Ставицький А. В. Сучасний міф: короткий історіографічний огляд Ставицкий А. В. Современный миф: краткий историографический обзор



Скачать 112.19 Kb.
Дата26.03.2016
Размер112.19 Kb.

УДК 101.1:316


Ставицький А.В.

Сучасний міф: короткий історіографічний огляд

Ставицкий А. В.

Современный миф: краткий историографический обзор

Stavitskiy A. V.

The modern myth: a brief historiographical review
Грані. Науково-теоретичний і громадсько-політичний альманах. №3(83), 2012. - С. 48-51.
В данной статье дан краткий историографический обзор с упоминанием и тем и авторов, затрагивавших проблему изучения и освещения мифа в своих исследованиях.
Поскольку интерес к мифу, несмотря на преимущественно негативное отношение, в науке никогда не исчезал, проблемам мифа были посвящены работы философов, культурологов, социологов, политологов, антропологов, этнологов, психологов, лингвистов, семиологов, историков, медиевистов. В них миф рассматривался, как продукт фантазии доисторических народов (М. Мюллер), поэтическая метафора первобытного образа мышления (Я. Гримм), примитивная попытка объяснить естественный мир (Дж. Фрэзер), воспитатель человечества (Г. В. Ф. Гегель), универсум первообразов (Ф. В. Шеллинг), выражение жизненного инстинкта (А. Бергсон), общенародной мудрости (Ф. Ницше) и иррациональной воли (М. Элиаде); социальный феномен (М. Дюркгейм), регулятор жизни архаичного коллектива (Б. Малиновский); коллективное сновидение (З. Фрейд), проявление архетипических побуждений, скрывающихся в глубинах человеческой психики (К. Юнг); синкретическая колыбель человечества (Е. М. Мелетинский), упакованная в образах и метафорах многотысячелетняя традиция (М. К. Мамардашвили); способ духовной самоорганизации (К. Леви-Строс); особый тип рациональности (К. Хюбнер); традиционный носитель метафизических прозрений человека (Камарасвами); развернутое магическое имя (А. Ф. Лосев) и даже т. н. мерцающая структура (Д. П. Козолупенко).

Однако, ни одно из предложенных учёными определений, к сожалению, не позволяет научно идентифицировать миф как уникальное социокультурное явление, отделив его от остальных на основании анализа только ему присущих свойств, рассматривая миф как целое.

Соответственно, в зависимости от воспитанных в рамках той или иной «школы» или научной дисциплины исследователи делятся на тех, кто рассматривает миф как явление доисторического порядка, продукт творческой деятельности представителей первобытных, «примитивных» народов или как феномен культуры на любом этапе её развития, как языковый феномен, особую знакомую систему или одну из символических форм отражения действительности.

Следует отметить, что современную мифологию трудно представить без творчества «пионеров» в области изучения мифа А. Н. Афанасьева, Ф. Боаса, Ф. И. Буслаева, Я. Гримм, Ф. Куна, Б. Малиновского, В. Манхардт, М. Мюллера, А. Потебни, Дж. Фрэзера, В. Шварца, Ф. В. Й. фон Шеллинга. Однако, их идеи, подходы и разработки лишь заложили основу для дальнейших исследований в рамках самых различных научных дисциплин.

По теории мифа особый интерес вызывают исследования, которые провели Н. С. Автономова, М. Ф. Альбедиль, К. Армстронг, Ю. Бородай, М. Бухтеров, Л. Н. Воеводина, М. С. Галина, Я. Э. Голосовкер, С. В. Горюнков, А. В. Гулыга, П. С. Гуревич, Е. В. Иванова, Е. Б. Ивушкина, О. А. Карлова, Э. Кассирер, Т. И. Ковалева, А. Н. Круглов, Дж. Кэмпбелл, К. Леви-Строс, Е. Левкиевская, М. А. Лифшиц, А. М. Лобок, К. В. Лопатина, А. Ф. Лосев, А. К. Макарова, М. А. Малеева, Н. И. Мартишина, С. В. Маслова, Е. М. Мелетинский, А. Е. Наговицын, С. Неклюдов, М. И. Нелюбин, Ю. С. Осаченко, В. М. Пивоев, Е. В. Савелова, И. Г. Садовская, О. К. Садовников, Э. В. Сайко, М. И. Стеблин-Каменский, С. М. Телегин, А. Л. Топорков, И. Тренчени-Вальдапфель, К. Хюбнер, М. И. Шахнович, Ф. В. Й. фон Шеллинг, М. Элиаде.

В рамках теории мифа исследователями рассматривались социальный миф (Т. М. Алпеева, Л. А. Степнова, С. В. Тихонова), трансценденталистская интерпретация мифа (А. Н. Круглов), симулякр как современная форма мифа (К. В. Лопатина), мифоразрушительная и мифосозидательная тенденции в современной культуре (С. В. Маслова), трансформация гендерных ролей в мифологических системах (А. Е. Наговицын), миф как жизненно-символический образ личностного бытия (М. И. Нелюбин) или конфигурация опыта сознания (Ю. С. Осаченко). Структуру и функции мифа изучали С. С. Аверинцев, К. Леви-Строс, Е. М. Мелетинский, А. А. Мишучков, С. Ю. Неклюдов, В. М. Пивоев.

По философии мифа заслуживают внимания работы Н. О. Арискиной, Л. В. Дмитриевой, Т. В. Евгеньевой, А. Ф. Косарева, М. К. Мамардашвили, В. М. Найдыша, Г. Н. Оботуровой, Ю. С. Осаченко, Б. А. Парахонского, Н. С. Плотникова, А. М. Пятигорского, Ю. М. Смирнова, С. М. Телегина, Р. С. Халимулиной, Ф. В. Й. фон Шеллинга, В. Г. Щукина и др.

Современное мифотворчество с разных позиций исследовали Л. В. Баева, В. К. Хазов, Т. А. Балаболина, Г. Башляр, Н. А. Бердяев, Ю. А. Ващенко, Л. Н. Воеводина, И. И. Гарин, Г. Д. Гачев, Ж. Деррида, Э. Дюркгейм, Н. И. Клушина, Т. И. Ковалева, И. В. Кондаков, С. Д. Лебедев, М. И. Литвак, О. В. Ляшенко, Г. В. Осипов, Н. В. Синявина, О. Ф. Смазнова, Т. Ю. Фомина, Т. В. Цивьян, В. А. Шнирельман.

Проблемам эпистемологии мифа и изучению различных аспектов мифологического мышления посвятили свои исследования О. Балла, В. С. Библер, А. С. Бирюкова, А. В. Ваганов, Л. Н. Воеводина, А. Геде, И. М. Горбунова, А. Греймас, А. Н. Елсуков, О. М. Ешукова, И. Е. Коптелова, Л. Леви-Брюль, Л. А. Максименко, А. П. Назаретян, А. А. Потебня, Л. Г. Пугачева, П. Рикёр, В. С. Черняк, И. Р. Шафаревич.

В разное время изучали мифологическое сознание Л. Аннинский, А. И. Горячева, М. Г. Макаров, И. В. Ермолаев, Г. В. Зубко, А. Г. Иванов, М. С. Каган, Ш. Карагула, С. Г. Кара-Мурза, Ж. Лакан, Г. Ле Бон, Т. Б. Липатова, В. Р. Мединский, Л. И. Насонова, М. Ф. Никитин, В. М. Пивоев, Е. Я. Режабек, Е. Н. Ростошинский, С. В. Саакян, Ж.-П. Сартр, Дж. Серл, Н. В. Серов, М. Ю. Смирнов, М. Ю. Тимофеев, В. К. Хазов, М. П. Чередникова, Н. В. Шульга.

Особенностям политического мифа и социально-политической мифологии посвятили свои работы В. В. Берус, Э. Геллнер, А. Гельман, А. А. Гончарик, Б. В, Дубин, Т. В. Евгеньева, В. Г. Заводюк, Ю. М. Загвозкина, В. Г. Ибрагимова, М, В. Ильин, И. Н. Ионов, Г. В. Каменская, Е. И. Карев, А. Кольев, И. И. Кравченко, М. Б. Круглов, А. Г. Дугин, В. Л. Каганский, М. Калашников, А. А. Мишучков, С. Московичи, С. Б. Орлов, О. Ю. Пленков, А. Плуцер-Сарно, В. С. Полосин, Г. Г. Почепцов, Н. В. Русакова, О. Г. Рюмкова, С. В. Рябцев, А. Савельев, О. К. Садовников, И. В. Следзевский, О. Н. Стрельник, И. Е. Сысоев, К. Флад, М. Хагемейстер, А. Цуладзе, И. М. Чудинова, Ю. В. Шатин, Н. И. Шестов.

О роли мифа в процессе формирования социальных утопий писали Э. Я. Баталов, Н. В. Горбатова, К. Мангейм, А. И. Парфенов, Е. Е. Приказчикова, В. В. Феллер. Изучали «советский миф» С. Антоненко, Ю. Н. Афанасьев, А. С. Ахиезер, П. Бергер, П. Вайль, В. В. Глебкин, О. Гончарова, И. Дичев, А. А. Иванов, А. В. Исаев, И. И. Кальной, С. Г. Кара-Мурза, М. С. Колесов, Ж. Ф. Коновалова, Е. С. Некрасова, Э. Л. Розин, А. А. Форманчук, А. Чернышев, Н. Г. Щербинина.

Психологическими аспектами мифотворчества занимались Б. Г. Ананьев, Г. Башляр, Е. Г. Веденова, В. Вундт, Л. С. Выготский, С. Гроф, О. С. Климков, Г. Ле Бон, С. Московичи, Х. Ортега-и-Гассет, В. Франкл, З. Фрейд, Э. Фромм, А. С. Шаров, К.-Г. Юнг.

Немало исследований в последние десятилетия было посвящено мифам культуры (Е. С. Воскобойник, Л. Л. Геращенко, К. Гирц, Н. В. Григорьев, Е. А. Ермолин, О. Т. Кирсанова, Н. В. Ковтун, В. Р. Мединский, В. К. Хазов), а также мифам повседневности (А. В. Бабаева, Богданов, С. Бойм, С. Вальденфельс, Е. В. Воронова). В рамках исследования взаимодействия мифа и символа вызывают интерес работы Е. Л. Багаутдиновой, И. А. Бесковой, Ж. Бодрийяра, С. И. Булгакова, А. Голана, М. В. Горностаевой, В. В. Иванова, Э. Кассирера, З. Г. Минц, Д. Нормана, К. А. Свасьяна, П. А. Флоренского, М. Фуко. Особое место в современной мифологии занимают работы семиологов Н. Ф. Алефиренко, А. К. Байбурина, Р. Барта, К. А. Долинина, А. Дорошевича, В. В. Иванова, В. Н. Топорова, А. С. Кирилюка, Г. К. Косикова, Ю. М. Лотмана, М. Могильнер, И. Б. Руберт, Ю. Л. Шишовой, А. Тарского, Б. А. Успенского.

Однако, поскольку всё больше внимания уделяется проблеме взаимодействия науки и мифа, следует отметить, что в разное время мифами науки применительно к научному творчеству занимались А. А. Агаркова, Г. Бонди, В. В. Бородкин, В. Бояринцев, С. М. Брюшинкин, В. Е. Буденкова, С. Вайнберг, В. Гейзенберг, Р. Генон, Т. С. Голиченко, Б. Грин, И. Длясин, Ю. Бондаренко, А. Гангнус, Г. Кантор, В. Н. Катасонов, Л. В. Лесков, С. В. Месяц, Р. Пенроуз, И. Пригожин, М. Талбот, В. В. Феллер, М. П. Хван, Дж. Хорган. В одних из них миф отражался в поэтическом космосе (К. А. Кедров). В других проявлялся через борьбу гипотез в движении от мифа к логосу (М. Д. Ахундов, Ф. Х. Кэссиди. А. Турсунов, Т. Г. Человенко). В третьих – мог не только отождествляться с научной теорией (С. В. Месяц, В. Н. Тростников), но даже олицетворять всю национальную науку (С. П. Чернозуб [См.: 1]), где «образ научного мифа» соответствует «некоей интуитивной цельности, не противоречащей сумме фактов, известных автору и имеющей в себе логический каркас» [2].

Следует отметить, что нередко данный анализ рассматривался как проблема взаимоотношения науки и псевдонауки (С. К. Абичев, Е. Г. Александров, В. Л. Гинзбург В. И. Арнольд, В. Гаташ, В. Л. Гинзбург, В. П. Горнилин, В. Б. Губин, С. О. Дзюба, Ж. Домбр, М. П. Завьялова, К. П. Иванов, С. П. Капица, Э. П. Кругляков, А. С, Кузнецов, Ю. М. Сердюков, В. С. Стёпин, А. М. Хазен, А. В. Юревич). При этом речь здесь могла идти не только о научных суевериях (О. П. Мороз) или торсионных полях (А. В. Бялко), но также о критике различных господствующих ныне теорий (теория эволюции, теория относительности и пр.), а сама наука оказывалась представленной, как предмет веры (В. Жвирблис [См.: 3], М. Холлоуэй [См.: 4]).

Помимо этого, отдельные проблемы взаимодействия мифа и науки затрагивали в своих исследованиях Л. Д. Гудков, Т. В. Добровольская, Р. Докинз, В. Жвирблис, Г. Идлис, И. П. Ильин, Ф. Капра, В. Н. Комаров, С. В. Куленко, В. П. Лебедев, И. Н. Лосева, С. В. Маслова, Л. Мельников, В. Н. Порус, А. М. Сидоров, Г. М. Тавризян, В. Н. Тростников и др. В частности, различным аспектам методологии науки, способствующим её мифотворчеству, посвятили свои работы Дж. Даубен, В. Дильтей, И. Длясин, Д. Дэвидсон, П. А. Жилин, Т. Кун, И. Лакатос, Е. А. Мамчур, В. В. Налимов, К. Поппер, В. Н. Порус, И. Пригожин, А. Пуанкаре, Б. Рассел, П. Фейерабенд, К. Хюбнер.

В своей научной деятельности в разной степени проблему мифов и мифотворчества в истории затрагивали Ю. В. Андреев, Ю. Н. Афанасьев, В. Э. Багдасарян, С. Т. Баймухаметов, А. Т. Балабуха, Л. Балаян, Ю. Бахурин, М. Блок, А. В. Бочаров, П. П. Гайденко Г. Городецкий, Ю. Н. Давыдов, Д. Дрожжин, А. Р. Дюков, А. В. Исаев, А. Зубов, Ю. В. Мухин А. М. Панченко, А. Прозоров, К. Ясперс и др. А в свете появления большого количества работ, в духе т. н. «фольк-хистори», ставящих под сомнение результаты изучения истории прошлых лет, особое место в исследованиях исторического мифотворчества занимают работы, критикующие идеи А. Т. Фоменко, Ю. М. Каныгина, Ю. Д. Петухова, Ю. А. Шилова, В. М. Бебика, М. Аджи и их последователей (Н. Ажгихина А. Антонов, Ю. А. Борисёнок, Д. Володихин, О. Елисеева, Д. Олейников, Е. С. Голубцова, Н. Горбачев, И. Н. Данилевский, Ю. Н. Ефремов, А. В. Лаушкин и др.).

Кроме того, в современных исследованиях по мифологии немало работ, посвящённых роли языка в мифотворчестве (Н. С. Автономова, Н. Д. Арутюнова, М. Бейкер, Д. Б. Гудков, В. фон Гумбольдт, Ж. Деррида, М. М. Маковский, С. Пинкер, Ф. Соссюр, И. Н. Топешко). Однако, наиболее многочисленными можно считать исследования мифа и мифотворчества в области литературы (Р. Вейман, Т. Г. Вилисова, Н. Г. Владимирова, Л. Х. Давлетшина, И. Н. Зайнуллина, М. Каменская, С. Д. Кацнельсон, Дж. Лакофф, А. Лукин, О. О. Несмелова, А. Л. Топорков, Д. А. Урнов, Л. М. Чепурнова, Т. А. Шарыпина) и мифопоэтики (А. Н. Афанасьев, Э. А. Бальбуров, В. Н. Бараков, А. Н. Веселовский, Л. Л. Габышева, Р. Грейвс, А. Л. Григорьев, Л. П. Киященко, С. М. Козлова, Д. П. Козолупенко (Пашинина), Н. П. Крохина, В. В. Мароши, Е. М. Мелетинский, К. Н. Паранук, А. А. Потебня, В. Я. Пропп), включая изучение мифотворчества У. Блейка (Г. А. Токарева), В. Гюго (Е. Л. Поляков), Т. Моррисон (Л. А. Агрба), Дж. Джойса (Ю. А. Иванова), Т. Манна (С. П. Мельник), Т. Элиота (Т. Д. Кобахидзе), А. С. Пушкина (В. М. Есипов, Е. Н. Корнилова, В. Н. Топоров, Ю. Н. Тынянов), Ф. М. Достоевского (Н. П. Анциферов, М. М. Бахтин, Р. Клейман), М. Е. Салтыков-Щедрина (Н. И. Назаренко), А. П. Чехова (Р. Б. Ахметшин), М. Горького (А. М. Минакова), Л. Андреева (А. А. Рубан), А. Белого (Е. В. Глухова), А. Блока (И. С. Приходько), Д. Мережковского (Т. Дронова), А. Ахматовой (Ж. Н. Колчина), А. Цветаевой (Н. А. Афанасьева, И. Ю. Латыпова), М. Волошина (С. М. Пинаев), В. Хлебникова (А. В. Гарбуз, Е. А. Капустина), Н. Шмелева (Е. Елтышева), Б. Пастернака (В. С. Баевский), О. Мандельштама (Т. Ю. Никитина), С. Есенина (А. А. Андреева, Н. М. Кузьмищева), А. М. Ремизова (Н. Л. Блищ), М. М. Пришвина (Н. В. Борисова), В. В. Набокова (Б. В. Манджиева), М. А. Шолохова (А. М. Минакова), А. Платонова (В. В. Агеносов, М. А, Дмитровская, Т. Дронова, Н. Друбек-Майер, О. Калениченко, Е. Касаткина, В. А. Коваленко, В. А. Колотаев, В. В. Мароши, Ю. Г. Пастушенко, Т. В. Радбиль, Л. В. Ярошенко). А. В. Вампилова (Н. М. Кузнецова), В. Аксенова (Н. Яковлева), Б. Акунина (Т. Н. Бреева), В. Пелевина (А. В. Дмитриев) и др.

Относительно исследований современного мифа в Украине, особо стоит отметить работы по:

- теории мифа (В. А. Бугров, С. Ю. Гуцол, Ю. В. Даниленко, Л. Зализняк, Л. Н. Козименко, М. Д. Мищенко, О. К. Садовников);

- проблемам мифотворчества в искусстве (О. А. Вячеславова, О. О. Кухар, О. В. Рочняк, О. Г. Рощенко, О. А. Чумаченко), драматургии (О. Е. Бондаренко, И. В. Зборовец), истории (О. Бузина, М. Галычанец, А. Н. Зинухов, Н. А. Ищенко, В. И. Сергийчук, П. П. Толочко), а также в литературе (Н. В. Адамчук, И. В. Борисюк (поэзия), А. М. Василенко, Ю. В. Вишницкая, М. П. Вовк, Ю. А. Ганошенко, А. И. Гурдуз, Н. М. Долга, О. М. Дякун, В. И. Мацапура), включая мифотворчество Д. Г. Лоуренса (Н. В. Глинка, А. Б. Пямцу), Т. Манна (И. В. Пюра), Н. В. Гоголя (А. Г. Зеленский), Т. Г. Шевченко (О. Бузина, О. Забужко), Л. Украинки (М. И. Сулятыцкий), В. Хлебникова (В. В. Кравец), А. О. Тарковского (Т. Е. Суханова);

- мифопоэтике (Л. Ю. Дикарева, О. С. Киченко, Е. С. Колесник, В. Е. Копыця, Т. Д. Креминь, Н. Р. Кубрыш, Н. В. Ротова, А. Б. Холодов);

- мифотворчеству в детских играх (Н. В. Аксенова);

- национальному мифу Украины (В. О. Артюх, О. В. Кривчикова, В. Куэвда, В. М. Московченко, А. В. Поправко, В. Отрощенко, И. А. Хижняк);

- религиозному мифу (Е. В. Батаева);

- политической мифологии (Д. Ю. Арабаджиев, В. С. Безнисько, Л. Й. Зубрицка) и мифотворчеству (О. А. Габриелян, И. И. Кальной, А. Ф. Карась, И. Лысый, С. Махун, О. С. Морщакова, Л. В. Харченко, Л. В. Ярошенко);

- онтологии и эвристическим аспектам мифа (О. В. Белокобыльский), а также эпистемологии культуры в рамках социокультурного мифотворчества (М. И. Зубов, О. С. Колесник, С. Б. Крымский, В. М. Мейзерский, Б. О. Парахонский, А. Д. Шоркин);

- региональной мифологии, включая миф Киева (Д. С. Бураго) и Одессы (О. Гаврош, М. А. Найдорф).

Кроме вышеупомянутых работ, особым вниманием сейчас также пользуются исследования в области прикладных аспектов мифологии: изучению систем коммуникативного воздействия (Е. Л. Доценко, П. М. Ершов, А. П. Журавлев, Г. В. Колшанский, Е. В. Руденский, А. Ульяновский и др.) и разработке избирательных технологий (П. Г. Зайцевский, Е. Г. Морозова, С. Фаер и др.), имиджелогии (Ф. Дейвис, М. Спиллейн, В. М. Шепель, А. Цуладзе и др.), паблик рилейшнз (И. Алешина, Н. Арнольд, Д. Доти, Н. Г. Зяблюк, Т. Ю. Лебедева, А. Н. Чумиков и др.), всех видов политической коммуникации (В. М. Бебик, И. Душин, Р. Э. Герцштейн, А. И. Ковлер и др.) и т. п. К ним в первую очередь относятся формирование политических мифов применительно к тому или иному политическому деятелю, встраивание политиков в определенные модели мифов и подключение для этого различных архетипов [См.: 5]; изучение суггестивных способов воздействия, построенных на инстинктах, потаенных желаниях [См.: 6]; страхах, подсознательном поиске врага, «продаже» будущего и использовании всех возможных в политике форм «обольщения» избирателей [См.: 7].

О росте интереса к мифу и расширении сферы его исследования свидетельствует также появление новых терминов (этномифология, мифосистема, мифовосприятие, мифовидение, мифомышление, мифодизайн, мифопоэтика, мифопластика, мифологизация, мифотехнология, мифогенерация, социомиф, неомиф, мифема, мифологема и др.), которые широко используются, как в научной литературе, так и в средствах массовой информации.

Современные исследования мифа в их лучших и наиболее значительных проявлениях можно воспринимать как опосредованное воспроизведение поставленных ранее проблем на новом уровне возможностей науки. В целом на постсоветском пространстве наиболее плодотворно работали Н. С. Автономова, М. Ф. Альбедиль, Д. П. Козолупенко (Пашинина), Е. Е. Левкиевская, Ю. С. Осаченко, Г. В. Осипов, В. М. Пивоев, А. М. Пятигорский, С. М. Телегин, С. В. Тихонова, А. Л. Топорков и др. Однако, с точки зрения выявления онтологических основ современного мифа и мифотворчества, особый вклад в изучение современного мифа, на наш взгляд, в соответствии со своими подходами внесли Р. Барт, Э. Кассирер, Дж. Кэмпбелл, К. Леви-Строс, А. М. Лобок, А. Ф. Лосев, Ю. М. Лотман, Е. М. Мелетинский, К.-Г. Юнг, М. Элиаде. И именно их идеи и наблюдения представляют для нас наибольшую ценность и интерес.



Впрочем, несмотря огромное количество публикаций, посвящённых теме современной мифологии, проблема исследования онтологических основ современного мифа исследована явно недостаточно. Подавляющее большинство имеющих место работ посвящено различным аспектам мифа и мифотворчества и несёт на себе следы тех дисциплинарных подходов, которых не затрагивают фундаментальных основ мифа и не позволяют рассматривать его во всей полноте и целостности. Более того, ни в одной из посвящённых теме современного мифа публикаций не ставится вопрос о способности науки изучать миф в современных условиях, и имеющихся в данном вопросе заблуждениях, что, с одной стороны, выявляет имеющиеся проблемы, а с другой – при соответствующем внимании к ним, указывает на резервы роста.

Литература

  1. Чернозуб С. П. Рождение русской науки в качестве «национального мифа» / С. П. Чернозуб // ОНС: Обществ. науки и современность. - М., 2001. - №5. - С. 113-123.

  2. Феллер В. В. Новый миф о будущем [Электронный ресурс] / В. В. Феллер. – Режим доступа: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000003/st01.shtml

  3. Жвирблис В. Физика как предмет веры [Электронный ресурс] / Вячеслав Жвирблис. - Режим доступа: http://lomonosov.org/medicine/medicine796.html

  4. Холлоуэй М. Мы верим в науку [Электронный ресурс] / М. Холлоуэй. - Режим доступа: http://www.sciam.ru/2003/4/redaction.shtml

  5. Круглов М. Б. Технология власти: Мифы и реальность истории России / М. Б. Круглов. - М.: Изд.-консалтинговая компания "ДеКА", 1997. - 223 с.

  6. Плуцер-Сарно А. «Ритуал» и «миф» в современной политике / А. Плуцер-Сарно // Логос. - М., 2000. - Вып. 2. - С. 14-21

  7. Пленков О. Ю. Мифы нации против мифов демократии: немецкая политическая традиция и нацизм. – СПб: Изд-во РХГИ, 1997. – 576 с.; Карев Е. И. Социально-политический миф в контексте инфовзаимодействия // Проблемы инфовзаимодействия. - Новосибирск, 1995. - Вып. 2. - С. 84-96.


Ключові слова: сучасний міф, функції міфу, міфологізація.

Ключевые слова: современный миф, функции мифа, мифологизация.

Key words: modern myth, functions of myth, mythologization.
Каталог: media -> publications -> articles
articles -> История иранистики
articles -> «в сетях» сетевого подхода
articles -> Образ Запада как региона в представлении евразийцев и неоевразийцев
articles -> В. Б. Кошаев инспирация понятий в морфологии искусстве
articles -> В. Б. Кошаев онтология авангардного процесса в искусстве
articles -> Н. В. Злыднева (Москва) Одежда и время: ветхая одежда как палимпсест
articles -> Палеоботанические и палеопочвенные индикаторы эволюции лесостепного ландшафта во второй половине голоцена: белгородская область
articles -> Метапознание как фактор развития учебных умений
articles -> Соколов Александр Николаевич


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница