«Стратегии различения» народов и подданных Восточной Римской империи (Византии). ромеи, варвары, греки, славяне, болгары, сербы и др на европейском Востоке (имперском Западе) в VI-Х вв



Скачать 111.06 Kb.
Дата13.06.2016
Размер111.06 Kb.
Module Рage.
Дмитрий Игоревич Полывянный (Ивановский государственный университет)
«Стратегии различения» народов и подданных Восточной Римской империи (Византии). ромеи, варвары, греки, славяне, болгары, сербы и др. на европейском Востоке (имперском Западе) в VI-Х вв.
I. Краткая постановка проблемы1
1.Этнополитическая действительность, сформировавшаяся в Европе к концу первого тысячелетия н. э. (и сформировавшая то, что в средние века и Новое время стали называть Европой) была результатом трех основных процессов:

- трансформации наследия Римской империи в его западной интерпретации и в восточном продолжении;

- христианизации народов Европы в результате миссионерской деятельности Восточной и Западной церквей, поддерживаемых Константинополем и Римом;

- государственной и этнополитической практики европейских народов, как вновь образованных, так и пришлых.


2. Осознание этой действительности в современных ей устных и письменных дискурсах происходило в контекстах нескольких пересекающихся картин мира:

- «варварской» (представленной дохристианской устной традицией народов-пришельцев и ее реминисценциями в их ранней литературе – готской, болгарской и пр.);

- античной (представленной «ученой» традицией ранневизантийской историографии, которая, по определению Х.- Г. Бека, выражала одно из «двух прошлых» Восточной Римской империи - античность);

- библейской (представленной ранневизантийской и ранне-западноевропейской церковной историографией, воспринявшей библейскую модель истории, например, хрониками Иоанна Малалы и Григория Турского);

- новозаветной (представленной ранневизантийской и ранней западной агиографией, крайне редко – местными текстами, задача которых – собрать свидетельства о следования Христу новообращенных народов);

- «византийской» или «каролингской» (представленной немногими текстами, непосредственно выражавшими имперскую государственную идеологию Востока и Запада Европы.).


3. «Стратегии различения», таким образом, состояли в выборе базовой модели или ее конструировании из различных источников, причем их соотношение на Западе и на Востоке христианской Европы было различным. Первичная дихотомия «свои-чужие» (шаг вперед от архетипа «люди-нелюди») трансформировалась в нескольких контекстах, приводя к формированию относительно устойчивых этнополитических ментальных конструктов, определявших этническое самосознание европейских народов в течение всего средневековья, а нередко перешедших в Новое время.

II. Исходные тезисы:
1. Субъектом этнополитического различения является складывающаяся в результате длительного исторического развития общность, которая обладает идентичностью, выраженной в общепринятом для ее членов самоназвании или названии, этногенетическом предании, коллективной памяти и пр. Эта общность признается в качестве таковой соседними этнополитическими общностями и государственными образованиями, обладающими в данном регионе властными полномочиями. Признание общности соседями для этнополитического различения не менее важно, чем ее осознание членами. Этнополитическое различение является протяженным во времени процессом и фиксируется в письменных традициях его субъекта и участников.
2. Представления об этнической преемственности «по крови и родству» («протопримор­диалистская модель»), характерные для дописьменной культуры расселявшихся в Европе народов, находили «подтверждение» в античном и библейском дискурсах и трансформировались в рамках основанных на евангельском подходе к этническим различиям имперской идеологии и церковной агиографии. Соответственно для «стратегий различения» были характерны различные точки отсчета времени существования народов. «Этническое» время восходило к вневременному или «историческому» прародителю, или к конкретным историческим событиям; «библейское» - к ветхозаветным событиям, чаще всего, к строительству Вавилонской башни; «христианское» вело отсчет от крещения данного народа и причисления его представителей к лику святых, «имперское» требовало привязывать события к правлениям византийских императоров и пр.
3. Уникальный для раннего средневековья пример составляет этнокультурное развитие болгар, проходившее благодаря стечению обстоятельств, во-первых, в условиях наиболее тесного и многообразного общения с Византией, и, во-вторых, с конца IX – начала Х вв. при наличии адекватного греческому литургического, а затем и литературного церковно-славянского языка, созданного свв. Константином-Кириллом и Мефодием. Процесс аккультурации Болгарии в восточно-православную европейскую общность с конца IX в. происходил под влиянием византийской по происхождению, общехристианской по сути и славянской по языку кирилло-мефодиевской традиции, перенесенной учениками святых братьев на территорию Болгарии. Именно здесь нашла свое завершение масштабная миссионерская деятельность византийского духовенства в центре и на юго-востоке Европы, результатом которой стало утверждение идентичности средневековой Болгарии через синтез двух составляющих. Первой было утверждение этнополитической общности болгар как народа, имеющего равные с греками права на суверенное существование. второй – борьба за статус нового «божьего» народа – славянского (в широком супраэтническом смысле, приданном «зонтичному» этнониму «славяне»), которому дано права славить Господа на своем, славянском языке.
III. Основные историографические направления*.
1. Для целей разработки данной темы в общих и специальных курсах необходимо использовать, прежде всего, ценный фактиче­ский материал, собранный отечественными славистами и византинистами в ходе работы над коллективными трудами, посвященными этническому самосознанию славянских народов.2 В ходе работы над указанными фундаментальными монографиями и сборниками источников изначальная рабочая концепция, выводившая самосознание, а следовательно, и стратегии различения, из социально-экономических условий и процесса создания «раннефеодальной» государственности, значительно модифицировалась с учетом историографических новаций конца XX–начала ХХI вв. Так, если работа 1988 г. начиналась с утверждения, что «христианизация славянских и неславянских народов… явилась следствием крупных перемен в социально-экономическом и политическом развитии общества», то коллективная монография 2002 г. ставила в качестве двух главных проблем исследования «взаимодействие христианского (первоначально пришлого) духовенства с местным светским (т.е. секулярным – Д.П.) обществом» и «взаимодействие каждой из принявших христианство стран со всем остальным миром»). Из зарубежных трудов по данной тематике следует отметить коллективный труд по истории христиан­ства, включающий специальные главы о Византии и славянских странах, написанные Ж. Дагроном и К. Ханником.3
2. Общие подходы к стратегиям раннего этнического различения разработаны в рамках т. н. «венской антропологической школы», из представителей которой следует прежде всего упомянуть Р. Вейтскуса, Г. Вольфрама и В. Поля. 4. Следует заметить, что методы «венской школы» 80-90-х гг. ХХ в. были близки взглядам советской этнографии (С. М. Широкогоров, Ю. В. Бромлей),5 однако в конце 90-х гг. в ее рамках наметилось направление, солидарное с этноконструктивистскими идеями Б. Андерсона и Э. Смита6. Его развил в своих работах, нередко доходящих до отрицания достоверности всей раннесредневековой историографии как источника по изучению этнической и политической истории, ученый из США П. Гири.7 В то же время, из данного круга вышла добротная монография Ф. Курты, совмещающая конструктивистский дискурс с глубоким анализом письменных такстов и археологических источников, что позволило обосновать убедительную гипотезу о византийском происхождении этнонима «славяне».8 Два серьезных сборника по интересующей нас проблеме, вышедших в последние годы, говорят о серьезном научном потенциале данной школы и расширении круга исследователей, работающих в ее русле.9
3. Многие отечественные и зарубежные авторы разрабатывали данную проблему и ее частные аспекты в рамках и в терминах культурологического подхода, начало которому положили монументальные работы Ф. Дворника (1962) и Д. Оболенского (1971).10 В работах этого круга прежде всего рассматриваются влияние миссий Восточной и Западной церквей на развитие пришлых народов и становление их культуры, а также процессы аккультурации славян и других восточноевропейских народов в восточнохристианскую и западноевропейскую цивилизации. В последние годы концепция Д. Оболенского была модернизирована его учеником Дж. Шепардом.11 Эта концепция определяет и подход к проблеме современных болгарских авторов.12 К такой методологии близок и автор этих строк.13
4. Для изучения кирилло-мефодиевской традиции в культуре православных славян особенно важны работы Р. Пиккио14. Фактические сведения и анализ важнейших памятников кирилло-мефодиевской традиции в славянских литературах X-XI вв. содержатся в исчерпывающих по полноте справочно-библиографических трудах Г. Подскальски 15 и в работах отечественных исследователей Б. Н. Флори, А. А. Турилова и С. А. Иванова16 Определенные результаты принесли отечественные штудии в рамках семиологических подходов (В. Н. Топоров, В. В. Иванов, В. М. Живова и др.)17 Полезно также прочесть общие работы А. М. Камчатнова18 и Е. М. Верещагина о ветхозаветной и новозаветной литературных традициях в ранней церковнославянской книжности,19 а также критические работы Ф. Томсона, беспощадно раскрывающие недоработки и мифы историографии церковнославянской книжности.20
IV. Источники и их издания.
Отечественная историография располагает полным сводом переведенных на русский язык сведений о славянах в византийских, западноевропейских и восточных текстах по начало IX в. с выверенным научным комментарием.21 Памятники ранней болгарской литературы опубликованы в русских переводах И. И. Калиганова и Д. И. Полывянного.22 Часть из них была ранее издана Д.И.Полывянным в первом томе «Хрестоматии по истории южных и западных славян».23 Греческие оригиналы надписей и их болгарские переводы изданы В. Бешевлиевым.24 Византийские тексты в оригинале и в болгарском переводе, относящиеся к рассматриваемому периоду, составили содержание 4-го и 5-го томов «Греческих источников по истории Болгарии».25 Среди них особенно важны сочинения Иоанна Малалы, Георгия (Монаха) Амартола, Симеона Логофета (сохранились в средневековых славянских переводах),26 Продолжателя Феофана, Льва Диакона, Константина Багрянородного (имеются в современных русских переводах),27 переписка константинопольского патриарха Николая Мистика с болгарским государем Симеоном (893-927), доступная и в английском переводе.28

V. Возможные темы для обсуждения, докладов, эссе, кейсов в рамках учебных курсов по истории, истории христианства, истории культуры:
1. Языки этнополитических и государственных дискурсов Востока и Запада раннесред­невековой Европы; картины мира, составляющие контексты этих дискурсов: античная, библейская, новозаветная, «византийская» и «варварская».
2. «Образ другого» как основа конструирования этнополитических дискурсов Востока и Запада раннесред­невековой Европы. «Другой»: реальный и вымышленный. «Другой» как зеркало.
3. Аккультурация как базовый процесс формирования этнокультурного пространства ранне­средневековой Восточной Европы.
4. Империя и Церковь как базовые конструкты этнополитических и государственных дискурсов христианской Европы. Различия имперских доктрин и экклесиологии Востока и Запада раннесредневековой Европы.
5. Проблема времени в построении этнополитических и государственных дискурсов Востока и Запада раннесредневековой Европы: «исконные» и «новые» народы в европейском этнокультурном пространстве.
6. Пересечения этнополитических и государственных дискурсов Востока и Запада раннесред­невековой Европы: от прямого столкновения к неконфронтационной амбивалентности.
6. Формирование общего представления о Рах Christiana Orientalis и месте отдельных народов в этой структуре.
7. Этническое и конфессиональное в формировании этнокультурной идентичности славянских народов.

1 С нашей точки зрения, исходная посылка М. В. Дмитриева к дискуссии о «западно-европейских корнях европейских протонациональных и национальных дискурсов» нуждается в ряде уточнений. Во-первых, стратегии и модели этнополитического различения, приведшие к становлению протонациональных дискурсов на Западе и Востоке Европы, обнаруживают значительные черты общности. Во-вторых, у некоторых европейских национальных дискурсов просматриваются отчетливые восточноевропейские корни, а «западно­европейские» выражены гораздо слабее (греки, румыны). Вообще, как будет показано ниже, продуктивность ретроспективных моделей исторических исследований, к которым принадлежит и парадигма, заложенная в настоящий проект, снижается пропорционально удаленности предмета исследо­вания от Нового времени.

2* Для целей данного проекта прежде всего приводится литература на русском языке, в том числе переводы книг иностранных авторов, а из не переведенных иностранных работ отмечаются лишь самые важные.

 Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. / Отв. ред. Г. Г. Литаврин, Б. Н. Флоря. М.: «Наука», 1982; Ранне­феодальные государства на Балканах. VI-XII вв. / Отв. ред. Г. Г. Литаврин. М.: «Наука», 1985; Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. / Отв. ред. Г. Г. Литаврин. М.: «Наука», 1988; Христианство в странах Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европы на пороге второго тысячелетия / Отв.ред. Б. Н. Флоря. М. 2002.

3 Histoire du christianisme des origines á nos jours. T. IV. Evêques, moines et empereurs. Descelée, 1993/

4. Wenskus R. Stammesbildung und Verfassung. Das Werden der frühmittelalterlichen gentes. Koln-Graz, 1961;

Wolfram H. Die Goten. Münich, 1990; Pohl W. Die Awaren. Eine Steppenfolk in Mitteleurope Münich, 1988; Strategies of Distinction. The Construction of Ethnic Communities. 300-800. Ed. W.Pohl and H.Reimnitz. Leiden-Boston-Koln, 1998.



5 Typen der Ethnogenese. Ed. H. Wolfram and W. Pohl, Vol. I. Vienna, 1990. См.: Широкогоров С.М. // Личность. Культура. Общество. Т. М.,

6 Pohl W. Conceptions of Ethnicity in Early Medieval Studies In: Debating the Middle Ages: Issues and Readings, Ed. Lester K. Little and Barbara H. Rosenwein, Blackwell Publishers, 1998. P. 13-24 (входит в ридер).

7 Geary, P. Ethnic identity as a situational construct in the Early Middle Ages. In: Mitteilungen der Anthropo­logischen Gesellschaft in Wien, Bd. 113: Wien, 1983. P. 15-26; idem, .The Myth of Nations: the Мedieval Origins of Europe. Princeton, 2002.

8 Curta F. The Making of the Slavs. History and Archaeology of the Lower Danube Region. C.500-700. Cambridge University Press, 2001

9 Regna und Gentes. The Relationship between Late Antique and Early Medieval Peoples and Kingdoms in the Transformation of the Roman World. Ed. H.-W.Goertz, J.Jarnut and W. Pohl. Leiden-Boston, 2003 (The Trans­formation of the Roman World, Vol.13;The Other Europe in the Middle Ages. Avars, Bulgars, Khazars and Cumans./ Ed. F.Curta, R.Kovalev. Brill. 2007

10 Дворник Ф. Славяне в европейской истории и цивилизации. М.: Языки славянской культуры, 2001; Оболенский Д. Византийское содружество наций. Шесть византийских портретов. М., 1998.

11 Shepard J. The Byzantine Commonwealth 1000-1550. In: Cambridge History of Christianity. Vol.5. Eastern Christianity. Ed. M.Angold. Cambridge, 2006.

12 Божилов И. Културата на средновековна България. София: Абагар, 1996; Николов А. Политическа мисъл в ранносредновековна България (средата на IX – края на X век). София: Парадигма, 2006.

13 Полывянный Д.И. Культурное своеобразие средневековой Болгарии в контексте византийско-славянской общности IX-XV вв. Иваново, 2000.

14 Пиккио Р. Древнерусская литература. М.: Языки славянской культуры, 2002.

15 Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988-1237 гг.). СПб., 1996 (Subsidia Byzantinorossica, T. 1); idem, Theologische Literatur des Mittelalters in Dulgarien und Serbien. München, 2000.

16 Флоря Б.Н., Турилов А.Н., Иванов С.А. Судьбы кирилло-мефодиевской традиции после Кирилла и Мефодия. СПб.: Алетейа, 2000; Турилов А.А., Флоря Б.Н. Христианская литература у славян в середине X – середине XI вв. // Христианство в странах Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европы на пороге второго тысячелетия / Отв.ред. Б. Н. Флоря. М. 2002. С. 398-458.

17 Топоров В.Н. Святость и святые в русской духовной культуре. Том 1. Первый век христианства на Руси. М.: Гнозис, 1995; Из истории русской культуры. Т. 1. Древняя Русь. М., Языки славянской культуры, 2000.

18 Камчатнов А.М. История и герменевтика славянской библии. М.: «Наука», 1998.

19 Верещагин Е.М. Церковнославянская книжность на Руси: Лингвотекстологические разыскания. М.: «Наука», 2001.

20 Thomson F. The Bulgarian Contribution to the reception of Byzantine Culture in Kievan Rus’: the Myths and the Enigma. In: Harvard Ukrainian Studies, v. 12-13. 1988-1989.

21 Свод древнейших письменных известий о славянах./ Отв. ред. Л.А.Гиндин, Г.Г.Литаврин. Т. 1. (I-VI вв.). М.: «Наука», 1991; Т. 2 (VII-IX вв.) М.: «Наука», 1995;

22 Родник златоструйный. Памятники болгарской литературы IX-XVIII вв. / Сост. И.И.Калиганов и Д.И.Полывянный. М.: Художественная литература, 1990.

23 Хрестоматия по истории южных и западных славян. Т. 1. Эпоха феодализма. Минск, 1987.

24 Бешевлиев В. Първобългарски надписи. София, 1979

25 Гръцки извори за българската история. Т. IV.

26 Срезневский В. И. Славянский перевод хроники Симеона Логофета с дополнениями. СПб., 1905 (переиз­дано: London, Variorum Reprints, 1971); Истрин В.М. Хроника Иоанна Малалы в славянском переводе. Подготовка, вступ. Статья и приложения М.И.Чернышевой. М., 1994; Временник Георгия Монаха (Хроника Георгия Амартола). Русский текст, комментарий, указатели. М., 2000.

27 Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. СПб., «Наука», 1992; Лев Диакон. История. М.: «Наука», 1988; Константин Багрянородный. Об управлении империей. Текст, перевод, комментарий. М.: «Наука», 1991.,

28 Nicholas I Patriarch of Constantinople / Greek text and English Translation by R. J. H. Jenkins and L. G. Westerlink. Washington, 1973€

Каталог: Labs -> UkrBel
UkrBel -> Церковь и государство в христианских культурах Востока и Запада Европы: идеалы и практика
UkrBel -> -
UkrBel -> Подходы к Священному Писанию, экзегезе и религиозному знанию в византийско-православных и западно-христианской культурах1
UkrBel -> Е. Ю. Борисенок ЦК вкп(б) и украинское партийное руководство
UkrBel -> Из исламской антропологии: совершенный человек в исламе
UkrBel -> Голод 1932-1933 гг в научных исследованиях и исторической публицистике
UkrBel -> Программа спецкурса «Феномен иудействующих в истории религии: между иудаизмом и христианством»
UkrBel -> Вторжение шведской армии на Гетманщину в 1708 г и Иван Мазепа
UkrBel -> Вопросы, которые я собираюсь рассмотреть в данном тексте, можно представить следующим образом
UkrBel -> Спецкурс«Образ женщины католицизме, православии, протестантизме и исламе» Преподаватели спецкурса


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница