Статьям Уголовного Кодекса кр «Возбуждение религиозной вражды с использованием своего служебного положения» и«Распространение экстремистских материалов при проведении публичных мероприятий»




Скачать 56.81 Kb.
Дата27.06.2016
Размер56.81 Kb.
Сотрудник Госкомиссии и следователь дали показания по делу имама
На этой неделе 15 и 16 сентября в Кара-Суйском районном суде Ошской области продолжился суд по делу имама Рашота Камалова, обвиняемого по двум статьям Уголовного Кодекса КР «Возбуждение религиозной вражды с использованием своего служебного положения» и «Распространение экстремистских материалов при проведении публичных мероприятий».
15 сентября по ходатайству адвокатов была просмотрена видеозапись пресс-конференции, которую11 февраля в Оше дал заместитель начальника 10-го отделения Главного Управления МВД Раим Салимов, обвинивший задержанного имама в распространении и вербовке. 10-й отдел занимался оперативно-розыскными мероприятиями по этому делу, проводил обыск в доме имама. Адвокаты заявили, что выступая перед журналистами, Салимов грубо нарушил презумпцию невиновности Камалова, и перечислил нарушенные нормы: статья 15 УПК КР, статья 26 Конституции КР, статья 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах. Это способствовало созданию отрицательного образа имама в глазах общественности. На следствии обвинения в вербовке ничем не подтвердились и в суде Камалова обвиняют только в распространении. Адвокаты просили суд дать оценку видеозаписи этой пресс-конференции, как доказательству, оказавшему давление на ход следствия и подтасовки уголовного обвинения в отношении имама.
На этой неделе к защите имама приступил адвокат из Бишкека, руководитель общественного объединения «Комитет по защите чести и достоинства народа Кыргызстана» Акин Токталиев. Ему помогает его помощник, общественный защитник Шерик Молдобеков.
16 сентября выступил специалист, преподаватель ОшГУ, теолог 39-летний Зайнабидин (Замир) Ажимаматов. Во время следствия его привлекли для изучения видеозаписи с проповедью имама и в суде он дал показания как свидетель, а не эксперт. По его словам, он впервые участвовал в подобном деле. Он опроверг верность фразы имама о том, что тот, кто не верит в халифат, тот выйдет из религии. Он затруднился вспомнить, сколько минут продолжалась показанная следователем ему видеозапись, отметил, что там были слова о халифате, не было высказываний об ИГИЛ и запись была на узбекском языке. Он добавил, что не является специалистом в области узбекского языка, но понимает о чем речь. Между ним и имамом возникла беседа по поводу источников хадисов, которые являются достоверными. Имам заключил: «Следователь ввел вас в заблуждение по поводу моей проповеди, показав вам короткую версию, где мои слова были вырваны из общего контекста».
На вопрос адвоката Акина Токталиева: «Почему слова о халифате мы должны считать призывом и пугающими? Что в этом плохого?», Ажимаматов ответил, что у него нет времени давать в суде разъяснения.
Ранее в суде стороны неоднократно обсуждали необходимость допроса сотрудника Госкомиссии по делам религии Канатбека Абдыраимова, который дал первоначальное заключение проповеди имама, что стало причиной возбуждения уголовного дела и последующих обвинений. В течение двух месяцев этот сотрудник по разным причинам не являлся в суд. Адвокаты попросили судью Койчубека Жобонова вынести частное определение в отношение представителей районной прокуратуры, которые не могли обеспечить явку Абдраимова в суд, а самого Абдраимова — наказать штрафом и привлечь к уголовной ответственности и обеспечить его принудительный привод для дачи показаний. Также защита попросила обеспечить участие в суде следователя УВД Ошской области, который вел дело.
На следующий день, 16 сентября в суде выступили старший следователь областного УВД Марат Акботоев и старший специалист Госкомиссии Канатбек Абдыраимов.
Согласно требованиям статьи 204 УПК о производстве экспертизы вне экспертной организации, до вынесения экспертизы следователь обязан удостовериться в личности эксперта, его компетентности, выяснить его отношения с подозреваемым/обвиняемым, и проверить, нет ли оснований к отводу эксперта. Затем следователь обязан разъяснить эксперту его права и обязанности, предупредить об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. О выполнении этих действий следователь делает отметку в постановлении о назначении экспертизы, а эксперт ставит под этим свою подпись. В деле имама имеются нарушения этих требований. В суде следователь Марат Акботоев пояснил, почему он не выполнял требования УПК, привлекая сотрудника Госкомиссии к выдаче заключения по религиозным вопросам. «У нас нет других организаций, которые бы занимались выдачей подобных заключений, поэтому мы обращаемся в Госкомиссию. Канатбека Абдраимова я знаю 5-6 лет, он выдал более сотни заключений. Нам не нужно каждый раз проверять его документы, чтобы удостовериться в его компетентности», - сказал следователь.
Адвокат Акин Токталиев зачитал документ, согласно которому сотрудники Госкомиссии являются государственными служащими, а госслужащие не имеют права выступать в качестве экспертов. Следователь сказал, что не проверял статус сотрудников Госкомиссии и не знал об этой норме.
В суде выяснилось, что в заключении Абдраимова нет его подписи на каждой странице, а только в конце, также нет соответствующей печати.
Затем в течение одного часа и двадцати минут в суде давал показания сотрудник Госкомиссии Канатбек Абдраимов. На вопросы адвокатов о том, имеется ли у него соответствующее теологическое образование помимо диплома преподавателя иностранного языка, он ответил, что адвокаты должны обратиться с официальным письмом по месту его работы и они получат нужные сведения. В суде он показал удостоверение за номером 007, сказал, что проходил аттестацию, но в Минюсте не зарегистрирован.
Согласно приказу, он является старшим специалистом, в его функциональные обязанности входит предоставление экспертиз по религиозным вопросам. Он добавил, что понимает узбекский язык, но не изучал его, также он не является юристом, но в заключениях ссылается на Конституцию. Он ничего не знал о порядке подготовки соответствующей инструкции о даче экспертизы.
Когда адвокаты стали задавать ему вопросы о количестве выданных им экспертиз, по которым были осуждены многие люди, он стал отвечать вопросом на вопрос: «А какое это имеет отношение к этому делу?» Прокуроры Нурлан Абдразаков и Азам Сатыбалдиев назвали это давлением на эксперта и попросили суд оградить эксперта от повторных вопросов со стороны защиты имама.
Отвечая на вопросы о порядке работы эксперта, он немного запутался в показаниях о том, когда и где он был предупрежден об ответственности и при каких обстоятельствах он ставил подпись об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Сначала он отрицал, что видел следователя Акботоева, потом сказал, что ставил подпись в кабинете следователя. Он ответил, что следователь не спрашивал у него приказа, сертификатов, диплома.
Он рассказал, что в феврале ему принесли три опечатанных диска для изучения видеозаписей. «Мы светское государство, фразы имама содержат призывы против Конституции нашей страны. Он говорил о халифате, находясь на территории Кыргызстана? Поэтому он имел в виду Кыргызстан. Он это говорил от имени имама Кара-Суйской мечети. В заключении я не обозначил, против каких конкретно статей Конституции и законов его высказывания. Я не специалист по свободе слова. Свобода слова не должна наносить вреда. Проповедь имама была распространена повсюду. Люди, мало понимающие в религиозных вопросах, могли понять иначе слова имама», - сказал Абдраимов. Он затруднился ответить, на какой конкретно минуте звучат призывы к свержению строя и добавил, что если есть несогласные с его заключением, могут ознакомиться с результатами комплексной экспертизы. По его словам, сам он не знает суть этой комплексной экспертизы.
Подсудимый Рашот Камалов вновь повторил свои разъяснения по поводу проповеди. «В проповеди я дал разъяснения принципам ислама и это не было направлено против Конституции. Моя цель — правильное толкование понятий ислама для молодежи. Я вообще не понимаю, как вы дали заключение, что мои слова противоречат Конституции? Какой заказ вам дадут, вы его исполняете. Вам надо было полностью изучить всю проповедь, а не только короткий отрывок», - сказал имам. Затем он перечислил несколько источников, которыми он воспользовался в той проповеди и еще раз подробно разъяснил понятие халифата.
После речи подсудимого сотрудник Госкомиссии Канатбек Абдраимов ответил, что только сейчас в суде понял контекст всей проповеди, а при даче заключения этого не знал. Адвокат Хусанбай Салиев озвучил несколько цитат из проповеди и напомнил эксперту, что в деле имеется полный вариант проповеди с соответствующими разъяснениями по халифату, но почему-то Абдраимов не дал им оценку и не упомянул в своем заключении, а ограничился только коротким вариантом видеозаписи.
Следующее слушание назначено на 29 сентября.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница