Сценарий полнометражного художественного фильма




страница7/9
Дата17.07.2016
Размер1.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Да ты не печалься, девонька. Нас отпустили, и других отпустят. Они вроде не злые, французы-то эти. Вон, детям моим даже конфекты давали…

Жена боцмана уходит с детьми. Аксинья смотрит вдаль, на едва виднеющиеся корабли.

ЗАТЕМНЕНИЕ

НАТ. БЕРЕГ АВАЧИНСКОЙ ГУБЫ – УТРО

ТИТР. Петропавловск - 24 августа 1854 года

Густой утренний туман стелется над бухтой. С берега почти ничего не видно. Постепенно становится слышен звук шлёпающего по воде колёсного парохода «Вираго».

На берегу раздаётся тяжёлый звон церковного колокола, затем труба играет сигнал тревоги.

ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА – УТРО

Завойко стоит у открытого окна, слышит звон колокола и звук трубы. Спешно натягивает мундир, быстро умывается у рукомойника.

Входит Изыльметьев.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Василий Степанович, наблюдатели передают, что эскадра полным ходом направляется к нам.

ЗАВОЙКО


Что ж, иного мы и не ждали.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Неприятель оказался чрезвычайно щедр. Целых три дня отпустил нам на отдых.

ЗАВОЙКО


На подготовку, Иван Николаевич, на подготовку. Это куда важнее. Да я, впрочем, и не заметил, чтобы вы отдыхали.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Ваша правда, почивать не пришлось. Какие будут приказания?

ЗАВОЙКО


Да вы не хуже меня знаете. Главное – не дать им войти в Ковш. В случае высадки десанта направляйте стрелков на сопку. Хотя, признаться, истинные их намерения мне до конца не ясны. В любом случае, князю Максутову на седловине придётся несладко. Вы уверены в нём?
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Он знает, что делать.

НАТ. ЗАРОСЛИ КУСТАРНИКА – УТРО

ТИТР. Батарея №7

В кустарниковых зарослях, неподалёку от северного склона Никольской сопки, расположена седьмая батарея. Здесь же, в кустах, сидят отряды сибирских стрелков, камчадалов, матросов. Они должны вступить в схватку с возможным десантом.

НАТ. СЕДЛОВИНА – УТРО

ТИТР. Батарея №3

Александр Максутов ходит вдоль своей батареи из пяти орудий.

Подходит Завойко.

ЗАВОЙКО

Ну, что, Александр Петрович? Не боязно?

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Простите, господин генерал?

ЗАВОЙКО


Моряку-то на суше, наверное, не привычно воевать.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Так я тут почти как на родном корабле: орудия с «Авроры», прислуга – тоже. Будто никуда и не уходил.

ЗАВОЙКО


Вот и отлично! Надеюсь на вас, князь. Здесь будет жарко.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Не подведём! Признаться, я давно ждал этого часа, Василий Степанович.

ЗАВОЙКО


Верю. Даст Бог, свидимся ещё сегодня.

Губернатор быстро уходит.

НАТ. БОРТ «АВРОРЫ» - УТРО

Завойко и Изыльметьев наблюдают в подзорные трубы за приближающимися кораблями неприятельской эскадры.

ЗАВОЙКО

Все в сборе. Значит, так тому и быть.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Любая определённость лучше томительного ожидания, Василий Степанович.

ЗАВОЙКО


И то верно. Иван Николаевич, бывать у вас часто не смогу. Неизвестно, как всё обернётся, где-нибудь застряну… В общем, распоряжайтесь, как считаете нужным. Ведите огонь, отправляйте стрелков, не ждите моих указаний. Не до советов нам будет сегодня.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Благодарю за доверие.

Они крепко пожимают друг другу руки.

НАТ. СЕДЛОВИНА – УТРО

Александр Максутов смотрит на английские и французские корабли, готовится отдать приказ на залп.

«Вираго» на буксире подводит фрегаты с обвисшими парусами к сопке на расстояние выстрела.

Максутов краем глаза замечает какое-то движение сбоку. Он поднимает голову и видит, как на вершине Сигнальной сопки вздымается флаг Петропавловского порта .

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ

С Богом!

Фрегат «Президент», развёрнутый правым бортом, даёт мощный залп из всех орудий по батарее. Грохот, комья земли и камней летят вверх.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ

Батарея! Огонь!

Все пять орудий одновременно дают ответный залп.

Почти все заряды попадают в английский фрегат, на нём падает флаг. Пароход оттаскивает «Президента» в сторону. В бой вступает французский «Форт» с его тридцатью пушками.

Бомбы и ядра рвутся на совершенно открытой для обстрела третьей батарее: подбиваются станки орудий, платформы засыпает землёй и камнями, у одной пушки отрывается дуло, падают раненые и убитые матросы.

Максутова осыпает землёй, он на мгновение слепнет, стряхивает комья с лица, видит, что французский фрегат тоже получил пробоины в корпусе, повреждения на мачтах. На батарее продолжают вести огонь уже только три орудия.

НАТ. БОРТ «АВРОРЫ» - УТРО

Изыльметьев стоит на борту фрегата, слышит, что третья батарея стреляет всё реже.

ГОЛОС ИЗЫЛЬМЕТЬЕВА



(за кадром)

И за подмогой не шлёт… Знать, людей осталось больше, чем орудий. Но всё равно, надо ему помочь.

Капитан оборачивается. Чуть поодаль стоят несколько моряков.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Мичман!

Подбегает ФЕСУН – стройный крепкий брюнет невысокого роста.

ФЕСУН

Слушаю, господин капитан.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Сколько у вас людей?

ФЕСУН


Двенадцать матросов. Пока нигде не задействованы.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Берите их – и на седловину. Поддержите князя.

ФЕСУН


Есть поддержать!

Мичман разворачивается, бежит к трапу.

НАТ. СЕДЛОВИНА – УТРО

Оглушённый князь, словно в тумане, видит Мровинского, который что-то кричит артиллеристам. Осколок попадает в инженера, он падает. С другой стороны появляются женщины в белых косынках, они уносят раненых воинов.

Князь приподнимается, слегка шатаясь, идёт к орудиям. Бомбы и ядра по-прежнему летят на батарею, но артиллеристы их словно не замечают. Измазанные в земле и копоти, некоторые даже смеются.

Максутов смотрит на БОМБАРДИРА – старого усатого матроса.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ

Отчего развеселились, братцы?

БОМБАРДИР



Да вот, ваше благородие, бьём француза, бьём и боимся.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Боитесь? Чего же?

БОМБАРДИР



Как бы в Семёна нашего не попасть, Удалого. Говорят, он на «Форте» в трюме с ребятами.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Так на то он и Удалой. Если подобьёте фрегат, да тот затонет, Семён сам выплывет и товарищей выручит.

Матросы смеются.

От «Форта» отплывают шлюпки с десантом.

Бомбардир хочет зарядить пушку. Князь отодвигает его в сторону, сам заряжает, сам наводит и сам себе командует.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ

Третье орудие! Огонь!

Одна из шлюпок с французами взрывается и тонет. Радостный вопль русских артиллеристов оглашает сопку.

БОМБАРДИР

Ваше благородие! Отменный выстрел! Только, прошу покорнейше извинить, орудие по нумеру будет второе.

Максутов смеётся вместе с матросами.

Тут же в ответ раздаётся залп с «Форта», батарею словно подбрасывает в воздух вместе с землёй. Все падают.

Князь встаёт, за ним встают, отряхиваясь, остальные.

Он снова подходит к пушке, заряжает, наводит.

Раздаётся взрыв, лейтенанта словно толкает невидимое бревно, он отлетает на несколько метров, падает спиной в воронку. Приподнимается на локте левой руки, озирается по сторонам, видит перепачканную в крови и грязи собственную правую руку, оторванную по локоть.

Максутов слышит, что продолжает стрелять лишь одно орудие. Сквозь туман и дым он видит, как на батарею взбегают «авроровцы» во главе с Фесуном. Мичман склоняется над Максутовым.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



(шепчет)

Поздно, братец, поздно. Десант… Десант…

Он роняет голову, теряет сознание.

Матросы команды мичмана Фесуна заклёпывают все орудия. Пушки «Форта» продолжают огонь по замолчавшей батарее.

НАТ. БАТАРЕЯ №7 – УТРО

Батарея ведёт огонь по приближающимся к берегу фрегату «Президент», пароходу «Вираго» и корвету «Эвридика». Ответные залпы десятков орудий выводят из строя одну за другой русские пушки.

НАТ. БОРТ «ПРЕЗИДЕНТА» - УТРО

Бэрридж, капитан фрегата, видит, что русская батарея на седловине прекратила огонь.

БЭРРИДЖ


Отлично, теперь можно бросать в бой десант. Шлюпки на воду!

Капитан покидает мостик. От борта фрегата отчаливают несколько шлюпок с матросами. В одной из них – Бэрридж.

НАТ. БАТАРЕЯ №7 – УТРО

Командир батареи капитан-лейтенант КОРАЛЛОВ – невысокий молодой круглолицый блондин - машет рукой.

КОРАЛЛОВ

Третье орудие! Пали!

Ядро попадает точно в одну из шлюпок с десантниками, она переворачивается.

Английский фрегат усиливает огонь.

На батарее разрывается несколько бомб. Осколок бьёт Кораллова в голову, он падает.

Все орудия разбиты. Команда покидает батарею, унося раненых.

На берег высаживаются английские матросы.

НАТ. БЕРЕГ АВАЧИНСКОЙ ГУБЫ – УТРО

К берегу у подножия Никольской сопки, напротив замолчавшей третьей батареи, высаживается второй десант эскадры – с фрегата «Форт». Французские матросы карабкаются вверх по склонам Никольской сопки.

НАТ. БАТАРЕЯ №7 – УТРО

На развалинах седьмой батареи Бэрридж даёт указания лейтенанту ПАРКЕРУ – тощему рыжему ирландцу.

БЭРРИДЖ

Лейтенант, ваш отряд самый крупный. Вам – особая задача. Пока мы оседлаем эту горку,

(машет в сторону сопки)

вы ударите русским в тыл, войдёте в порт, там действуйте по обстановке.

ПАРКЕР


Слушаюсь, господин капитан. Поджарим их с двух сторон.

Лейтенант быстро уходит, вместе с отрядом он удаляется по узенькой тропке в сторону густых кустарников.

НАТ. КУЛТУЧНОЕ ОЗЕРО – УТРО

ТИТР. Батарея №6

На берегу небольшого Култучного озера в зарослях прячутся несколько картечных орудий. Командир шестой батареи поручик ГЕЗЕХУС – высокий молодой человек с едва пробивающимися усиками - слышит, что бой на берегу стих. Он жестом подзывает к себе бородатого кряжистого казака КАРАНДАШЕВА. Тот подводит к позиции конную пушку, разворачивает её в сторону тропы.

ГЕЗЕХУС


Сейчас пойдут… Готов?

КАРАНДАШЕВ



Так точно, ваше благородие, мы с Орликом готовы. Эге! Слышите треск? И чавк? Это они шеломайник прошли, а опосля по большой луже протопали.

ГЕЗЕХУС


Ну, и слух у тебя. Никакой подзорной трубы не надо.

На тропинке появляются английские солдаты в красных мундирах. Они уверенно шагают, не ожидая встретить какого-либо сопротивления.

ГЕЗЕХУС

Первое орудие! Пали!

Залп картечи из кустов врезается в гущу английского отряда.

ГЕЗЕХУС

Второе орудие! Пали!

Англичане начинают отстреливаться. Несколько пуль задевают лошадь, она несёт в сторону и едва не падает. Казак сдерживает Орлика и тут же получает ранение в левую руку.

Англичане продолжают ружейный огонь. Батарея отвечает картечными залпами.

Карандашев одной рукой разворачивает пушку, заряжает, даёт залп. Ядро попадает в самую гущу английского отряда, несколько солдат падают замертво. Раненые стараются отползти в сторону

Паркер, удивлённый таким поворотом событий, отзывает отряд.

ПАРКЕР


Отряд! Слушай мою команду! Отходим к сопке.

НАТ. НИКОЛЬСКАЯ СОПКА – УТРО

У подножия сопки Завойко стоит на небольшом возвышении возле порохового погреба в окружении нескольких матросов, наблюдает в трубу за боем на шестой батарее.

Рядом с погребом раздаются взрывы. Генерала и всех, кто стоит рядом, накрывает комьями земли и щебня.

Генерал стряхивает с мундира грязь, смотрит на погреб.

ГОЛОС ЗАВОЙКО



(за кадром)

Эк точно бьют! Как будто наводит кто… Неужели Усов сдал? Или Удалой? Нет, не может того быть. Но ведь с умыслом явно бьют…

НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПИК» - УТРО

Николсон смотрит в трубу, наблюдает за выстрелами своих пушек по склону Никольской сопки, где должен находиться пороховой погреб.

НИКОЛСОН


Надеюсь, китобой не соврал. И мы сейчас разнесём половину этой деревеньки!

ФЛЭШ-БЭК. НАТ. БУХТА ТАРЬЯ - ДЕНЬ

На берегу бухты сидит КИТОБОЙ - толстый мужик средних лет, ловит рыбу на самодельную удочку. На голове - цветастый платок, правая нога перевязана тряпками ниже колена.

Сзади подходят три английских матроса и лейтенант Паркер.

ПАРКЕР

Эй! Кто таков? Что здесь делаешь?

Китобой оборачивается, прищуривается, сплёвывает и продолжает удить рыбу.

ПАРКЕР

По-английски понимаешь? Мы тебя берём в плен.

КИТОБОЙ


Какого чёрта?! Рыбу распугаете. Хватит орать, не глухой.

Паркер удивляется, что ему отвечают по-английски, хотя и с акцентом.


ПАРКЕР

Американец?

КИТОБОЙ


Зовите меня Чарли. Я – с китобойного судна. Ребята ушли на промысел, а меня оставили.

(показывает на ногу)

Повредил голень, теперь лечусь.

ПАРКЕР


Как это – лечишься?

КИТОБОЙ


А здесь источников горячих полно.

(описывает рукой дугу)

Лечат от всех болезней лучше эскулапов.

ПАРКЕР


Хватит врать. Вставай, берём тебя в плен.

КИТОБОЙ


Эй-эй, за что? Я же не матрос, я мирный рыбак. Окей, окей. Давайте заключим сделку.

ПАРКЕР


Что?

КИТОБОЙ


Вы мне даруете свободу, а я вам предоставляю ценную военную информацию.

Англичане смеются.

ПАРКЕР

Что ты можешь знать, хромой китобой?

КИТОБОЙ


Например, где находится у русских пороховой погреб…

Англичане переглядываются.

ПАРКЕР

Годится, Чарли. Только чем же тебе русские насолили, что ты их так легко сдаёшь?

КИТОБОЙ


Ничем. Просто сделка, коммерция. Свобода в обмен на информацию. Как говорит мой брат, владелец нашего судна, «это только бизнес - ничего личного».

НАТ. НИКОЛЬСКАЯ СОПКА – УТРО

Новый разрыв бомбы рядом с погребом. Но внимание генерала отвлекают крики и выстрелы, доносящиеся с гребня сопки. Вниз по склону скатываются несколько стрелков поручика ГУБАРЕВА – полного, немолодого полицмейстера.

ЗАВОЙКО


(кричит стрелкам)

Почему оставили позиции?

ГУБАРЕВ


(подбегает)

Ваше превосходительство, их там очень много, мы бы не удержались…

ЗАВОЙКО


(яростно)

Приказа же не было! Эх! Разжалую в волонтёры. Гардемарин! Соберите людей и займите оставленную позицию. Ни шагу назад!

Гардемарин убегает. Завойко подзывает двух вестовых.

ЗАВОЙКО

Отрядам мичманов Анкудинова и Михайлова мой приказ: занять Николку и сбить противника с горы. Изыльметьеву передайте: как можно больше людей отправить сей же час на сопку.
ИНТ. СЕЛО АВАЧА. ИЗБА – УТРО
Юлия стоит у окна, с тревогой прислушивается к отдалённому гулу орудий. Шепчет слова молитвы. Взгляд её затуманивается.

ФЛЭШ-БЭК. ИНТ. ДВОРЕЦ. БАЛ – ВЕЧЕР.

Во дворце идёт бал. В вальсе кружатся пары. К Юлии подходит молодой офицер в капитанской форме - Завойко, приглашает её на танец. Он танцует не очень ловко, слегка наступая Юлии на подол платья. Она смеётся.

ЮЛИЯ


У вас в Малороссии все так танцуют?

ЗАВОЙКО


Простите, баронесса. После длительного плавания эта «палуба»

(кивает на паркет)

мне не совсем привычна. Но я справлюсь.

ЮЛИЯ


Не сомневаюсь, капитан. Вы обязательно справитесь.
ИНТ. СЕЛО АВАЧА. ИЗБА – УТРО

ЮЛИЯ


(шепчет)

Ты справишься. Я верю. Храни тебя Господь.

НАТ. БЕРЕГ АВАЧИНСКОЙ ГУБЫ – УТРО

Бэрридж стоит на берегу и смотрит, как его матросы карабкаются вверх по склону Никольской сопки. Он готовится к ним присоединиться, но видит, как по тропинке бежит Паркер со своими матросами.

БЭРРИДЖ


Чёрт побери, лейтенант! Вам было приказано двигаться в другую сторону.

ПАРКЕР


(запыхавшись)

Сэр! Мы наткнулись на хорошо укреплённую русскую батарею. Боюсь, там понадобится длительная осада. Разрешите моему отряду присоединиться к вам.

БЭРРИДЖ


Откуда там может быть… Ладно, чёрт с вами. В гору!

Англичане забираются по склону наверх.

НАТ. БОРТ «АВРОРЫ» - УТРО

Изыльметьев видит, что на гребне Никольской сопки появились английские и французские матросы. Он подзывает Фесуна.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Николай Алексеевич, берите свою команду – и на сопку. И Давыдов с Пилкиным пусть присоединяются к вам со своими матросами. Да, и передайте на «Двину», чтобы сибирские стрелки тоже выдвигались. Застоялись они там, я думаю.

ФЕСУН


Каков будет приказ?

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Не допустить занятия неприятелем Никольской сопки, сбросить его штыками в море.

ФЕСУН


Есть – штыками в море!

Мичман убегает.

ИНТ. ГОСПИТАЛЬНАЯ ПАЛАТА – УТРО

В госпитальной палате лежат раненые. Вокруг них снуют санитары. За окном слышен шум – стрельба из ружей и пушек.

От койки, где лежит Александр Максутов, отходит священник. Около койки сидит на корточках Аксинья, подаёт князю воды.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Спасибо тебе, девица.

(вздыхает)

Хорошо, что правая рука цела осталась.

(улыбается)

Можно перекреститься.

АКСИНЬЯ


Тут давеча ваш брат приходил, вы в забытьи лежали. Сигару оставил.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Спасибо, сейчас не хочется. А ты из казачек? Звать-то тебя как?

АКСИНЬЯ


Родители назвали Аксиньей. А все здесь почему-то кличут Сероглазкой. Да я привыкла.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Там где-то книжка лежала, «Мёртвые души». Почитала бы мне вслух…

АКСИНЬЯ


Да я, Александр Петрович, грамоте не учёная…

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Жаль… Постой, а ты ведь была там, на батарее, когда меня…

АКСИНЬЯ


Была, раненых помогала выносить.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Скажи, девица, а что, батарея продолжала стрелять, когда я упал?

АКСИНЬЯ


Была стрельба ещё… А это плохо?

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Да я и сам не знаю теперь – хорошо сие или нет…

Аксинья срывается, подбегает к окну.

АКСИНЬЯ

Ох, ты, пресвятая дева! Что делается!

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Что там?

АКСИНЬЯ


Матросы ихние на Николку взобрались. Быть беде!

Входит доктор ВИЛЬЧКОВСКИЙ – седобородый мужчина средних лет.

ВИЛЬЧКОВСКИЙ

Ну-с, Александр Петрович, готовы к операции? Руку-то вам надо подремонтировать.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Доктор, а как же…

(указывает на окно)

ВИЛЬЧКОВСКИЙ



Не отвлекайтесь, князь. И без вас есть, кому за Россию постоять.

НАТ. ГРЕБЕНЬ НИКОЛЬСКОЙ СОПКИ – УТРО

На вершине сопки стоят несколько десятков англичан и французов. С разных сторон по склонам поднимаются остальные участники десанта.

Перед ними - порт как на ладони, во внутренней гавани стоят «Аврора» и «Двина». Часть десантников начинает спускаться вниз по склонам, другие ведут ружейную и гранатную стрельбу по кораблям. Они кричат, весело ругаются, их поддерживают барабанщики, выбивая воинственную дробь.

Камера поднимается над сопкой. По склонам, сквозь заросли кустарников, ползут вверх отряды русских стрелков. Их значительно меньше, они находятся под огнём неприятеля, но продолжают взбираться вверх.

НАТ. БОРТ «АВРОРЫ» - УТРО

Изыльметьев стоит у трапа вместе с молоденьким мичманом МИХАЙЛОВЫМ, внизу матросы садятся в шлюпку.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Мичман, ваш отряд - последний резерв «Авроры». Не подведите.

МИХАЙЛОВ


Не подведём, Иван Николаевич. Умрём, а не пустим неприятеля в порт.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Лучше останьтесь живы.

(улыбается)

Кто же поведёт фрегат, когда всё закончится?

(обращается к матросам)

Братцы! Надеюсь, вы не забыли, как надо ходить в штыки.

ГОЛОСА МАТРОСОВ



(за кадром)

Помним! Покажем им!

Шлюпка отчаливает. Капитан смотрит на них.

ГОЛОС ИЗЫЛЬМЕТЬЕВА

(за кадром)

Если не сбросят неприятеля, придётся взрывать фрегат. Хотя сей шаг и не спасёт Петропавловск…

НАТ. СКЛОН НИКОЛЬСКОЙ СОПКИ – УТРО

По склону карабкаются русские стрелки. Все отряды смешались - охотники-камчадалы, «авроровцы», сибирские стрелки. Они выжидают, не открывают огонь: с такого расстояния пули, выпущенные из кремниевых ружей, не достигают противника.

Из зарослей показывается долговязая фигура Паркера, рядом с ним – морской пехотинец со знаменем Гибралтарского полка. Лейтенант оглядывается, высматривая своих солдат.

Внезапно из зарослей выбегают русские с криками «Ура!». Крики слышатся с разных сторон. Стрельба почти прекращается, начинается рукопашная. Пока англичане и французы перезаряжают ружья, русские пускают в ход штыки. Идёт жестокая рубка. Слышны крики, ругань и одиночные выстрелы охотников, засевших на гребне сопки.

НАТ. БЕРЕГ АВАЧИНСКОЙ ГУБЫ – УТРО

Де Пуант сходит на песчаный берег с адмиральского вельбота. Он слышит, что стрельба почти стихла, трещат одиночные выстрелы, зато всё громче раздаются крики.

Адмирал с ужасом видит, как по склонам, обращённым к бухте, скатываются отступающие английские и французские матросы.

НАТ. ГРЕБЕНЬ НИКОЛЬСКОЙ СОПКИ – УТРО

Среди атакующих русских видны Завойко, гардемарин со своим отрядом, артиллеристы Дмитрия Максутова, команда мичмана Пастухова, сибирские стрелки с «Двины». Они стреляют и колют штыками солдат противника.

Невзрачный, маленького роста сибирский стрелок видит Паркера, который отступает и отстреливается на ходу. Сибиряк прицеливается, стреляет. Паркер, взмахнув руками, падает на спину.

Молоденький матрос спотыкается, роняет ружьё, оно катится вниз. Он устремляется за ним и натыкается на двух англичан. От отчаяния матрос кидается на них, все вместе орут и катятся по склону вниз.

Из кустов выскакивает камчадал Афанасий, стреляет в одного англичанина, бьёт прикладом другого. Подаёт матросу руку. Тот встаёт, подбирает своё ружье.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница