Сообщение №1044\2002 Таджикистан. (Юриспруденция) Аббревиатура Конвенции: мпгпп приложение



Скачать 174.94 Kb.
Дата02.07.2016
Размер174.94 Kb.
Сообщение № 1044\2002, Шукуров против Таджикистана, CCPR/C/86/D/1044/2002, 26 апреля 2006 года.
Комитет по правам человека

Восемьдесят шестая сессия

13-31 Март 2006

Сообщение № 1044\2002

Таджикистан.

(Юриспруденция)

Аббревиатура Конвенции: МПГПП

Приложение *

 

Соображения Комитета по правам человека ООН по индивидуальным сообщениям, представленным в соответствии ст.5, п. 4 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах

Представлено: Давлатбиби Шукуровой (адвокатом не представлена) 

Предполагаемая жертва: казненные муж автора г-н Довуд Назриев и его брат Шерали Назриев

Государство участник: Таджикистан

Дата первоначального сообщения: 26 декабря 2001

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

На своем заседании 17 марта 2006 года,



Завершив рассмотрение сообщения № 1044/2002, представленного Комитету по правам человека от имени г-жи Давлатбиби Шукуровой в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах,

Приняв во внимание всю письменную информацию, представленную ему автором сообщения, и государством-участником,



Принимает следующее:

Соображения в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола

1.1   Автором сообщения является гражданка Таджикистана г-жа Давлатбиби Шукурова, родившаяся в 1973 году. Она представляет сообщение от имени своего мужа Довуда Назриева, и от имени его брата Шерали Назриева (умерших). Которые во время представления сообщения находились в ожидании исполнения смертного приговора, вынесенного 11 мая 2000 года Верховным судом.  Она утверждает, что братья являются жертвой нарушения Таджикистаном их прав по статьям 6, 7, 9 и 14, пунктов 1, 3 (b), (d), (e), (f), (g) и 5 Международного пакта о гражданских и политических правах (1).  Кроме того, сообщение, как представляется, затрагивает вопросы в связи со статьей 7 Пакта, хотя прямой ссылки на это положение в нем не приводится.  Она не представлена адвокатом.


    • 9 января 2002 года в соответствии с процедурным правилом 92 (старая версия 86) Комитет по правам человека, действуя через своего Специального докладчика по новым сообщениям и временным мерам, обратился к государству-участнику с просьбой не приводить в исполнение смертный приговор в отношении братьев, пока Комитет не завершит рассмотрение их дела.  Данная просьба была повторена 1, 9 и 10 июля 2002 года. 23 июля 2002 года автор сообщила, что ее муж и его брат были казнены 11 июля 2002 года.

Обстоятельства дела

 


    • 16 февраля 2000 года около 5 часов вечера в центре Душанбе взорвалась бомба дистанционного управления. Мишенью для взрыва был мэр города Душанбе. Мэр получил телесные повреждения, тогда как заместитель министра безопасности, который стоял рядом с ним был убит.

    • Шерали Назриев был допрошен о взрыве произошедшем 19 февраля 2000 года в качестве подозреваемого. Он был арестован сразу после допроса и 25 февраля 2000 года. Он был обвинен во взрыве. 25 апреля 2000 года муж автора Довуд был вызван на допрос в Министерство Безопасности. Он был арестован в тот же день. До того, когда его перевели в СИЗО, он предположительно содержался в подвале Министерства Безопасности до 28 мая 2000 года. Предположительно его арест был санкционирован прокурором только 29 мая 2000 года, и он был обвинен во взрыве в тот же день.

    • Братья предположительно подвергались пыткам в течение месяца их содержания, для того, чтобы они признали себя виновными. Автор утверждает, что пытки включали избиения и удары дубинкой. Братьев подвешивали и били по почкам. Под пытками они признали себя виновными письменно в совершении взрыва. Шерали, являющийся охранником офиса мэра, был обвинен в  том, что подложил взрывчатое вещество в машину мэра, и Довуд, который предположительно стоял вблизи и активировал бомбу, когда майор и заместитель министра подошли к машине. Предположительно, позднее после признания ими своей вины, следователи подложили веревки, мыло и лезвие бритвы в их камерах, чтобы стимулировать их к суициду.

    • Автор утверждала, что родственники братьев не были проинформированы об их место нахождении в течение нескольких месяцев, и им не разрешали посетить их или передавать им посылки. Предположительно, она виделась со своим мужем только в июле 2000 года, во время очной ставки в кабинете следователя, ей разрешили встретиться «официально» с ним только в сентябре 2000 года.

    • Предположительно, хотя Довуд содержался в помещении Министерства Безопасности, ему не разрешили быть представленным адвокатом. Так, Шерали не был обеспечен адвокатом по назначению, его семья наняла частного адвоката в марте 2000 года, но ему разрешили увидеться с подзащитным только в августе 2000 года; даже тогда, адвокату предположительно не разрешили видеться со своим клиентом наедине.

    • Дело было заслушано Уголовной Палатой Верховного Суда (2) (на заседании первой инстанции) с 26 марта по 11 мая 2001 года. 11 мая 2001 года Уголовная Палата Верховного Суда приговорил братьев к смертной казни. Согласно автору, судебный процесс не был беспристрастным и объективным. В частности:

(а) Один из судей не был этническим таджиком и предположительно как следует, не мог разговаривать на таджикском языке; но он не был обеспечен переводчиком.

(б) В суде братья отказались от признания своей вины, возразив, что они были взяты под принуждением.  Согласно автору, Шерали не имел возможности подложить бомбу в машину, потому что машина была запаркована перед входом в офис мэра, мимо которого проходят  много людей, хотя в день совершения преступления Довуд болел и оставался дома.

(с) Большинство требований братьев о вызове свидетелей защиты, включая свидетеля алиби Довуда, были отвергнуты судом.

(д) Вина Шерали частично базировалась на выводах эксперта, который проводил экспертизу его одежды. Автор отметила, что он был арестован 19 февраля 2000 года, а экспертизу одежды провели в августе 2000 года.  



    • 13 ноября 2001 года Уголовная Палата Верховного Суда, действующая как апелляционная инстанция, поддержала приговор Военной Коллегии от 11 мая 2000 года.

Жалоба

3. Автор утверждает, что вышеизложенные факты нарушения прав Шерали и Довуда Назриевых подпадают под статьи 6, 7, 9 и 14, пункты 1, 3 (b), (d), (e), (f), (g), и 5 Пакта. Хотя автор на прямую не ссылается на нарушение статьи 7 в сообщении затрагиваются вопросы, связанные с положением данной статьи.

Соблюдение государством вопросов приемлемости и существо дела

4.1   9 июля 2002 года государство представило свои комментарии, однако, без указания на запрос Комитета о внутренних мерах защиты. Согласно комментариям, братья были приговорены к смертной казни за совершение серьезного террористического акта. Для достижения своего плана и целей, они действовали по предварительной договоренности с не идентифицированным лицом. Шерали поступил на службу в качестве охранника в Мэрию города Душанбе.  16 февраля 2000 года во время перерыва на обед он подложил бомбу в машину мэра и об этом сказал брату. Довуд вел наблюдение за машиной и когда мэр сел в машину в сопровождении заместителя министра внутренних дел, взорвал бомбу.



    • Суд признал братьев виновными также и по другим преступлениям, т.е. за мошенничество совершенное в 1999 году (незаконный перегон автомобиля, находящийся на их праве собственности). Шерали был приговорен за незаконное пересечение таджикско-афганской границы в 1995 году, Довуд за распространение 4000 тысяч фальшивых долларов США и за участие в грабеже в 1999 году.

    • Согласно государству, вина братьев была полностью доказана на основании признания ими своей вины, на основании свидетельских показаний в суде и письменных показаний во время предварительного следствия, а также и на основании записей, полученных в ходе проведения осмотра места происшествия, собранных улик, заключений криминалистических экспертов и других доказательств рассмотренных судом.

    • Государство напомнило, что санкция на арест Довуда была выдана 24 мая 2000 года. Он получил ордер 29 мая 2000 года; в тот же день он письменно отказался от услуг адвоката. В последствии, перед тем как ему предъявили обвинение в совершении особо тяжких преступлений, ему предоставили адвоката по назначению. Шерали был арестован 17 февраля 2000 года. Во время допроса он был проинформирован о своем праве быть представленным адвокатом, однако он не воспользовался этим правом. Тем не менее, адвокат ему был назначен 19 марта 2000 года. Согласно государству, архив суда не содержит каких-либо записей подтверждающих, что кто-либо из вышеназванных адвокатов когда-либо жаловался на отказ во встрече со своими клиентами.

    • Государство отрицает необоснованное заявление автора о применении пыток в ходе предварительного следствия, аргументируя, что материалы уголовного дела не содержат каких-либо жалоб об избиениях. 

    • Заявление автора о необъективности и предвзятости судебного процесса отвергаются государством как необоснованные, потому что судебный процесс был открытым и проходил в присутствии адвокатов, родственников подсудимых и других лиц.

    • Заявление о недостаточности знаний таджикского языка одним из судей также было отклонено, так как данный судья обладает достаточными знаниями языка. В дополнение, адвокаты братьев Назриевых не заявляли протест по этому поводу.

    • Относительно алиби предоставленного Довудом, государство отметило, что это было проверено и отвергнуто в ходе предварительного следствия. В суде ни Довуд ни его адвокат не представили документов, которые бы могли поддержать его алиби.       

    • Государство подтвердило, что Военная Коллегия Верховного Суда первоначально вернуло дело на «дополнительное расследование», и что впоследствии решил возобновить производство по делу, и допросил дополнительных свидетелей, которые были заслушаны по ходатайству прокурора и адвокатов. Приговор был оглашен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса, затем вступил в силу.

    • Государство подтвердило, что все заявления автора были рассмотрены и оставлены без изменения кассационной инстанцией.

Комментарии автора

5.1    Автор объяснила, что 1 сентября 2002 года на основании регистрации дела Комитетом, государственные власти (офис Президента) потребовали у Министерства внутренних дел, Прокуратуры и Верховного суда отложит казнь братьев на срок до 6 месяцев до 10 июля 2002 года. 



24 июня 2002 года руководство тюрьмы отказало ей в передачи посылки в СИЗО № 1 города Душанбе, сославшись на то, что братья были переведены в город Кургантюбе. Автор пыталась определить их место нахождение, но власти не отвечали на ее запросы, утверждая, что они не располагают необходимой информацией. 23 июля 2002 года родственники ее мужа получили два свидетельства о смерти от муниципалитета города Душанбе, устанавливающие, что братья были казнены 11 июля 2002 года путем расстрела.

    • Автор напомнила, что арест Шерали в феврале 2000 года за незаконное пресечение границы был тщательно спланирован, чтобы получить от него информацию о бомбе в отсутствии адвоката. Она ссылалась на статью 51 Уголовно-процессуального кодекса, которая устанавливает, что если к подозреваемым лицам может быть применена смертная казнь, юридическое представительство является обязательным с момента предъявления обвинения.

    • Автор отметила, что государство не предоставило какое-либо объяснение об основаниях содержания под арестом ее мужа с 25 апреля по 24 мая 2000 года, добавив, что содержание под арестом ее мужа во время этого периода может быть подтверждена членами семьи, друзьями и родственниками, которые видели, как он пошел на допрос в Министерство Безопасности и больше не вернулся.

    • Согласно автору, адвокаты братьев повторно потребовали встречу со своими клиентами, но их требование как обычно было отклонено под различными предлогами. Практика в Таджикистане такова, что адвокат может устно попросит следователя позволить ему увидеться со своим клиентом, но просьба может быть отклонена без обоснований. Подобные отказы говорят об установившейся практике. Автор заявила, что во время судебного процесса адвокаты ее мужа и его брата подавали жалобу об ограниченном доступе к своим клиентам. Председательствующий судья явно проигнорировал данные заявления.

    • Автор повторно подтвердила, что ее муж и его брат были подвергнуты многократным пыткам, и что их родственникам долгое время не разрешали посетить их вероятно для того, чтобы те не увидели следов пыток; в суде братья заявили, что к ним были применены пытки, но данное заявление было проигнорировано.

    • В конце автор подтвердила, сто суд сделал вывод, что братья имели «предварительную договоренность с не идентифицированным лицом», который предположительно заплатил им 30 000 долларов США перед атакой, и пообещал заплатить еще 100 000 долларов США после завершения дела. Она утверждала, что семья всегда жила с минимальными финансовыми затратами, и что ни следователь ни суд не нашли каких-либо денег. Она заявила, что факт, что человек, который руководил преступлением не был идентифицирован в ходе следствия и суда, показывает, что основные элементы и доказательства дела не были установлены. Это, согласно автору, показывает предвзятость и пристрастность как предварительного следствия, так и суда.

 

Вопросы и процедура их рассмотрения в Комитете

 

Нарушение Факультативного Протокола


    • Автор подтверждает, что государство нарушило свои обязательства в соответствии с Факультативным Протоколом посредством казни ее мужа и его брата, не смотря на тот факт, что их сообщение было зарегистрировано в соответствии с Факультативным Протоколом и государству было направлено требование о применении внутренних средств защиты.  Комитет напоминает (3), что, придерживаясь ФП государство в соответствии с Пактом, признает компетенцию Комитета получать и рассматривать сообщения от лиц заявляющих о том, что они являются жертвами нарушений любых прав закрепленных в Пакте (Преамбула и статья 1). Безоговорочное соблюдение государством Протокола предусматривает добровольное сотрудничество с Комитетом, с тем, чтобы Комитет мог рассматривать такие сообщения и после их рассмотрения направлять свои соображения государству и авторам (статья 5, пункты 1 и 4). Это несовместимо с этими обязательствами государства предпринимать какие-либо действия, которые бы могли препятствовать или расстраивать рассмотрение и исследование Комитетом сообщений и выражения своих соображений.

    • Не считая нарушений Пакта со стороны государства изложенных в сообщении, государство совершило грубое нарушение своих обязательств в соответствии с ФП если государство препятствовало и расстраивало рассмотрению Комитетом сообщения о предполагаемых нарушениях Пакта, или придавало характер бесполезности и безрезультатности, вынесенным соображениям Комитета. В данном сообщении автор утверждает, что ее мужу было отказано в правах в соответствии со статьями 6, 7, 9, 10, 14 Пакта. Будучи уведомленным о сообщении государство нарушило свои обязательства в соответствии с Протоколом казнив предполагаемых жертв перед тем как Комитет рассмотрел дело, и сформулировал свои соображения. В частности не простительным для государства является то, что государство поступила так после того, как Комитет, действуя в соответствии с Правилом Процедур № 92, несколько раз напоминало государству об этом. 

    • Комитет напоминает, что внутренние меры, следуя правилу 92 Правил и Процедур Комитета, принятых в соответствии со статьей 39 Пакта, являются основными для Комитета в соответствии с Протоколом. Пренебрегая этим Правилом, в особенности путем применения необратимых мер, таких как казнь Довуда и Шерали Назриевых, подрывает защиту прав закрепленных в Пакте через Факультативный Протокол (4).

Решение Комитета по вопросу о приемлемости

 


    • Прежде чем  рассматривать любое утверждение, содержащееся в сообщении, Комитет по Правам Человека должен в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры, принять решение о его приемлемости или не приемлемости согласно Факультативному Протоколу к Пакту.

    • Комитет отмечает, что данный вопрос не рассматривается в соответствии с какой-либо  другой международной процедурой, в соответствии с требованиями статьи 5 пункт 2 (а) Факультативного Протокола.

    • Комитет отметил, что автор ссылалась на статью 14, пункт 3 (е) заявив о  том, что несколько свидетелей со стороны Довуда Назриева не были допрошены в суде. Государство утверждало, что данное заявление надлежащим образом было рассмотрено в ходе предварительного следствия и было установлено необоснованность данного заявления, и что суд отклонил алиби Довуда так как ни он, ни его адвокат не предоставили каких-либо документов, которые бы могли подтвердить данное алиби. Комитет отметил, что свидетельские показания и факты, изложенные в заявлении, являются оценочными. Комитет напомнил о своей судебной практике, в особенности для судей государств-участников Конвенции, чтобы оценивать факты и свидетельские показания по конкретному делу, за исключением, если выясняется, что это был явный произвол или был равносилен отказу в правосудии (5). В информации до этого, Комитет полагал, что автору было отказано в том, чтобы она привела достаточные основания подтверждающие, что судебный процесс в отношении ее мужа и его брата проходил с некоторыми нарушениями. Следовательно, данное заявление является неприемлемой в соответствии со статьей 2 Факультативного Протокола.

    • Комитет обращает внимание на заявление автора по статье 14 пункт 3 (f) о том, что один из судей не обладал достаточными знаниями таджикского языка. Государство объяснило, что данный судья обладал достаточными знаниями таджикского языка и что ни потерпевшие по заявлению, ни их адвокаты не поднимали данный вопрос в суде; данное утверждение не оспорено автором. В данном случае, Комитет, учитывая то, что автор не исчерпала внутренние средства защиты, данная часть заявления является не приемлемой по статье 5, пункт 2 (b)  Факультативного Протокола.

    • Комитет также отметило, что не опровергнуто заявление о том, что права Довуда и Шерали Назриевых согласно статьи 14 пункт 5 Конвенции были нарушены. Комитет напомнило, что кассационная жалоба была подана 13 ноября 2001 года Уголовной Палатой Верховного Суда, действующая как апелляционная инстанция Военной Коллегии, и что состав апелляционного органа отличался от первоначального состава Военной Коллегии. Из-за отсутствия другой информации подтверждающая данное заявление автора, Комитет считает, эту часть заявления не достаточно обоснованной для целей приемлемости  по статье 2 Факультативного Протокола.

    •  Комитет считает, что остальные заявления автора являются достаточно обоснованными для целей приемлемости.

Рассмотрение сообщения по существу

 


    • Комитет по правам человека рассмотрел данное сообщение с учетом всей представленной ему информации, как это предусмотрено в пункте 1 статьи 5 Факультативного протокола.

    • Автор утверждает, что ее муж и его брат были избиты и по отношению к ним были применены пытки со стороны следователей во время их первоначального содержания под арестом, и таким образом их принудили признать вину за взрыв; она сообщила в деталях методы пыток, которые были приняты в их отношении (вышеперечисленные абзацы 2.3 и 2.4). Она утверждала, что эти заявления были сделаны в суде, но были проигнорированы. Государство лишь заявило, что материалы дела не содержат сведения о ненадлежащем обращении. Комитет высказался о том, что в своем решении Апелляционная Палата Верховного Суда также не обращалась к проблеме. Отсутствует информация, относящаяся к делу, которая бы могла должным образом придать вес заявлению автора. Комитет напоминает о том, что это необходимо, что заявления о пытке должны проверятся безотлагательно и беспристрастно компетентными органами (6). В данном деле нет реального опровержения со стороны государства, и Комитет заключил, что по отношению к Довуду и Шерали Назриевых было применено насилие, что свидетельствует о нарушении статьи  7, вместе со статьей 14, пункты 1 и 2, параграф 3 Конвенции.

    • Исходя из вышеизложенных разъяснений, Комитет заключил, что права Довуда и Шерали Незриевых согласно статьи 14, пункт 3 (g) были также нарушены, так как их вынудили признать свою вину в совершении преступления.

    • Автор утверждала, что ее муж был арестован 25 апреля 2000 года и содержался в помещении Министерства Безопасности до 28 мая, без контакта с внешним миром; его арест было санкционировано прокурором только 29 мая 2000 года, т.е. спустя 34 дней после ареста. Государство отметило, что ордер на арест Довуда было выдано 25 мая 2000 года и, что он обвинение ему было предъявлено 29 мая 2000 года. В своем ответе государство фактически не опроверг заявление о незаконном содержании Довуда Назриева в течение 34 дней. Исходя из обстоятельств дела, Комитет заключил, что права Довуда Назриева по статье 9 пункт 1 были нарушены.

    • На заявление о том, что Довуд и Шерали Назриевы не были представлены в течение долгого времени, и что впервые они были юридически представлены, адвокаты не были допущены к ним, государство утверждало, что когда Довуду предъявили обвинение 29 мая 2000 года, он отказался от своего права быть представленным адвокатом; когда он был обвинен в серьезных преступлениях, ему предоставили адвоката по назначению; в течение того времени пока Шерали находился под арестом, он не требовал того, чтобы быть представленным адвокатом, но адвокат ему был назначен 19 марта 2000 года, когда был обвинен в совершении серьезных преступлений. Комитет напомнил, что особенно случаи, влекущие за собой высшую меру наказания, то очевидно, что обвиняемый представляется адвокатом (7) на всех стадиях судебного процесса. Комитет заключил, что обстоятельства, изложенные в данном деле, до раскрытия факта нарушения прав мужа автора и его брата в соответствии со статьей 14 пункт 3 (b) и (d) Пакта о том, что они не были обеспечены достаточной возможностью, для того, чтобы подготовить свою линию защиты, и не были представлены адвокатом в ходе первоначального расследования.

    • Комитет напоминает, что наказание смертной казнью на основании заключения судебного процесса, в ходе которого не были соблюдены положения Конвенции в нарушении статьи 6 Конвенции. (8) В данном деле, была назначена и приведена в исполнение смертная казнь, в нарушении права на справедливое судебное разбирательство, которое гарантируется статьей 14 Конвенции, а, следовательно, и в нарушении статьи 6 Конвенции.

    • В конце Комитет отметил, что заявление автора о том, что власти не проинформировали ее о казне ее мужа и его брата до 23 июля 2002 года. Действующее законодательство государства все еще не позволяет родственникам лиц, приговоренных к смертной казни быть проинформированными либо о дате казни, либо о месте захоронения казненных. Комитет понимает, что продолжающееся страдание и нервно-психическое напряжение побудило автора, как жены лица, приговоренного к смертной казни, упорно продолжат доискиваться сомнительных обстоятельств, которые сопутствовали его казни, так же и о месте его захоронения. Комитет напоминает, что секретность о дате казни, и месте захоронения, так же и отказ передать тело для погребения, имеет эффект запугивания и наказания семьи посредством умышленного оставления их в неопределенности и эмоционального стресса. Комитет считает, что бездействие властей о том, чтобы уведомить автора о казне ее мужа и его брата по закону, и бездействие о том, чтобы сообщить ей о месте их захоронения, и бесчеловечное обращение, противоречат статье  7 (9).

  • Комитет по правам человека, действуя на основании пункта 4 статьи 5 Факультативного протокола к Пакту, считает, что имеющиеся в его распоряжении факты свидетельствуют о нарушении

(a) Статьи 6; 7; 9, пункт 1; и 14, пункты 1 и 3 (b), (d), и (g) , Конвенции в отношении Довуда и Шерали Назриевых, и

(b) Статья 7 в отношении автора.

10.    В соответствии со статьей 2 пункт 3 (а) Конвенции государство обязано предоставить г-же Шукуровой эффективное средство правовой защиты, включая надлежащую компенсацию, и сообщить о месте захоронения ее мужа и брата мужа. Государство-участник обязано принять меры, позволяющие избежать повторения аналогичных нарушений в будущем.

11.      С учетом того, что, став участником Факультативного протокола, государство-участник признало компетенцию Комитета определять, имело ли место нарушение Пакта, и что согласно статье 2 Пакта государство-участник обязалось гарантировать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, и обеспечивать им эффективное и обладающее исковой силой средство правовой защиты в случае установления нарушения, Комитет хотел бы получить от государства-участника в течение 90 дней информацию о мерах, принятых для претворения в жизнь соображений Комитета.  Кроме того, государству-участнику предлагается опубликовать соображения Комитета.



[Принято на английском, французском и испанском языках, причем языком оригинала является английский.  Впоследствии будет издано также на арабском, китайском и русском языках в качестве ежегодного доклада Комитета Генеральному Ассамблею.]

 

___________________________________________________



* В рассмотрении данной жалобы принимали участие следующие члены Комитета: г-дин Абдулфаттах Амор, г-дин Несуке Андо, г-дин Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г-жа Кристина Чанет, г-дин Маурис Глеле Аханханзо, г-дин Эдвин Чонсон, г-дин Волтер Калин, г-дин Ахмед Тавфик Халил, г-дин Райсумер Лалах, г-дин Микаел О’Флахерти, г-жа Елизабет Палм, г-дин Рафаел Ривас Посада, сэр Нигел Родли, г-дин Иван Ширер, г-дин Хиполито Солари-Юригоен, г-жа Рут Вегвуд и г-дин Роман Виеружевски.

Примечания

  1. Конвенция и Факультативный Протокол, который вступил в силу для Таджикистана 4 апреля 1999 года.

  2. Судебный процесс проходил в Военной Коллегии Суда, так как Шерали Назриев был военным офицером.

  3. Смотрите: Пиандионг против Филиппин, Жалоба № 869\ 1999, Соображения принятые 19 октября 2000 года, параграфы 5.1-5.4.

  4. Смотрите: Саидов против Узбекистана, Жалоба № 964\ 2001, Соображения принятые 8 июля 2004 года.

  5. Смотрите: Жалоба № 541\ 1993, Эррол Симс против Ямайки, недопустимое решение принято 3 апреля 1995 года, параграфы 6.2.

  6. Смотрите Общие комментарии № 20 (по статье 7), сорок четвертая сессия (1992), параграф 14.

  7. Смотрите, к примеру, Алиев против Украины, Жалоба № 781\ 1997, Соображения принятые 7 августа 2003 года, параграф 7.3.

  8. Смотрите, к примеру, Курбанов против Таджикистана, Жалоба № 1096\ 2002, Соображения принятые 6 ноября 2003 года, параграф 7.7.

  9. Смотрите, к примеру, Алибоев против Таджикистана, Жалоба № 985\ 2001, Соображения принятые 18 октября 2005 года, параграф 6.7.       



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница