Семинар исследовательской группы по прикладной философии



страница1/6
Дата05.08.2016
Размер0.5 Mb.
  1   2   3   4   5   6
Институт философии РА Н

Постоянный семинар исследовательской группы по прикладной философии

Прикладная философия, формальные конструкты и гуманитарная математика второго порядка


Буров Владимир Алексеевич
Философия уже два столетия обсуждает проблему «восстания вещей» - раздвоение и отчуждение, опредмечивание или овеществление, как, впрочем, и объективирование1 «Восстание вещей» - как объективирование знаний в картезианской модели науки особенно остро коснулось математики как системы замкнутых конструкций формального знания. В этом докладе мы хотим предложить аналитический сюжет включения в формальные схемы математики медиаторов, открывающих эти схемы в культуру и внутренний опыт субъектов. Мы рассмотрим аналитический сюжет развития «гуманитарной математики» или математики субъектного полюса - введение степинской постнеклассической формулы для математики.

По этой формуле постнеклассическое развитие математики потребует внести в ее скобки что-то из того, что раньше выносилось за эти скобки. Попробуем определить эту перестановку скобок математики, используя уже рассмотренные нами принципы онтологической аналитики присутствия.

Мы уже пришли к представлению о решении в каждой научной области задач ее субъектного полюса, где идет работа с субъектной структурой ее знания – отраслевых моделях второго порядка, наблюдающих наблюдателя. Работающая со своей субъектной структурой постнеклассическая математика – это не только формальные конструкты, но это и средства сборки, структурирования и переструктурирования ее субъекта – его каналы реальности, их культурные медиаторы, рефлексивные площадки, структурирующие кейсы. В такой математике ее субъект постоянно осознает и конструирует сам себя – осуществляет свой автопоэзис.

В любой отрасли науки в процессе ее развития возникают проблемы осознанного структурирования получаемых результатов и коммуникации и автокоммуникации ее субъектов. Возникает необходимость в выходе на лежащие вне ее предметного поля трансдисциплинарные средства такого структурирования. Такой выход из предметного поля в позицию осознания самой научной деятельности определяется (В.А.Лефевр, Г.П.Щедровицкий) как рефлексивный выход, а позиция, с которой осуществляется осознание научной деятельности и ее предметного поля – рефлектирующая позиция.

Рефлектирующая позиция должна быть оснащена специальными средствами рефлексии, автокоммуникации и коммуникации субъектов научной деятельности. Формализованные теоретические схемы – одно из средств этой позиции.

Выделим коммуникативную функцию математики в системе наук. Математика в системе наук стоит на особом месте. К ней традиционно относят совокупность методов работы с формальными схемами. Эти методы образуют трансдисциплинарную область (лежащую над всеми научными дисциплинами). Математика отделяет от конкретного содержательного опыта формальные схемы, полученные в результате обобщений в различных отраслях научного знания. Будучи переведены в предметное поле математики, эти схемы развиваются и операционализируются. И уже как операционализированные конструкты математики эти схемы передаются для структурирования реальности в самых различных областях знания.



Использование готовых формальных конструктов для структурирования опыта является гораздо более продуктивным, чем непосредственное обобщение опыта, что и определяет значение математического знания для развития науки и всей системы знания. Математика каналов реальности – это работа на субъектном полюсе математики с субъектной структурой знания, а именно, произвольное структурирование своего опыта субъектом с использованием широкого спектра предоставляемых ему различными областями знания формальных конструктов.

Следует заметить, что на субъектном полюсе результаты структурирования многоэтапны. Здесь первоначальные проекции переносимых схем не дают окончательных точных представлений о структуре реальности, а стимулируют у субъекта лишь некоторые интенции (намерения), и только в дальнейшей работе субъекта с формальными конструктами и культурными медиаторами из этих интенций вырастает новая структура реальности.

Основные переносы формальных схем, обобщающих эмпирический опыт, на трансдисциплинарную площадку математики многие столетия осуществлялись из практики счета и механики. В математике эти схемы были развиты и операционализированы, показали высокую эффективность в структурировании естественнонаучного, технического знания и даже в информатике.

По известной метафоре Эддингтона: «Рыбак, забрасывающий сеть, вылавливает рыбу, соответствующую ячейкам этой сети». Наблюдаемость реальности определяется той «сетью», которую забрасывает математика. И пока основными ее «ячейками» являются динамические системы, взятые ею из механики, такая математика не содержит средств доступа к внутреннему опыту ее субъектов и не использует этот опыт в качестве своего инструментария.

Положение в математике сегодня можно сравнивать с положением в физике XX века: мир познан, но открылся микромир, непознаваемый в сложившейся до того логике самоочевидностей. Тогда при исследовании микромира центральной проблемой оказалось воздействие исследователя и его средств на наблюдаемые реальности. Физика смогла переключить гештальт (разделение на выделенную фигуру и отброшенный при этом выделении фон) своей картины мира и перешла из элиминирующего субъекта канала реальности «мира-как-он-есть-на-самом-деле» в канал реальности познающего мир субъекта. Основными описываемыми феноменами стали феномены коммуникации исследователя и исследуемой реальности: принцип дополнительности Бора, соотношение неопределенностей Гейзенберга и другие. Созданные лучшими умами XX века квантовая механика и теория относительности уже не описывали «мир-как-он-есть-на-самом-деле», а описывали феномены коммуникации субъекта с исследуемой им реальностью. Возникли представления о «приготовлении реальности» исследователем, о «собственной активности» реальности по отношению к исследователю, о множественности онтологий для детерминируемых инструментарием исследователя каналов реальности мира отношений исследователя с естественной природой.

Сегодня, в начале XXI века в математике, как это было в начале XX века в физике, ее «сеть» перестала улавливать определяющие мир реальности. Учебно-методические объединения математиков не могут предложить для гуманитарных специальностей каких-либо приемлемых программ. «Сеть» математики раннего естествознания, которой обучают что на инженерных, что и на гуманитарных факультетах не может «улавливать человеков». Действия людей, лежащие в их собственных онтологиях, в собственном пространстве и времени их автопоэзиса, для этих моделей представляются «неправильными», и поэтому – непредсказуемыми.

Обратимся к физике XX века. Там стало понятным, что исследователь «приготовляет реальность» и свою с ней коммуникацию для оснащенного инструментарием наблюдения и открывает законы так приготовленной реальности в коммуникации с ней. Теоретическое математическое знание физики стало описывать коммуникацию исследователя с приготовляемой и наблюдаемой им реальностью.

Как же сегодня осуществляется математизация гуманитарного знания? Предлагаемая гуманитарию математика объектного полюса раннего естествознания не является подходящим средством для репрезентации результатов и коммуникации исследователей в этих областях и практически гуманитарием не используется. «Приготовление» «правильной реальности» человека и общества в гуманитарном знании для обеспечения их наблюдаемости и управляемости в рамках нерефлексивных моделей такой математики наталкивается на активное «сопротивление материала», не укладывающегося в «правильную реальность». Человек и мир ведут себя с точки зрения этих свернутых форм мышления объектного полюса «неправильно». А с точки зрения опыта развития физики XX века это определяет коммуникативную проблему в отношениях исследователя и реальности, между исследователями и исследователя с самим собой, которую и необходимо представить в математике и решать.

Следовательно, возникает необходимость вслед за физикой XX века ввести в теоретическое знание математики его коммутирующего с реальностью, с другими и (чего не было в физике XX века, еще и) собирающего себя субъекта. Для этого сегодня необходима область математики субъектного полюса, работающая с субъектной структурой знания и реальности и переносящая на площадку математики формальные схемы знания о человеке и обществе.

Собираемые на трансдисциплинарной площадке формальные схемы отношений субъекта и реальности, и субъекта с самим собой, здесь оказываются отчуждены от породившего их конкретного отраслевого знания наук о человеке. Они образуют новую трансдисциплинарную площадку и новую математическую отрасль гуманитарного знания – формализмы математики субъектного полюса, математики субъектных структур или математики второго порядка.

Математика второго порядка прежде всего является коммуникативным средством широкой сети знания. В создании нами такой области работы с формальными конструктами – математики второго порядка есть и этический момент.

Переход техногенной цивилизации во второй половине XX века на постиндустриальные рельсы актуализировал ресурс креативности и нравственную ценность творящей свои миры – креативной индивидуальности с ее уникальными собственными каналами реальности и их собственными онтологиями. Именно этот ресурс стал основным для дальнейшего развития общественного производства, новых поколений его высоких технологий и определил новую актуальную этику общества. С выходом на первый план этого ресурса и его нравственной ценности началось бурное развитие гуманитарного знания, обслуживающего креативную индивидуальность и ее автопоэзис. Для коммуникации стремительно растущих объемов такого знания необходимо соответствующее ему развитие основного трансдисциплинарного средства научной коммуникации – математики, теперь уже не на освоенном объектном, а на вынесенном ранее за скобки математической науки субъектном полюсе.

Используя образ машиностроения, можно сказать, что в разных отраслях гуманитарного, естественнонаучного и технического знания и пространстве других форм познания сложилось множество «деталей» будущих высоких гуманитарных технологий. Необходимо трансдисциплинарное средство, позволяющее осуществлять «сборку» таких технологий – «автомобилей» и «самолетов» нового этапа развития нашей цивилизации.

Именно такими – гуманитарными технологиями (технологиями сборки субъекта) являются определяемые нами культурные медиаторы, структурирующие кейсы, рефлексивные площадки, собственные каналы реальности и собственные онтологии постнеклассического знания. С ними становится возможным решать неразрешимые вне этих площадок и каналов реальности задачи.

Чем же необходимые гуманитарному знанию средства работы с формальными схемами на субъектном полюсе знания, которые мы будем определять как математику второго порядка, отличаются от классической математики объектного полюса?

Здесь можно использовать хороший образ из математики. Математика классического идеала – это математика константной, универсальной, всеобщей рациональности и универсальных истин. Это математика истинности бесконечных цепочек логических выводов. Это математика замкнутых теоретических моделей, где все необходимые детерминации находятся внутри модели. Замкнутые модели хорошо представимы в символических обозначениях, традиционных для математизации науки XX века.

Гуманитарное знание открыто в культуру и в качестве основного средства использует выводящие субъекта в пространства культуры медиаторы. Классическая математическая редукция теряет медиаторы, выбрасывая субъекта и строя замкнутые модели. Такая редукция уничтожает главное содержание гуманитарного знания, что делает классическую математику большей частью неприменимой для репрезентации этого знания.

Выход из сходной ситуации в теоретической физике уже был предложен нобелевским лауреатом И.Пригожиным. Он выделил необходимость включения в теоретическую физику средств, открывающих замкнутые в себе теоретические схемы в пространство культуры, для получения необходимых для работы с этими схемами детерминаций.

Математика второго порядка не выносит за скобки гуманитарный контекст работы с формальными схемами – это математика контекстуальной и процессуальной рациональности, истин в контексте и в процессе, истин «здесь и теперь», онтологий, стабилизируемых субъектами. Математика второго порядка – это работа с каналами деятельностной реальности и с их лишь актуально – в процессе и в контексте существующими объектами. Она не использует бесконечные бессубъектные цепочки логических выводов. В ней ее выводы оказываются связаны в логике структурного сопряжения знания и человека – через субъекта. Это математика теоретических схем, открытых субъекту и открытых в культуру. Такие теоретические схемы содержат разрывы, в которые входят неформализуемые реальности автопоэзиса человека и общества и из пространства культуры детерминируют изучаемые этими моделями процессы. Такие модели обращаются к внутреннему опыту субъекта и используют медиаторы культуры, выводящие субъекта в пространство культуры, где он получает сборку и дополнительные детерминации.

Предпримем опыт математики второго порядка – сборки кейса для работы с субъектной структурой знания. В качестве элементов такого кейса определим некоторые базовые открытые в культуру модели.




Каталог: uplfile
uplfile -> Исследование». «Он [ Аристотель ] увяз в противоречиях при рассмотрении самого принципа противоречия»
uplfile -> Фактами продажи алкогольной продукции несовершеннолетним, выявлено – 8 фактов
uplfile -> Методы фототерапии в профилактике и медицинской реабилитации больных атопическим дерматитом 14. 03. 11 Восстановительная медицина, спортивная медицина, лечебная физкультура, курортология и физиотерапия
uplfile -> Анализ практики политической элиты: возможности когнитивного подхода 23. 00. 02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии
uplfile -> Арабо-мусульманская философия
uplfile -> -
uplfile -> Философия ибн халдуна


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница