Созданным Львом Николаевичем Гумилёвым




страница2/7
Дата27.07.2016
Размер1.1 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
§ 122.Способы утраты пассионарности.

Итак, любой этногенез - это более или менее интенсивная утрата пассионарности системы; иными словами, гибель пассионариев и их генов; особенно это проявляется во время тяжёлых войн, ибо пассионарные воины по большей части погибают молодыми, не использовав полностью своих возможностей по передаче своих качеств потомству.


Но самое интересное, что не только во время войн снижается пассионарное напряжение. Это было бы легко объяснимо гибелью особей, слишком активно жертвующих своей жизнью ради торжества своего коллектива. Но пассионарность столь же неуклонно падает во время глубокого мира, причём даже быстрее, чем в жестокие времена. И самое страшное для этноса - переход от спокойного существования к обороне от натиска другого этноса; тогда неизбежен, если не наступит гибель, надлом, никогда не проходящий безболезненно. Объяснить это явление социальными причинами или факторами невозможно, но если рассматривать повышенную пассионарность как наследуемый признак - всё ясно.
Во время войны женщины ценят героев, идущих в бой, благодаря чему те, прежде чем погибнуть, успевают оставить потомство путём пусть не всегда законных браков. Дети вырастают и продолжают совершать поступки, подсказанные их конституцией, даже не зная своих отцов. И наоборот, в тихие эпохи идеалом становится умеренный и аккуратный семьянин, а пассионарии не находят места в жизни...
Выпуск 2, стр. 163:
..В любом случае, на Западе и на Востоке, пассионарии - ненужные, а подчас мешающие обществу, умирали без законного потомства. Их исчезновение из популяции проходило незамеченным, пока внешние удары не потрясали этнос, а когда это происходит, оказывается, что утрата невосполнима. И тогда наступает фаза обскурации, то-есть агония…
Выпуск 2, стр. 165:
...Однако надо заметить, что интенсивность развития не всегда идёт на пользу этносу. Возможны «перегревы», когда пассионарность выходит из-под контроля разумной целесообразности и из силы созидающей превращается в разрушительную.
Выпуск 2, стр. 223:
Когда рассматриваешь ареалы пассионарных взрывов, то создаётся впечатление, будто что-то полосовало земной шар лучом, причём с одной стороны, и кривизна планеты ограничивала распространение пассионарного толчка. На месте «удара» появляются разнообразные мутанты, большая часть которых нежизнеспособна и исчезает в первом же поколении. Пассионарии тоже вне нормы, но особенности этого признака таковы, что прежде чем его устранит естественный отбор, он оставляет след в этнической истории и, отчасти, в истории искусства и литературы, поскольку то и другое связано с этносом.
Выпуск 3, стр. 224:
А сам пассионарный толчок, который был описан как эмпирическое обобщение, объясняющее колебания этносферы, - явно неземного происхождения. Уже то, что оси толчков располагаются по поверхности планеты как прямые линии, концы которых ограничены кривизной, а перпендикуляры проходят через центр Земли, показывает зависимость оси толчка от магнитного поля планеты. Предположение, что эти энергетические удары по Земле идут не от Солнца, а из рассеянной энергии Галактики, нашло уточнение. Американский астроном Джон Эдди обнаружил, что деятельность Солнца варьирует настолько, что иногда даже 11-летний цикл пропадает. На основе этих выводов Джон Эдди составил график солнечней активности за 5000 лет.

Дж. Эдди. История об исчезнувших солнечных пятнах – «Успехи физиче- ских наук», т.125, вып. 2, 1978, с. 315-329.

И оказалось, что все датированные пассионарные толчки лежат либо на низких точках солнечной активности, либо на спадах её. Это уже закономерность, позволяющая интерпретировать явление. При снижении солнечной активности защитные свойства ионосферы снижаются, и отдельные кванты или пучки энергий могут пролететь невысоко над земной поверхностью. При этом они дадут жёсткое излучение по своему пути, а оно, как известно, вызывает мутации.


Выпуск 3, стр. 231:
Таблица фаз этногенеза (вынужден здесь ограничиться ею)



Фазы

Императивы

Перегибы

1

Исходное сочетание этносов и ландшафтов региона

Разнообразны




2




«Надо исправить мир, ибо он плох»

Пусковой момент

3

Фаза этнического становления и подъёма

«Будь тем, кем ты должен быть»




4




«Будь самим собой»

Переход в акматическую фазу

5

Фаза этнического существования: взлёты и падения (АКМАТИЧЕСКАЯ)

(то же при сохранении прежнего императива)




6




«Мы устали от великих»

Надлом: переход к инерции

7

Инерционная фаза

«Будь таким, как я»




8




Утрата прежних императивов

Упадок. Переход к обскурации

9

Фаза обскурации

«Будь таким, как мы»




10




«День, да мой!»

Крушение

11

Мемориальная фаза

«Помни, как было прекрасно»




12




«Будь сам собой доволен, тролль!»

Переход к гомеостазу

13

Гомеостаз, ведущий к вымиранию

Забвение былого

Возможно возвращение к вторичному сочетанию этносов, исходному для нового этногенеза

Вот теперь можно перейти к непосредственному цитированию гумилёвских высказываний об истории Рима (предыдущие выписки были слишком связаны с цитатами, излагающими суть его теории). И - так как уже указано выше, что необходимо рассмотрение всего процесса данного этногенеза, то выписано будет всё о Риме, готах и гуннах.


Выпуск 3, стр. 49-50:
Несколько этносов с разными системами хозяйства и разной культурой живут рядом, на одной территории. Они свыклись друг с другом; конфликты между ними постоянны, но незначительны и, как правило, проходят без заметных последствий. Поскольку колебания идут в строго очерченных пределах, это гомеостазис.
Но вот население региона переходит в динамическое состояние, то-есть начинает развиваться. Первой стадией развития является подобная взрыву ломка устоявшихся взаимоотношений. Это всегда происходит так: в одном-двух поколениях появляется некоторое количество персон, не мирящихся с ограничениями, которые охотно сносили их деды. Они требуют себе места в жизни, соответствующего их талантам, энергии, подвигам, удачам, а не заранее предназначенного, определённого только случайностью рождения в той или иной семье. Первые из них гибнут, ибо коллектив оказывает им сопротивление, но если процесс идёт достаточно интенсивно, этих отчаянных недовольных оказывается достаточное число для того, чтобы сплотиться и навязать свою волю людям прежнего склада. Основание древнего храма зиждется на трупах мучеников и жертв. Так было при основании Рима, когда латинские выходцы собрались на семи холмах для войны с царями Альба-Лонги… Они... порвали с привычным бытом и рассматривали это не как грех, а как подвиг.
Выпуск 3, стр. 148:
§ 36. От расцвета к упадку.

Начнём с наиболее ясного - Средиземноморья в IV в. до н.э. Именно тогда захлебнулась агрессия воинственных кельтов, за столетие перед этим захвативших земли в Испании и Италии и нанесших тяжёлый урон растущей культуре этрусков. В этот же век расцвела военная и экономическая мощь Карфагена и оформилась сложная государственная система освободившегося от этрусского ига Рима. Но главную роль играли эллины, прожившие свой блестящий век и превратившиеся из мозаичного этноса в суперэтнос.


Эллинский суперэтнос, включивший в себя Македонию, распространился на восток до Индии, на запад до Испании (Сагунт) и Галлии (Массилия), подавив соперничавшие с ним пунийский и этрусский этносы - Карфаген и Этрурию. Хотя оба последние сохранили самостоятельность, но гегемонию на море утратили. Однако отлив пассионарного элемента на окраины, наряду с пережитыми в недавнее время войнами (Пелопоннесской, Фиванской и Македонской), сделали Элладу менее резистентной (способной к сопротивлению - Я.Ц.), что видно из того, что инициативу Афин и Спарты стали перехватывать полудикие горцы Эпира, Этолии и скромные крестьяне Ахайи. Не то, чтобы они набрали особую мощь, но при изоляции былых центров пассионарности их сила оказалась достаточной для того, чтобы вступить в борьбу за гегемонию с надеждой на успех. Тот же процесс, происходивший в Италии, вознёс разбойничью республику на семи холмах, превратившуюся в Вечный Город. И тут уместно привести одно важное наблюдение. Главные соперники римлян - самниты, не уступавшие им в храбрости, имели обычай поставлять своих юношей в наёмные солдаты то в Карфаген, то в эллинские города - Тарент, Сиракузы и прочие. Естественно, что большая часть уходивших в поисках приключений и богатства гибла, а если возвращалась, то уже измотанной. Римляне, наоборот, держали свою молодёжь дома, хотя она доставляла им немало хлопот. Таким образом, они сохраняли пассионарный фонд и воспользовались им в войнах с Пирром и Ганнибалом, что дало Риму власть над Средиземноморьем. Тем не менее этот фонд таял, что повело к реформе Кая Мария - образованию профессиональной постоянной армии, в которой железная дисциплина давала возможность использовать субпассионариев в качестве рядовых. Структура римского этноса распалась; появились две подсистемы: сенат и армия. При Цезаре армия победила, и снова победила после его гибели, под командованием Октавиана и Антония. Последующие три века армия втягивала в себя всё пассионарное население Римской империи, и гражданские войны шли между военными группировками, укомплектованными представителями разных этносов, входивших в один суперэтнос - Римский Мир (Pax Romana).
Первая война вспыхнула в 68 г., когда пропретор Галлии Юлий Виндекс, потомок аквитанских царей, возглавил восстание своих соплеменников, жаждавших освобождения от власти и поборов Рима. Испанские легионы примкнули к восстанию, провозгласив императором Сервия Сульпиция Гальбу. Но прежде чем Гальба перешёл Пиренеи, с аквитанцами схватились легионы, стоявшие на верхнем Рейне. Вожди обоих войск не думали о борьбе, но легионеры их не послушались. Двадцать тысяч аквитанцев пали в бою, в том числе Виндекс.
Гальба вступил в Рим во главе испанских легионов и через семь месяцев был убит преторианцами, уроженцами Италии, провозгласившими императором Отона, одного из собутыльников погибшего Нерона. Но восстали легионы Нижнего Рейна, заставившие своего вождя Авла Вителлия идти с ними на Рим. В 69 г. эти провинциалы разбили преторианцев. Отон вонзил себе в грудь кинжал. Однако сирийские и египетские легионы не согласились признать Вителлия и заставили своего командира Веспасиана возглавить их в борьбе за власть.
К ним присоединились легионы, стоявшие в Мизии, Паннонии, Иллирии, чтобы отомстить Вителлию за Отона. Тщетно командир германских легионов Цецина пытался сдаться. Воины заковали его в цепи и пошли в бой. У Кремоны войска Веспасиана одержали победу, жутко разграбили город и перебили всех жителей, так как те были римские граждане и их нельзя было продать в рабство. Вителлий отрёкся от власти, но воины, бывшие в Риме, не приняли его отречения, напали на Капитолий, убили префекта Рима, брата Веспасиана, и дрались, пока их не перебили. А народ римский переходил на сторону очередного победителя.
Из этого перечня злодейств видно, что римская профессиональная армия отделилась от римского народа и стала прямо враждебна сенату. Но и она не составила единого целого, разбившись на несколько территориальных консорций. Стереотипы поведения легионеров и мирных граждан разошлись и продолжали расходиться, тем более, что в эту армию принимали провинциалов, которые порвали связи со своими родными и соплеменниками ради солдатской жизни.
Тридцать легионов, которыми обладала Империя в 70 г., пополнялись не только за счёт набора и притока добровольцев, но и путём естественного прироста. В мирное время легионеры обрабатывали участки земли для собственных нужд, и, хотя они не имели права жениться, заводили подруг, дети которых механически становились воинами. Таким образом, солдаты образовали в Римской империи самостоятельный субэтнос, значение коего росло с каждым годом, а стереотип поведения изменялся в соответствии с условиями пожизненной военной службы. Как бы плохо ни относились римские граждане к своей постоянной армии и как бы ни расправлялись солдаты с мирным населением при каждом удобном случае, надо сказать, что только благодаря легионам богатели провинции и развлекалась столица. Развлекалась она гнусно: гладиаторскими боями, травлей зверей, казнями христиан, издевательством над пленницами, продажей рабов и рабынь, но таков был римский стереотип, вызывающий восхищение любителей классической древности.
И всё-таки, при всех описанных ужасах, следует считать императорскую эпоху Рима инерционной фазой этногенеза. Римский народ тратил собственную пассионарность для поддержания своей политической системы. Если во II-I вв. до н.э. избыточная пассионарность разрывала жёсткую социальную систему путём гражданских войн, а на рубеже н.э. пассионарности было столько, сколько нужно для поддержания порядка и покоя системы, то уже к концу I в. возникла нужда в пополнении армии боеспособными, то-есть пассионарными провинциалами. Это было начало конца.
Что произошло? Легионы стали слабее или соседи империи сильнее? Пожалуй, то и другое сразу. Это-то для нас и важно.
Конечно, та часть римского этноса (в это время совпадавшего с античным греко-римским суперэтносом), которая входила в легионы, теряла пассионарное напряжение быстрее, чем это должно было бы быть из-за потерь на полях битв. При каждом перевороте, которых было много, солдаты вымещали обиды на младшем командном составе, т.е. истребляли тех офицеров, которые поддерживали дисциплину. Это значит, что происходила экстерминация (устранение - Я.Ц.) наиболее ответственных, инициативных, исполнительных и верных долгу людей, места которых занимали беспринципные и продажные люди. В отношении морального и культурного уровня «солдатских» императоров эта деградация замечена и описана, но для нашей темы важнее отметить, что она коснулась всех слоев армии, в то время втягивавшей в себя весь пассионарный элемент римского этноса, ибо только в армии честолюбивый юноша мог сделать карьеру, хотя и с риском для жизни.
Инерция поддерживала существование системы до конца II в. и иссякла. Тогда пришло время для новой фазы...
Продолжение - § 37 «Кровавый мрак» - будет несколько ниже, ибо я стараюсь выписать все гумилёвские высказывания на данную тему в хронологическом порядке, что не совпадает с последовательностью его изложения. То тут, то там попадаются кусочки, которые нужно привести именно сейчас, а не раньше и не позже.
Выпуск 2, стр. 111:
Сознательных решений об уничтожении мыслящих и доблестных людей ни один этнос не принимал, а гибли они по логике событий, не контролируемых волей их участников. Так было в императорском Риме, где во время солдатских мятежей жертвой их становились наиболее дисциплинированные центурионы...
Выпуск 3, стр. 16:
Именно эта часть депонированной рукописи была выброшена из текста при издании «книжного варианта», да так и не была восстановлена до апреля 2003 года, когда я печатаю эти слова. Точнее – выброшено всё, что относится к применению Гумилёвым условного приёма - взгляда на Землю из космоса глазами посторонних наблюдателей, получения выводов из увиденного и последующей сверки с тем, что имело место впоследствии. Кто-то увидел именно в этом приёме смертную угрозу для тогдашних властей «Советского Союза», давно уже не соответствовавшего этому своему названию. Правда, в журнале «Знание – сила» стали появляться абсолютно аналогичные «взгляды из космоса», относящиеся к иным временам и иным территориям, подписанные неким С.Смирновым. Я, грешным делом, решил было, что это Лев Николаевич пробился под псевдонимом, что объясняло отсутствие ссылок на его приоритет, необходимых в ином случае. Но нет, я даже видел того Смирнова, это был просто хваткий мужичок, подобравший чужой инструмент и ставший им зарабатывать на повышение личного достатка. В отрыве от гумилёвского труда этот вырванный из набора инструмент не опасен. А в депонированной рукописи Римская империя наблюдается дважды: во втором и пятом веках нашей эры.
В отличие от Ирана и Сарматии, Римская империя II в. должна была представиться космическим наблюдателям образцом законченности и совершенства, которому некуда и не для чего развиваться. От опалённых солнцем берегов Евфрата до Атлантики и от сохнущих степей Сахары до вересковых холмов страны пиктов – Каледонии - господствовал один закон, действовала одна и та же администрация, процветала единая двуязычная эллино-латинская культура, и подавляющее большинство жителей полиэтничной империи было лояльно к властям предержащим.
Земледелие, доведённое на крохотных парцеллах до совершенства, кормило 50 миллионов человек. Вал по Рейну и Дунаю и не знавшие поражения легионы охраняли северную границу, за которой в густых лесах жили разрозненные племена германцев, а в степи между Дунаем и Карпатами – осколок сарматского этноса - языги. Ни те, ни другие, ни тем более кельты Гибернии (Ирландии), мавры Атласа, арабы Трансиордании не представляли для регулярной армии ни малейшей опасности. А там, где возникали очаги сопротивления (даки в дебрях Прикарпатья, буколы-пастухи дельты Нила, иудеи в долине Иордана и мавры на южных склонах Атласа), там просвещённые полководцы Траян и Адриан не оставили от этих народов даже следа, позволив своим наследникам Антонину Пию, Марку Аврелию и Люцию Веру заниматься философией, как стоической, так и эпикурейской. Рим, население которого дошло до 2 млн., стали называть «Вечный Город», так как никто не мог представить, чтобы то устойчивое положение, которое всех устраивало, могло перемениться. Такой же вывод должен был сделать и космический наблюдатель.
И ни его, ни даже вполне земного постороннего зрителя не могли заинтересовать события, происходившие около 155 г. на узкой полосе земной поверхности от Швеции до Палестины. Ведь то, что племена маркоманнов и квадов разбились об укрепления дунайской линии Римской империи и исчезли с лица Земли - это мелочь, недостойная упоминания. То, что в Сирии и Малой Азии появилась секта, почитавшая Распятого Бога - это для здравомыслящих людей того времени курьёз. Да разве так важно, полагали они, что есть чудаки, предпочитающие инобытие – лёгкой и весёлой жизни. Ну и пусть себе собираются они вечерами для бесед о загробном спасении, пусть не посещают театр и не любуются «пляской осы» (древний стриптиз), лишь бы соблюдали законы, платили налоги и поклонялись статуям императоров, потому что римские подхалимы приравнивали начальство к божествам Олимпа. И если те, по непонятному капризу, отказываются приносить жертвы статуям императоров, то надо их казнить за непочтение к властям, что и производилось при всех философски настроенных правителях. Но почему-то казни не уменьшали числа христиан, зато крайне разлагали язычников из народа, развлекавшегося в то время доносами на своих знакомых до такой степени, что Траян запретил магистратам принимать доносы на христиан и велел казнить тех лишь тогда, когда они сами объявляли себя христианами. Но и таких хватало.
Но стоит ли говорить на эту тему? Для того, кто глядит на Землю из космоса, важны явления социально-перспективные, а не психологические выверты с истероидными синдромами. Ведь интересно только одно: насколько верны прогнозы.
§ 4. Наблюдение второе. V в. н.э. Ход против солнца.

Космический пришелец напряжённо ждёт нового сеанса наблюдений, не меняя положения окуляра. Наконец-то! Опять очертания берегов Атлантического океана и Средиземного моря, но вместо Рима - развалины, вместо цветущих Галлии и Испании - мозаика уступленных варварам территорий. Всё перемешано: бургунды, вестготы, франки, свевы, аланы, армориканцы и островок галло-римлян около Лютеции (Парижа). Вандалы держат прибрежную часть провинции Африки, а внутри страны свирепствуют дикие мавры. Англы и саксы высадились в Британию, покинутую римскими легионами; они покоряют эту страну, призвавшую их на помощь против набегов пиктов и скоттов из горной Каледонии, ныне Шотландии. И все эти захватчики - потомки слабых и малочисленных племён с побережий Северного и Балтийского морей, да выходцы из причерноморских степей, откуда они бежали под натиском гуннов.


А гунны - смесь азиатских хунну и уральских угров - не только не погибли в барханах Прикаспия, но расширили свою державу от Яика (Урала) до Рейна. Аттила ведёт к стенам Орлеана и Аквилеи многочисленные полчища, умноженные остготами, гепидами, ругами, герулами и славянами. Рим посылает гуннскому царю дань.
Куда девалась вся великолепная культура, техника, искусство, философия? Древние боги признаны демонами во всех городах империи, ещё не разорённых германцами. «Там теперь царит один Незримый, одному Распятому хвала». Но эти города защищают не потомки легионеров-италиков, а те же германцы, только нанятые за деньги.
Приходится признать, что прогноз оказался ошибочным.
Ещё меньше оказалась доля истинности прогноза, касающаяся Восточной окраины Римской империи. Там победили те самые мечтатели, которые отдавали себя на казнь во время всеобщего благоденствия. Теперь, в V в., их потомки диктовали свою волю светской власти, представители которой были только прихожанами, а не служителями церкви. Но среди последних не было и тени того дружелюбия, которое объединяло христиан II в. Людей разделяла вражда, древняя, как род человеческий, но теперь облечённая в ризы конфессиональных (вероисповедных - Я.Ц.) споров. Донатисты, отрицавшие контакт церкви с государством, были сильны в северной Африке. Ариане распространили своё учение среди германских племён. Несториане обрели поддержку в Сирии и Месопотамии, монофизиты - в Египте и Армении; православными оставались только Греция с Малой Азией и Италия. Следует заметить, что в этих течениях богословской мысли таились зёрна будущих этносов, однако с космической высоты такие тонкие нюансы неразличимы для самых чувствительных приборов. С высоты кажется, что раз люди убивают друг друга во имя лозунгов, то следует убрать лозунги... и все будут жить в мире. Но поскольку вмешательство в историю исключено, то можно сделать новый прогноз: разложившаяся античная культура должна уступить место ещё неиспорченным варварам: готам, вандалам, бургундам и, конечно, гуннам, сумевшим объединить и повести за собой всех своих соседей. Так можно было и даже следовало думать в 452 г., но в 453 г. гуннская держава развалилась, и в 469 г. остатки гуннов, разбитые византийцами, бежали в никуда и исчезли со страниц истории.
Выпуск 3, стр. 123:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница