земельная реформа, основанная не на конфискациях, а на выкупе, проходила без эксцессов.

«Главный принцип нашего экономического строительства, - писал экс-президент Цзян Цзин-го, сын генералиссимуса, - сокращение разрыва между богатством и бедностью, создание равномерно богатого общества. Мы охотнее согласимся медленнее развивать экономику, чем ради слишком высоких темпов увеличивать отрыв богатых от бедных и создавать известные социальные проблемы».

Гораздо позднее, когда оппозиция потребует себе места на политической арене наравне с Гоминьданом, Цзян Цзинго ответит не в меру разгневанным ветеранам партии: «Нетерпимость в малом ведет к большим беспорядкам. Товарищи из нашей правящей партии должны трудиться вместе со всеми патриотическими силами».

Объединив положения как китайской, так и западной политической философии, Сунь Ятсен составил свою концепцию из синтеза конфуцианского положения «Да Тун» (Великое единение) и девиза французской революции 1792 года «Свобода, равенство, братство». Из этого начала вытекали «Три народных принципа»: национализм - народовластие - благосостояние народа.

В силу этого, по сравнению с остальными «молодыми драконами» Азии тайваньская экономика была не в пример лучше сбалансирована. Соотношение доходов самых богатых/самых бедных граждан в Корее, Гонконге и Сингапуре было как в США - 9:1 либо 8:1, на Тайване же к началу 1970-х годов - 4:1. В 1964 году женщины составили 1/3 всех студентов, больше всего - среди экономистов. На образование казна выделяла не менее 15% госбюджета, 25% бюджета провинций и 35% муниципальных и уездных бюджетов. Уровень грамотности на острове достиг 93,6%. В период с 1961 по 1971 годы ежегодные темпы роста валового национального продукта составляли 10,2% - этому помешает лишь первый мировой энергокризис…

Чан Кай Ши провозгласил тезисы своей политической программы, названной им «Шесть Свобод и Три Гарантии». Не правда ли, похоже на крымскую программу П.Н. Врангеля?
Шесть Свобод

1. Освободить трудящихся от рабства и преследований, вернув им свободу труда.

2. Вернуть право крестьянам полностью использовать плоды своего урожая и право собственности на землю, которую они сами обрабатывают.

3. Вернуть народу свободу мышления и освободить его от вечного страха «идеологического промывания мозгов».

4. Вернуть народу право предпринимательской инициативы и оградить его от страха перед конфискацией и реквизицией.

5. Вернуть народу безопасность существования и укрепить этим основные устои общественной жизни.

6. Обеспечить процветание традиционной китайской культуры, выраженной в свободе слова, в свободе религиозного культа, в свободе собраний, в свободе образования и т.д. Восстановить этические и моральные принципы, оградить семью, нашу культуру и нашу историю.
Три Гарантии

1. Пусть знают офицеры и солдаты, которые перейдут на нашу сторону из коммунистической армии, что мы их будем рассматривать наравне с чинами наших вооруженных сил, т.е. они получат то же содержание и вознаграждения, которые соответствуют их чину и заслугам.

2. Что все политические организации, которые помогут нам в антикоммунистической борьбе, получат право законного существования и примут участие в восстановлении Нового Китая во имя народа и волею народа.

3. Что все, кто примкнули к коммунистическим организациям и служили режиму Пекина, будут помилованы, за исключением тех, кто проводили террор. Жизнь и имущество остальных будут ограждены, при условии, если они добровольно примкнут к делу Национального Возрождения.

Правительство будет придерживаться политики забвения их вины по отношению всех тех, которые не по собственной воле содействовали коммунизму и партии.
С начала 1960-х годов

В начале 1960-х Тайвань вновь активизировал подготовку к военной операции против коммунистического режима на материке. Генералитет Чан Кай Ши рассчитывал на поддержку народа, изможденного плавкой чугуна на задних дворах, борьбой с мухами, воробьями и прочими супостатами в период «Большого скачка», когда в шести провинциях Китая шли настоящие бои между сторонниками «культурной революции» и противниками Мао, а ряд деятелей компартии (вице-премьер, начальник генштаба и др.) были убиты, по официальной версии, «покончив с собой». Относительно же тайваньцев китайский агитпроп вещал, что они так обеднели, что спят на грудах банановой кожуры… Но красной пропаганде верили не все, что доказал старший лейтенант ВВС КНР Лю Чэнцзу, перегнавший на Тайвань свой «МиГ-15».

Посольство Великобритании, не так давно призывавшей Тайбэй сдавать красным свои острова, маоисты разгромили, избив посла и дипломатов, сожгли архивы, повторив «подвиг» советских красногвардейцев, убивших в Петрограде капитана Кроми и волочивших по мостовой британский флаг с криками «Лордам - по мордам!» («Лорды», кстати, так же призывали Деникина и Врангеля мириться с большевиками).

Кроме того, территориальные конфликты на советской и индийской границах также ослабляли положение НОАК. Но США решительно отказали Тайваню в военной поддержке, опасаясь, что конфликт вновь бросит Мао в объятия Хрущева.. Американцы ограничились лишь использованием тайваньской территории для разведдеятельности против КНР. С 1959 года на острове базировались самолеты-разведчики U-2. Пилотируемые тайваньскими летчиками, они вели фотосъемку всей территории Китая, поставляя важнейшую информацию о ядерной программе Мао.

Чан Кай Ши был готов помочь Америке живой силой во вьетнамской войне, но из США каждый раз приходил запрет. В 1965-1966-м годах генералиссимус разработал план «Великий факел-5», предполагающий высадку десантов в пяти южных провинциях КНР. В те дни на Тайвань перелетел бомбардировщик «Ил-28» китайских ВВС с экипажем из 3 человек.

В переговорах с шефом Пентагона Робертом Макнамарой Цзян Цзинго доказывал, что эта операция создаст буферную зону между Вьетнамом и КНР и не потребует участия сухопутных сил США, а лишь воздушное и морское прикрытие. Американец отказался даже обсуждать эту возможность.

В 1972 году США разорвали дипотношения с островом. Генри Киссинджер, советник президента Никсона, писал в докладе, что разрыв будет болезненным - «мало друзей столь порядочных, как наши союзники на Тайване».

С конца 1960-х начался процесс выдвижения на руководящие должности среднего и более высокого уровня тайваньцев-аборигенов. К 1977 году местные жители заняли около 1/3 мест руководителей уездного и городского звена.

В конце 1970-х молодые тайваньцы с университетскими дипломами заняли руководящие должности в местных органах Гоминьдана, сделав в своей работе упор на разрешении социальных проблем деревень, поселков, волостей, уездов и городов. К 1984 году аборигены составляли уже половину руководителей уездного и городского уровня, добавив партии Чан Кай Ши изрядную жизнестойкость.

Вплоть до семидесятого года Гоминьдан жестко планировал экономику. 95% национального достояния было в госсобственности, и лишь 5% находилось в частных руках. Но тайваньцы «смогли поймать» то время, когда экономика стала пробуксовывать, и решили отказаться от плана - вначале тоже по партийной воле!

Однако, принимая программу о переходе к рыночной экономике, они не пытались перевести экономику на частнособственнические рельсы за 500-600 дней, а приняли программу «перестройки», рассчитанную на 20 лет.

Иностранные инвестиции большей частью шли в химическую промышленность, в машиностроение и в производство электротоваров – 40-46%.

Мировой энергокризис 1973 года сильно ударил по росту благосостояния Свободного Китая, но политика солидарности предпринимателей и государства смогло снизить в 1975 году уровень инфляции до 3% в год, а после второго кризиса в 1981 году - до 7,6%. В первой же половине 1982 года показатели темпов роста инфляции были уже отрицательными!

Успех позволил островитянам расширять строительство объектов, гармонизирующих развитие экономики острова. При этом следует неустанно отмечать, что направленность экономической политики в суньятсеновском духе позволила избежать усиления социальной дифференциации («богатые делаются богаче - бедные делаются беднее»).

В 1973 году в Синчжу был создан технопарк, не уступаюший и ныне самым мощным мировым наукоградам. На остров приехали, как желанные гости, такие фирмы, как «Sony», «HP», «IBM». Тайвань, вчерашний экспортер риса, бананов, защитных очков и будильников, ракетой вошел в мир высоких технологий.

Как же это было достигнуто? Вроде бы уму непостижимо…

Экс-президент Ли Дэнхуэй писал, что Тайвань является примером воплощения в жизнь древне-китайских положений «Поднебесная есть общественное достояние» и «Каждому пахарю - свое поле», т.е. единство частного и общенародного во имя процветания Родины. Ли Дэнхуэй писал, что его философия в том, что людям изначально присущ эгоизм, склонность думать лишь о себе, но общественное бытие требует от людей любви друг к другу (вспомните: «органы тела не враждуют!») И если в обществе воцарится любовь человека к человеку столь же глубокая, как любовь к Богу, такое общество будет милосердным и жизнеспособным.

Другой лидер Тайваня, Чэнь Шуйбянь, считал, что политик должен, обладая сильным характером, пройдя через многочисленные трудности, отрицать зло и грязь в прошлом и в настоящем. Он сравнивал народную поддержку с перстом Божиим. Общество и власть обязаны видеть несправедливость и неравенство среди людей, не оставаясь равнодушными.

В деятельности политика должны сочетаться требовательность и сочувствие к несчастным.

«Люди Тайваня должны прийти к общественному согласию, и только на этой основе взаимного доверия мы одновременно сможем добиться прогресса и противостоять давлению извне».

«Стремиться к примирению правящей и оппозиционных партий, стимулировать интеграцию этнических групп населения... Как никогда важно выработать чувство единства и общей судьбы…»

Перед лицом вооруженного до зубов красного дракона, угрозы десантов и оккупации, кризисам мировой экономики тайваньцы сохранили сплоченность и солидарность. Результаты налицо! Враги не добивались своих целей, а остров, почти никем в мире не признанный, стоял так же гордо, как и в 1949-м или 1955-м, и в 1960-е, 1970-е, 1980-е, 1990-е. Так же стоит и по сей день... Остров Буян. Наш несбывшийся Крым.

За новый строй, за жизнь и честь народа, За вольный труд, за мир родным полям, Плечом к плечу, сквозь мрак и непогоду, Прямым путем на гибель палачам…

…Наверное, мне чудится, что они так поют. На южном диалекте «мандарин». На языке «хак-ко»…


Использованная литература:

Зиновьев Г.В. История американско-тайваньских отношений. — Томск, 2007.

Лю Валентин. Тайваньское радио спросили… - М.: Муравей, 2005.

Галенович Ю.М. Самоутверждение сыновей Тайваня. - М.: Муравей, 2002.

Материалы науч. конф. «Гоминьдан и Тайвань, история и современность». 23.04.1999.

Михеев В.В. Микрочип размером с остров. - М.: Святигор. 2005.

Ху Джейсон. Республика Китай в вопросах и ответах. - Тайбэй, 2006.

Максимов А.А. Экономика Тайваня: итоги и перспективы развития. - М., 1991.

Буров В.Г. Модернизация тайваньского общества. — М., 1998.

Пань Бин Хун. Демократический процесс на Тайване. - Владивосток, 2002.

Го Ширли В.Ю. Экономическая политика Тайваня. - М.,1999.

Цыганов Ю.В. Тайвань в структуре региональной безопасности Восточной Азии. — М., 1999.

Батшев B.C. Власов. Т.1. — Франкфурт-на-Майне: Литературный европеец, Мосты, 2005. - с. 32.

Чанг П.К. Краткое изложение опыта. - М., 1999.

Газета «Новое русское слово» за 1949-1980. - Нью-Йорк.

Журнал «Часовой» за 1949—1987. — Брюссель. Фото (1955 г.)



Антон Васильев

Чудо на реке Ханган, или

Страна утреннего солидаризма
В годы II мировой войны трудно было найти в Азии страну, ограбленную и униженную сильнее, чем Корея.

Опираясь на оккупационные войска и сеть жандармско-полицейских участков, японские колониальные власти лишили корейцев элементарных политических прав, запретили деятельность любых национальных организаций, объявили японский язык официальным. На японском велось преподавание в школах, где он именовался родным языком, а корейский - иностранным. Историю Кореи рассматривали и преподавали как составную часть истории Японии.

Корейцам запрещалось даже иметь свои имена (их меняли в принудительном порядке на японские), носить национальную одежду, исполнять корейские ритуалы и обычаи. Было время, когда за разговор на родном языке с корейцев взимали штраф в десять иен за слово! Такого вопиющего подавления национальной идентичности покорённых народов не совершали даже гитлеровцы в Европе (возможно, им просто не хватило времени, ведь японская оккупация Кореи продолжалась 40 лет).

По американским данным, оккупанты принудили 150-200 тыс. молодых кореянок работать в борделях для военнослужащих, где их постоянно избивали и насиловали, вводя затем препараты, вызывающие бесплодие.

Корея оказалась в эпицентре колониальных интересов Японии не случайно. Геополитическое положение Корейского полуострова имело важное стратегическое значение: близость к Китаю и России, общие границы с Манчжурией, чрезвычайно удобные морские порты: Инчхон на западном побережье, обеспечивающий выход в Желтое море и Ляодунский залив, и Пусан на южном, близ японских портов Симоносэки и Сасэбо. Корея, таким образом, была призвана стать военным плацдармом для дальнейших агрессивных действий против царской России и цинского Китая.

В 1920-е годы японцы вывезли из Кореи 34 процента, в 1930-е - более 80% всего произведенного хлопка, причём по низкой цене, далеко не компенсирующей крестьянского труда и составлявшей менее 18% от международной рыночной цены. Брали только высококачественный хлопок, проходивший строгую проверку.

Даже та система была в 1930-е годы отменена и началась безвозмездная экспроприация по системе реквизиции. Большая часть награбленного хлопка увозилась в Японию на сырье для хлопчатобумажной промышленности, а остальная - доставлялась японским владельцам текстильных фабрик в Корее.

Кроме хлопка объектами повальных реквизиций становились табак и другие технические культуры. Оккупанты безвозмездно вывозили из Кореи в Японию старинные сокровища, драгоценные металлы, лес и прочие полезные ископаемые.

После II мировой войны Корея по уровню ВНП на душу населения уступала Папуа Новой Гвинеи и Нигерии. В стране не было ни одного многоэтажного жилого дома, электричество даже в крупных городах подавалось не круглые сутки, а канализацией в Сеуле была обеспечена лишь четверть всех домов. Голод - не нехватка продовольствия, а именно голод - царил в деревнях. Корейцы старшего поколения хорошо помнят времена, когда в начальной школе лишь 4-5 из 40-50 учеников в классе могли позволить себе есть рис. По весне трава и отваренная кора деревьев были обычными «блюдами» на крестьянском столе. Особенно бедствовал Север, буквально перепаханный ковровыми бомбардировками.

Пак Чжон Хи был родом из бедных крестьян, в молодости переболел коммунизмом, а поправившись, стал одним из лучших боевых офицеров южной армии. Свергнув в 1960-м году коррупционера Ли Сын Мана, он, уже генерал, не пожелал быть американской марионеткой. Созданный умницами-военными Совет экономического планирования сразу же стал важнейшим из всех корейских министерств и ведомств. Пак Чжон Хи и его соратники хотели видеть Южную Корею сильным и богатым государством, но проблемы, стоявшие тогда перед страной, казались неразрешимыми. Как впоследствии написал сам генерал: «У меня было такое чувство, как будто я принял дела обанкротившейся фирмы».

В Корее не было (и сейчас нет) практически никаких полезных ископаемых, так что пример арабских шейхов, добывших нефть из пустыни, здесь бы не сработал. Даже сельскохозяйственными продуктами небольшая, но густонаселенная Корея себя тогда не обеспечивала, и физическое выживание населения зависело от американской гуманитарной помощи. Единственным наличным ресурсом Кореи были сами корейцы, их высокая трудовая культура, сплочённость и патриотизм. Именно на это и была сделана ставка.

Пак Чжон Хи призвал корейцев брать за границей кредиты и на них строить фабрики, которые бы работали на импортном сырье и иностранной технологии. Продукция должна была отправляться на экспорт, а вырученные деньги - использоваться на закупку нового сырья и новых технологий.

Генерал не брал взяток и не стремился обеспечить свою семью на веки вечные. Ему были нужны не конверты с пачками долларов, а исполнение приказов и экономическая эффективность, причём под эффективностью он понимал не столько прибыльность, сколько способность производить качественный товар на экспорт. Как офицер решает, с кем пойдёт в разведку, так и президент находил будущих капитанов бизнеса среди верных и способных людей. Эти избранные создали «чэболи» - аналоги японских дзайбацу, фирмы с семейными, патриархальными отношениями в коллективе.

Когда в 1961г. Пак Чжон Хи объявил, что через пять лет экономический рост Кореи составит 7,8%, практически никто в развитых странах не воспринял эти планы всерьез. Однако уже в 1963г. корейский ВНП вырос на 9,1% - блестящий показатель, который сделал Корею одним из мировых «экономических чемпионов» того года. Поначалу многим казалось, что это - всего лишь случайный успех, но все 18 лет правления Пак Чжон Хи (1961-1979) годовой рост ВНП составлял 8-10%, изредка поднимаясь до 12-14% и никогда не опускаясь ниже 6%! К всеобщему удивлению, Южная Корея неожиданно превратилась в одну из самых быстрорастущих экономик планеты (и удерживает это положение до сих пор). Реформы прозвали в народе «Чудо на реке Ханган».

Пак Чжон Хи - это корейский Лебедь, прошедший к вершинам власти.

Чон Чжу Ён в 18 лет отправился с родного Севера в Сеул на заработки. Он был грузчиком, разнорабочим, курьером и автомехаником, а позже открыл свое дело - авторемонтную мастерскую. В 1946-м году она стала первым предприятием, носившим название Hyundai («Современность»), а в 1947 г. была основана строительная фирма Hyundai Civil Industries (впоследствии - Hyundai Construction).

В момент основания фирма представляла собой, скорее, бригаду шабашников: весь ее штат состоял из хозяина и 11 рабочих.

Фирмочке помогла подняться Корейская война и многочисленные американские заказы на военные сооружения. К концу пятидесятых детище Чон Чжу Ёна уже представляло из себя крупную, по корейским меркам, компанию.

На волне послевоенного строительного бума Hyundai Construction основала в декабре 1967 года компанию Hyundai Motor, способствовав таким образом становлению транспортной и машиностроительной отраслей Южной Кореи. В 1968 компания Hyundai, первоначально известная как судостроительная и проектно-конструкторская фирма, приступила к производству автомобилей. Вначале собирали модели Форда, затем уже свои, корейские легковушки, быстро ставшие не роскошью, а средством передвижения.

Сейчас громадный логотип Hyundai высится над Тверской улицей в Москве, если смотреть на неё с Манежной площади.

Реконструируя Samsung, до реформ Пак Чжон Хи торговавший рисом и сахаром Ли Бьюнг Чул сформулировал три принципа фирмы:

1) помогать экономическому развитию корейской нации;

2) действовать, исходя из принципа экономической целесообразности;

3) с уважением относиться к трудовым ресурсам.

Ли Бенцзе, именуемый «отцом финансов Кореи», утверждал: «Источник благосостояния - не власть, не деньги, а человек».

Одно из положений корпоративной этики Samsung гласит: «Компания хороша ровно на, столько, насколько хороши ее ресурсы и общество, в котором она работает. И компания Samsung прилагает усилия для того, чтобы добиться усовершенствования общества в мировом масштабе».

В корпоративной культуре упор сделали на интеграцию тружеников в единый коллектив и управленческий талант персонала. Однажды самсунговские рабочие перевозили в новый цех дорогостоящие импортные станки. Чтобы они не пострадали при перевозке по старой, разбитой дороге, по указанию руководства новую дорогу проложили за пару часов, а чтобы кладка быстрее высохла, применили мощные вентиляторы…

На протяжении десятилетий рабочие и служащие корейских чэболей были гарантированно защищены от безработицы. В Корее почти не было «вэлфера», но фирмы могли увольнять кадровых сотрудников только за серьёзнейшие проступки, вроде промышленного шпионажа. Пенсионеров за ворота не мог выгнать никто.

Солидарность внутри корейского социума поражает. Если турист, иностранец заблудится - корейцы оторвутся от почти любой работы и проводят, куда нужно. Корейцы сочувствуют даже ворам и бандитам, попавшим в тюрьму, - совсем как в древней Руси... Даже если вор прежде был богачом - отношение к нему не меняется. В Корее есть понятие «косэн» - рок, невзгоды, судьба-злодейка. Ну, воровал, брал взятки. Но теперь же он в тюрьме! Терпит такой косэн!

Южнокорейская элита не имеет привычки демонстрировать, что может жить вне законов, или по другим законам, нежели весь народ. Достаточно простого примера. Российскому журналисту довелось общаться с сыном посла Южной Кореи в ООН. Он отслужил положенный срок в армии и даже не думал «откосить». Более того, любая подобная попытка означала бы конец карьеры отца. В Южной Корее солидарность - не пустой звук, и все слои населения в равной степени несут на себе тяжесть военной службы. Южнокорейский миллионер в «Мерседесе» скромно едет в общем ряду, не вылезая на встречку, не зная ни про какие мигалки и спецномера... Солидарная нация. Нам бы так.

Редакция предлагает Вам подписаться на «Стрелы НТС», перейдя по ссылке http://subscribe.ru/catalog/state.politics.dlachlenovidruz

А так же рекомендует выписать общественно-политический журнал «Посев», выходящий раз в месяц. Стоимость подписки на полугодие – 360 руб. Деньги можно отправить по адресу: 127051, МОСКВА, Петровка 26, стр.2, оф. 96, Кузнецовой О.А., телефон (495) 625 9248, e-mail: posevru@online.ru


Посещайте сайт НТС http://nts-rs.narod.ru/




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница