Справк а по итогам изучения практики применения судами Свердловской области норм международного права и национального права иностранных государств




страница1/4
Дата08.06.2016
Размер0.69 Mb.
  1   2   3   4


Утверждена президиумом

Свердловского областного суда

23 июня 2013 года

С П Р А В К А

по итогам изучения практики применения судами Свердловской области

норм международного права и национального права иностранных государств
Обобщение практики применения районными (городскими) судами Свердловской области норм международного и иностранного права проведено в соответствии с планом работы Свердловского областного суда на I квартал 2013 года.

При проведении обобщения выборочно изучены гражданские дела, рассмотренные судебной коллегией в апелляционном порядке, а также копии исковых заявлений (заявлений) и копии судебных актов, постановленных по данным заявлениям судами первой и апелляционной инстанции в 2011 - 2012 годах.




  1. Применение международных договоров Российской Федерации

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Согласно данной норме суды Российской Федерации при вынесении решения могут ссылаться только на международные договоры, принятые Российской Федерацией. Договоры, не одобренные Российской Федерацией, в состав ее правовой системы не входят.

Понятие международного договора содержится в п. «а» ч. 1 ст. 2 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года. Согласно Венской конвенции международный договор – это международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Данное определение нуждается в конкретизации трех моментов:

1. «международный договор – это международное соглашение, заключенное между государствами». Венская Конвенция была принята в 1969 году. В этот период субъектами международного права были только государства. Поэтому в определении указано, что международные договоры заключаются государствами. Но в современных условиях, учитывая развитие международных отношений и расширение субъектного состава, Венская конвенция и практика ее применения презюмируют, что международные договоры могут заключаться и иными субъектами международного права: международными межправительственными организациями, государствоподобными образованиями (Ватикан и Мальтийский орден), народами (нациями), борющимися за независимость;

2. «… независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах». С учетом развития международных отношений основные тексты международных договоров часто дополняются. Дополнение происходит, как правило, в форме протоколов. В этом случае протоколы являются составной частью договора и обладают такой же юридической силой. Таким образом, международный договор может состоять из нескольких взаимосвязанных между собой документов. Например, Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года помимо основного текста включает в себя еще 14 Протоколов;

3. «… независимо от его конкретного наименования». В Венской конвенции термин «договор» имеет собирательное значение и объединяет все виды международных соглашений независимо от наименования. Международный договор может именоваться по-разному: договор, соглашение, хартия, пакт, конкордат, декларация, устав. Главное – содержание международного соглашения, и если оно соответствует требованиям Венской конвенции о праве международных договоров, то данное соглашение является источником международного права под общим названием «международный договор».

Следуя буквальному толкованию ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, суды должны применять нормы международных договоров только в том случае, когда в международном договоре содержатся иные правила, нежели в законах Российской Федерации. Но суды могут применять нормы международных договоров также для раскрытия какого-либо понятия, усиления смысловой нагрузки мотивировочной части судебного акта, в целях подтверждения соблюдения международных договоров.

За рассматриваемый период международные договоры применялись по гражданским делам в 17 судах Свердловской области.

В подавляющем большинстве случаев применялась Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблей ООН 20 ноября 1989 года, ратифицирована Постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 N 1559-I) при рассмотрении дел, вытекающих из семейных правоотношений, а именно дел о лишении родительских прав, восстановлении в родительских правах, взыскании алиментов на содержание ребенка, об определении места жительства ребенка.

При вынесении решения по делам о лишении родительских прав, независимо от того, было удовлетворено заявленное требование или нет, суды ссылаются на ч. 1 ст. 9 Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 года. На основании данной нормы государства - участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Данная норма является специальной и касается случаев разлучения ребенка с родителями. Складывается такая ситуация, что суды и при лишении родительских прав, и при отказе в удовлетворении этих требований ссылаются на одну и ту же норму, не давая ее толкования применительно к конкретным обстоятельствам дела.

Районный суд рассмотрел дело по иску С. к А., И. о лишении родительских прав, взыскании алиментов. Решением суда исковые требования удовлетворены.

Этим же судом рассмотрено дело по иску О. к Б. о лишении родительских прав. Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

В обоих случаях суд применил ст. 9 Конвенции о правах ребенка. В таком варианте данная статья не несет никакой смысловой нагрузки для мотивировочной части решения суда.

Часть 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка содержит общую норму, согласно которой во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Судами области практически не принимается во внимание ст. 12 Конвенции о правах ребенка. Согласно данной статье государства - участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Оптимальный вариант - применять указанные нормы в совокупности в следующей последовательности: ст. 9 Конвенции; наличие или отсутствие оснований для лишения родительских прав применительно к конкретной ситуации; ст. 12 Конвенции; мнение ребенка (с учетом требований российского законодательства); ч. 1 ст. 3 Конвенции; мотивировка суда относительно наилучшего обеспечения интересов ребенка.

При рассмотрении дел о восстановлении в родительских правах или об отмене ограничений в родительских правах суды области, как правило, ссылаются на абз. 6 Преамбулы к Конвенции о правах ребенка. Данный абзац устанавливает один из общих принципов защиты прав и свобод ребенка, согласно которому ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания. Данный вариант применения нормы международного права является правильным.

Некоторые суды при рассмотрении дел о восстановлении в родительских правах или об отмене ограничений в родительских правах ссылаются на ст. 9 Конвенции о правах ребенка.

Городским судом рассмотрено дело по иску Б. и А. к территориальному управлению социальной защиты населения об отмене ограничения в родительских правах. В мотивировочной части решения суд сослался на ст. 9 Конвенции о правах ребенка, не воспроизводя ее содержание.

Применение данной нормы в делах такой категории является неправильным, поскольку она касается вопроса разлучения ребенка с родителями, а не восстановления семейных связей.

Отдельного внимания заслуживает решение городского суда по иску А. к Е. о взыскании неустойки по алиментам. В мотивировочной части решения представлены расчеты и указано, что при наиболее выгодном для ответчика расчете общая сумма неустойки составляет 1 700 000 руб. Суд сослался на п. 2.2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24.01.2006 № 9-О, в котором указано, что гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств независимо от того, является неустойка законной или договорной.

Возложение законодателем на суды общей юрисдикции решения вопроса об уменьшении размера неустойки при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств вытекает из конституционных прерогатив правосудия, которое по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

На основании этого суд посчитал, что размер неустойки является явно несоразмерным последствиям нарушения обязательства по уплате алиментов на ребенка, и уменьшил размер взысканной неустойки.

Однако в указанном Определении Конституционного Суда Российской Федерации речь идет об иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, то есть о споре, вытекающему из гражданских правоотношений, в связи с чем к спорам, вытекающим из семейных правоотношений, это Определение не имеет отношения.

Кроме того, применение ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах в данном контексте при рассмотрении споров об алиментах в отношении детей недопустимо, так как Международный пакт о гражданских и политических правах является универсальным международным договором, содержащим общие требования к государствам - участникам при рассмотрении судами споров, вытекающих из договорных отношений. Конвенция о правах ребенка – это специальный международный договор, который касается отдельной группы субъектов – детей. При коллизии общей и специальной норм международного права применяется специальная норма. Согласно Конвенции о правах ребенка суды при рассмотрении семейных споров должны исходить прежде всего из интересов ребенка.

Суд при рассмотрении данного гражданского дела не принял во внимание разъяснение, содержащееся в ответе на вопрос № 3 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2012 года, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2012, согласно которому установленная п. 2 ст. 115 Семейного кодекса Российской Федерации неустойка является специальной мерой семейно-правовой ответственности, в связи с чем исключена возможность применения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации к алиментным отношениям.

В качестве примера правильного применения норм международных договоров при рассмотрении указанной категории дел можно привести следующие два дела.

Городским судом рассмотрено дело по иску Л. к В. об определении места жительства ребенка. В мотивировочной части решения суд сначала сослался на ст. 9 Конвенции о правах ребенка: «Государства - участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка». Затем указал ст. 12 этой же Конвенции: «Государства - участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка».

Городским судом рассмотрено дело по иску Г. к Управлению пенсионного фонда об оспаривании отказа в удовлетворении заявления о распоряжении средствами материнского капитала. В обоснование иска Г. указала, что (дата) у нее родился второй ребенок, в связи с чем Управлением ей был выдан государственный сертификат от (дата) на материнский (семейный) капитал. (Дата) она, ее супруг Н. с одной стороны и ОАО «С.» с другой стороны заключили договор купли-продажи квартиры, зарегистрированный в Управлении Росреестра. Согласно договору квартира приобретена ими в совместную собственность, общая стоимость квартиры – *** руб. Договором предусмотрена рассрочка оплаты на 15 лет, за предоставленную рассрочку договором предусмотрена уплата процентов из расчета 7% годовых, оплата производится согласно графику платежей, рассрочка является залогом в силу закона. (Дата) Г. обратилась в Управление с заявлением о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала в сумме *** руб. на улучшение жилищных условий до достижения вторым ребенком трехлетнего возраста. (Дата) выдано уведомление № * об отказе в удовлетворении заявления на основании п. 2 ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 29.12.2006 № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» и рекомендовано обратиться с соответствующим заявлением по истечении трех лет со дня рождения второго ребенка.

В мотивировочной части решения суд указал ч. 1 и ч. 3 ст. 27 Конвенции о правах ребенка, согласно которым государства - участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка; государства - участники в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении этого права и, в случае необходимости, оказывают материальную помощь и поддерживают программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем. Руководствуясь данной нормой, суд удовлетворил заявленные требования.

Также суды применяют нормы международных договоров Российской Федерации при рассмотрении трудовых споров.

В частности, при рассмотрении споров об индексации заработной платы суды применяли Конвенцию относительно защиты заработной платы от 24 сентября 1952 года (ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 31.01.1961, Ратификационная грамота СССР депонирована 04.05.1961).

Районный суд рассмотрел дело по иску К. к ОАО «Ж» об индексации заработной платы, взыскании компенсации за задержку причитающихся выплат, компенсации морального вреда. В обоснование иска истец указал, что коллективным договором ОАО «Ж» предусмотрена ежегодная индексация заработной платы, однако данное обязательство выполнено не было. Представитель ответчика иск не признал, сославшись на то, что в указанный истцом период ему был увеличен размер оклада. Иные выплаты индексации не подлежат. Суд в мотивировочной части решения применил ст. 1 Конвенции относительно защиты заработной платы, согласно которой термин «заработная плата» означает независимо от названия и метода исчисления всякое вознаграждение или заработок, могущие быть исчисленными в деньгах и установленные соглашением или национальным законодательством, которые предприниматель должен уплатить в силу письменного или устного договора о найме услуг трудящемуся за труд, который либо выполнен, либо должен быть выполнен, или за услуги, которые либо оказаны, либо должны быть оказаны. На основании данной дефиниции суд обоснованно пришел к выводу о том, что индексации подлежат все выплаты, причитающиеся работнику.

Районным судом рассмотрено дело по иску организации к Ю. о возмещении задолженности работника перед работодателем. В обоснование иска истец указал, что работал на данном предприятии с (дата) по (дата). В соответствии с приказом от (дата) ему был предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск за период работы с (дата) по (дата). Денежные средства за нахождение в отпуске ответчик получил в (дата). Приказом от (дата) Ю. был уволен в связи с расторжением трудового договора по инициативе работодателя на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации. На основании этого, по мнению истца, Ю. должен вернуть работодателю денежные средства за использованный авансом отпуск в размере *** руб. Суд в мотивировочной части решения помимо ч. 4 ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации применил ч. 1 ст. 8 Конвенции относительно защиты заработной платы, согласно которой удержания с заработной платы разрешается производить в условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определенных в коллективном договоре или в решении арбитражного органа, и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, которая защищает право на имущество. Названные нормы международных договоров применены правильно. Также положительным моментом данного решения является то, что суд обосновал возможность применения норм международных договоров путем ссылки на ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации и ст. 10 Трудового кодекса Российской Федерации.

В практике судов Свердловской области имеются случаи применения норм международного права при рассмотрении дел о правах инвалидов.

Городским судом рассмотрено дело по иску прокурора в защиту неопределенного круга лиц в интересах инвалидов к индивидуальным предпринимателям В. и Т. о понуждении к совершению действий по осуществлению доступа инвалидов в здание. В обоснование иска прокурор указал, что прокуратурой на территории городского округа проведена проверка исполнения Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» в части соблюдения прав лиц с ограниченными возможностями здоровья в сфере беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры. В результате проверки было установлено, что здание, где расположена парикмахерская, не оборудовано средством связи, кнопкой вызова и пандусами. Суд в мотивировочной части решения сослался на ч. 1 ст. 9 Конвенции о правах инвалидов от 13 декабря 2006 года (ратифицирована 03.05.2012, вступила в силу для России 25.10.2012), согласно которой, чтобы наделить инвалидов возможностью вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни, государства-участники принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, к транспорту, к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения, как в городских, так и в сельских районах.

Районным судом рассмотрено дело по иску прокурора в интересах неопределенного круга лиц к обществу с ограниченной ответственностью о признании бездействия незаконным, возложении обязанности выделить специальные рабочие места для трудоустройства инвалидов в пределах установленной квоты, возложении обязанности в дальнейшем не нарушать требования по ежемесячному предоставлению в центр занятости сведений о выделенных рабочих местах для трудоустройства инвалидов в счет установленной квоты. В мотивировочной части решения суд сослался на Декларацию о правах инвалидов, которая была утверждена Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.1975 № 3447. Данная Декларация является актом международной межправительственной организации, носит рекомендательный характер и обязательной юридической силой не обладает. Таким образом, ссылка на Декларацию о правах инвалидов не допускается. При рассмотрении данного дела суд должен был применить Конвенцию о правах инвалидов. Аналогичная ссылка имеется еще в двух решениях по гражданским делам по искам прокурора.

В практике одного из судов имеются случаи применения Конвенции о дорожном движении от 8 ноября 1968 года.

Городской суд рассмотрел дело по иску Е. к отделу МВД России о восстановлении права на управление транспортным средством. В обоснование иска Е. указал, что (дата) было вынесено решение суда, на основании которого прекращено его право на управление транспортными средствами, так как он состоял на учете в психиатрической больнице № * с диагнозом «наркомания». На момент обращения в суд он снят с учета, согласно заключению врачебной комиссии по состоянию здоровья он годен к управлению транспортным средством. В мотивировочной части решения суд сослался на ч. 3 ст. 8 Конвенции о дорожном движении, согласно которой водитель должен обладать необходимыми физическими и психическими качествами, и его физическое и умственное состояние должно позволять ему управлять транспортным средством.

Указанная Конвенция применена правильно, но при ссылке на нее необходимо учитывать Поправки, принятые 28.09.2004, которыми в данный документ внесены изменения, вступившие в силу, в том числе для Российской Федерации с 28.03.2006.

В практике судов Свердловской области имеются случаи применения Всеобщей декларации прав человека 1948 года.

Районным судом рассмотрено дело по иску Т. к организации о взыскании задолженности по заработной плате и компенсации морального вреда. В мотивировочной части решения суд сослался на п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека.

Ссылка на данную Декларацию не допускается, так как она не является источником права, носит рекомендательный характер.

В целом анализ практики применения районными (городскими) судами Свердловской области норм международных договоров позволяет сделать вывод о том, что существенных нарушений не допускается.

Представляется необходимым обратить внимание судов на следующие моменты.

I. При применении норм международных договоров судам сначала надлежит делать ссылку на ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации. Если в законе Российской Федерации, который регулирует конкретный вид отношений, имеется указание на то, что международные договоры имеют приоритет, то указывается статья этого закона (например, ст. 10 Трудового кодекса Российской Федерации), и только потом следует указывать норму международного договора.

II. Применяя международный договор, необходимо указывать его полное официальное наименование и дату принятия. Например, Международный пакт о гражданских и политических правах в практике судов иногда именуется в сокращенном варианте «Пакт о гражданских и политических правах» без указания даты принятия. Если суд ссылается на протокол к какому-либо договору, то необходимо указывать также название самого договора. При этом надлежит проверять вступление в силу не только международного договора, но и протокола, а также то, был ли он ратифицирован Российской Федерацией. Например, Международный пакт о гражданских и политических правах вступил в силу с 23.03.1976, СССР подписал 18.03.1968. Названный пакт ратифицирован Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18.09.1973 № 4812-VIII, вступил в силу для СССР с 23.03.1976. Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах вступил в силу для СССР с 01.01.1992.

III. Иногда в решениях районные (городские) суды Свердловской области перечисляют статьи международных договоров, не воспроизводя их содержание и без их толкования с привязкой к фактическим обстоятельствам дела. Учитывая, что нормы международных договоров лаконичны по внешней форме и объемны по внутреннему содержанию, при их применении необходимо воспроизводить применяемую норму и толковать применительно к конкретной ситуации.

IV. Районные (городские) суды Свердловской области, ссылаясь на норму международного договора, указывают только статью. При этом статьи международного договора могут состоять из нескольких частей. Как правило, часть первая содержит основополагающее правило, а последующие части могут содержать конкретизацию применительно к некоторым ситуациям или исключение из общего правила. Поэтому необходимо указывать часть применяемой статьи международного договора.



  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница