Социально-философский анализ трансформации сознания личности средствами манипулятивного воздействия 09. 00. 11 социальная философия




Скачать 372.07 Kb.
Дата14.08.2016
Размер372.07 Kb.


На правах рукописи
ПЕТРАКОВА Анна Сергеевна

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

ТРАНСФОРМАЦИИ СОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ

СРЕДСТВАМИ МАНИПУЛЯТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
09.00.11 – социальная философия
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук
Краснодар – 2014

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств»


Научный руководитель

доктор философских наук, профессор

Борисов Борис Петрович


Официальные оппоненты

Тамбиянц Юлиан Григорьевич

доктор философских наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет», профессор кафедры социологии и культурологии
Райдугин Дмитрий Сергеевич

кандидат философских наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Московский государственный гуманитарно-экономический институт», декан факультета социологии и психологии


Ведущая организация

ФГБОУ ВПО «Адыгейский

государственный университет»


Защита диссертации состоится «29» апреля 2014 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 при Краснодарском университете МВД России по адресу: 350005 г. Краснодар, ул. Ярославская, д. 128, зал заседаний диссертационного совета, ауд. 601.
С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Краснодарского университета МВД России по адресу: 350005 г. Краснодар, ул. Ярославская, д. 128.
Автореферат разослан «___» марта 2014 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Куликов Е.М.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность данного исследования обусловлена рядом обстоятельств. Частая практика применения манипуляции как средства социального управления, когда форма не соответствует содержанию, особенно в условиях России начала XXI столетия, обусловливает актуальность изучения вопросов манипуляционного управления. Более того, определенная результативность применения манипуляционных технологий позволяет говорить о предельности процесса манипуляции и о возможностях трансформации сознания под влиянием факторов манипуляции.

В теоретическом аспекте в настоящее время вопросы манипулятивного управления социальными процессами особенно широко ставятся и обсуждаются в России преимущественно в политологических исследованиях и гораздо менее обстоятельно – на собственно социально-философском уровне, на котором и должны закладываться параметры подходов к изучению столь сложной и актуальной проблемы.

Как свидетельствует историческая практика, общество, в котором манипуляционное управление становится системным, в котором социальные отношения включают манипуляцию сознанием на базовом уровне, не может быть стабильным и не обладает положительным будущим, основанным на гармонии интересов. И это обстоятельство делает необходимым изучение предмета манипуляционного социального управления, в том числе актуализирует исследование темы трансформации сознания личности средствами манипулятивного воздействия.

В условиях же современной России названное направление исследований обнаруживает свою актуальность не только на специально-научном, но также и на мировоззренческом, социально-философском уровне, ибо оказывается областью необходимого знания, от реализации которого, как это представляется автору, существенно зависит будущее страны и ее народа.



Степень научной разработанности проблемы. К настоящему времени в социальной философии вполне сложились три основных подхода к решению проблематики трансформации сознания личности средствами манипулятивного воздействия. Первый из подходов можно условно обозначить как «натуралистический». Исследователи, так или иначе примыкающие к названному подходу (Е.Л. Доценко, С.А. Зелинский, В.В. Шейнов и др.), склонны утверждать, что в основе манипуляции лежит стремление человека следовать природным инстинктам и удовлетворять первичные потребности.

Противоположная позиция, обозначенная точками зрения, нашедшими свое выражение, в частности, в работах С.Г. Азаряна, Н.К. Алексаньяна, Б.Г. Беридзе, Э. Бернейса, Ж. Бодрийяра, А.Д. Васильева, В.С. Грехнева, Н.Г. Денисова, Ж. Деррида, Н.Г. Козина, Л. Леви-Брюль, В.А. Мирзояна, С. Московичи, И.И. Мюрберга, Б. Рассела, М. Фуко и др., выражается в утверждениях, полагающих, что процессы скрытого управления сознанием лежат в основе общественного прогресса, позволяя таким образом рассматривать связанное с манипулированием сознанием человека управление как социально-необходимую форму управления, реализующую в себе опору на социальную сущность человека.

Проблематика фактически манипулятивного управления сознанием личности (совокупного общества) выходит на первый план в социальной философии марксизма, особенно в советское историческое время. Точка зрения, высказанная К. Марксом о том, что сущность человека есть продукт социализации, есть «совокупность всех общественных отношений», будучи абсолютизированной и превращенной в основной постулат официальной советской социальной философии, стала источником разработки многочисленных концепций, главным содержанием которых были представления об идеологических основаниях социального управления и пределах возможностей названного управления, обусловленных главным образом «идеологической борьбой» и мешающих личности в обретении социально-классово-определенного сознания.

Наряду с вышеобозначенными, по вопросу об основаниях манипулятивного управления сознанием личности имеют место и иные позиции. Так, в частности, в итоге своеобразного синтеза «натуралистического» подхода к проблеме манипуляции сознанием человека и подхода, основанного на представлениях о социальной сущности человека, сформировалась и получила свое развитие точка зрения о биосоциальных основаниях человека, получившая свое развитие в рамках социально-философского исследования специфики манипуляционного управления обществом, в частности, в работах Б.П. Борисова, О.В. Федорченко и др. Согласно мнению этих исследователей, основания манипулятивного управления сознанием личности лишь односторонне раскрываются посредством как акцентирования «инстинктивно-жизненной» стороны целостной сущности человека, так и посредством заострения внимания на идеологически формирующих сознание личности началах социального управления. Действительность же проявляет сложное диалектически-противоречивое единство, на пересечении которого та или иная образующая сторона не исчерпывает целого, но лишь выходит на первый план относительно других.

Особая позиция в обосновании оснований манипулятивного управления сознанием личности, получившая свое развитие в российской социальной философии в последние два десятилетия, принадлежит подходу, рассматривающему проблематику манипулятивного управления под углом зрения специфики так называемого «информационного общества». Авторы (С.Г. Азарян, Н.К. Алексаньян, Б.П. Борисов, Н.Г. Денисов, А.С. Матвеев и др.), обосновывающие закономерный и необходимый характер манипулятивного управления сознанием личности апеллируют к возникающим в «информационном обществе» новым социально-коммуникативным условиям, характеризующимся устойчивым внедрением в структуру межличностных коммуникаций персонального компьютера, интернета, формированием различного рода «сетевых сообществ» и др.

Таким образом, на сегодняшний день, несмотря на обилие исследований проблемы скрытого социального управления, в современной российской социальной философии существуют различные позиции не только по вопросу о трансформации сознания личности средствами манипулятивного воздействия, но и о проблематике природы и сущности манипуляции.

Существует достаточно работ, посвященных проблематике манипуляции как способа социального управления, но в аспекте заявленной темы социально-философского осмысления трансформации сознания личности в современном обществе средствами манипулятивного воздействия таковых на данный момент недостаточно, что актуализирует осуществляемое в настоящей диссертационной работе исследование.

Объект исследования – сознание личности.

Предмет исследования – процесс трансформации сознания личности средствами манипулятивного воздействия.

Цель исследования – с помощью социально-философского анализа определить формы, направления, результаты трансформации сознания личности средствами манипулятивного воздействия.

Достижение цели диссертационного исследования предполагает постановку и решение следующих задач:

– с социально-философских позиций изучить процесс трансформации сознания личности как объекта манипуляционного воздействия;

– выявить сущность и содержание манипуляции как способа воздействия на сознание личности;

– посредством рассмотрения историко-философских концепций от Античности до Нового времени изучить способы формирования сознания личности как объекта манипуляции;

– показать положения о возможностях и направлениях использования манипуляции как средства скрытого управления сознанием, содержащиеся в философских учениях мыслителей XIX–XX вв.;

– рассмотреть методологические возможности синтеза социального и натуралистического подходов в изучении трансформации сознания личности средствами манипуляционного управления;

– выявить механизмы трансформации сознания личности средствами манипуляционного управления в условиях современного информационного общества;

– раскрыть формы, средства и способы реализации манипуляции сознанием в современном российском обществе.

Теоретико-методологическая основа исследования обусловлена спецификой его объекта и предмета, что предполагает:

– во-первых, включенность исследователя в широкую сферу социально-философского изучения вопросов и проблем, связанных со спецификой манипуляционного управления сознанием личности и его пределов в истории философии;

– во-вторых, поскольку специфика манипуляционного управления затрагивает саму сущность человеческой личности, то важным теоретическим основанием в осуществлении диссертационного исследования явились фундаментальные работы по проблематике сущности человека. В данной связи автор опирался прежде всего на систематизацию концепций сущности человека, изложенную в работах Б.П. Борисова;

– в-третьих, важным теоретическим источником осуществленного в диссертации исследования явились социально-философские и специально-научные работы, посвященные анализу специфики трансформации сознания личности средствами манипуляционного управления в условиях утвердившегося в современной России «информационного общества», «сетевых сообществ» и др.

Исследование осуществлялось при опоре на следующие методы:

– системного анализа, предполагающего изучение развивающихся предметов и процессов в качестве сложных (в тенденции самоорганизующихся) систем. В частности, системный подход в исследовании манипулятивного управления сознанием личности, примененный такими исследователями, как В.П. Шейнов, С.Г. Кара-Мурза, С.А. Зелинский и др., был использован при изучении манипуляции как средства управления массовым сознанием в условиях России;

– сравнительного анализа, обнаруживающего свою наибольшую результативность при изучении особенностей понимания манипуляции и пределов действительности ее в управлении сознанием личности в истории социально-философских исследований этого предмета. Применительно к условиям современного общества, названный метод сравнительного анализа находит свое применение, в частности, в работах таких российских и зарубежных исследователей проблематики манипулятивного управления массовым сознанием, как Н.К. Алексаньян, С.Г. Азарян, Э. Бернейс, Б.Г. Беридзе, Ж. Бодрийяр, А.Д. Васильев, В.С. Грехнев, Н.Г. Денисов, Е.Л. Доценко, Н.Г. Козин, В.А. Мирзоян, И.И. Мюрберг, Б. Рассел и др.;

– комплексного, межпредметного исследования, особо эффективного при изучении не- и слабо систематизированной информации.

Кроме того, при проведении историко-философского анализа пределов манипуляции сознанием личности, в частности при анализе социально-философских исследований Н. Макиавелли, Ф. Ницше и А. Шопенгауэра, был использован описательный метод.

При исследовании историко-философского теоретического наследия в диссертационной работе использовался также метод конкретно-исторического исследования. В частности, названный метод применялся при анализе работ Августина Аврелия, Ф. Аквинского, Аристотеля, Дж. Беркли, Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Р. Декарта, Дж. Локка, Н. Макиавелли, М. Монтеня, Платона, Б. Спинозы, Д. Юма и др.



Научная новизна исследования:

– представлены социально-философские характеристики процесса формирования и трансформации сознания личности как объекта манипуляционного воздействия;

– выявлены сущность и содержание манипуляции как способа воздействия на сознание личности. В частности, в отличие от общепринятого понимания «манипуляции», в работе заострен акцент на моментах предельности в содержании названного понятия;

– осуществлен специальный анализ, давший новую информацию об особенностях постановки и решения вопросов, относящихся к сфере манипулятивного управления сознанием и пределам этого управления, в истории социально-философской мысли от Античности до Нового времени;

– показаны основания и направления использования манипуляции как средства скрытого управления сознанием, содержащиеся в философских учениях мыслителей XIX–XX вв.;

– рассмотрены возможности решения проблемы синтеза социального и натуралистического подходов в изучении трансформации сознания личности средствами манипуляционного управления;

– уточнена специфика манипулятивного управления сознанием в условиях «информационного общества», в частности пределы действенности названного способа управления массовым сознанием;

– показаны формы, средства и способы реализации манипуляции сознанием в современном российском обществе, негативные последствия внедрения в массовое сознание и общественную жизнь идеологии потребительства.



Основные положения, выносимые на защиту:

1. История человечества показывает возрастание значения манипуляционных форм управления по мере формирования в недрах последнего зрелой антистихийной природы. Изначально социальность человечества была результатом главным образом стихийно-коллективистского сплочения, однако по мере подъема антистихийно-природных производительных сил, социальное управление перестраивается от оснований «мифологического детерминизма» на основания специализированных управляющих отношений, в составе которых определенное место занимает и манипуляция. На своей вершине названный процесс приводит к положению, когда приобретающие все большую и большую автономность в своем осуществлении производительные силы человечества, обретая качество «автоматического действия» и автоматизации производства, постепенно освобождают начало антистихийной природы от своей необходимой опоры на природу стихийную.

Человеческое общество, сохраняя себя управляющим целым осуществляющегося производства, постепенно преобразуется из «ручным трудом производящего» в преимущественно потребляющего производимые автоматически действующей промышленностью предметы. В таких условиях в составе общественного управления момент управления человеком как удовлетворяющим потребности жизни существом начинает естественно выходить на первый план относительно управления этим же человеком в качестве субъекта, осуществляющим собственное производство и необходимо производительно единящегося с другими членами общества. Манипуляционные формы управления сознанием личности выходят на первый план относительно управления по основаниям «общего дела». И это обусловливает как развитие практики манипуляции массовым сознанием, так и появление социальных проблем, вызванных названной практикой.

Поскольку манипуляционное управление так или иначе ориентировано на разрушение исходной автономной целостности человеческой личности и его сознания, последняя стремится распознать манипуляцию, ликвидировать (или минимизировать) исходящие со стороны последней угрозы, сохраняя действительными лишь те формы социального управления, в основаниях которых обнаруживает себя объективно социализирующая социум необходимость «общего дела».

Однако, даже постоянно разоблачаясь и преодолеваясь, манипуляционная форма управления не исчезает из состава человеческого социального управления. Более того, в каждую историческую эпоху возникают условия, обеспечивающие новые возможности для манипулятивного управления. В частности, названные новые условия возникают и в связи с подъемом развития человечества до уровня «информационного общества» и связанного с последним «общества потребления».

2. Манипуляция (манипулятивное управление) – это процесс скрытого управления сознанием индивида (общества в совокупности образующих его человеческих индивидуумов), заключающийся в инспирированном со стороны «Манипулятора» побуждении его к принятию решений или совершению действий, односторонне отвечающих интересам субъекта манипуляции. На уровне манипуляции действительным субъектом деятельности является только одна сторона социально-деятельного отношения, превращающая другую сторону в средство осуществления своих интересов и целей. Специфика манипуляции противоположна специфике управления на основаниях «общего дела», в масштабе которого предмет осуществляемой деятельности объективно специализирует участников производства на «управляемую», «управляющую» стороны и «способ их связи».

Манипуляционное управление дифференцируется на три основные формы, обусловливающие особенные трансформации личности объекта манипуляционного воздействия.

В масштабе одной из форм манипуляционное управление осуществляется на неосознаваемом (или слабо осознаваемом) объектом манипуляции уровне, когда именно свободное неявно направляемое деятельное самоопределение «Манипулируемого» превращается в средство достижения целей «Манипулятора». Здесь трансформация сознания объекта манипуляции имеет в основном «итоговый» характер и связана главным образом с психологическим переживанием «разоблачения манипуляции».

В масштабе второй формы манипуляция принимает вид изначально осознанно совершаемой управляемой деятельности, в которой находящаяся на стороне «Манипулируемого» готовность к исполнению воли «Манипулятора» становится результатом предварительной трансформации его сознания средствами направленного идеологического воздействия. Идеологически переорганизовывая сознание объекта манипуляции, «Манипулятор» превращает в глазах последнего свое собственное дело (деятельность, реализующую его собственный интерес) в видимость действительного «общего дела».

В масштабе третьей формы манипуляция, как и в первом случае, осуществляется на не осознаваемом объектом манипуляции уровне. При этом «Манипулируемый», фактически действуя в соответствии с замыслами «Манипулятора», считает свою активность результатом собственного личностного самоопределения и остается в этом убеждении до завершения манипуляции, то есть до тех пор, пока «Манипулятор» не достигнет за счет «Манипулируемого» своих целей и манипуляция либо прекратится, либо приобретет новую форму и новые способы осуществления. Сознание объекта манипуляции при этом трансформируется и данная трансформация, как и в первом случае, носит «итоговый характер», однако происходит она на подсознательном уровне, «Манипулируемым» как таковая, не осознается, но судить о ее наличии позволяют изменения в поведении индивида, расхождение его первоначальных (до манипуляции) и последующих (с момента начала ее осуществления) целей и намерений.

В том случае, когда манипуляция осуществляется в форме, предполагающей неосознанность «Манипулируемым» направленного на него манипулирующего воздействия, предел сохранения отношений управления в форме манипуляции заключается в сохранении названной формы. Однако, поскольку основанием манипуляции здесь является недостаточная информированность «Манипулируемого» о действительных интересах и целях «Манипулятора», возникающее в итоге манипуляции сознание «обмана» ставит предел возможности дальнейших манипуляций в пределах того же самого предметного основания связи. Выход из возникающего таким образом кризиса заключается, с одной стороны, в смене предмета манипуляции и форм «обмана», но, с другой стороны, в трансформации способа связи таким образом, чтобы манипуляция превратилась из неосознанного в основанное на сознательной связи сторон управление. Важнейшим средством в последнем случае оказывается идеологическое воздействие на объект манипуляции, направленное на перестройку сознания последнего таким образом, чтобы интересы и цели «Манипулятора» пришли в гармоническое соответствие с собственными интересами и целями «Манипулируемого».

3. В противоположность объекту манипуляции, который способен быть как индивидуальным человеческим субъектом, так и суммативным (как «масса», «толпа») родовым социальным образованием, «Манипулятор» лишь по внешней видимости является индивидуально-человеческим субъектом, но по существу своему – родовым. Управляющая сторона посредством манипуляции выявляет не только собственный интерес, но также основания социальной консолидации популяции. Названная специфика особо открыто выявляется тогда, когда субъектами манипуляции выступают, например, государство или акционерный капитал, персонифицированные бюрократией и наемными менеджерами.

В качестве персонифицирующего социальные функции и социальные отношения субъекта, человеческий индивидуум выступает одновременно в противоположных «социальных ролях». С одной стороны, он есть «объект манипуляции», сознание которого формируется в результате восприятия и преодоления обеспечивающих манипуляционное управление идеологических воздействий. Однако, с другой стороны, в качестве «социального функционера», персонифицирующего своей собственной личностью некие определенные стороны и функции родового субъекта социальной организации, человеческий индивидуум оказывается в положении уже не столько «объекта манипуляции», сколько в качестве «Манипулятора».

4. Социально-философское изучение манипуляционного управления человеческой личностью имеет глубокие исторические корни, обнаруживаясь как минимум со времен греко-римской Античности. Предмет, фактически совпадающий с манипуляцией сознанием, исследовался и греческими софистами, Платоном, Аристотелем, и средневековыми мыслителями, и философами Нового времени вплоть до нашей современности. И хотя собственно термин «манипуляция» вводится в научный обиход относительно недавно, изучение этого специфического способа социального управления является традиционным предметом социальной философии.

5. Анализ социально-философских исследований предмета трансформации сознания личности средствами манипуляционного воздействия показывает три основных позиции в этом вопросе.

Первая из позиций трактует манипуляцию исходя преимущественно из представлений о сознании человеческой личности как продукте социализации. Слабым местом названной позиции является трудность объяснения источников разгадки манипуляции в условиях тотального со стороны общества социализирующего воздействия на личностное сознание.

Специфическим для второй позиции является акцент на обращенности манипулятивных воздействий к инстинктивному уровню поведения. Однако при такой трактовке манипуляционного управления возникают трудности в понимании манипуляции как именно социального управления, ибо человек здесь фактически редуцируется до уровня «дрессируемого животного».

Третья позиция рассматривает проблему манипуляционного управления исходя из представлений о человеке-человечестве как грани во вселенском превращении природы стихийной в антистихийную. До момента своей полной зрелости антистихийная природа вынуждена реализовать себя посредством опоры на стихийно-природный свой носитель. И это обусловливает в формах социального управления возможность, в том числе и таких форм, которые адекватны не разумной, а инстинктивно действующей живой природе. Вместе с тем, поскольку в естественных основаниях человеческой личности начала стихийной и антистихийной природы гармонизированы и личность не менее ориентирована на интересы, исходящие из живой природы, нежели на интересы антистихии разума, управление такой личностью не должно принимать форму обмана ни в качестве существа антистихийной социальной природы, ни в качестве носителя жизни. Это означает, что манипуляция на уровне продиктованных инстинктивными основаниями интересов личности должна осуществляться таким образом, чтобы не приводить к расколу социальной связи индивидуального и родового субъектов антистихийной природы в переживании и осознании манипуляционного управления в качестве обмана. Человек в качестве живого существа вполне способен делать нечто в качестве результата манипуляции, однако в качестве существа антистихийной природы, сознательной личности он обязательно должен обладать и реализовывать возможность свободного выбора. Только на таком уровне манипуляция перестанет переживаться и осознаваться личностью в качестве безусловно отрицательной формы осуществления социального управления.

6. Специфическим для «информационного общества», начавшего активно формироваться в мире начиная примерно с 80-х годов ХХ столетия, но в условиях России проявившегося начиная со второй половины 1990-х, является активное внедрение информационных технологий в сферу социальных отношений. Обнаружил себя феномен своеобразного «срастания человека и машины», в условиях которого включенность в «глобальную сеть» открыла себя не только помощником в поиске и обработке информации, ускоряющим во много раз процессы интеллектуального труда, но и фундаментальным посредником, способным стать мощным инструментом направленных манипуляций в формировании сознания личности.

7. Специфика социального управления в современной России наглядно демонстрирует прогрессивно нарастающие тенденции перерастания социума из управляемого на основаниях «общего дела» в управляемого исходя из принципов «манипуляции». В результате Перестройки вместе с плюрализмом рыночных субъектов экономики и политики сформировался плюрализм субъектов манипуляционного управления, сделавший открытым для наблюдения факт использования идеологии и внедряющий идеологию в сознание массового человека, манипуляции последним. «Демократия манипуляций» в условиях России конца ХХ – начала XXI столетий обернулась в массовом сознании, столкнувшимся с одновременным разнонаправленным манипуляционным воздействием множества субъектов, в непопулярную «демократию обмана», порождая недовольство населения как самой политикой манипуляционного управления, так и социальными институтами, эту практику осуществляющими. Данное положение способно быть преодоленным только посредством приведения способа манипуляционного управления в соответствие с сущностью человека-человечества в условиях конкретно-исторической ступени вызревания в недрах человечества зрелой антистихийной природы.



Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Положения и выводы, полученные в диссертационном исследовании, имеют теоретическое и методологическое значение в дальнейшем социально-философском изучении оснований манипуляционного управления сознанием личности, проблематики действительности и пределов в осуществлении манипуляционного управления.

Материалы диссертационного исследования имеют практическое значение для прогнозирования и управления социальными процессами в современной России, а также могут использоваться в педагогических целях, в частности в преподавании курсов философии и других социальных и гуманитарных дисциплин.



Апробация исследования. Результаты исследования получили апробацию в докладах и дискуссиях на следующих научных конференциях:

– Международной научной конференции “Greek Sources of the European and Russian Culture” (Нью-Йорк - Краснодар – Афины, 2013);

– I Международной заочной научно-практической конференции «Педагогика, психология, социология: концепции, подходы, технологии». (Чебоксары, 2012);

– Международной научной конференции: «Дух левизны в социальном становлении человечества: XVIII-XXI столетия» (Краснодар – Амстердам, 2012);

– Международной научной конференции (Российско-индийский «круглый стол»): «Indian Tune in the World Culture». (Краснодар, 2012);

– XIII Международной научно-практической конференции «Интеграция методической (научно-методической работы) и системы повышения квалификации кадров» (Москва-Челябинск, 2012);

– Международной научной конференции «От египетских папирусов до компьютера: объективация сознания в становлении человеческой цивилизации и культуры» (Краснодар – Шарм-Эль-Шейх, 2011)

– Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на современном этапе» (Новороссийск, 2011);

– Круглый стол «Российская Федерация как социальное государство» (Новороссийск, 2011);

– Международная научно-практическая конференция, посвященная 80-летию Саратовской государственной юридической академии, «Право и его реализация в XXI веке» (Саратов, 2011);

– Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на современном этапе» (Краснодар,2010);

– Региональная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на Северном Кавказе» (Краснодар,2009).

По теме исследования опубликовано 15 работ общим объемом 15,1 п.л., в том числе одна монография, три статьи в изданиях, включенных в перечень ВАК при Минобрнауки России.

Структура диссертации: работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, степень разработанности темы в социальной философии, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, дается характеристика теоретико-методологических оснований исследования, характеризуется научная новизна, формулируются основные тезисы, выносимые на защиту, научно-теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Социально-философский анализ сущности манипуляции сознанием личности и его пределов» посвящена описанию основного содержания понятия «манипуляционное управление сознанием личности», характеристики специфики постановки и решения проблемы трансформации сознания личности методами манипулятивного воздействия.

В параграфе 1.1 «Сознание личности как объект манипуляционного воздействия» автор делает акцент на социальную составляющую функционирования сознания личности, взаимосвязь способности сознания человека выстраивать объективную картину мира с характером социального информационного воздействия на него.

В этой связи показаны основные положения, характеризующие информационное взаимодействие субъектов процесса производства и потребления социальной информации, процесс воздействия на сознание личности информационных технологий, в том числе манипулирующего характера. Автором рассмотрена одна из методологических позиций, опирающаяся на представления о социальной составляющей сущности сознания человека (Э. Бернейс, Б.Г. Беридзе, А.Д. Васильев, Н.Г. Денисов, Н.Г. Козин, И.И. Мюрберг и др.) и исследующая манипуляцию в качестве управления, основанного на направленной социализации личности, в итоге которой формируется субъект с сознанием, настроенным в соответствии с «программой Манипулятора», действующий личностно-свободно, однако в соответствии с целями манипуляционного воздействия. Искажение ценностей и норм поведения, смена приоритетов, создание мифов, формирующих мировоззренческие структуры, – это не что иное, как проявление манипуляции, кто бы ни выступал ее субъектом. Природа манипуляции социальна, поскольку происходит из общественных условий бытия. Названная концепция, плодотворная во многих отношениях, обладает, однако, слабыми местами, важнейшим из которых является неспособность вполне убедительно объяснить феномен «разгадки манипуляции в качестве идеологического обмана» на стороне подвергающегося тотально тенденциозной социализации объекта манипулятивного управления, «разгадки обманности идеологии», ставящий предел возможности продолжения манипуляции на тех же самых духовных основаниях, на коих она осуществлялась до раскрытия управления в качестве манипуляции. История практики манипуляционного управления сознанием личности в условиях СССР являет тому наглядный пример.



В параграфе 1.2 «Манипуляция как способ воздействия на сознание личности» внимание акцентируется на сущности манипуляционного управления и дискуссионности ее понимания, связанной с междисциплинарным характером проблемы трансформации сознания личности, подвергшегося манипуляции. При этом принципиальным является вопрос о формах трансформации сознания личности под влиянием манипуляции и характере трансформирующей связи.

Манипуляция (манипулятивное управление) – это процесс скрытого управления сознанием индивида (общества в совокупности образующих его человеческих индивидуумов), заключающийся в неявном для самого индивидуума (личности) побуждении его к принятию решений или совершению действий, как правило, не отвечающих его собственным стремлениям и интересам, но интересам субъекта манипуляции («Манипулятора»). В данном отношении манипуляция есть социальное управление, осуществляемое преимущественно на досознательном или инстинктивном уровне (когда «Манипулятор» эксплуатирует в своих целях главным образом простейшие «животные» потребности и достигает своих целей посредством удовлетворения последних или обещанием их удовлетворения) либо на основаниях трансформированного направленным идеологическим воздействием сознания.

Структура системы манипулятивного управления сознанием включает в себя три основных (базовых) элемента: «Манипулируемый», «Манипулирующий» и «Способ связи». Сторона «Манипулятора» здесь выступает активной, системообразующей; сторона «Манипулируемого» – активной в отношении реализации псевдособственного интереса, но пассивной в качестве «приемника управляющих импульсов» со стороны «Манипулятора»; «способ связи» есть тот конкретный способ, каким субъект манипулятивного управления осуществляет названное управление.

Важнейшим средством является идеологическое воздействие на «манипулируемого», направленное на перестройку сознания последнего таким образом, чтобы интересы и цели «Манипулятора» пришли в псевдо-гармоническое соответствие с собственными интересами и целями «объекта манипуляции».

Ориентированная на обеспечение манипулятивного управляющего воздействия идеологическая программа дезорганизует личность на сущностном уровне, внося раскол в стороны ее как существа «живой природы» (детерминирующей соответствующие интересы человеческого индивидуума) и как социального существа, тем или иным образом персонифицирующего социальные функции. Возникающее таким образом противоречие ставит предел трансформации сознания личности в ее способности существовать в качестве объекта осуществления манипуляционного управления. Названный предел обнаруживается, с одной стороны, в формах деструкции личности, распада ее цельности (вплоть до неспособности продолжения физического существования и смерти индивидуума); с другой стороны, он обнаруживается через неспособность идеологии к полному перепрограммированию сознания личности и в возникновении в этом сознании противоречия, связанного с осознанием «ложности» исходящих из идеологического источника управляющих поведением личности импульсов. В итоге возникающего в сознании индивидуума духовного противоречия происходит очищение сознания от действия навязанной идеологической программы. Идеология разоблачается в ее «ложности» и отрицается.

В целом в системе социального управления манипуляция занимает особое место (особый «срез»), в масштабе которого управление совершается на бессознательном (скрытом от управляемого субъекта) уровне либо в формах, основанных на трансформированном специальным идеологическим воздействием сознании личности, исполняющей манипулятивные роли в форме «свободной самодеятельности». Именно потому, что манипуляционное управление так или иначе ориентировано на разрушение целостности человеческой личности, последняя стремится распознать манипуляцию, ликвидировать (или минимизировать) исходящие со стороны последней угрозы, превратить манипуляционное управление в управление, основанием которому является свобода, осознанная участниками социального действия необходимость и самоопределение в соответствии с требованиями последней.



Во второй главе «Историко-философский анализ проблемы трансформации сознания личности средствами манипуляционного управления» рассматриваются теоретико-методологические положения воздействия на сознание человека средств манипуляционного управления, содержащиеся в трудах философов прошлого.

В параграфе 2.1 «Сознание личности как объект манипуляции в мировоззренческих концепциях: от Античности до Нового времени» акцент делается на то, что, даже постоянно разоблачаясь и преодолеваясь, манипуляционная форма управления не исчезает из состава человеческого социального управления-самоуправления, при этом сам названный предмет видится и исследуется различным образом. На самом первом историческом этапе, совпадающем в целом с эпохой Античности, предмет манипуляционного управления сознанием личности исследуется преимущественно на натурфилософском уровне, т.е. как некая объективная данность, непосредственное описание которой показывает одновременно и специфическое осуществление манипуляции, и ее основания. По мнению античных и средневековых мыслителей, манипуляция – это средство ненасильственного управления путем формирования системы общественных ценностей, неявное насаждение которых позволяет в любую историческую эпоху править эффективно, опираясь на поддержку народа. Само по себе скрытое управление не является социальным злом, но может стать таковым в орудиях конкретного манипулятора, чьи цели будут противоречить общественным интересам.

На следующем историческом этапе, однако, в социально-философском видении этого предмета открывается то, что действительные онтологически-сущностные основания манипуляционного управления находятся на более глубоком уровне всеобщего бытия, нежели непосредственно видимые человеческие личные и социальные отношения. Адекватная эпохе Средневековья социально-философская мысль (Августин Аврелий, Фома Аквинский) усматривает основания манипуляционного управления человеческим сознанием в том божественно-необходимом порядке организации мира, основаниями социализации-воспитания человека, которые лишь искажаются в формах корыстного использования человеком другого человека в качестве средства достижения собственных целей.

В тексте данного параграфа указывается, что новые социальные условия, связанные со сменой мировоззренческих парадигм, обеспечивают не только новые возможности для манипулятивного управления, но также расширение сферы, в масштабе которой оказывается действительным последнее. Начиная от исторической эпохи Возрождения предмет манипуляции сознанием личности начинает изучаться как предмет действительных человеческих социальных отношений, обладающий как эмпирически открываемыми и соответственно изучаемыми проявлениями, так и собственной специфической сущностью. Изучение манипуляционного управления разворачивается от изучения специфики осуществления всеобщих основ последнего к исследованию социально-антропологических оснований как детерминированного самой сущностью специфически-человеческой социальности управления.

В параграфе 2.2 «Использование манипуляции как средства скрытого управления сознанием в философских учениях мыслителей XIXXX вв.» в качестве приоритетного вопроса в решении проблемы трансформации сознания личности средствами манипуляционного управления выступает аспект связи осуществления манипуляции сознанием личности с сущностью человека.

Особый поворот в социально-философском изучении и истолковании предмета манипуляционного управления сознанием личности возникает в условиях рубежа ХХ и XXI столетий, когда развитие информационных технологий открывает не только возможность, специфические основания манипуляционного управления сознанием, но также и специфические пределы последнего, обусловленные предельностью самого исторического существования человечества как специфической ступени во вселенском становлении природы, превращении последней из стихийно становящейся в зрелую, свободную, творчески-самодеятельную природу. Предмет манипуляционного управления сознанием обнаруживает свою полную определенность, исходящую уже не от определенности самого себя как формы управления, а от определенности своего социально-человеческого основания, детерминирующего уже пределы и в сфере явлений этих оснований.

Основное содержание третьей главы «Современные подходы к проблеме трансформации сознания личности средствами манипуляции» посвящено анализу современного состояния социально-философского исследования проблемы манипуляционного управления человеческим сознанием, в том числе в условиях российского общества.

В параграфе 3.1 «Трансформация сознания личности средствами манипуляционного управления: проблемы синтеза социального и натуралистического подходов» рассмотрены вопросы исследования трансформации сознания личности средствами манипуляционного управления с точки зрения синтеза социального и натуралистического подходов.

Исследуется, в частности, специфика позиции (Э. Канетти, Г. Лебон, Е.Л. Доценко и др.), заключающейся в трактовке манипуляции преимущественно как такого управления, в котором объект манипуляции проявляет свою деятельную активность прежде всего как существо, принадлежащее инстинктивной живой природе и реализующее себя свободно прежде всего в качестве удовлетворяющего потребности жизни, потребности вольного самоопределения существа. Вместе с тем, хотя названная позиция вполне успешно объясняет механизмы манипуляции подчиняющейся «стадным инстинктам» «толпой», внутренне слабо-организованной социальной «массой», она также обнаруживает существенные трудности в том случае, когда манипуляция принимает форму управления на основаниях единства идеологии.

Далее актуализируется позиция (Г. Шиллер, Б.П. Борисов, О.В. Федорченко, Н.К. Алексаньян, Г. Грачев, И. Мельник, С.Г. Азарян, Ю.В. Беридзе, Д.Я. Райгородский, А.С. Матвеев и др.), что манипуляция в процессе своего осуществления опирается как на первобытные инстинкты человека и его стремление удовлетворять первичные потребности, так и на социальную составляющую индивида, обусловленную стремлением сделать рациональное начало преобладающим в сущности человека. Это означает, что манипуляция на уровне продиктованных инстинктивными основаниями интересов личности должна осуществляться таким образом, чтобы не приводить к расколу социальной связи индивидуального и родового субъектов антистихийной природы в переживании и осознании манипуляционного управления в качестве обмана. Только в этом случае манипуляция перестанет переживаться и осознаваться личностью в качестве безусловно отрицательной формы осуществления социального управления.

В итоге своеобразного синтеза «натуралистического» подхода к проблеме манипуляции сознанием личности и подхода, основанного на представлениях о социальной сущности человека, сформировалась и получила свое развитие точка зрения о биосоциальных основаниях манипуляции сознанием личности. При этом утверждается, что человек, сочетая в себе одновременно и биологические, и социальные черты, имеет единую сущностную основу, именно поэтому манипуляционное управление его сознанием возможно лишь при опоре на обе составляющие.



В параграфе 3.2 «Механизмы трансформации сознания личности средствами манипуляционного управления в условиях информационного общества» указывается, что, наряду с вышеобозначенными, по вопросу об основаниях манипулятивного управления сознанием личности имеет место и иная позиция. Ее сторонники исходят из того, что манипуляция стала возможной и приобрела масштабный характер распространения (общенациональный, международный, глобальный) за счет развития современных средств массовых коммуникаций, появления новых способов создания, обработки и передачи информации на любые расстояния.

Поэтому в современных условиях глобализации говорят уже не о стихийном или целенаправленном создании массы в физическом смысле, но о формировании виртуальных масс, которые действуют как единый организм, находясь при этом в разных уголках нашей планеты. Вероятность создания последних появилась и расширяется одновременно с разработкой и внедрением новых информационных технологий, манипулятивные возможности которых в воздействии на сознание человека рассматриваются в тексте работы.

Глобальными последствиями манипуляции сознанием человека можно считать потерю ценностной системы координат, духовно-нравственное опустошение, парадоксальное глобальное одиночество наряду с включенностью во все социально-политические процессы межнационального информационного пространства. Не многие из современных ученых не видят отрицательных результатов применения манипулятивных технологий, еще меньше тех, кто полагает, что от манипулирования сознанием личности в условиях тотальной информатизации всех социальных процессов можно защититься. Манипуляция, реализуемая во всех сферах социальной реальности, имеющая своим пределом либо принудительное завершение субъектом в связи с изменением социально-политических условий, либо окончание в результате достижения манипулятором своих целей, приобрела глобальный характер и многочисленнее новые способы реализации благодаря развитию СМК. Способы манипулирования постоянно эволюционируют наряду с самим понятием манипуляции. Личность в современном обществе, где манипуляция – основной инструмент социального контроля, больше не рассматривается как ценность, имеющая право на реализацию индивидуального личностного выбора и свободу мировоззренческих концептов; ее автономность и социальная независимость – не более чем иллюзия, являющаяся успешным результатом применения современных манипулятивных технологий.

С позиции вышерассмотренных подходов, трансформация сознания личности под воздействием манипуляции может происходить одновременно в трех формах. В масштабе одной из форм манипуляционное управление осуществляется на не осознаваемом (или слабо осознаваемом) объектом манипуляции уровне, когда именно свободное, неявно направляемое деятельное самоопределение «Манипулируемого» превращается в средство достижения целей «Манипулятора». В масштабе другой – манипуляция, как и в первом случае, осуществляется на не осознаваемом объектом манипуляции уровне. При этом «Манипулируемый», фактически действуя в соответствии с замыслами «Манипулятора», считает свою активность результатом собственного личностного самоопределения и остается в этом убеждении до завершения манипуляции, то есть до тех пор, пока «манипулятор» не достигнет за счет «Манипулируемого» своих целей и манипуляция либо прекратится, либо приобретет новую форму и новые способы осуществления. Сознание объекта манипуляции при этом трансформируется, и данная трансформация, как и в первом случае, носит «итоговый характер», однако происходит она на подсознательном уровне, «Манипулируемым» как таковая не осознается, но судить о ее наличии позволяют изменения в поведении индивида, расхождение его первоначальных (до манипуляции) и последующих (с момента начала ее осуществления) целей и намерений. В масштабе третьей формы, манипуляция как действия в интересах «Манипулятора» постепенно приобретает видимые черты «общего дела» «Манипулятора» и «Манипулируемого», идеологически переорганизовывая сознания объекта манипуляции так, что он соглашается быть таковым, реализуя при этом собственный интерес. Манипуляция в этом случае переходит в разряд осознаваемого управления.



Параграф 3.3 «Формы, средства и способы реализации манипуляции сознанием в современном российском обществе» посвящен социально-философскому анализу проблемы трансформации сознания личности под влиянием манипуляции в условиях формирования в России сетевого общества потребления. В нем акцентировано внимание на том, что специфика социального управления в современной России наглядно демонстрирует прогрессивно нарастающие тенденции перерастания социума из управляемого из оснований «общего дела» в основания «манипуляции». Считать пропаганду приоритетности потребительских инстинктов российских граждан идеологической программой, реализуемой манипулятивно и трансформирующей сознание населения, позволяет соответствие ряду признаков манипуляции, позволяющих понимать ее как таковую. Проведенный анализ показывает, что идеология потребительства – это искусственно созданная система ценностей, заменившая в России необходимую идеологическую основу существования общества, позволяющую объединять население и без принуждения управлять им.

В работе рассмотрены пределы манипуляции и соответственно формы трансформации сознания российских граждан под влиянием манипулятивных управляющих воздействий со стороны современных социальных институтов и лиц, отождествляемых с ними, по сути являющихся «социальными функционерами». В качестве персонифицирующего социальные функции и социальные отношения субъекта, человеческий индивидуум выступает одновременно в противоположных «социальных ролях». С одной стороны, он есть «объект манипуляции», сознание которого формируется в результате восприятия и преодоления идеологических воздействий. Однако, с другой стороны, в качестве «социального функционера», персонифицирующего своей собственной личностью некие определенные стороны и функции социальной организации, человеческий индивидуум оказывается в положении уже не столько «объекта манипуляции», сколько в качестве «Манипулятора», осуществляющего социальное управление по основаниям «использования другого человека в качестве средства удовлетворения собственных интересов и целей».

На примерах из российской социальной практики показывается, что манипуляция осуществляется преимущественно в ее классической форме, предполагающей неосознанность «Манипулируемым» направленного на него манипулирующего воздействия и, соответственно, действующего по своему самосознанию, полностью свободно-вольно самоопределяясь; предел сохранения отношений управления в форме манипуляции заключается в сохранении названной формы. Вместе с тем, когда основанием манипуляции является недостаточная информированность манипулируемого субъекта о действительных интересах и целях побуждающего его к некоторым поступкам или действиям «Манипулятора», возникающее в итоге манипуляции сознание «обмана» ставит предел возможности дальнейших манипуляций в пределах того же самого основания связи. Выход из возникающего таким образом кризиса заключается, с одной стороны, в смене предмета манипуляции и форм «обмана», но, с другой стороны, в трансформации способа связи таким образом, чтобы манипуляция превратилась из неосознанного в основанное на сознательной связи сторон управление.

В работе рассмотрены особенности реализации манипуляционных воздействий на сознание российских граждан в условиях формирования сетевого общества потребления. Как показывают, в частности, исследования Н.Г. Денисова, О.В. Федорченко, А.С. Матвеева, «демократия манипуляций» в условиях России конца ХХ – начала XXI столетий обернулась в массовом сознании, столкнувшемся с одновременным разнонаправленным манипуляционным воздействием множества субъектов, в непопулярную «демократию обмана», порождая недовольство населения как самой политикой манипуляционного управления, так и социальными институтами, эту практику осуществляющими. Такое положение вещей способно быть преодоленным только посредством приведения способа манипуляционного управления в соответствие с сущностью человека на конкретно-исторической ступени его развития, коей сегодня является «информационное общество».

В заключении диссертационной работы делаются выводы и обобщения осуществленного исследования.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора:



Монографии

1. Петракова А.С. Пределы манипуляции сознанием личности: социально-философский анализ: монография / А.С. Петракова. – Краснодар, 2012. – 228 с. (10,4 п.л.)



Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

при Минобрнауки РФ:

2. Петракова А.С. К вопросу о значении религии в истории развития человеческой цивилизации и культуры (Социально-философский аспект) // Теория и практика общественного развития. – 2011. – №6. – С.20–24. (0,4 п.л.)

3. Петракова А.С. Исследование пределов манипуляции сознанием личности в античной философии // Теория и практика общественного развития. – 2012. – № 9. – С. 42–45. (0,4 п.л.)

4. Петракова А.С. Формы трансформации сознания личности средствами манипулятивного воздействия (социально-философский аспект) // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2014. – №3. (0,25 п.л.)



Публикации в других изданиях:

5. Петракова А.С. Некоторые правовые аспекты взаимодействия СМИ и правоохранительных органов // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на Северном Кавказе: материалы региональной научно-практической конференции, 17-18 сентября 2009 г./ под. общ. ред. В.А.Сосова; Новороссийский филиал Краснодарского университета МВД России. – Краснодар 2010. – Ч.2. – 284с. С.46-50. (0,3 п.л.)

6.Петракова А.С. К вопросу о пределах воздействия на мировоззрение личности средствами и технологиями ПР-акции // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на современном этапе: материалы всероссийской научно-практической конференции, 23-24 сентября 2010г. / М-во внутр. дел РФ, Краснодарский университет МВД России, Новоросс. фил. Краснодар. ун-та МВД России, УВД по г. Новороссийску / под общ. ред. к.с.н. В.А.Сосова. – Краснодар: издательский Дом – Юг, 2011. –564 с. С. 485–491. (0,4 п.л.)

7. Петракова А.С. К вопросу о пределах манипуляции массовым сознанием посредством СМИ (социально-философский аспект) // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на современном этапе: материалы всероссийской научно-практической конференции, 29-30 сентября 2011 г. / М-во внутр. дел РФ, Краснодарский университет МВД России, Новоросс. фил. Краснодар. ун-та МВД России, УВД по г.Новороссийску / под общ. ред. к.с.н. В.А.Сосова. – Краснодар: издательский Дом – Юг, 2012. – 616 с. С. 533–538. (0,4 п.л.)

8. Петракова А.С. Политика массовой вакцинации в России как способ реализации манипулятивых технологий в социальной сфере // Российская Федерация как социальное государство: материалы круглого стола 11 февраля 2011г. / Министерство внутренних дел РФ, Краснодарский университет МВД России, Новороссийский филиал. – Новороссийск, 2011. – 89 с. С. 4–14. (0,5 п.л.)

9. Петракова А.С. Реализация манипулятивных технологий в формировании мировоззрения в условиях Древнего Египта // ACA International Science Conferences Series. Volume IX = Том IX: От египетских папирусов до компьютера: объективация сознания в становлении человеческой цивилизации и культуры: международная научная конференция. Краснодар – Шарм-эль-Шейх, 28 февраля-11 марта 2011 г.: сборник материалов конференции / под ред. Б.П.Борисова и И.В.Кочубея; American Concert Alliance, Inc.; Южно-Российское культурологическое общество; Гуманитарный центр Краснодарского университета культуры и искусств. – Нью-Йорк – Краснодар, 2011. –112с. С. 17–22. (0,4 п.л.)

10. Петракова А.С. Проблема реализации права на образование в России в свете последних реформ (социально-философский аспект) // Право и его реализация в XXI веке: сборник научных трудов (по материалам Международной научно-практической конференции, посвященной 80-летию Саратовской государственной юридической академии, Саратов, 29-30 сентября 2011 г.): в 2 ч. / под общ. ред. С.Н.Туманова; ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2011. – Ч. 2. – 492 с. С.477–478. (0,25 п.л.)

11. Петракова А.С. Современная образовательная реформа в России как реализация политической манипуляции (социально-философский аспект) // Интеграция методической (научно-методической) работы и системы повышения квалификации кадров: материалы XIII Межд. научно-практ. конф.: в 6 ч. Ч.3/ Межд. академия наук пед. образования; Челяб. институт перепод. и пов. квал. работ. образ.; отв. Ред. Д.Ф.Ильясов. – М.; Челябинск: изд-во ЧИППКРО, 2012. – 354 с. С. 32–35. (0,2 п.л.)

12. Петракова А.С. Вопрос о пределах манипуляции сознанием личности в мировоззренческих концепциях XVIII века // ACA International Science Conferences Series. Volume XIII = Том XIII: Настоящее – это ставшее настоящим прошлое…:(Симпозиум. Краснодар – Амстердам – Джакарта, 4 июня – 5 августа 2012г.): XVIII век в становлении планетарного человечества: (Международная научная конференция).Дух левизны в социальном становлении человечества: XVIII – XXI столетия: (Международная научная конференция): сборник материалов симпозиума/ под общ. ред. Б.П.Борисова и И.В.Кочубея; American Concert Alliance, Inc.; Южно-Российское культурологическое общество; Гуманитарный центр Краснодарского университета культуры и искусств. – Нью-Йорк – Краснодар, 2012. –108 с. С. 86–90. (0,4 п.л.)

13. Петракова А.С. Манипуляция как средство социального управления в условиях советского тоталитаризма и российской демократии: сравнительный анализ // Педагогика, психология, социология: концепции, подходы, технологии: материалы I Международной заочной научно-практической конференции. 12 ноября 2012. – Чебоксары: Экспертно-методический центр, 2012. – 364 с. С.355–363. (0,5 п.л.)

14. Anna S. Petrakova. On the Limits of Manipulation of the Personality’s Conscious Mind in Philosophical of the 18th Century Researcher’s Concepts // Indian Tune in the World Culture (Round Table Discussion). Vol. XVI. – New York – Krasnodar, 2012. – 84 p. P. 82–83.(0,1 п.л.)

15. Anna S. Petrakova. Limits of the Manipulation of the Personality’s Consciousness in the Philosophical Concepts of Antiquity // While Lyre Sings … (Proceedings of the International Scientific Conference’ Greek Sources of the European and Russian Culture’ April 27 – May 9, 2013). Vol. XVIII. New-York - Krasnodar – Athena, 2013. – 74 p. P. 46–48. (0,2 п.л.)






База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница