Скорик А. П. Донское казачество в начале 1950-х гг. // Вопросы истории (г. Москва). 2013. № С. 64-72.




Скачать 205.52 Kb.
Дата02.03.2016
Размер205.52 Kb.

Скорик А.П. Донское казачество в начале 1950-х гг. // Вопросы истории (г. Москва). 2013. № 1. С. 64-72. (Объем – 1,1 печ.л.).

Скорик Александр Павлович – доктор исторических наук, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой теории государства и права и отечественной истории; директор НИИ истории казачества и развития казачьих регионов Южно-Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института) имени М.И. Платова; почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации. Советник Атамана 1-го Донского казачьего округа войскового казачьего общества «Всевеликое Войско Донское» (с 1996 г. по настоящее время).
Донское казачество в начале 1950-х гг.
В изучении истории донского (и не только) казачества ХХ в. принято считать, что в 1920-е — 1930-е гг. оно постепенно исчезало с исторической арены1 и лишь героическим эпизодом выглядит появление казачьих кавалерийских частей в годы Великой Отечественной войны2. Далее в историописании казачества наступает довольно большой разрыв, что и позволяло долгое время многим ученым, публицистам, да и самим казакам говорить о возрождении этого социального сообщества в конце 1980-х — начале 1990-х годов. В некоторых изданиях казачество вообще как бы пропадает на 70 лет сразу после гражданской войны3. Ввиду такого исключительно мемориального толкования некоторые авторы писали даже о неоказачестве4 как внезапно появившемся феномене 1990-х годов. Между тем доказано реальное существование казачества Юга России и его деятельное участие в повседневности 1930-х годов.

Анализ документальных источников свидетельствует о существовании донского казачества как специфической группы советского общества и в более позднее время. В начале 1950-х годов казачество не утратило некоторых своих отличительных черт, хотя и значительно изменилось в условиях советской действительности.

Грандиозным историческим событием в те годы представал так называемый «сталинский план преобразования природы». Традиционно под этим наименованием понимают принятую по личной инициативе И.В. Сталина, программу изменения природы на территории СССР, проводимую в конце 1940-х — начале 1950-х годов, которой исторически предшествовали засуха и голод 1946—1947 годов. Этот план связывают с постановлением Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 20 октября 1948 г. «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР». На региональном уровне план подразумевал, в частности, строительство Волго-Донского судоходного канала и систем орошения земель в Ростовской и Сталинградской областях. Простое перечисление таких «деталей», как лесонасаждения, севообороты, пруды и водоемы, канал, системы орошения, может не произвести особого впечатления, если не вникать в сущность решаемой проблемы, тогда как проведение задуманного в жизнь кардинально меняло уклад жизни казаков — это показывают сохранившиеся документы Дубовского, Мартыновского, Романовского, Цимлянского райкомов партии.

Открытие Волго-Донского судоходного канала вызвало живой отклик у местного населения, партийные органы проводили агитационные мероприятия. Как видно из информации Цимлянского райкома ВКП(б) от 1 августа 1952 г., 27 июля состоялось торжественное открытие Волго-Донского судоходного канала имени В.И. Ленина. После характерного для такого рода событий утреннего советского митинга жители Цимлянского района «организованно прибыли на районный стадион, оборудованный накануне знаменательной даты. Празднование началось парадом донских казаков. Они прибыли на торжество из колхозов Семикаракорского, Раздорского, Николаевского, Веселовского и др. районов. Состоялись скачки, рубка лозы… Вечером было организовано гуляние в Цимлянском парке и был дан концерт ансамбля песни и пляски донских казаков»5.

Таким образом, местные органы власти благословили «парад донских казаков», и они прибыли сразу из нескольких (как минимум из четырех) районов Ростовской области, а это подчеркивает сохранение в названных районах казачьих традиций. При этом советское официальное торжество отмечается по типичному казачьему обычаю (скачки и рубка лозы), с характерными с дореволюционных времен элементами казачьих военных игр и празднеств. В торжествах принял участие ансамбль песни и пляски донских казаков. Скептики могут сказать, что такое упоминание о донском казачестве имеет «карнавальный характер» и вовсе не заслуживает внимания исследователей, ибо торжествам подобного рода и значимости всегда стремятся придать некоторый местный колорит. Разумеется, представители донского казачества в организованном порядке появились на открытии канала и весь сценарий получил одобрение в партийных структурах, координировавших подготовку празднества через советские и хозяйственные органы управления, налицо централизованное руководство, пропагандистско-агитационные цели, политическая конъюнктура, спланированная массовость участников. Но и зрители этого театрализованного действа были готовы воспринимать такое торжественное участие казаков, о чем говорит упомянутое организованное «гуляние в Цимлянском парке».

Участвовавшие в торжестве люди сами себя именовали казаками и выступали именно от своего, от казачьего имени. В принятом по случаю открытия канала постановлении жители Романовского района Ростовской области (колхоз им. Черникова) отмечали: «Мы прекрасно понимаем, что победа не приходит сама, ее надо завоевать в упорном труде. Мы, колхозники, казаки и казачки, преисполненные великой радостью и гордостью за то, что именно на нашем исконном месте, где проживали наши деды и прадеды, построена величественная гидроэлектростанция, чудесно, как в сказках и былинах, раскинулось широкое Цимлянское море и омывает наши тучные поля и скот наш пасется по обильным, сочным травам»6.

В целом Романовский райком отчитался за 58 собраний, посвященных пуску Волго-Донского канала, на которых присутствовало 4318 человек и выступило 127 человек. Выступавшие горячо «благодарили партию и правительство, лично тов. Сталина за ту огромную отеческую заботу, о донском колхозном казачестве, в результате которой наш район получил сотни новых тракторов, комбайнов, тракторных плугов, культиваторов, сеялок и др. сельхозмашин, особенно за строительство Волго-Донского канала им. В.И. Ленина, давшего живительную влагу на поля наших колхозов на площади 22 тыс. гектаров». На бригадных собраниях в колхозе «Ленинцы» выступившие 16 человек «отмечали огромное значение открытия Волго-Донского канала им. В.И. Ленина, благодарили партию и правительство, лично тов. Сталина за его заботу о колхозном казачестве Дона»7.

В Цимлянском районе «с большим подъемом прошло обсуждение проекта письма “От донского колхозного казачества товарищу Сталину Иосифу Виссарионовичу”. Только по этому вопросу прошло свыше 50 собраний, на которых присутствовало 3581 чел., выступило 69 колхозников, механизаторов, специалистов сельского хозяйства. Выступающие товарищи брали конкретные социалистические обязательства по быстрейшему и качественному проведению уборки и досрочному выполнению хлебозаготовок»8. В том же ключе выдержаны и другие внутренние партийные документы, в которых отмечается восторженное отношение донского казачества к сталинскому плану преобразования природы. Секретарь Романовского райкома ВКП(б) Н.А. Кадолин докладывал первому секретарю Ростовского обкома ВКП(б) Н.В. Кисилеву: «Осуществилась вековая мечта донского казачества: засушливые земли колхозов района получили донскую воду для орошения сельскохозяйственных культур, а в связи с этим значительно повышаются урожаи»9.

Неверно было бы видеть в этом лишь патетическую фразу. Перемены действительно произошли громадные. В Цимлянском районе, расположенном в северо-восточной части Ростовской области, традиционно преобладало сельскохозяйственное производство, в 14 колхозах района получило развитие виноградарство. В 1952 г. площадь виноградников достигала 162 га, а к 1955 г. ее планировалось увеличить до 600 гектаров. Кроме того, специализированный виноградарский совхоз «Цимлянский» при общей площади сельскохозяйственных угодий 2170 га, под виноградники занял 317 га, и намечался рост к 1955 г. до 700 гектаров. «На базе дальнейшего развития виноградарства в районе создан опорный пункт по изучению и распространению лучших сортов винограда для изготовления цимлянского игристого вина», производство которого сохранилось и до настоящего времени. В соответствии со «сталинским планом преобразования природы» началось разведение «дубрав промышленного значения на площади 15000 га»10.

Цимлянская лесозащитная станция (ЛЗС) № 1, «имея мощную технику», в 1952 г. «посадила дубрав на площади 2118 га, при плане посадки 2000 га, или выполнила план на 105 %». Работниками лесного хозяйства был «заложен лесопитомник на площади 34 га, а также проведен уход за лесопосадками прошлых лет на площади 1500 га»11.

К выполнению постановления от 20 октября 1948 г. о «сталинском плане преобразования природы» были привлечены и школьники Цимлянского района — 22 пионерские дружины общей численностью 1865 пионеров. «Пионерские организации Цимлянской, Н/Цимлянской, Лозновской средних и Терновской и Маркинской семилетних школ принимали активное участие в проведении недели “леса и сада”, в озеленении райцентра, оказывали и оказывают большую помощь колхозам, МТС, ЛЗС в проведении сельскохозяйственных работ». В 1952 г. «более 250 пионеров ухаживают за лесопосадками и помогают колхозам в уборке урожая (отвоз зерна от комбайнов и т.д.)». При этом «свыше 150 пионеров в районе побывали в пионерских лагерях и санаториях»12.

В 1951 г. в Цимлянском районе закончилось строительство двух железнодорожных линий: Цимлянская—Лихая—Ростов и Цимлянская—Сальск—Ростов, тем самым на территории Ростовской области было образовано железнодорожное кольцо, позволявшее обеспечить устойчивое сообщение отдаленного района, как с Северным Кавказом, так и с остальными регионами страны. Была «проложена профилированная дорога13 Ростов—Сталинград». В Цимлянском районе появились аэропорт, Цимлянская научно-исследовательская гидрометеорологическая обсерватория союзного значения, Цимлянская ГЭС мощностью 160 тыс. кВт и другие народно-хозяйственные объекты.

Заметные сдвиги произошли к 1952 г. и в Мартыновском районе. Это уже «не тот район, каким он был 2-3 года тому назад, когда его считали глубинным районом. Район имеет орошаемые колхозы, строятся новые совхозы, как хлопководческий, виноградный, выращивает новые растения, как кенаф14, рис и др.». «На истомленные вековечным зноем земли пришла живительная донская вода. Впервые в истории на огромных территориях Задонья, Манычских и Сальских степей будет ликвидирована засуха, самый страшный враг сельского хозяйства». Донская вода «обводнит огромные массовые земли, будет способствовать изменению климата и из края в край неузнаваемо преобразит степи». В 1952 г. в районе уже орошалось 19 тыс. га ранее засушливых земель. Был дан старт ускоренному развитию виноградарства в сальских степях15.

МТС Мартыновского района в 1952 г. получили невиданное количество новой сельскохозяйственной техники: тракторов (С-80 — 6 шт., ДТ-54 — 52 шт.), сеялок тракторных зерновых (54 шт.), плугов тракторных пятикорпусных (35 шт.), плугов тракторных трех- четырехкорпусных (60 шт.), много культиваторов, лущильников, сцепок16, канавокопателей, грейдеров, скреперов, тракторных сенокосилок, комбайнов (Сталинец-6 — 20 шт., Сталинец-4 — 7 шт.)17.

Изменился и общий культурно-хозяйствен­ный ландшафт казачьих земель. Создание Цимлянского водохранилища потребовало переселения людей на новые места и, соответственно, формирования там новой инфраструктуры — строительства культурных, административных и жилых строений, электрификации и водоснабжения района. В Цимлянском районе были построены: кинотеатр, пять школ (две средних, три семилетних), две больницы, дом связи с полуавтоматической телефонной станцией, детские ясли, детский сад и др.18

В переселении на казачьи земли, направлении людей на строительство Волго-Донского судоходного канала и сооружение Цимлянского гидроузла и оросительных систем, можно выделить четыре волны. Во-первых, прибыли вольноопределяющиеся работники. Во-вторых, на стройку были доставлены немецкие военнопленные и советские заключенные, и была создана сеть лагерей ГУЛАГа. В-третьих, производилось организованное переселение крестьян из разных областей, в частности, 2500 колхозников прибыли из Западной Украины. В-четвертых, происходило переселение жителей казачьих станиц из зоны затопления Цимлянского водохранилища. Нас интересует главным образом четвертая волна, особенно затронувшая жизнь местного населения, а также третья волна, поскольку эта часть переселенцев по роду своей трудовой занятости на новых местах неизбежно сливалась с жителями казачьих станиц.

Переселение породило проблемы с соблюдением правопорядка. Бригадир скреперистов СМУ-5 Нестеренко жаловался: «В сл. Б. Орловке очень большие беспорядки со стороны хулиганствующих элементов, к которым совершенно не принимается мер со стороны наших органов милиции. Хулиганство распространилось настолько, что в вечернее время нельзя выходить на улицу, так и смотри, что разденут, изобьют, изнасилуют и т.д. В больших масштабах распространено воровство у гражданского населения. Нашим органам надо принимать немедленные меры, чтобы обезопасить трудящихся»19.

Были примеры и иного рода. Заместитель директора МТС по политчасти Казаченко «взял ссуду в государстве, купил себе дом, в этом [1952] году продал его за 10 тыс. руб., получил усадьбу новую, начал строительство нового дома. Вместо того, чтобы в период уборки все отдать для постановки партийной работы в тракторных бригадах, ему за строительством не хватает время этим заниматься. Этого коммуниста, как крохобора, характеризует и такой факт. Весной Казаченко ехал из Ровенской области и занял 225 руб. денег у двух переселенцев. Переселенцы жаловались в [Мартыновский] райком и райисполком, которые предложили Казаченко рассчитаться с колхозниками. Но деньги до сих пор Казаченко не возвратил, в результате дело стало достоянием [Ростовского] Обкома ВКП(б)»20.

Смешение третьей и четвертой волны переселения иногда давало примечательные результаты, которые требовали реакции властей. Выступая на IX пленуме Романовского райкома КПСС Ростовской области 16 июня 1953 г., начальник районного отдела МВД Тищенко говорил: «До сих пор мы были свидетелями того, что в нашем районе не проводилось в основном исполнение религиозных обрядов. В настоящее время в этом отношении дела изменились, так как к нам много прибыло в связи с переселением из западных областей сектантских течений. Прибывшие связались с нашими старожилами и вкупе с ними ведут пропаганду и исполнение религиозных обрядов, а это в целом тормозит трудовую дисциплину». Как видно, власти обратили внимание именно на соблюдение религиозных обрядов, при этом верующих людей сразу окрестили сектантами, особенно не разбираясь, какую веру они исповедуют, как много было в действительности этих людей. Главный районный милиционер их просто скопом пересчитал: «Этих людей мы имеем в колхозах “XIX партсъезда” до 40 чел., 7 “коммунаров” — 16 человек., “13 лет Октября” — до 10 чел., в колхозе им. Димитрова до 30 человек и так далее». Но наибольшее недовольство начальника милиции вызвала собственно не эта сотня, как он выразился, «религиозников», а стремление людей воссоздать здание церкви. По его словам, жители и переселенцы даже обратились с просьбой в специализированную областную инстанцию: «Хуже того все эти мракобесы обратились в областное управление по делам религиозных культов с просьбой разрешить в нашем районе организовать церковь». Ответ на такие действия «религиозников» предлагался чисто в советском духе: «Это в свою очередь обязывает партийные организации, советские органы вести надлежащую борьбу со всякого рода проявлениями религиозной пропаганды. В основу своей работы мы должны во всю силу развернуть агитационно-массовую и политическую работу. Поэтому наши агитколлективы должны работать так чтобы подавить действия религиозников, направленные против социалистической идеологии»21.

Через три месяца, 30 сентября 1953 г. на пленуме райкома опять рассматривался вопрос о борьбе с «религиозниками». На поставленный партийцами вопрос о причинах наличия в районе верующих Тищенко отвечал: «Отправление религиозных культов у нас как вы знаете разрешено нашей конституцией, следовательно, сектанты существуют, а у нас в районе они нашли благоприятную почву. Вот представьте себе глухой хутор, в котором редко появляется лектор или кино, а агитатор никакой работы не ведет, колхозник, наработавшись целый день, возвратясь домой, в свободное от работы время хочет отдохнуть, что-то послушать. Остается незаполненное время, которое заполняется сектантами; пользуясь нашей слабостью в организации агитационно-массовой работы, они затягивают таких лиц на свои собрания где читают религиозные книги, забивают всякой чепухой головы присутствующих. А у нас в районе действует особо реакционное течение сектантов — это пятидесятники, как они себя называют «духовные братья”. Их целью является оторвать наших тружеников полей от передовых идей строительства коммунистического общества нашей страны и ослабить их волю в борьбе за выполнение постановлений партии и правительства. Сектанты являются верными помощниками врагов нашего государства. Поэтому наша задача в этом направлении должна быть в развертывании агитационно-массовой и политической работы в хуторах, в бригадах, чтобы колхозники чувствовали повседневную заботу о их росте культуры и отдыхе»22.

Приведенный фрагмент речи ответственного партийца представляет не только свойственную тому времени интерпретацию причин роста религиозности населения, но и позволяет почувствовать дух эпохи коммунистического строительства. Обращает на себя внимание готовность жителей послевоенных донских станиц, хуторов, тяжкими трудами добывавших себе хлеб насущный, слышать слово божье, тогда как Ростовский обком партии добивался стопроцентного атеизма. Не случайно представитель этой партийной инстанции Шаромов, выступая на X партконференции Мартыновского района в августе 1952 г., признавал: «В районе недостаточно проводится антирелигиозная работа, до настоящего времени существует четыре церкви»23.

Как и остальное население страны, донское казачество откликалось на политические события. В общем потоке осуждения «антипартийной» линии Л.П. Берии прозвучал голос писателя М.А. Шолохова. Выступая на июльском (1953 г.) пленуме Ростовского обкома КПСС, он говорил, что коварные действия презренного и подлого врага партии и советского народа, агента международного империализма «заставили сердца коммунистов и всех честных советских людей содрогнуться от гнева и омерзения к Берии, к этому подлому из подлых предателей-изменников. Светлое будущее наших детей, кровь, пролитая советскими людьми при защите Родины, заставляют нас требовать от Верховного совета СССР применить к Берия самый суровый, самый беспощадный, а стало быть, и самый справедливый приговор (казнить гадину)»24.

Влияние пропаганды на освещение социальных проблем достигло невообразимой степени. Вот весьма кстати обнаружили в Цимлянском райкоме высокую неуспеваемость среди школьников района по трем предметам: по русскому языку (474 человека), математике (441) и немецкому языку (114). Первый секретарь райкома ВКП(б) П.Д. Дудин тут же делает вывод: «Низкая успеваемость по русскому языку и др. предметам является результатом того, что перестройка преподавания русского языка в свете учения товарища Сталина о языке еще далеко не завершена. Это же является результатом слабой работы Районо»25.

В повседневной жизни казачьих поселений начала 1950-х годов наблюдались различные «непарадные» явления. Очень скупые упоминания встречаются о сохранившейся детской беспризорности, например, в Мартыновском районе. Сельская торговля тогда мало чем приятным могла порадовать местных жителей. Директор Б. Орловской МТС Бруев в выступлении на Мартыновской районной партийной конференции в августе 1952 г. свидетельствовал, что Б. Орловское сельпо «торгует плохо. Требований и запросов колхозов не удовлетворяет, а торговля складывается в основном спиртными напитками. Сельпо имеет водки “разлитое море” и, по-видимому, оно считает и в дальнейшем [надо] так торговать. Нужно улучшить работу сельпо, а также улучшить работу закусочной, или ее закрыть»26.

В Цимлянском районе действовал лишь один кинотеатр «Родина» в райцентре — станице Цимлянской (быв. Кумшацкой); фильмы показывали еще в трех стационарных сельских клубах да пять кинопередвижек перемещалось по территории района. В те времена считалось большим культурным достижением, если один раз в неделю жители могли посетить киносеанс27.

В колхозе «Новый путь» Мартыновского района трактористы решили выкупаться в одном из каналов оросительной системы. Но глубина водной глади им показалась маловата. Тогда они просто «закрыли водовыпуск, наполнили водой канал до отказа, в результате канал прорвало»28.

Коренное население Дона оказалось не готово к выращиванию непривычной для этих мест сельскохозяйственной культуры — хлопчатника. В результате в 1952 г. погибла пятая часть от запланированных на 1500 га посевов этой культуры на орошаемых землях Мартыновского района. В колхозе имени Молотова (председатель Братчев) хлопчатник погиб на 95 га, в колхозе «Победа» (председатель Берестов) — на 63 га, в колхозе «Новый путь» (председатель Ковалев) — на 70 га, в колхозе имени С.М. Кирова — 65 га, а всего на 293 гектарах29.

Тяжело приходилось переселенцам. В их устройстве на новом месте наиболее сложным вопросом стало обеспечение жильем. В исполнительных комитетах райсоветов в ряде районов области существовали тогда отдел сельского и колхозного строительства и переселенческий отдел. Они совместно с правлениями колхозов должны были заниматься хозяйственным устройством быта переселенцев. Главная задача — строительство жилых домов для них, решалась крайне медленно. В Романовском районе на апрель 1953 г. из плановых 1120 жилых домов в стадии строительства находилось только 306. Более того, колхозы «13 лет Октября» (председатель Деревин), имени М.И. Калинина (председатель Карпенко), «7 коммунаров» (председатель Филонов) и ряд других не торопились передавать переселенцам уже построенные дома. Из 593 готовых к заселению домов в 1952 г. переселенцы получили только 162 дома30. В Мартыновском районе приняли 550 семей переселенцев, но при этом из планируемых 650 домов к осени 1952 г. были построены только 42, а 162 находились в стадии строительства; 138 домов приобрели сами колхозники из уже имевшегося жилого фонда. Переселенцы в итоге были обеспечены своим жильем на 27,7 %. В колхозах имени Молотова, имени Кирова, «Новый путь», «Победа», где в основном и сосредоточились переселенцы, программа строительства жилья не была выполнена31.

Важной проблемой при устройстве переселенцев на новом месте являлось наделение их семей коровами — не менее чем одной и желательно дойной — из общественных фондов колхозов. В таком случае личное подсобное хозяйство колхозника, его семья обеспечивалась молоком, будущим приплодом скотины, удобрением для огорода, топливом для домашней печи, строительным материалом для текущего мелкого ремонта хозяйственных построек и т.д. При явной возможности решить эту проблему еще в 1952 г., в Романовском районе к апрелю 1953 г. это не было сделано. Не все переселенцы получили и землю под огороды32.

В Цимлянском районе переселившиеся колхозы встретились и с другими трудностями. На новых местах они не имели ни садов, ни организованного огородничества, виноградарства, что приносило на прежних местах доходы. Для того чтобы организовать хозяйство на новых местах, требовались и время, и средства. Между тем в течение предшествующих двух лет колхозы только на покупку скота и строительство животноводческих помещений израсходовали несколько миллионов рублей33.

При переселении из зоны затопления пришлось перенести цимлянские виноградники наилучших шампанских сортов: 80 тыс. кустов по колхозам и 140 тыс. винсовхоза «Цимлянский». На новых местах была создана сырьевая база для завода цимлянских игристых вин «с применением при посадке и выращивании винограда высокой техники механизации, электрификации», с подачей воды на виноградники колхозов и совхоза34.

Казалось бы, изменения в культурно-хозяйственной жизни должны были изменить и самих людей. Однако социальная память донцов сохраняла следы прошлого, оживавшего при социальных столкновениях. «Кто такой тов. Булько? Кулак. У него два брата, один в эмиграции, другой повешен. В прошлом держал наемную силу, например, Хижнякову, и рабочих кормил с червями, а сейчас тов. Булько член партии, депутат райсовета депутатов трудящихся, делегат X районной партийной конференции. Почему у нас в руководстве засели кулаки?» — вопрошал заместитель секретаря партийной организации Мартыновского районного отдела МГБ Шевченко в своем выступлении на X районной партийной конференции в августе 1952 года. В Цимлянском районе в это же время отказали в приеме в партию дочери высланного в начале 1930-х годов «кулака». Припоминались такие моменты биографии, как, например, осуждение за «белогвардейские действия». Страсти кипели отнюдь нешуточные. Первый секретарь Мартыновского райкома Р.С. Чубарь в отчетном докладе на упомянутой партконференции не щадил земляков: «Кто такой Приходько? Отец его и дядя кулаки, раскулачены в 1929 г., второй дядя повешен советскими органами, как предатель родины. На производстве Приходько себя не показал, он характеризовал себя как выходец из крестьян-середняков»35.

На XVIII районной партконференции в сентябре 1952 г. председатель колхоза им. Серго Орджоникидзе Цимлянского района Назаров в ответ на предъявленные ему претензии районного прокурора заявил: «Будучи в Новой Цимле, т. Иванченко остановился у контрреволюционера-кулака Додонова и оттуда начался сбор сведений о моих преступлениях». В совхозе № 2 «Главмясо» партийцы обнаружили сразу целую группу антисоветских элементов: бригадиром работал бывший немецкий староста Каймачников, завхоз — кулак, бригадиры — бывшие раскулаченные, и вообще «много людей с темными репутациями»36.

Борьба с различными врагами советской власти продолжалась с прежней интенсивностью, их по-прежнему везде искали и находили. Член партии, «спекулянтка» Победнова в течение двух лет нигде не работала, не состояла на партийном учете. Ее выявили, поставили на партийный учет, тут же исключили из партии и осудили37. Один из сельских исполкомов района на запрос Дубовского райкома ответил 2 марта 1956 г.: «Моисеев Валентин Владимирович, уроженец хутора Моисеева Дубовского р-на Ростовской области, происхождение из крестьян-казаков. Отец Моисеев Владимир Хрисанфович, рожд. 1998 г…. — происхождение из зажиточных казаков — офицер старой армии (юнкер), активный белогвардеец в дни гражданской войны. Эмегрировался за границу с 1920 г. по 1926 год. С 1926 г. по 1941 г. проживал в Дубовском районе, в колхозе не состоял. В августе м-це 1941 г. был призван в трудовую армию, после войны не оказался (не возвратился)». Путем переписки партийные органы, в конце концов, выяснили, что В.Х. Моисеев после гражданской войны «жил и работал в х. Моисееве, имел середняцкое хозяйство. В 1930 г. во время коллективизации был изъят, как неблагонадежный. В 1933 году возвратился в х. Моисеев и вступил в колхоз “Победа социализма”, где работал до 1941 года. В 1941 г. был призван в Советскую армию. Погиб на фронте». Его жена и мать Валентина Владимировича — «Моисеева Раиса Алексеевна с момента установления Советской власти и до сегодняшнего дня [9 мая 1956 г.] работает учительницей начальных классов, награждена орденом Ленина»38. В этой краткой истории казачьей семьи Моисеевых из хутора Моисеева Дубовского района отразилась практически вся противоречивость судьбы донского казачества в годы советской власти: и стойкое недоверие власти, и самоотверженный труд простых людей, и скрытая ненависть сельских номенклатурщиков. Несмотря на все невзгоды, казачий род Моисеевых, по крайней мере, в лице сына и матери сохранился до начала 1950-х годов.



Таковы разные стороны жизнедеятельности донского казачества советской эпохи в начале 1950-х годов. Само по себе «коммунистическое строительство» вовсе не предполагало существования каких-либо особых сословно-этнических групп, подобных казачеству, хотя они как казаки-колхозники еще давали повышенные социалистические обязательства в честь окончания строительства Волго-Донского судоходного канала имени В.И. Ленина. Донцов еще с 1930-х годов именовали колхозным казачеством, подчеркивая их неизменную преданность советской власти. Вместе с тем развивалось их культурно-этнографическое самовосприятие. Со своей стороны, власть не забыла, с кем она, собственно, имеет дело, и в начале 1950-х годов, при реализации «сталинского плана преобразования природы», держала на учете старые «социальные грехи» донского казачества, которое на заре становления советской власти не очень ласково ее встретило и долго сопротивлялось закреплению новых общественных порядков на казачьих землях.

1 КИСЛИЦЫН С.А. Государство и расказачивание. 1917—1945 гг. Ростов-на-Дону. 1996; МЕДВЕДЕВ Д.А. Видеообращение к россиянам в день памяти жертв политических репрессий. Запись в видеоблоге, 30.X.2009. — Комсомольская правда, 31.X.2009.

2 ВОСКОБОЙНИКОВ Г.Л. Казачество и кавалерия в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Ростов-на-Дону. 2006.

3 Ростовской области — 70 лет (1937—2007 гг.). Сб. документов. Ростов-на-Дону. 2008.

4 МАРКЕДОНОВ С.М. Феномен российского неоказачества. В кн.: Социально-политическая ситуация на Кавказе: история, современность, перспективы. М. 2001, с. 106—119.

5 Центр документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИ РО), ф. 114, оп. 11, д. 56, л. 37.

6 Там же, ф. 96, оп. 11, д. 61, л. 29.

7 Там же, л. 29, 29об.

8 Там же, ф. 114, оп. 11, д. 1, л. 183—184.

9 Там же, д. 62, л. 5.

10 Там же, д. 56, л. 73—74.

11 Там же, д. 1, л. 145.

12 Там же, л. 171—172.

13 Профилированная дорога — автомобильная дорога, не имеющая твердого покрытия, но построенная с помощью профилировочных дорожных машин с приданием земляному полотну определенного продольного и поперечного профиля. Такая дорога требует регулярного восстановления профиля. При переувлажнении проезд по профилированной дороге прекращается.

14 Кенаф — это однолетнее травянистое растение, прядильная культура с урожайностью 40—60 центнеров с 1 гектара. Из волокна кенафа изготовляют мешковину, брезент, веревки. Отходы идут на производство бумаги и строительных плит. Используются и семена кенафа, содержащие до 20% технического масла, и жмых как корм и удобрение.

15 ЦДНИ РО, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 25, 45, 46.

16 Сцепка — приспособление для соединения с трактором нескольких сельскохозяйственных машин. В 1950-е годы до появления самоходных комбайнов тракторы на сцепке перемещали уборочные агрегаты по полю.

17 ЦДНИ РО, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 50.

18 Там же, ф. 114, оп. 11, д. 56, л. 75.

19 Там же, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 11.

20 Там же, л. 111—112.

21 ЦДНИ РО, ф. 96, оп. 12, д. 3, л. 55, 56.

22 Там же, л. 96.

23 Там же, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 26.

24 Там же, ф. 96, оп. 12, д. 3, л. 64.

25 Там же, ф. 114, оп. 11, д. 1, л. 200—201.

26 Там же, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 109, 10.

27 Там же, ф. 114, оп. 11, д. 1, л. 185.

28 Там же, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 14.

29 Там же, л. 28, 55, 56.

30 Там же, ф. 96, оп. 12, д. 3, л. 32.

31 Там же, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 65, 16.

32 Там же, ф. 96, оп. 12, д. 3, л. 32.

33 Там же, ф. 114, оп. 11, д. 1, л. 152—153.

34 Там же, л. 151.

35 Там же, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 19, 94—95; ф. 114, оп. 11, д. 1, л. 159.

36 Там же, ф. 114, оп. 11, д. 1, л. 40, 53—54.

37 Там же, ф. 65, оп. 10, д. 1, л. 20.

38 Там же, ф. 40, оп. 15, д. 35, л. 23—24 (сохранена орфография документа).



База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница