Скольжение по наклонной




Скачать 60.26 Kb.
Дата11.08.2016
Размер60.26 Kb.
http://www.apn.kz/
18.10.2005, (Александр Князев)
Скольжение по наклонной
Более чем полгода спустя становится абсолютно бесспорно, что к событиям 24 марта 2005 г. в Киргизии, достаточно бездумно квалифицируемым прессой как "революция", правомочно применение понятия "государственный переворот" — захват власти, учиненный насильственно посредством заговора или открытого вооруженного восстания. Целью классического государственного переворота является или перемена формы и порядка управления, или свержение представителя верховной власти и передача власти другому лицу. Что мы, собственно говоря, и имели.

Ни до 24 марта, ни по сегодняшний день бывшая оппозиция — а сегодня это и президент, и правительство, и политические партии и организации — не имели и не имеют главного атрибута настоящей политической силы: научно обоснованной и четко сформулированной конструктивной программы осуществления объективно назревших в обществе перемен. Как взявшие на себя власть, так и вставшие уже позже в оппозицию к этой власти, политики обладают комплексами, традиционно характерными для политических неофитов: к примеру, вечно актуальны апелляции к внешней поддержке. Специфичен и социальный состав движущих сил "революционного обновления": совершенно разнородная группа старой элиты, чьи интересы в свое время по разным причинам вошли в противоречие с правившей элитой, опирающаяся на маргинальные социальные компоненты и на регионально-клановый фактор.

Отсутствие программ преобразования обусловило тот факт, что единственным объединявшим киргизскую оппозицию элементом была цель — свергнуть режим Аскара Акаева. Акаева свергли. Но уже на второй день оказалось, что все "революционеры" уж очень разные. Однако, мало того, что все разные. Еще накануне выборов 10 июля было вполне очевидно — у главного кандидата в президенты чрезвычайно сильна тяга к авторитаризму. Если не сказать большего. Нагрудный президентский знак из золота и платины с бриллиантами и окуривание туевым дымом — это лишь внешняя атрибутика. Куда важнее собственно политические характеристики Курманбека Бакиева, отнюдь не символические и вовсе не мистические. Тем не менее, 10 июля значительная часть электората все-таки пришла на избирательные участки. И явка избирателей, и обнародованные Центризбиркомом результаты оставили чрезвычайно много вопросов у посторонних наблюдателей. Для подавляющего большинства населения главным стимулом для участия в голосовании стала элементарная усталость. Усталость от безвластия. Кому хочется жить в "несостоявшемся государстве"?

Но страна продолжала пребывать именно в этом состоянии, а тяга Бакиева к авторитарности — в более или менее латентных формах — присутствовала и в послевыборное время, совпавшее с летними каникулами. Депутатов Жогорку Кенеша в это время исподволь готовили к тому, чтобы устроить обструкцию Феликсу Кулову при грядущем обсуждении его персоны на предмет премьерства. Депутаты, правда, проявили достаточно мудрости и сохранили — хотя бы по форме — известный тандем. То ли по инерции, то ли понимая, чем чреват его окончательный развал. Тяга к авторитаризму ярко проявилась в факте неожиданной отставки генерального прокурора Азимбека Бекназарова. Правда, Бекназаров и сам был хорош — прокурорское ли дело: кататься по областям и произносить политические речи? Да и в непосредственной работе начал, видимо, неверно акценты расставлять. Тяга к сверхпрезидентскому правлению проявляется и в продолжающемся торможении конституционных реформ, о которых в первые "постреволюционные" дни говорилось так немало.

На протяжении всего постсоветского периода достоинством Акаева и такой маленькой и малозначительной, в общем-то, в мировом масштабе страны, как Киргизия, не обладающей особыми ресурсами, была та строго сбалансированная политика лавирования между геополитическими интересами так называемых мировых центров силы — России, Китая, США — которую Акаев все эти годы весьма успешно и проводил. Но этот ресурс балансирования исчерпал себя примерно к 2001 году — непонимание сего факта и стало одной из главных причин активности США в деле свержения первого президента. Увы, второй президент этого, кажется, так и не понял. Недавнее заявление спецпредставителя генсека НАТО в Бишкеке о расширении базы в "Манасе" — прямое тому свидетельство, лишнее подтверждение чему мы видим в результатах визита Кондолизы Райс в республику. Все внешнеполитические шаги Курманбека Бакиева свидетельствуют о твердом намерении продолжать искать выгоду в противоречиях между внешними игроками. Мимо понимания и президента, и внешнеполитического ведомства, как-то ускользает осознание того факта, что время многовекторной политики уже позади. Визит Райс был призван закрепить достигнутый США в Киргизии успех, а заодно попытаться нейтрализовать синхронно растущий "российский фактор" — прежде всего, договоренности о расширении российской авиабазы в Канте, а заодно и наметившийся диалог с Ташкентом. Имела место и очередная постановка вопроса о размещении в "Манасе" самолетов дальнего радиолокационного обнаружения AWACS. Кстати, в прошедшем августе командующий составляющей Е-3А Воздушно-десантных сил раннего предупреждения и контроля НАТО (штаб в городе Гайленкирхен, Германия) генерал-майор Гарри Уинтерберг, в ведении которого находятся натовские AWACSы, признал актуальность этой проблемы для НАТО. Перспективной целью этого размещения является обеспечение возможности проведения боевых операций в Иране, Афганистане и Западном Китае. Чем это чревато для республики, да и для всего региона? А ведь очевидно, что настало время определиться: с кем вы, президент Киргизии?..

Дипломатия бывает не только публичной. Горячо поддержав принятую в начале июля в Астане декларацию ШОС с требованием определить сроки пребывания на территории республики американской военной базы, президент Киргизии тут же игнорирует ШОС и начинает торг с американской администрацией о новых условиях американского военного присутствия. Москва и Пекин пребывают в напряженном ожидании. И ситуацию не спасает визит в Москву: понятно, что за широко разрекламированной "экспансией российского капитала" стоит жестко предъявленное политическое условие: только тогда, когда начнется вывод американских войск. Усиление же военной составляющей российской активности в республике вряд ли понравится США. Понятно, что и китайское руководство вовсе не в восторге от продолжительных экскурсий американских советников по киргизским погранзаставам на нарынском и иссыккульском участках границы. Учитывая происходящий в мире процесс смены мировых лидеров — Америка не вечна! — вопрос отнюдь не риторический.



Отношения с Узбекистаном в результате их полугодовой эволюции добрососедскими не назовёшь. И даже самые оптимистические прогнозы сулят холодную зиму без поставок узбекского газа. Таков результат слепого следования рекомендациям ООН, администрации США, ОБСЕ и т.д. в вопросе о так называемых "андижанских беженцах". Надеяться в качестве альтернативы на казахстанский мазут — дело также малоперспективное. Имеющиеся перед Казахстаном долги, война, которую вице-премьер Данияр Усенов с марта объявил работающим в Киргизии казахстанским банкам, вполне справедливое требование казахской стороны о передаче в управление киргизского участка газопровода Бухара-Алматы, резкое возрастание наркоконтрабанды на казахско-киргизской границе — это лишь малая часть вопросов, имеющихся у Астаны к Бишкеку…

Вообще, экономика — вопрос отдельный. Во-первых, находится она, независимо от бодрых деклараций вице-премьеров, в глубочайшем кризисе. Во-вторых, экономика республики продолжает иметь распределительный характер. Это детерминирует характер борьбы за власть: за распределение внешних (кредиты) и внутренних (передел собственности) ресурсов. Простая логика определяет растущее обострение противоречий между элитными группировками: недостаточность местных ресурсов и ограниченность внешних инвестиций. От этой борьбы американские подачки не спасают, будучи сконцентрированы в одних лишь руках. Хочется же многим. Ну, а личностные характеристики основных персонажей обуславливают и преобладание весьма специфических методов политической борьбы, все более и более входящих в традицию: заказных убийств Усена Кудайбергенова, Орана Алиева, Жыргалбека Сурабалдиева, Баямана Эркинбаева…



Последние события, почти совпавшие по времени с полугодовым юбилеем "революционных преобразований", похоже, начали многим открывать глаза на суть происходящего. Например, на тот факт, что в стране отсутствует настоящая элита, способная не просто держать власть в своих руках, но и сконцентрировать в своих рядах политически пригодных представителей большинства кланов страны. Ну, а в результате — чрезвычайно высокой остается вероятность новых и новых конфликтов, связанных с борьбой за власть внутри правящей группы элиты, которые будут означать и новый этап в распаде как политической системы, так и государственности в целом.



© «Агентство политических новостей - Казахстан» 2005.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на АПН-Казахстан обязательна.




Информация о проекте: info@apn.ru
Реклама на сайте: pr@apn.ru










База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница