Сталин: правда и вымыслы Глава грязная ложь и нелепые слухи




страница2/5
Дата14.08.2016
Размер0.79 Mb.
1   2   3   4   5
§ 2. Сталин и «эксы»

«В годину смуты и разврата

Не осудите, братья, брата».

М.А.Шолохов

Первая русская революция 1905 года была жестоко подавлена царским правительством. По стране действовали карательные экспедиции. С января 1905 года до апреля 1906 года общее число расстрелянных, повешенных и убитых достигло 14 тысяч человек. Число политических заключенных составило 75 тысяч. В последующие годы репрессии продолжались. В 1907-1909 гг. более 5 тысяч человек были казнены, а к 1909 году в тюрьмах находилось 170 тысяч человек политических заключенных (Емельянов Ю.В. «Сталин: путь к власти»).

Эти поражения повлияли на настроения революционеров. В эти годы Сталин не раз писал о необходимости учесть уроки неудач 1905 года и с новой силой приступить к подготовке всенародного вооруженного восстания. Он был убежден, что вооруженное восстание – дело ближайшего будущего. Он уверял: «Российский пролетариат не разгромлен, он только отступил и теперь готовится к новым славным боям».

Но такая подготовка требовала значительных финансовых средств, а после 1905 года либеральная буржуазия и радикальная интеллигенция значительно сократили финансовую поддержку революционеров, рассчитывая через Думу прийти к соглашению с царским режимом. У рабочего класса достаточных средств не было, поэтому приходилось рассчитывать на собственные силы. Тогда-то и родилась у большевиков идея «экспроприаций» (сокращенно – «эксов»). Вначале они носили мирный характер. Служащие банков «охотно делились» с боевиками, но когда полицейский контроль усилился, банковские чиновники перестали «делиться» с боевиками, и в результате появились жертвы с обеих сторон. Настало время «громких» экспроприаций, одним из героев которых стал легендарный Камо.

Современные антисталинисты с подачи Троцкого утверждают, что главным организатором всех кровавых «эксов» был Сталин. Якобы он по заданию Ленина возглавил «уголовное крыло» в партии, специализирующееся на добывании денег. А деньги эти, по мнению столичного драматурга Эдварда Радзинского, нужны были для «удобной жизни эмигрантов за границей и деятельности подпольных революционеров в России – все это требовало очень и очень больших денег». Радзинский приводит слова Троцкого: «Насильственный захват денег казался в этих условиях единственным средством». Радзинский уверяет, что Ленину «пришло в голову использовать в «бомбовой работе» преданного грузина», то есть Сталина (Радзинский Э. Сталин. М., 1997).

Вывалив на головы читателей ворох фантастических слухов, Радзинский сообщает: «Вскоре после возвращения Кобы в Тифлис с лондонского съезда станет ясно, о чем он совещался с Лениным». И далее следует красочный рассказ о событиях 26 июня 1907 года на Эриванской площади Тифлиса: «банда в полсотни человек», преградившая путь экипажу с деньгами, «грохот и дым», «убитые казаки, полицейские и солдаты, в клочья разорванные бомбами», «стонущие, изуродованные прохожие, валявшиеся среди разнесенных в щепки экипажей», «злоумышленники», которые «среди дыма и удушливых газов схватили мешок с деньгами».

Кто же стоял за организацией этого кровавого теракта? Радзинский опирается на самый «надежный источник»: «Личное участие Кобы в этой кровавой операции считалось среди партийных кругов несомненным, – пишет Троцкий». А от себя добавляет: «Кровь, много крови всюду, где появляется этот маленький черный человек».

Как утверждает Радзинский, для исполнения плана Ленина, видимо, задуманного им для того, чтобы расплатиться по счетам лондонских и берлинских гостиниц, И.В.Сталин привлек С.А.Тер-Петросяна (Камо). Без всяких ссылок на документы Радзинский пишет: «…бесстрашный, обладающий фантастической гордостью человек терялся в присутствии Кобы, становился странно зависимым от него». И далее: «Нападение на Эриванской площади… великолепный спектакль от начала до конца сочинил Коба, и точно, по заданным нотам, исполнил Камо. Это был первый спектакль, поставленный Кобой, который прогремел на всю Европу».

И тем не менее, если верить Радзинскому, не все в этом спектакле было великолепно задумано и не все было исполнено «по заданным нотам». Постановщик спектакля почему-то оказался в самом центре массовки и сильно покалечился. Драматург привел слова, якобы сказанные писателем Павленко его отцу: «Сталин искалечил руку во время одного из эксов, он был ловок и храбр. Во время захвата денег в Тифлисе он был среди нападавших на экипаж». Именно поэтому Радзинский так настойчиво доказывал, что фаэтон, наехавший на Сосо в детстве, повредил ему ногу, а не руку.

Эта версия Радзинского нынче повторяется многими антисталинистами. По мнению Радзинского, Сталин постепенно устранил всех своих товарищей «по разбойным нападениям… И главный его соратник по удалым делам – Камо – уйдет из жизни раньше всех». Известно, что ехавший на велосипеде Камо погиб 15 сентября 1922 года в результате наезда на него автомобиля. Радзинский утверждает, что авария эта была подстроена Сталиным. Радзинский замечает при этом, что время гибели Камо совпало с подготовкой им своих мемуаров, в которых он якобы собирался раскрыть роль Сталина в организации разбойных нападений на правительственные учреждения с целью добычи денег.

А что было на самом деле? Да ничего. Все то, о чем Радзинский сообщает как о великой тайне, было давно известно в нашей стране. События 26 июня 1907 года на Эриванской площади в Тифлисе в советское время были подробно описаны в исследовательской и художественной литературе; они были даже экранизированы. В те времена участие большевиков в «эксах» считалось делом достойным и героическим, и поэтому никто не пытался скрывать своего участия в подобных акциях. Особенно много внимания было уделено руководителю этих акций – С.А.Тер-Петросяну (Камо). О нем было написано немало книг и создано несколько кинофильмов. В 1931 году даже сам М.Горький написал о нем очерк. Но нигде: ни в фильмах, ни в очерке Горького, ни в других книгах ни разу не упоминалось имя Сталина как соучастника Камо или организатора его акций.

Но, пожалуй, следует напомнить читателю о том, как в действительности происходили события на Эриванской площади и кто такой Камо.

12 июня 1907 года. Ясное солнечное утро. На Эриванской, центральной площади Тифлиса, обычное оживление. Стук колес экипажей по брусчатой мостовой, громкий говор разноплеменной толпы. Стройный, щеголеватый офицер прохаживается по площади и остроумными замечаниями сгоняет с площади пешеходов, подальше от того места, где через несколько мгновений разыграются драматические события.

На площади показывается казачий конвой, сопровождающий экипаж. В нем мешок с деньгами, в котором ни много ни мало 250 тысяч рублей (по тем временам огромная сумма).

10 часов 45 минут… Страшной силы взрывы сотрясают воздух. С разных сторон в сторону конвоя летят бомбы: в солдат, под колеса экипажа, под ноги лошадей. Все смешалось в дыму. Вопли, стоны, ржание лошадей, звуки выстрелов, звон разбитых стекол в окнах городской управы. И в этой суматохе офицер с завидным хладнокровием приближается к экипажу и, прихватив с собой мешок с деньгами, спокойно удаляется с площади… Его никто не останавливает… Никто из боевиков не пострадал в перестрелке и не был задержан. Трое казаков из состава конвоя оказались убитыми, человек пятьдесят мирных жителей легко ранеными: не напрасно Камо прогонял прохожих с площади.

Да, «офицером» был Камо – знаменитый боевик большевистской партии, организатор и участник многих актов «экспроприации» – «эксов» – добычи денег для партийной кассы. Примерно так описывалась во многих советских источниках эта нашумевшая акция.

А куда же направился Камо с захваченным мешком денег? В здание Тифлисской обсерватории, где за несколько лет до этого работал в качестве наблюдателя-метеоролога его друг детства Сосо Джугашвили, имевший там надежных друзей. Камо до поры до времени спрятал мешок в диване директора обсерватории, а затем переправил его за границу.

Напомним вкратце о судьбе Камо. Как отмечалось выше, его настоящая фамилия Тер-Петросян. Он плохо говорил по-русски и однажды (он жил по соседству с Сосо Джугашвили и они дружили с детских лет) в разговоре с Сосо вместо «кому» спросил «камо»? Сосо расхохотался и стал дразнить его: «Эх ты, камо, камо». Так и появилась впоследствии эта партийная кличка. Сам Сосо выбрал себе кличку Коба, по имени героя романа грузинского писателя Казбеги, вождя горцев.

Крупская вспоминала о Камо: «Этот отчаянной смелости, непоколебимой силы воли, бесстрашный боевик был в то же время каким-то чрезвычайно цельным человеком, немного наивным и нежным товарищем. Он страстно был привязан к Ильичу, Красину и Богданову».

Незадолго до экспроприации на Эриванской площади Камо под видом офицера съездил в Финляндию, был у Ленина и с оружием и взрывчатыми веществами вернулся в Тифлис. Бомбы были получены из лаборатории Красина.

После событий 12 июня 1907 года Камо оказался в Берлине, где его арестовали по доносу провокатора Житомирского, проникшего в заграничную организацию большевиков. В немецкой тюрьме Камо просидел полтора года, симулируя помешательство. При этом он проявил фантастическое самообладание и выдержку. В старых учебниках судебной психиатрии приводился пример того, как во время иезуитских пыток (ему загоняли иголки под ногти и жгли каленым железом тело) у него не только не дрогнул ни один мускул на лице, но и не изменилась величина зрачков. Как неизлечимо больной он был выдан России. В Метехском замке, в Тифлисе, на высоком берегу Куры, он просидел еще полтора года, подвергаясь новым пыткам, затем его перевели в психиатрическую больницу, из которой он бежал. По другой версии, он совершил отчаянный прыжок из окна своей камеры в Куру и скрылся. На Кавказе он был личностью легендарной, а Грузия его боготворила. Одно время он даже жил в Тбилиси на улице своего имени.

После бегства из Тифлисской тюрьмы Камо уехал в Париж, где по поручению Ленина организовал транспортировку в Россию партийной литературы. В 1912 году он вернулся в Россию, был снова арестован и приговорен к смертной казни, замененной по амнистии 1913 года двадцатью годами каторги. В марте 1917 года он был освобожден революцией.

Летом 1919 года Ленин поручил Камо организовать партизанский отряд для действий в тылу белогвардейцев. Партизанский отряд под командованием Камо действовал в 1919 году в районе Курска и Орла, а потом в тылу Деникина, где совершил немало подвигов. По заданию командования Южного фронта Камо через Астрахань на рыбацких лодках доставил оружие для бакинских подпольщиков, а в апреле 1920 года принял участие в подготовке вооруженного восстания в Баку. После Гражданской войны Камо учился в Военной академии в Москве, работал в системе Внешторга, а с начала 1922 года, как бывший специалист по денежным проблемам, – в Наркомфине Грузии. В 1922 году он погиб, когда велосипед, на котором он ехал с крутого спуска, столкнулся с автомобилем.

Сталин никогда не подтверждал, что участвовал в «эксах», но и не отрицал этого. Вот что, например, он сказал немецкому писателю Эмилю Людвигу в 1931 году. Тот, в частности, спросил Сталина: «В вашей биографии имеются моменты, так сказать, «разбойных» выступлений. Интересовались ли вы личностью Степана Разина? Каково ваше отношение к нему, как к «идейному разбойнику?»

«Мы, большевики, – ответил Сталин, – всегда интересовались такими историческими личностями, как Болотников, Разин, Пугачев и другие».

Каков ответ! Вроде бы и не отказался, но и не подтвердил.

Еще раньше, 18 марта 1918 года, вождь меньшевиков Мартов заявлял о причастности Сталина к «эксам». Это заявление было сделано им на основании того, что до революции социал-демократы Грузии якобы исключили Сталина из РСДРП за его участие в «экспроприациях». Дело в том, что меньшевики, преобладавшие в грузинском комитете РСДРП, осуждали «эксы». В ответ на заявление Мартова Сталин обвинил его в клевете и потребовал доказательств. Но Сталин возмущался не обвинением в причастности его к «эксам», так как эта деятельность лишь подняла бы его авторитет в глазах большевиков России, а утверждением, что он якобы был исключен из партии. Сталин категорически заявил: «Никогда в жизни я не судился в партийной организации и не исключался, это гнусная клевета!»

В 1925 году меньшевик Дан писал, что на Кавказе такие экспроприаторы, как Орджоникидзе и Сталин, снабжали деньгами большевистскую организацию, однако никаких документальных данных не привел.

Не смогли привести никаких документальных данных по этому вопросу и зарубежные исследователи. Американский ученый И.Дейчер в работе «Сталин. Политический портрет» (1966 г.) пишет о том, что «роль Кобы… никогда не была точно установлена». По его мнению, Сталин «играл роль связного между Кавказскими большевиками и боевыми дружинами. В этой роли он никогда не участвовал непосредственно в налетах. Он одобрял или отвергал планы действий боевиков, давал им советы, принимал меры по обеспечению операций и наблюдал за их осуществлением со стороны… Царская полиция, – продолжает Дейчер, – никогда не заподозрила его в причастности к эксам. Его умение маскироваться было столь совершенным, что он скрыл эту свою роль даже от партии». Поэтому Дейчер в своей работе ссылается лишь на Мартова да на Троцкого.

Отсутствуют доказательства причастности Сталина к «эксам» и в книгах А.Улама и Р.Таккера. Даже Конквест, самый ярый антисоветчик и антисталинист, и тот не рискнул зайти так далеко, как Радзинский. Он писал: «Нет сомнения в том, что Камо и его отряд действовали по инструкциям, которые были лично направлены Лениным и его «комитетом». Нет прямых свидетельств непосредственного участия в этих действиях Сталина». Но Конквест допускает, что Сталин, по меньшей мере, знал об этих операциях.

Попытки установить участие Сталина в «эксах» и в событиях на Эриванской площади и не могли увенчаться успехом, так как исследователи не располагали какой-либо документальной информацией и имели под руками лишь труды Троцкого да туманные предположения. В то же время следует заметить, что в отличие от американских биографов Сталина и драматурга Э.Радзинского, российская полиция (где было немало профессионалов высочайшего класса) в расследовании событий на Эриванской площади и других «эксов» опиралась на многочисленные улики и действовала по горячим следам. Поэтому она сумела довольно быстро установить, кто совершил нападение 26 июля 1907 года. Большинство участников дерзкого нападения были вскоре арестованы.

Аресты проходили как в России, так и за ее пределами. Дело заключалось в том, что вся захваченная сумма состояла из 500-рублевых казначейских билетов. После похищения их номера были сообщены во все банковские учреждения России. Поэтому разменять их в российских банках было невозможно, и деньги вывезли за границу, но провокатор Житомирский предупредил полицию в Берлине. Информация об этом затем ушла во все европейские столицы, что вызвало целую серию провалов. Во Франции были арестованы будущий министр иностранных дел СССР М.Литвинов, Ф.Ямпольская, Я.Мастерс, С.Равич (будущая жена Зиновьева) и другие при попытке размена 500-рублевых купюр. Сам Камо был арестован в Берлине в ноябре 1907 года. В то же время после ареста в марте 1908 года Сталину не было предъявлено никаких обвинений в участии в налете на Эриванской площади, хотя нет сомнений в том, что полиция очень старательно искала похитителей денег. Не предъявлялось ему подобных обвинений и при последующих арестах.

В этой связи особенно нелепым выглядит обвинение, выдвинутое О.Гордиенко в книге «Иосиф Сталин», вышедшей в Минске в 1998 году, в адрес Сталина и Шаумяна. По его словам, они якобы изъяли из похищенной суммы 15 тысяч рублей на карманные расходы. Интересно было узнать, как им удалось разменять «меченые ассигнации» в России, если даже в Германии и Франции и других странах они были на учете?

Как пишет профессор Ю.Емельянов, Сталин не мог участвовать в акции на Эриванской площади в принципе. Он приехал в Тифлис в начале июня 1907 года после съезда в Лондоне и сразу же отправился в поездку по Закавказью, чтобы проинформировать местные партийные организации о результатах работы съезда. Известно также, что уже 20 июня 1907 года в Баку вышел первый номер газеты «Бакинский пролетарий», который был подготовлен к изданию Сталиным. С этого времени и до ноября 1907 года Сталин постоянно находился в Баку.

Нет сомнений в том, что Сталин был хорошо осведомлен о боевой деятельности своего друга Камо, о его участии в «эксах». А вот участвовал ли Сталин сам в боевых акциях, а если да, то, в каком качестве – об этом мы уже никогда не узнаем. Сам он об этом никогда не говорил, а документов никаких не существует. Ведь революционеры в целях конспирации уничтожали любые письма, записки, директивы и указания, чтобы последние даже случайно не попали в руки полиции.

Мы можем лишь предполагать. Ясно, что проведение «эксов» требовало очень тщательной подготовки, продуманных разведывательных мероприятий, подробного анализа ситуации. Без своих людей среди банковских чиновников, инкассаторов, работников охранки здесь было не обойтись. И вот этой аналитической работой вполне мог заниматься товарищ Коба, обеспечивая их удачное осуществление. Но непосредственно в боевых операциях он, конечно, никогда не участвовал. Но даже и эта работа была так тщательно законспирирована, что о ней почти никто не знал. Вполне возможно, что Коба выполнял персональное поручение Ильича, который тоже умел хранить партийные тайны.

И тем не менее очевидно, что не возможная причастность Сталина к «эксам», а его реальная революционная деятельность (ведение пропаганды и агитации в массах, организация подпольных и легальных печатных изданий, полемика с политическими противниками, организация забастовок и демонстраций, умение разговаривать с рабочим классом и т.д.) способствовала его продвижению вверх по партийной лестнице.

А о том, что работа Сталина была высоко оценена товарищами по партии, свидетельствуют факты. С конца 1905 года он постоянно участвовал во всероссийских партийных съездах и конференциях. При этом следует учитывать, что в то время количество делегатов на этих съездах было невелико (134 – на IV Объединенном съезде в Стокгольме; 342 – на V съезде в Лондоне), то есть приблизительно столько, сколько избиралось на послевоенных съездах партии членов и кандидатов ЦК КПСС. Таким образом, Сталин после 1905 года оказался в числе сравнительно небольшой группы руководителей партии, которая в 1907 году насчитывала около 150 тысяч членов.

Сталин был организатором-практиком, человеком дела, и именно эти его качества прежде всего привлекли внимание Ильича к «замечательному грузину».

Разбойные нападения на инкассаторов, тайное сотрудничество с царской полицией – это всего лишь легкая разминка, проба пера. Настоящая атака на Сталина ведется до сих пор за его деятельность на посту руководителя партии и государства в тридцатые годы, среди которых особняком стоят 1937 и 1938 годы. С точки зрения всех антисталинистов, именно в этот период репрессии в стране достигли своего апогея. Об этом не устают твердить господа солженицыны, радзинские, волкогоновы, резуны и прочие мифотворцы. А для того чтобы залить кровью оппозицию и всех инакомыслящих интеллектуалов, Сталину якобы пришлось пожертвовать даже своим другом С.М.Кировым. Расправившись с Кировым, Сталин, по мнению своих недругов, развязал себе руки, и волна террора покатилась по стране.

Мы считаем это гнусной ложью и постараемся ее опровергнуть в меру своих сил и возможностей. Но поговорим об этом чуть позже. А пока остановим внимание читателя на деньгах для революции, к которым Сталин отношения не имел. Но поскольку он был видным членом партии большевиков, одним из ее лидеров, постольку, хоть и косвенно, но подозрение падает и на него.



§ 3. Деньги для революции

«Денежки есть – нет беды.

Денежки есть – нет опасности».

Так говорили жиды.

Слог я исправил для ясности».

Н.А.Некрасов

25 января 2004 года на ОРТ прошла передача «Времена» (ведущий В.Познер), посвященная 80-летию со дня смерти В.И.Ленина, в которой тон задавал известный авторитет измены и архитектор перестройки А.Н.Яковлев. В обоснование мифа о том, что Ленин якобы был агентом германского штаба, Яковлев сказал: «Давно известно из документов, что это была операция генерального штаба Германии… Больше всего меня в этом отношении интересуют те деньги, которые получал Ленин через Ганецкого. Организатором был Парвус, это известно вам и всем историкам. Он первые 2 млн. (по-нынешнему это 10 млн.) получил в марте 1915 года, вот так и написано: на подрывные цели. Это все исторические факты, основанные на документах. Теперь, кто участвовал? Главное участие от Ленина принимали Ганецкий, Козловский, Урицкий, будущий председатель Петроградской ЧК. И наконец, к октябрю 1918 года (тут он немного перепутал, речь шла о 1917 годе) немецкий генеральный штаб выделил Ленину 60 млн. марок. Вы посмотрите, пожалуйста, просто документы, расписки Ганецкого, что Ганецкий получил…»

Единственные «документы», на которые ссылаются обвинители типа Яковлева, – это так называемые «документы Сиссона». Напомним читателю вкратце, о чем, собственно говоря, идет речь. Эти документы получили свое название по имени представителя американского правительства Эдгара Сиссона, находившегося в России с ноября 1917 по март 1918 года, который имел неосторожность их купить, уплатив 25 тыс. долларов. Они являются фальшивкой, причем доказательства их подложности стали поступать сразу же после их публикации в 1918 году.

Окончательно же подложность «документов Сиссона» доказал в 1956 году американский исследователь Дж. Кеннан (Kennan G. The Sisson Documents // Journal of Modem History. Vol. XXVII, 1956), причем на основании американской же экспертизы. С тех пор подложность «документов Сиссона» считается общепризнанной и никем из серьезных исследователей не оспаривается. Уточняются лишь мелкие детали.

Известны и имена фальсификаторов. Это будущий известный польский писатель Фердинанд Оссендовский и российский журналист Евгений Петрович Семенов-Коган. Парвус к тому времени стал политическим противником Ленина, а Ганецкий работал в шведской фирме, занимавшейся контрабандной торговлей между Германией и Россией.

Отсутствие доказательств получения большевиками немецких денег подтвердила и следственная комиссия Временного правительства, которая расследовала дело о «немецких деньгах». В октябре 1917 г. министр юстиции Временного правительства П.Н.Малянтович провел совещание ответственных работников юстиции и прокуратуры, на котором с докладом о результатах следствия по «делу большевиков» выступил следователь П.А.Александров. После обсуждения доклада министр юстиции сказал, что в деяниях большевиков не усматривается «злого умысла». О результатах совещания было сообщено в газетах (например, в издававшемся Рябушинским «Утре России» от 14 октября 1917 г. и меньшевистском «Дне» от 21 октября 1918 г.).

Авторитетными источниками по этому вопросу служат книги видных историков: Г.Л.Соболева «Тайна «немецкого золота» (М.–СПб, 2002); В.И.Старцева «Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского» (СПб, 1994; 2-е изд. СПб, 2001). Академик Яковлев просто обязан был упомянуть труды, в которых его версия опровергается кардинальным образом. Впрочем, надеяться на порядочность одного из главных «агентов влияния» Запада, конечно же, не приходится.

Итак, брали ли большевики деньги у немцев? Вполне возможно, что брали. А вот были ли они немецкими агентами? Здесь ответ однозначный: конечно же, нет!

Профессор Фроянов в книге «Октябрь семнадцатого» утверждает: «Деньги брали многие участники революционного движения в России, а не только большевики. И не следует демонизировать поведение тех, кто брал. То была земная прагматическая партийная политика эпохи с неизбежными для этой области человеческой деятельности чертами: безнравственностью и грязью. Политика, кем бы она ни проводилась, не может быть чистой и незапятнанной. Такова, увы, проза жизни. И всякие заявления о том, что она должна быть нравственной, столь расхожие в наши дни, выдают либо наивность, граничащую с глупостью, либо лукавство, преследующее цель обмануть обывателя. В лучшем случае вопрос может стоять о степени безнравственности в политике. И с этой точки зрения та или иная партия является более или менее притягательной».

Далее Фроянов отмечает, что все участники российской драмы преследовали свои конечные цели. Германия с помощью субсидируемой ею революции стремилась получить шанс выиграть войну, «свалив» Россию, или выйти из нее с минимальными потерями, избежав позорного поражения. Кадеты, эсеры и их политические союзники хотели переделать Россию на «новый, либерально-космополитический лад». Большевики во главе с Лениным мечтали о социалистической революции в России, чтобы с ее помощью разжечь пожар мировой революции.

Здесь следует отметить, что уважаемый профессор забыл сказать, что свои интересы были не только у Германии, но и у других участников Российской драмы: Англии, Франции и прочих стран Антанты. Свои интересы были и у мирового капитала, представителем которого в то время являлся небезызвестный американский миллиардер Яков Шифф. И все они вкладывали деньги в русскую революцию, поскольку не сомневались, что они вернутся к ним назад, с лихвой окупив затраты.

История распорядилась по-своему (недаром говорится, что человек предполагает, а Бог располагает). Кайзеровская Германия копала яму для России, но вместе с ней угодила туда и сама, погибнув в ноябрьской революции 1918 года. Кадеты, эсеры и их союзники были выброшены на свалку истории, и немецкие деньги их не спасли. Большевики, расставшись с грезами о мировой революции, приступили к строительству социализма в одной стране. Странам Антанты пришлось «несолоно хлебавши» убираться восвояси, а мировой капитал временно затаился.

Невольно вспоминаются слова В.И.Ленина из его работы «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»: «История вообще, история революций в частности, всегда богаче содержанием, разнообразнее, живее, «хитрее», чем воображают самые лучшие партии…»

Поскольку господа демократы утверждают, что поступление немецких денег в партийную кассу большевиков обеспечивал Парвус – личность до сих пор загадочная и таинственная, то он заслуживает того, чтобы уделить ему более пристальное внимание. Для этой цели обратимся вновь к профессору Фроянову и его книге «Октябрь семнадцатого».

Александр Парвус – «купец революции»

И я сжег все, чему поклонялся.

Поклонился тому, что сжигал.

И.С.Тургенев



Парвус (настоящее имя Израиль Лазаревич Гельфанд) (1867-1924) родился в местечке Березино Минской губернии, в семье еврея-ремесленника. Учился в одесской гимназии. В Одессе примкнул к народовольческим кружкам. 19-летним юношей Парвус уехал в Цюрих, где познакомился с Г.В.Плехановым, П.Б.Аксельродом, Верой Засулич и другими членами «Группы освобождения труда». Под их влиянием молодой Парвус стал марксистом. В 1887 году он поступил в Базельский университет, который окончил в 1891 году, получив звание доктора философии. Вскоре переехал в Германию и вступил в немецкую социал-демократическую партию. Познакомился с К.Каутским, К.Цеткин, Р.Люксембург. Вел кочевой образ жизни (Берлин, Дрезден, Мюнхен, Лейпциг, Штутгарт и т.д.). В Мюнхене встречался с Лениным.

Когда началась русско-японская война, Парвус опубликовал в «Искре» несколько статей под общим названием «Война и революция». В своих статьях автор предрекал неизбежное поражение России в войне с Японией и - вследствие поражения - русскую революцию. Предсказание Парвуса сбылось, что способствовало усилению его авторитета как аналитика.

Именно Парвус придал новый импульс старой теории «перманентной революции» и увлек этой идеей Льва Троцкого. Их знакомство произошло в 1904 году в Мюнхене.

Когда в октябре 1905 года вспыхнула Первая русская революция, Парвус приехал в Петербург и здесь вместе с Троцким вошел в Исполнительный комитет Совета рабочих депутатов, развив бурную революционную деятельность. «Для нас революция была стихией, хотя и очень мятежной, – писал об этом времени Троцкий. – Всему находился свой час и свое место. Некоторые из нас успевали еще и жить личной жизнью, влюбляться, заводить новые знакомства и даже посещать революционные театры».

За организацию революционных выступлений в России Парвус был осужден и приговорен к ссылке на поселение в Туруханск, но по дороге сбежал сперва в Петербург, а затем – в Германию. Здесь он растратил деньги, собранные от постановки пьесы Горького «На дне», которая с успехом шла по всей Германии. 130 тысяч марок, предназначенных для партийной кассы, он потратил на путешествие по Италии с одной юной особой.

В конце 1907 года Парвуса судил за это «партийный суд» в составе Каутского, Бебеля и К.Цеткин. По решению «суда», Парвусу впредь воспрещалось участие в русском и германском социал-демократическом движении. В связи с этим он переехал в Константинополь. Он был начисто лишен чувства Родины, и ему было все равно где жить, лишь бы у него там были комфортные условия. Он собирался прожить в Турции несколько месяцев, а прожил 5 лет. Именно там, как замечает американский журналист Д.Шуб, «началась самая сенсационная глава жизни этого человека».

В Турции Парвус разбогател, приобрел большое влияние в финансовом мире, став заметной фигурой «мировой закулисы», а заодно и политическим и финансовым советником при правительстве младотурок.

Сразу же после объявления Германией войны России константинопольское телеграфное агентство передало «воззвание Парвуса к русским социалистам и революционерам», в котором он призывал их способствовать поражению России в интересах европейской демократии.

Россия вызывала у Парвуса дикую злобу и ненависть. Он решил сделать все, чтобы погубить ее. Им был выработан соответствующий план действий, в центре которого стояла Германия. Конечно, он действовал не один, выполняя железную волю определенных лиц. Но внешне все выглядело так, будто он вел самостоятельную игру.

В январе 1915 года Парвус явился к германскому послу в Константинополе фон Вагенхейму с заявлением: «Российская демократия может достигнуть своей цели только через окончательное свержение царизма и расчленение России на мелкие государства. С другой стороны, Германия не будет иметь полного успеха, если ей не удастся вызвать в России большую революцию. Но русская опасность для Германии не исчезнет и после войны до тех пор, пока Российское государство не будет расчленено на отдельные части». По существу Парвус предлагал уничтожить историческую Россию, создав вместо нее десятки мелких государств.

Германское правительство заинтересовалось планом Парвуса и пригласило его в Берлин для беседы, куда он и прибыл 6 марта 1915 года. Парвус привез с собой тщательно проработанный документ «Подготовка политической массовой забастовки в России». С этого и началась «свадьба» Парвуса с немецкими спецслужбами.

Документ содержал рекомендации относительно того, «каким образом подготовить революцию, которая заставит царя отречься от престола, после чего будет создано временное революционное правительство, которое готово будет заключить сепаратный мир с Германией». В этом документе Парвус рекомендовал германскому правительству ассигновать большую сумму на развитие и поддержку сепаратистов Кавказа, Финляндии и Украины, а также «финансовую поддержку всем революционным партиям России, в том числе и большевикам».

Немцы оказали Парвусу полное доверие. Он получил германский паспорт, а вслед за ним и 2 млн марок «на поддержку русской революционной пропаганды». И это было только началом.

В мае 1915 года в Цюрихе Парвус встретился с Лениным, который внимательно выслушал его предложения. Хотя содержание разговора с Лениным осталось тайной, Парвус вынужден был сообщить немцам, что «не договорился с Лениным и решил проводить свой план революции в России самостоятельно». Они и не могли договориться - их планы относительно будущего России отличались кардинальным образом.

Ленин, безусловно, почувствовал, кем стал Парвус к этому времени. Поэтому после встречи он всегда относился к «купцу революции» с неприязнью и презрением, держал его на расстоянии. Известно, что после свержения Временного правительства Парвус через Радека просил Ленина разрешить ему вернуться в Россию. Ленин в ответ сказал так: «Дело революции не должно быть запятнано грязными руками».

Следует отметить, что отношение Ленина к Парвусу постепенно менялось к худшему. Сначала он хорошо отзывался о Парвусе как ученом и талантливом публицисте. В рецензии на книгу Парвуса «Мировой рынок и сельскохозяйственный кризис», изданную в Петербурге в 1898 году, Ленин называет автора «талантливым германским публицистом».

Ленин весьма одобрительно относился к публикациям Парвуса в газете «Искра» по организационным вопросам революционного движения. Однако одобрение вскоре сменилось критикой. Ленину стало ясно, что Парвус запутался, когда тот начал выступать за тактику мелких сделок с партией кадетов в Государственной Думе.

Но окончательно и навсегда Ленин разошелся с Парвусом в годы Первой мировой войны. В статье «У последней черты» он писал: «Парвус, показавший себя авантюристом уже в русской революции, опустился теперь в издаваемом им журнальчике «Колокол» до… последней черты. Он защищает немецких оппортунистов с невероятно наглым и самодовольным видом. Он сжег все, чему поклонялся; он «забыл» о борьбе революционного и оппортунистического течений и об их истории в международной социал-демократии…

Он ругает шовинистами и прихвостнями буржуазии социал-демократов английских, величая немецких – революционными социал-демократами… Он лижет сапоги Гинденбургу, уверяя читателей, что «немецкий генеральный штаб выступил за революцию в России…»

А в последних своих статьях Ильич называет Парвуса даже «негодяем». В чем же причина такой решительной перемены отношения вождя к «купцу революции». Она в самом Парвусе, в существе его деятельности. Ленин к этому времени, наверняка, раскусил этого подонка. Если он точно не знал, то, скорее всего, догадывался, кто такой Парвус, с кем он, помимо немцев, связан, какова его тайная роль в происходящих событиях. Конечно, Ленин не воспринимал Парвуса как заурядного платного агента немецкого генштаба. Ему было ясно, что эта фигура была гораздо более самостоятельной и значительной, чем простой агент. Не мог Ильич рассматривать Парвуса и как авантюрную сверхличность, действующую в одиночку, на свой страх и риск, по собственной инициативе. Ленин понимал, что за плечами Парвуса стояли мощные и в высшей степени могущественные силы, замыслы и планы которых этот прохвост осуществлял.

Весьма важным моментом в биографии Парвуса-Гельфанда является его пятилетнее пребывание в Константинополе. После «партийного суда» Парвус очень нуждался в поддержке. И он нашел ее в Константинополе, где с давних пор проживала очень влиятельная еврейская община.

Еще в XV веке евреи оказали значительную финансовую помощь туркам в их борьбе с умирающей Византией. Когда Константинополь пал в 1453 году, турецкий султан Магомет II дал евреям полную свободу и самоуправление. А в конце XV века началось массовое переселение евреев из Испании. Султан Баязет говорил об испанском короле Фердинанде, подписавшем 31 марта 1492 года вместе с Изабеллой эдикт об изгнании евреев из Испании: «Вы считаете Фердинанда умным королем. Однако он разорил собственную страну и обогатил нашу».

Кроме еврейской общины, в Константинополе–Стамбуле проживали греческая и армянская общины. Наиболее многочисленной была греческая, наиболее влиятельной – еврейская, хотя по численности она уступала греческой и армянской.

В 1908-1909 годах в Турции произошла революция, в результате которой власть перешла в руки «Комитета единения и прогресса». Руководящая роль в комитете принадлежала «младотуркам» (Джавид-бею, Талаат-паше и др.), еврейским псевдомусульманам. Да и вся революция совершилась благодаря поддержке мирового капитала. Как раз в разгар этих событий в Константинополе появился Парвус, который вскоре стал политическим и финансовым советником правительства младотурок, а также необычайно богатым человеком.

Но, принимая помощь и поддержку, Парвус, безусловно, брал на себя соответствующие обязательства, о характере которых можно судить по его деятельности. А она, как известно, была целиком направлена на разрушение России: ликвидацию самодержавия и расчленение Российской империи на множество мелких государств. В принципе тут нет ничего необычного или нового. Вспомним февральское 1916 года тайное собрание в Нью-Йорке, где было принято решение приступить к активным действиям, чтобы поднять в России большую революцию, вспомним также угрозы Шиффа в адрес царского самодержавия (Витте С.Ю. «Воспоминания»). Новое могло заключаться в конкретном плане уничтожения России, обусловленном полыхающей мировой войной. Скорее всего, этот план разрабатывался группой аналитиков «мировой закулисы», а Парвусу досталась роль «главного толкача». В любом случае, если бы за ним не стояли тайные могущественные силы, то перед ним не распахивались бы с такой легкостью двери дипломатических, политических и военных инстанций Германии.

Вот почему в реализации плана, предложенного Парвусом, мы видим две линии развития событий: открытую, поверхностную, связанную с Парвусом и немецким генштабом, и скрытую, тайную, связанную с Парвусом и теми, кто стоял за его спиной.

О том, что Парвус разыгрывал собственную партию, отличную от немецкой, можно судить по замечаниям Г.М.Каткова в его книге «Февральская революция». «Важно отметить, – писал Катков, – что документы германского министерства иностранных дел за период с февраля 1916 по февраль 1917 года не содержат указаний на какие бы то ни было действия, предпринятые Гельфандом, или на какие-либо суммы, переданные ему на нужды революции». Катков объясняет это тем, что «в середине 1916 года Гельфанд не нуждался в субсидиях министерства, а значит, мог и не отчитываться в своих действиях… держать при себе те сведения, которые можно было утаить от немцев… Несмотря на отсутствие каких бы то ни было доказательств в архивах германского министерства иностранных дел, упорный характер забастовочного движения в России в 1916 и начале 1917 года наводит на мысль, что оно руководилось и поддерживалось Гельфандом и его агентами».

Возможно, что Парвус тратил на февральскую революцию не только немецкие деньги, но и деньги тайных мировых сил, чью волю он выполнял. Наряду с «немецкими деньгами» шел поток других денег, и так называемые немецкие деньги просто служили дымовой завесой, прикрытием для мирового капитала. Этого до сих пор не могут или не хотят понять те, кто клеймит Парвуса как платного агента Германии. Они видят только верхушку айсберга и не хотят заглянуть в глубь явления.

Наличие двух указанных выше линий зарубежного финансирования русской революции указывает на различие конечных целей кайзеровского правительства и тех сил, которые стояли за Парвусом. Поэтому между Парвусом и немецким правительством частенько возникало несовпадение интересов. И это было неизбежно. Ведь в планы подлинных хозяев Парвуса входило не только уничтожение исторической России, но и ликвидация монархии в Германии.

Таким образом, финансирование революции в России, осуществлявшееся Парвусом, состояло из «немецких денег», а также «денег Парвуса». Первые служили прикрытием для вторых, что до сих пор сбивает с толку многих исследователей, зациклившихся только на «немецких деньгах».

Нет сомнений в том, что «немецкие деньги», как и все другие, вложенные в организацию революции в России, окупились многократно. На революционных потрясениях у нас Запад делал всегда свой грязный бизнес.

И в наше смутное время мы видим, как Запад вновь грабит Россию с помощью «демократических реформ». С помощью либерализации цен и приватизации предприятий экономика страны была мгновенно разрушена. В считанные дни личные сбережения граждан превратились в ничто. А на Запад потекли сотни миллиардов долларов. Такова цена смуты. И так было всегда. Поэтому Запад заинтересован в том, чтобы Россия переживала смутные времена как можно чаще и как можно дольше.

Но у Парвуса и его вдохновителей планы были гораздо более радикальными. Работая на революцию против России, они стремились навсегда покончить с Россией как великой державой. Вместе с тем «мировая закулиса» и ее тайный агент Парвус вынашивали планы и по отношению к Германии. Что же им тогда удалось осуществить, а что не удалось?

Удалось разрушить две мощные монархии в России и Германии, под обломками которых погибла и австро-венгерская монархия. Таким образом, были пущены под откос три империи, стоявшие на пути установления «мировой закулисой» нового мирового порядка. Но наибольший урон, как и планировалось, понесла Россия. В ней не только было уничтожено самодержавие руками масонского Временного правительства, но и была физически устранена царская фамилия. Кадеты и эсеры из Временного правительства добросовестно отработали свои «сребреники» и развалили страну на куски. Они же арестовали и отправили царскую семью из Петрограда в глубь России, в Тобольск, подальше от европейских глаз. Ну а соплеменники Керенского, гордо называвшие тогда себя «большевиками», хотя никогда таковыми не были, произвели ритуальное убийство царской семьи.

Единственное, что тогда не удалось реализовать из планов Парвуса, - это расчленить Россию на малые государства. Распад страны, начавшийся после Февраля при Керенском, был остановлен настоящими большевиками во главе с В.И.Лениным. Причем большевикам потребовалось всего четыре года для восстановления единой России.

Объединительная политика большевиков наталкивалась на упорное сопротивление тайных и явных врагов Советской власти, ибо все они были заинтересованы в раздробленной и беспомощной России. Но Парвус в этот период уже отошел от дел. «Мировая закулиса» использовала его талант разрушителя для уничтожения русской, германской и австро-венгерской монархий.

Как бы ни относиться к Ленину и большевикам, бесспорно, что именно они помешали тайным мировым силам и ненавистникам России реализовать планы раздробления России и ликвидации ее как великой державы. На обломках царской империи большевики построили новую, еще более могущественную «Красную империю».

Восстановив территориальную целостность России и вернув таким образом к жизни великую державу, самодостаточную по своим внутренним ресурсам и возможностям, самобытную по своему традиционному укладу жизни, большевики неизбежно оказались перед перспективой построения социализма в «одной стране». К этому же вела их и утрата иллюзий, связанных с мировой революцией.

А теперь, уважаемые читатели, судите сами: мог ли В.И.Ленин быть агентом германского генштаба и зависеть от такого спонсора, как Парвус? Нет и еще раз нет. Настоящий гений, каким был Ленин, никогда не будет плясать под чужую дудку. Это стало ясно «мировой закулисе» сразу же после того, как Ильич выступил с «Апрельскими тезисами», в которых была изложена программа действий большевиков на ближайшее время и на перспективу.

И если Ленин даже и брал «немецкие» и «еврейские» деньги, то использовал их в интересах своей страны, а не «мировой закулисы».

А теперь вернемся к истории гибели Сергея Мироновича Кирова.

1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница