Сценарий полнометражного художественного фильма




страница8/9
Дата17.07.2016
Размер1.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

АФАНАСИЙ


Гляди, паря, не проболтайся.

(улыбается)

А то всыплют тебе за утерю казённого оружия.

НАТ. СЕДЛОВИНА – УТРО

На седловине, на месте разбитой третьей батареи, появляется отряд мичмана Михайлова. Матросы стреляют и колют штыками англичан и французов, пытающихся спуститься к воде по пологому склону сопки.

НАТ. ГРЕБЕНЬ НИКОЛЬСКОЙ СОПКИ – УТРО

Бэрридж бегает по гребню сопки, пытаясь остановить своих матросов, спасающихся бегством. Рядом с ним падает подстреленный барабанщик. Светлые рубахи русских видны всюду. Их становится всё больше. Русские без устали колют неприятеля штыками, иногда стреляют, не переставая орать «Ура!».

НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПИК» - УТРО

Николсон видит отступление своего десанта.

НИКОЛСОН


(сквозь зубы)

Идиоты! Негодяи! Трусы! Куда вы?! Русских же там – одна горстка!

Он в отчаянии разбивает трубу о борт корабля.

НАТ. ГРЕБЕНЬ НИКОЛЬСКОЙ СОПКИ – УТРО

Бэрридж видит, как падает знаменосец. Знамя Гибралтарского полка подхватывают русские. Бэрридж разворачивается, спускается вниз.

Англичане и французы покидают сопку. Одни ползут по кустам, кто-то срывается вниз, не удержавшись.

Успевшие добраться до берега бредут по воде к шлюпкам. Меткие камчадалы спокойно отстреливают убегающих.

С корвета «Эвридика» отходят шлюпки. Бриг «Облигадо» ведёт беспорядочную пальбу по сопке, не причиняя видимого вреда русским.

Бэрридж стоит в шлюпке, отплывающей от берега, с бессильной злостью смотрит на Никольскую сопку.

На гребне стоит Завойко. К нему подбегает мичман Пастухов, протягивает несколько листков бумаги.

ПАСТУХОВ


Господин генерал! Вот, нашли на теле убитого английского лейтенанта.

(смотрит в листки)

Паркер его фамилия. Пишут тут, что англичан и французов было до девяти сотен.

ЗАВОЙКО


(забирает листки)

А нас - менее трёхсот. Вот что значит русский штыковой бой.
Мичман отдаёт ему захваченное знамя.
ЗАВОЙКО

(читает)

«Гибралтар»… «По морю, по земле»… Ну, вот, на земле и потеряли свой флаг. Хвалю!
ПАСТУХОВ

Прошу прощения, господин генерал… Вы давеча ругались на Губарева, а ведь это он флаг нашёл.
ЗАВОЙКО

Значит, на пользу пошла моя ругань – и ему, и делу. Исправил в бою свою оплошность. Молодец!

Он смотрит на Авачинскую губу. Там – неприятельские корабли медленно отходят в сторону Тарьинской бухты.

ЗАТЕМНЕНИЕ

ИНТ. БОРТ «АВРОРЫ» - ВЕЧЕР

ТИТР. 26 августа 1854 года

В капитанской каюте сидят Завойко, Изыльметьев, другие офицеры. На столе – бутылки вина, закуски.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Вряд ли они сунутся сюда, Василий Степанович. Такие людские потери понесли, да и фрегаты получили серьёзные повреждения, насколько я понимаю.

ЗАВОЙКО


А каковы наши потери? Подсчитали?

ПЕРВЫЙ ОФИЦЕР



Уточняем, господин генерал. Но уже понятно, что более тридцати убитыми и более шести десятков раненых.

ВТОРОЙ ОФИЦЕР



А вот с их стороны ясности нет. Они многих раненых и даже убитых унесли с собой.

ЗАВОЙКО


Наверное, вы правы, Иван Николаевич, не сунутся больше. Но не будем зарекаться.

Входит вестовой.

ВЕСТОВОЙ

Господин генерал! Доносят с наблюдательного пункта на Сигнальном мысу: неприятель уходит.

НАТ. НИКОЛЬСКАЯ СОПКА – ВЕЧЕР

Завойко, Изыльметьев, офицеры стоят на Сигнальной сопке. Вдали кильватерным строем уходят из Авачинской губы корабли англо-французской эскадры.

ЗАВОЙКО


Такая картина стоит наших усилий, господа. Значит, жертвы были не напрасны. А недруги получили по заслугам. Хотя, думаю, надеялись на лёгкую прогулку.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Так ведь мы и их не приглашали сюда. Чего ж теперь пенять?

Офицеры смеются.

ЗАВОЙКО

И всё ж таки не могу избавиться от мысли, господа, что мы были свидетелями чуда. Почти без зарядов и орудий, с горсткой людей, с одним фрегатом – и порт не оставлен, флаг не отдан на поругание.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Да простит меня Господь, но все мы были участниками этого, как вы сказали, чуда. И его движителями. Такому народу не мешать, он горы свернёт - не то что эскадру неприятельскую!

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Василий Степанович, а будет ли отдан приказ по гарнизону и экипажам кораблей о выдаче защитникам порта по чарке доброго вина?

Губернатор хитро улыбается.

ЗАВОЙКО

Разве командиры ещё не проявили инициативу?! И ожидают отмашки?

(прислушался)

По-моему, кто-то уже песни поёт. И вряд ли – на сухое горло.

С кораблей доносятся весёлые выкрики. Офицеры одобрительно смеются.

ЗАТЕМНЕНИЕ

НАТ. СЕЛО АВАЧА – ДЕНЬ

Юлия сидит на завалинке возле избы, рядом играют дети. Слышится дальний звон церковного колокола. Вскоре совсем близко слышен стук копыт. Появляется всадник – гардемарин. Он спешивается.

ГАРДЕМАРИН



Юлия Егоровна! Всё закончено. Наша виктория!

ЮЛИЯ


Отстояли порт? Расскажите же, голубчик, какие-нибудь подробности.

ГАРДЕМАРИН



Василий Степанович просит вас возвращаться. Все подробности у него. Могу только сказать, что отбита атака десанта, неприятель сброшен в бухту, эскадра ретировалась.

ЮЛИЯ


(крестится)

Господи, ты услышал наши молитвы.

НАЗАР


(тоже крестится)

И поделом супостату. Неправое дело добром не кончается.

Она плачет от радости, дети смеются и водят хоровод вокруг матери.

ЗАТЕМНЕНИЕ

НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСК. КЛАДБИЩЕ – ДЕНЬ

На городском кладбище идут похороны. Видна надпись на кресте над свежим холмиком – «Лейтенант Александр Петрович Максутов». Вокруг стоят Завойко, Изыльметьев, Дмитрий Максутов, офицеры, матросы, отец Григорий, местные жители.

ТИТРЫ. 10 сентября скончался Александр Максутов. Ослабленный тяжёлым ранением организм не справился с подхваченной простудой.

Через несколько дней Дмитрий Максутов отправился в Иркутск, а оттуда - в Санкт-Петербург. Он вёз донесение об успешно отражённой атаке англо-французской эскадры и трофейное знамя.

В порту началось восстановление орудийных батарей, жилых и хозяйственных построек. Петропавловск возвращался к обычной жизни.

ЗАТЕМНЕНИЕ

ИНТ. ДВОРЕЦ - ДЕНЬ

ТИТР. Гатчина, Большой дворец – ноябрь 1854 года

В Белом зале царского дворца – Николай I, великий князь Константин, офицеры свиты. Перед ними стоит Дмитрий Максутов. Чуть в стороне на кресле лежит захваченное в бою английское знамя.

КОНСТАНТИН

Ваше величество! Князь Дмитрий Максутов – один из главных участников блестящего отражения неприятельского набега на Камчатку.

НИКОЛАЙ


Наслышан. Блестящее, говоришь? Что же, врут, выходит, английские газеты, которые твердят о незначительном происшествии?

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Ваше величество! Готов засвидетельствовать мужество русских воинов, сражавшихся на восточном краю империи с неприятелем, имевшим четырёхкратное превосходство в людях и артиллерии.

(указывает рукой на штандарт)

Захвачено также знамя Гибралтарского полка.

Николай медленно подходит к князю.

НИКОЛАЙ

Что же помешало, имея такие силы, захватить порт? Как думаешь?

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Думаю, в том есть немалая заслуга русских солдат и матросов.

Император морщится.

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Сыграло свою роль и самоубийство адмирала Прайса. Он застрелился вскоре после первой атаки.

Николай удивлённо смотрит на князя.

НИКОЛАЙ

Причина сего поступка известна?

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Могу только строить догадки, ваше величество. Не исключаю осознания адмиралом пагубности и даже авантюрности предпринятой экспедиции.

Великий князь за спиной императора делает Максутову угрожающие знаки и строит гримасы.

Николай отрешённо смотрит в большое окно. Говорит, ни к кому не обращаясь.

НИКОЛАЙ


Все донесения, рапорта и представления будут нами рассмотрены. Защитники Петропавловска будут награждены по достоинству.

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Ваше величество, защитники порта заслужили свои награды, но не меньше нуждаются в помощи боезапасами, продовольствием… Неприятель захочет ответить на летнюю конфузию реваншем…

НИКОЛАЙ


Они не останутся без помощи.

Император отворачивается, давая понять, что высочайший приём окончен.

ЗАТЕМНЕНИЕ

НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ ПОРТ - ВЕЧЕР

ТИТР. Март 1855 года

К порту приближается собачья упряжка. Она проносится вдоль домиков.

НАТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА - ВЕЧЕР

Каюр-коряк тормозит возле дома губернатора. Собаки из упряжек, привязанных возле дома, поднимают лай.

Дверь распахивается, слышна музыка. На крыльцо выходит Завойко, ещё несколько человек.

На нартах сидит человек в тулупе. Он с трудом поднимается. Тулуп падает с плеч, виден казацкий мундир. Это – есаул МАРТЫНОВ, адъютант генерал-губернатора Восточной Сибири. Левый рукав мундира перевязан окровавленной тряпкой.

МАРТЫНОВ

(хрипло)

Ваше превосходительство! Есаул Мартынов, с секретным донесением от Николая Николаевича Муравьёва.

ЗАВОЙКО


Наконец-то! С прибытием, с прибытием. Заходите в дом. Что это? Вы ранены?
МАРТЫНОВ

Рассказы потом, сейчас врача…
Есаул теряет сознание, опускается на снег.

ИНТ. ГОСПИТАЛЬНАЯ ПАЛАТА – ДЕНЬ

ТИТР. Три дня спустя.

Завойко сидит возле кровати, на которой лежит есаул. Мартынов бледен, левый рукав белой рубахи пуст.

МАРТЫНОВ

Знатный у вас доктор. Но руку всё равно жаль… Хорошо, хоть не правая.

ЗАВОЙКО


Долго ль добирались? И как? Через Охотск и Гижигу?

МАРТЫНОВ


Три месяца в пути…
ЗАВОЙКО

Чудеса! Не бывало такого. Но вам верю, есаул.
МАРТЫНОВ

После Гижиги - в Тигиль. Ну, а возле Мильково попался один лихой человек… Впрочем, сейчас не до этого.

ЗАВОЙКО


Если вам не трудно, есаул, давайте к делу. Одобрен ли наш план подготовки порта к новому вторжению неприятеля? Вы пока не видели… Ведь нам удалось восстановить прежние батареи, построить новые…

Есаул здоровой рукой открывает лежащий рядом с ним саквояж, достаёт бумаги и небольшие коробочки.


МАРТЫНОВ

Василий Степанович… х-м-м… Позвольте передать награды всем отличившимся при обороне порта… А вы высочайшим указом теперь переаттестованы в контр-адмиралы.

ЗАВОЙКО


Благодарю за весть. Да, непременно, мы вручим… Это важно, но…

МАРТЫНОВ


А ещё здесь – секретное предписание от его сиятельства генерал-губернатора.

(протягивает пакет)

Вы сами прочтёте. На словах только скажу, что принято решение разоружить и эвакуировать порт. Мне же приказано принять земское управление Камчаткой.

Завойко изумлённо смотрит на есаула.

МАРТЫНОВ

Оборона Петропавловска в случае нового нападения эскадры сочтена нецелесообразной.

Есаул откидывается на подушке.

Генерал берёт пакет, срывает печать, читает. Прочитав, встаёт, подходит к окну палаты, за которым начинает заметать пурга. Смотрит в окно, потом оборачивается.

ЗАВОЙКО


Вестовой!

Входит матрос.

ЗАВОЙКО

Всех старших офицеров – ко мне в дом!

ЗАТЕМНЕНИЕ

ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА – ВЕЧЕР

За столом сидят Завойко, Изыльметьев, Мровинский и другие офицеры.

ЗАВОЙКО

Таким образом, порт упразднён. И нам необходимо в кратчайшие сроки снять все укрепления, вооружить суда и при первой возможности вывезти все казённые учреждения и имущество, гарнизон и гражданских служащих с семьями. Это надо совершить с самым началом навигации, пока неприятель не сообразит пожаловать к нам вновь.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Господин адмирал, надлежит составить план экстренной эвакуации. Но прежде… Считаю важным, чтобы новое место назначения нашей эскадры оставалось неведомым кому бы то ни было.

ЗАВОЙКО


Оно ведомо лишь мне, господа.

Офицеры согласно кивают.



ЗАВОЙКО

Договоримся так: распространите мнения, что мы отправляемся в Сан-Франциско или в любое иное нейтральное для военных действий место. Сгодится даже и северное направление. Скажем, устье реки Анадырь. Словом, напустите побольше туману, друзья мои. А в тумане нам будет сподручнее уйти именно туда, куда и предписано.
Завойко встаёт.
ЗАВОЙКО

Полагаю, на сегодня всё, господа.
Офицеры выходят. Остаётся только капитан «Авроры».
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Признайтесь, Василий Степанович. Огорчило вас такое известие?
ЗАВОЙКО

Не скрою, Иван Николаевич, всё это весьма неожиданно. Я надеялся, что составленный нами план, наши соображения убедят высокое начальство… А! Да что теперь говорить… Надо исполнять приказ.
Адмирал смотрит на капитана.
ЗАВОЙКО

Знаете что? Давайте пройдёмся. Хочу прогуляться перед сном. Провожу вас до вашей «Авроры».
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Нашей, Василий Степанович, нашей с вами «Авроры». Я думаю, это имя ещё прогремит в истории России и флота.
НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ ПОРТ – ВЕЧЕР
Адмирал и капитан идут вдоль берега. Где-то горят костры, на кораблях слышны разговоры, смех моряков.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Наверное, жалко вам будет оставить эту землю?
ЗАВОЙКО

Представьте себе, ехал сюда не с самыми лучшими ожиданиями. Terra incognita… Не все в России даже толком понимают, где она, эта Камчатка. А когда окунулся в дела, понял – какая благодатная земля: и красивая, и богатая. И строить здесь можно, и ремёсла развивать, и рыбу ловить, и зверя пушного добывать. А люди какие!
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Слышу я в ваших словах гордость за Камчатку. Прикипели вы к ней, Василий Степанович.
ЗАВОЙКО

Это точно вы сказали – прикипел, всем сердцем. И семья моя тоже…
Адмирал при этих словах погрустнел.
ЗАВОЙКО

Эх, этой земле подсобить бы маленько, она бы развернулась во всю мочь! Такой порт можно было бы тут возвести, что и про Охотск с Аяном забыли бы.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Да, порт здесь нужен. Земли наши у океана требуют неусыпного присмотра. Найдутся охочие до здешних богатств.
ЗАВОЙКО

Ох, правы вы, капитан. Сегодня британец пожаловал - аж за тридевять земель. А завтра, глядишь, китаец или японец какой. Но ведомо ли сие разумение там, в Петербурге? Не очень в этом уверен…
Они подходят к фрегату.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Право, мне даже неловко. Адмирал провожает капитана.
ЗАВОЙКО

Не думайте о пустяках, Иван Николаевич. Завтра начинается тяжёлая работа. Ничуть не легче иной баталии. Промедлим – неприятель нас запрёт, как в норе, и тогда уж он своего не упустит. Ну, с Богом!
ЗАТЕМНЕНИЕ

НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ ПОРТ – ДЕНЬ

Общая панорама порта. Везде идут работы. Люди откапывают из-под глубокого снега орудия, сгружают их на нарты и по льду везут на корабли, стоящие во внутренней гавани. Пушки на верёвках поднимают на борт.

ТИТРЫ. После ухода неприятеля осенью в порт прорвались транспорты «Иртыш» и «Байкал», а также корвет «Оливуца».

Этой маленькой флотилии вместе с «Авророй» и «Двиной» теперь предстояло вывезти свыше 80 тысяч пудов груза и около 800 человек – экипажи, гарнизон и пассажиров.

НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ ПОРТ – ВЕЧЕР

Люди, стоя в грязи и воде, пилами и топорами ломают лёд, пытаясь прорубить проход для кораблей из внутренней гавани в незамерзающую Авачинскую губу.

ТИТРЫ. Работы продолжались круглые сутки, в течение месяца.

Камчатский порт прекратил своё существование. Его предстояло перевести на Амур, в Николаевск.

НАТ. СИГНАЛЬНАЯ СОПКА - УТРО

ТИТР. Апрель 1855 года

Завойко с группой офицеров и матросов на утренней заре поднимается по заснеженной тропе на вершину Сигнальной сопки. Они останавливаются у флагштока, отдают честь флагу порта. Матрос спускает флаг.

Завойко приседает, медленно разгребает рукой снег, добирается до каменистой земли, встаёт на колени и трижды целует землю.

НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ ПОРТ – УТРО

Завойко стоит у крыльца своего дома, уже совсем пустого. Рядом с ним – жена.

ЮЛИЯ


Василий, это тяжёлое решение, но его надо было принять. Мы дождёмся транспорта. Я бы не смогла сейчас с тобой уплыть, оставив этих людей здесь, с детьми…

ЗАВОЙКО


(сжимает её руки в своих ладонях)

Спасибо, Юлечка. Ты меня всегда понимала. И поддерживала. Молитесь за нас.

Юлия перекрещивает супруга, целует.

НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ ПОРТ - ДЕНЬ

Есаул Мартынов, казаки, охотники, местные жители стоят толпой на берегу Авачинской губы и смотрят на уходящие в кильватерном строю корабли, которые уже почти не видны в густом тумане. Здесь же – Юлия с детьми, Аксинья. Многие женщины плачут.

АКСИНЬЯ

Куда ж нам теперь деваться-то, господин есаул?

МАРТЫНОВ



Не надо отчаиваться. Живите, как и жили прежде.

АКСИНЬЯ


А сунутся эти басурмане? Тогда что?

Есаул поворачивается к стоящим вокруг людям.

МАРТЫНОВ

Ежели пожалуют французы с англичанами, будем уходить в Авачу, в Старый Острог. Куда у кого сил хватит. Продовольствием вас обеспечили года на два. Да и вокруг тут

(разводит руками)

живности, травы всякой доброй сколь угодно. Не пропадём!

НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА - УТРО

Русская флотилия в полном тумане медленно движется в сторону ворот Авачинской губы.

Камера поднимается вверх. Корабли становятся похожими на маленькие чёрные точки в белом облаке тумана. Они забирают правее. А левее от ворот губы, на расстоянии, виднеются такие же точки кораблей англо-французской эскадры.

НАТ. БОРТ «АВРОРЫ» - УТРО

Капитан «Авроры» смотрит в трубу, пытаясь разобрать что-то в тумане.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Господин адмирал, какие-то неясные силуэты… В трёх кабельтовых от нас.

ЗАВОЙКО


Не иначе – китобои. Тут в это время часто американцы промышляют. Больше некому. В любом случае, капитан, выдерживайте заданный курс – на Амур.

Завойко отворачивается, поднимает трубу, смотрит на исчезающий в тумане камчатский берег. Из-под ободка трубы по жёсткой щеке медленно сползает слеза.

ЗАТЕМНЕНИЕ

НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ» - ДЕНЬ

ТИТР. Камчатка. Петропавловск - май 1855 года

Адмирал Брюс смотрит в подзорную трубу и видит разрывы бомб и ядер на берегу в Петропавловске. Отдельные снаряды попадают в деревянные домики, другие – в склоны сопок.

Лейтенант Хоскинс приближается к Брюсу.

ХОСКИНС


Позвольте, господин адмирал, предложить оригинальную идею.

БРЮС


Валяйте!

ХОСКИНС


Как вы помните, в нашем трюме находятся русские пленники. Было бы чертовски неплохо дать им пальнуть пару раз по своим. За обещание свободы, например…

БРЮС


А что? Это было бы весьма забавно. Тащите этих дикарей.
ХОСКИНС

Прекратить огонь!

НАТ. БОРТ «ПРЕЗИДЕНТА» - ДЕНЬ

Из трюма англичане вытаскивают русских пленных – Семёна Удалого и ещё двоих матросов.

Они выходят на весеннее солнце, щурятся. Измождённые, с кандалами на руках, матросы еле стоят на палубе. Но, увидев, родной берег, оживляются.

ХОСКИНС

Его превосходительство дарит вам свободу. Но вы должны отблагодарить его.

Матросы не понимают английского, смотрят на лейтенанта, молчат.

Хоскинс показывает жестами на пушки, потом на берег.

ХОСКИНС


Паф-паф!

Он показывает на себе, будто сбрасывает кандалы.

Матросы начинают его понимать.

УДАЛОЙ


По своим предлагаешь пальнуть, британец? Купить свободу смертью братьев наших? Ребята, а ведь они не смогли взять порт! Целый год нас возили по морям-океанам, а Петропавловск так и стоит! Врёшь, британец, не возьмёшь!

Семён протягивает руки. Матросы снимают цепи.

Удалой подходит к пушке и неожиданно пытается развернуть её на англичан. Хоскинс отшатывается в сторону. Матросы окружают Семёна с верёвками, готовясь связать русского моряка.

Семён опережает англичан, по снастям взбирается на мачту, оттуда прыгает на ванты. Английские матросы поднимают ружья.

УДАЛОЙ

Прощайте, братцы! Не делайте греха, сраму не наживайте. Не стреляйте по своим. Уж лучше смерть…

Он кидается в воду.

Адмирал с ухмылкой смотрит за борт.

БРЮС


Что ж вы, лейтенант? Такой экземпляр упустили… Впрочем, ваше предыдущее командование ещё пуще опозорилось.
Брюс досадливо машет платком, поворачивается, чтобы уйти в каюту.

ХОСКИНС


Господин адмирал! Сэр! Там что-то происходит.
Брюс наводит трубу на берег и видит, что на одном из уцелевших зданий поднимается трёхцветный флаг.
БРЮС

Они что, сдаются?

ХОСКИНС


Никак нет, сэр! Насколько я понимаю, это их государственный флаг.

БРЮС


И что - нам снова туда переться?

ХОСКИНС


Сэр, мы ничего не теряем. К тому же, вы сами убедились: гарнизона там нет, никакой опасности для нас.

БРЮС


Уговорили, лейтенант. Спускайте шлюпку.

НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ ПОРТ – ДЕНЬ

Английская делегация шествует в направлении домика портоуправления, над которым недавно взвился русский флаг. Поодаль дымятся деревянные домики, загоревшиеся от разрывов снарядов. Английские и французские матросы прикладами ружей разрушают брустверы несуществующих батарей.

Из кустов, озираясь, выходит Чэйз.

ЧЭЙЗ

Господа, я бы мог ввести вас в курс дела. А заодно и предоставить услуги переводчика. Думаю, казак Мартынов вряд ли владеет языками…

Брюс смотрит на американца, небрежно машет рукой. Хоскинс кивает Чэйзу. Они входят в портоуправление.

ИНТ. ПОРТОУПРАВЛЕНИЕ – ДЕНЬ

В углу единственной комнаты портоуправления стоят казаки, в центре выделяется Мартынов. Комната пуста, только вдоль стен стоят несколько грубо сколоченных скамеек.

Адмирал заходит, оглядывается по сторонам, видит, что стульев нет, и сесть ему никто не предложит. Он начинает говорить по-английски.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница