Сценарий полнометражного художественного фильма




страница6/9
Дата17.07.2016
Размер1.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Батарея! Слушай мою команду!

Все становятся по местам, мальчишки подносят заряды.

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Первое орудие! Огонь!

Батарея ведёт прицельный огонь по подошедшим фрегатам. Навстречу летят неприятельские снаряды.

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Пятое орудие! Огонь!

Батарея окутана дымом, сквозь который виднеются матросы, уносящие раненых на носилках. Подросток МАТВЕЙ подносит картуз, бежит обратно, рядом разрывается бомба. Мальчик падает. К нему подбегает САНИТАР.

САНИТАР

Куда тебя?

МАТВЕЙ


Рука…

Санитар осматривает мальчика и видит, что оторванная осколком кисть валяется рядом, а из раны хлещет кровь. Матвей бледнеет. Подбежавшие матросы уносят подростка в блиндаж.

Угрюмов подходит к Максутову.

УГРЮМОВ


Чего они пужаются-то? Подошли бы поближе, мы бы им показали.

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Да они не столько нас боятся, сколько «Авроры». Чуть ближе из-за Сигнальной сопки выйдут, тут им и покажут… Из всех орудий левого борта. А там и «Двина» добавит, даром что транспорт.

(кричит)

Второе орудие! Огонь!

НАТ. БОРТ «АВРОРЫ» - ДЕНЬ

Изыльметьев наблюдает за событиями на второй батарее. Рядом - взволнованный Александр Максутов.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Господин капитан! Если вы не считаете нужным отправить меня на седловину, то хотя бы туда отпустите.

Он показывает в сторону Кошки.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Вы считаете, что ваш брат действует неправильно?

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Нет, но… Как-то вяло. Там нужно…

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



(перебивает)

Простите, князь, но Дмитрий Петрович действует по всем правилам батального искусства, расчётливо и хладнокровно. Несмотря на то, что он ещё ни разу не бывал в настоящем бою.

Максутов согласно кивает.

МАКСУТОВ

Вы правы, не бывал. Впрочем, как и я.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Конечно, в горячке сражения велик соблазн открыть беглый огонь по противнику. Но тогда его запасов надолго не хватит. А у неприятеля, не забудьте, орудий поболее нашего имеется. Так что…

Подбегает вестовой, козыряет, отдаёт Изыльметьеву записку. Капитан быстро читает, машет листком бумаги.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Вот, поглядите, что брат ваш отписывает.

(читает)

«Заряды в избытке, порох расходуем скупо. Один тяжело раненый. Отобедали, пьём чай».

Стоящие рядом матросы, услышав последнюю фразу, смеются.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Дмитрий Петрович будет биться до последнего заряда. А если умолкнет Кошка, «Аврора» окажется один на один с фрегатами неприятеля. Нам тогда не выстоять. И порт падёт.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



(тихо)

Держись, брат! Дай Бог тебе сил! И всем нам…

НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПИК» - ДЕНЬ

Капитан «Пика» Николсон стоит у борта. Рядом – Бэрридж. Орудия фрегата ведут огонь по русской батарее.

НИКОЛСОН


Чёрт побери! Они и не думают сдаваться. Сколько снарядов уже израсходовано, и всё зря.

Капитан с силой бьёт трубой по бедру.

БЭРРИДЖ

Что вы предлагаете, капитан?

НИКОЛСОН


Десант, мощный десант! Но не такой, как у этих лягушатников. Они только всё испортили. Чуть завидели русских и ретировались. Хватит расстреливать сопки, надо высаживаться!

БЭРРИДЖ


Согласен, капитан. Но потребуется время для подготовки.

НИКОЛСОН


Вы куда-то опаздываете, Бэрридж?

НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ» - ДЕНЬ

Адмирал Пуант смотрит в трубу на позиции русских.

ПУАНТ


Что за канониры эти англичане? Не могут разбомбить ничтожную батарею.

Оборачивается к стоящему рядом офицеру.

ПУАНТ

Передайте Николсону: усилить огонь. Вдавить их в землю. Не давать русским возможности не то что стрелять, а даже головы поднять.

НАТ. БОРТ «АВРОРЫ» - ДЕНЬ

Изыльметьев видит, как английский пароход «Вираго» выходит из-за Сигнальной сопки, чтобы ударить по второй батарее своей носовой пушкой.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Орудия левого борта! Огонь!

Мощный залп сотрясает фрегат. Тут же с батареи Максутова доносится грохот всех её орудий. «Вираго» пыхтит трубой и отходит назад.

На «Авроре» слышатся крики матросов «Ура!».

НАТ. БАТАРЕЯ №2 – ДЕНЬ

На батарее продолжается жизнь. Снуют женщины, помогающие санитарам уводить раненых с позиций. Мальчишки несут картузы с зарядами. Поодаль пожарные-добровольцы тушат два небольших домика, в которые попали ядра и бомбы с фрегатов.

Дмитрий Максутов подходит к блиндажу, видит Матвея, лежащего на холстине, рядом с ним хлопочет ДОКТОР.

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Как он?

ДОКТОР


Кровь остановили, жить будет. Вот только кисть…

Максутов подходит к бледному Матвею. Глаза мальчика горят.

МАТВЕЙ

Мне уже не больно, Дмитрий Петрович! Доктор сказал – заживёт. Да ведь ещё и вторая рука есть.

Лейтенант застёгивает верхние пуговицы мундира, одёргивает его.

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Ты молодчина, Матвей. Мы тобой гордимся.

МАТВЕЙ


Мы же их побьём, правда?

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Непременно. С такими воинами, как ты, просто обязаны их поколотить. Выздоравливай!

Он пожимает здоровую руку мальчика, уходит к орудиям.

НАТ. БОРТ «АВРОРЫ» - ДЕНЬ

Завойко поднимается на борт фрегата.

ЗАВОЙКО

Иван Николаевич, какие действия предпринимаете?

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Снаряжаем катер с зарядами для второй батареи. Она почти не отвечает на выстрелы неприятеля. Да и донесения от Дмитрия Петровича перестали поступать.

ЗАВОЙКО


Кого посылаете?

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Как раз и размышляю над этой дилеммой, Василий Степанович. Вылазка предстоит опасная, часть пути – на виду у фрегатов. Попадут хоть одной бомбой – погибнут люди, пропадёт порох. Склоняюсь к кандидатуре мичмана Пастухова.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Господин генерал, я готов возглавить вылазку. Там – мой брат. Неужели…

ЗАВОЙКО


Александр Петрович, поверьте, я ценю ваше мужество. И понимаю ваши чувства. Но…

Губернатор замолкает, словно подбирает слова. Смотрит на Максутова, но его внимательно слушают все, кто стоит на борту «Авроры».

ЗАВОЙКО

Друзья мои, мы не знаем, что ещё припас адмирал Прайс. Не знаем, с чем нам предстоит столкнуться сегодня, завтра… Вы, князь, определены на третью батарею. Там и встретите неприятеля. Чувствую, понадобится именно такой толковый офицер, как вы.

АЛЕКСАНДР МАКУСТОВ



(с досадой)

Боюсь, моя батарея так и не сделает ни единого выстрела.

ЗАВОЙКО


Что вы, голубчик! Уже сделала. Всего два – зато какие!

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Неужели?

ЗАВОЙКО


Только что донесли: бриг и корвет подошли к седловине, пытались высадить десант. Но батарея открыла огонь, потопила одну шлюпку, повредила корму корвета. Противник ретировался.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Чёрт! Простите, господа. И без меня!

ЗАВОЙКО


Не печальтесь. То была лишь пристрелка. Ну, а как пойдёт серьёзная баталия, там-то вы и пригодитесь, князь. Поверьте мне.

Губернатор двумя руками слегка приобнимает Максутова за плечи, быстро уходит с фрегата по сходням.

Изыльметьев поворачивается к мичману Пастухову.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



С богом, голубчик! На вас вся надежда – и наша, и второй батареи.

Мичман отдаёт честь, уходит. У борта фрегата уже качается на волнах катер с зарядами.

Князь Максутов с тревогой смотрит на уходящий катер.

НАТ. ВНУТРЕННЯЯ ГАВАНЬ. КАТЕР – ВЕЧЕР

Катер пробирается по внутренней гавани. С неприятельских фрегатов его сразу замечают и переводят огонь. Рядом с судёнышком падают бомбы и ядра, взвиваются вверх брызги.

Мичман подаёт команды гребцам.

ПАСТУХОВ

Табань!

Катер сдаёт назад.

ПАСТУХОВ

Навались!

Катер продолжает движение.

НАТ. БАТАРЕЯ №2 – ВЕЧЕР

Дмитрий Максутов и его артиллеристы наблюдают за приближением товарищей и стрельбой англичан и французов, которые переключились с батареи на катер.

НАТ. ВНУТРЕННЯ ГАВАНЬ. КАТЕР – ВЕЧЕР

Мичман продолжает выкрикивать команды. Сквозь грохот падающих снарядов и шум воды слышно его плохо, но матросы по меняющейся интенсивности огня улавливают – что делать. Они то гребут, то сушат вёсла, то сдают назад.

НАТ. БАТАРЕЯ №2 – ВЕЧЕР

Катер утыкается в песчаный берег Кошки. Артиллеристы кричат «Ура!». Максутов заходит в воду, встречает спрыгнувшего с катера Пастухова крепким объятием.

ПАСТУХОВ

Господин лейтенант! Дмитрий Петрович! Принимайте подкрепление с «Авроры».

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Спасибо, Пастухов! Молодцом! Прошли гавань прямо-таки ювелирно.

ПАСТУХОВ


Мы вовремя? Заряды закончились? Иван Николаевич очень переживал, что от вас нет донесений. И огня уже не ведёте…

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Дорогой мой! Зарядов вполне достаточно. Я тут как Скупой рыцарь – чахну…

(делает паузу, смеётся)

над порохом.

Пастухов выглядит расстроенным.

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Ничего, ничего! Всё пойдёт в дело.

(кивает в сторону бухты)

Неприятель и не думает успокаиваться. Так что, друг мой, не зря вы рисковали, не зря.

Новая порция снарядов ударяет по батарее. Максутов занимает своё место. Мичман стоит рядом.

Фрегаты «Пик» и «Президент» на фоне начинающего заходить солнца выглядят ещё более грозно, изрыгая огонь из всех пушек.

НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПИК – ВЕЧЕР

Англичане ведут беспрерывный огонь по русской батарее. У борта – Николсон и Бэрридж.

БЭРРИДЖ


Похоже, у них закончились заряды. Молчат уже давно…

НИКОЛСОН


Думаю, вы правы. Полный вперёд!

Фрегат начинает ход в направлении берега.

НАТ. БАТАРЕЯ №2 – ВЕЧЕР

ДМИТРИЙ МАКСУТОВ



Седьмое орудие! Огонь! Девятое орудие! Огонь!

(через паузу)

Второе орудие! Огонь!

НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПИК – ВЕЧЕР

Николсон смотрит в трубу и видит взвившиеся дымки на русской батарее.

НИКОЛСОН


Проклятье!

Борт «Пика» сотрясает два взрыва.

НИКОЛСОН

Флэтли! Что там?

ГОЛОС


(за кадром)

Две пробоины в корпусе, сэр!

НИКОЛСОН


Отходим!

НАТ. СИГНАЛЬНАЯ СОПКА – ВЕЧЕР

На Сигнальной сопке, возле умолкнувшей первой батареи стоит Завойко. Он смотрит на гладь Авачинской губы, окрашенную закатным солнцем.

Англо-французская эскадра отходит к противоположному берегу бухты.

ИНТ. СЕЛО АВАЧА – НОЧЬ

Юлия сидит за столом и при свете свечи читает письмо.

ГОЛОС ЗАВОЙКО

(за кадром)

Душа моя! Спешу сообщить, что прошедший день оказался нелёгким. Жарко было на всех позициях. Но, слава Богу, порт отстояли с малыми потерями…

ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА – НОЧЬ

Завойко за столом, пишет письмо.

ГОЛОС ЗАВОЙКО



(за кадром)

Штыки наши им не пришлись по нраву, предпочитают бомбардировать. Неприятель получил от нас немало ощутимых ударов. И, Бог даст, завтра не сунется.

ИНТ. СЕЛО АВАЧА – НОЧЬ

Юлия читает письмо, вытирает слезу уголком платка.

ГОЛОС ЗАВОЙКО



(за кадром)

Твой ответ меня весьма подбодрит. Обними детей. Без моего ведома в порт не возвращайтесь. Благослови нас Господь. Всегда твой Василий.

ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА – НОЧЬ

Завойко заканчивает письмо жене.

ГОЛОС ЗАВОЙКО



(за кадром)

Постскриптум. Прости меня, Юлечка, если не всегда был внимателен к заботам твоим и не уделял должного времени семье нашей.

Камера поднимается над столиком и выплывает через открытое окно наружу. Парит над портом. Повсюду горят костры, слышатся крики, смех, звон пил, стук плотницких топоров, лязг металла. Идёт восстановление батарей.

Камера парит дальше, залетает в открытый иллюминатор каюты на «Авроре».

ИНТ. БОРТ «АВРОРЫ». КАЮТА КАПИТАНА – НОЧЬ

В каюте сидят и беседуют Изыльметьев и Александр Максутов. На небольшом столике – куски хлеба, нарезанная солонина, две оловянные кружки.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Я ведь двадцать лет ходил по Балтике. Признаться, думал, там и службу окончу. Но судьба иначе распорядилась…

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



А я бы сейчас, наверное, всё отдал, чтобы оказаться в Финском заливе. Здешние места меня не привлекают, капитан, уж не взыщите.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Как знать, князь, как знать… Неведомо нам божье провиденье. Может статься, что именно на Камчатке осуществится ваше предназначенье. И военное, и человеческое.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Скорее бы уж. А то брат мой, можно сказать, пропитался порохом сражений, а я…

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Думаю, самые серьёзные испытания для всех нас ещё впереди. Англичане и французы обозлены таким ходом событий. И захотят завершить эту кампанию мощным ударом. В ближайшие дни нам предстоит этот удар отразить. Или погибнуть. Иного не дано.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Умрём, а не сдадимся!

Они поднимают кружки, выпивают.

Камера вылетает из каюты, поднимается над Сигнальной сопкой, парит над бухтой. Вдали видны огоньки, мерцающие на бортах кораблей англо-французской эскадры.

ИНТ. ТРЮМ ФРЕГАТА «ФОРТ» - НОЧЬ

В трюме фрегата сидят и лежат русские матросы, в углу приютилась семья боцмана Усова. Семён подходит к маленькой щели в обшивке, пытается что-то разглядеть в ночной темноте.

Наверху слышны стуки, лязги, прочие шумы.

УДАЛОЙ

Знать бы, где мы. Темень кругом… И с фрегата на фрегат тоже ночью пересаживали, чтобы мы, значит, ни черта не поняли. А, Усов?

УСОВ


(рассудительно)

Бой закончился - больше не стреляют. Значит, отошли опять к Тарье. Слышишь – плотники работают и такелажники? Видать, знатно наши им борта и мачты пообломали.
УДАЛОЙ

Эх, рвануть бы отсюда! Я б доплыл. Ей-богу, доплыл. Уж мы бы им показали всю силушку нашей «Авроры»!

УСОВ


Бог даст, выживем. Главное, порт стоит, не сдался.

ИНТ. БОРТ «ФОРТА». ВОЕННЫЙ СОВЕТ – НОЧЬ

На борту французского фрегата собрались офицеры объединённой эскадры. Слышен визг пил и стук топоров – восстанавливаются разрушенные переборки, заделываются пробоины, чинятся повреждённые мачты.

ПУАНТ


Русские держатся весьма мужественно. И пускай некоторые

(смотрит в сторону Николсона)

полагали, будто они выбросят белый флаг, едва завидев нас, этого не произошло. Более того, бездарные действия английских судов не только не привели к подавлению русских батарей, но и помешали моим матросам осуществить захват порта ударом с суши.

НИКОЛСОН


Господин адмирал! Что вы хотите этим сказать? Ваши матросы удрали лишь только увидели русских с их допотопными кремниевыми ружьями.

ПУАНТ


А не с вашего ли фрегата, капитан, прилетела эта злосчастная бомба, унесшая жизни нескольких сынов Франции?

НИКОЛСОН


Кто ж знал, что ваши доблестные матросы вместо того, чтобы бить врага, начнут танцевать на батарее?!
Пуант чувствует, что участники совета согласны скорее с Николсоном, чем с ним. Даже французские офицеры молчат, не поддерживают Пуанта.

ГОЛОС ПУАНТА



(за кадром)

Чёрт возьми! Я полагал, что они все захотят поскорее убраться из этой дыры, чтобы не покрывать себя позором. А они… Особенно этот несносный капитан. Придётся смириться.
ПУАНТ

(примирительно)

Что вы предлагаете, Фредерик?
НИКОЛСОН

Наши потери не столь велики, чтобы не сформировать крепкий десант. Батареи русских, можно считать, полностью разбиты. А если учесть, что «Аврора», которую некоторые остерегались, почти не стреляла, с зарядами, полагаю, дела у них совсем плохи. Предлагаю снарядить совместный десант и захватить порт по двум направлениям

(показывает на карте)

– как с севера, так и со стороны сопки, на которой мы заставили замолчать батарею. Конечно, при огневой поддержке всех имеющихся у нас орудий.

ПУАНТ


Соглашусь с вами, капитан. Предлагаю отрядить в десант от каждой эскадры по 350 человек матросов и солдат морской пехоты. Вопросы, господа?

Все молчат.

ПУАНТ

Так и постановим. Кстати, при этом полагаю возможным действовать не только силой, но и проявить милосердие.

Все удивлены, смотрят на адмирала.

ПУАНТ

Думаю, стоит отпустить… э-э-э… некоторых пленников. Например, женщину с детьми. Матросов же отпустим после взятия порта.

НИКОЛСОН


Господин адмирал, я не склонен считать это решение верным.

ПУАНТ


Капитан, потрудитесь не оспаривать распоряжения старшего по званию.

Николсон играет желваками, молчит.

ПУАНТ

Да, и ещё. О должном запасе пуль для штуцеров вы, конечно, сами позаботитесь. Но не забудьте, чтобы были взяты материалы для заклёпки русских орудий, а также провизия, вино и одеяла.

Николсон недоумённо поднимает брови.

ПУАНТ

Завтракать, господа, мы будем на руинах Петропавловска. И нужен хотя бы минимальный комфорт, не так ли?

НИКОЛСОН


Я распоряжусь обо всём этом. А также о наручниках для пленных.

Англичанин выходит из адмиральской каюты.

ЗАТЕМНЕНИЕ

НАТ. ПОРТ – УТРО

ТИТР. Петропавловск - 21 августа

Раннее утро, солнце ещё не встало из-за океана, но уже светло.

К дому губернатора идут Изыльметьев, братья Максутовы, Мровинский, другие офицеры.

ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА – УТРО

Завойко сидит за столом у карты порта, вокруг стола – офицеры.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Потери наши составили шесть человек убитыми. Есть и раненые. Тяжело ранен командир первой батареи лейтенант Гаврилов.

Генерал печально кивает головой.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Полтора десятка раненых. Неприятельские потери нам неведомы досконально. Но, думаю, они немалые. Главное же – «Пик», «Форт» и «Вираго» получили серьёзные пробоины, и без заделывания оных им не обойтись.

ЗАВОЙКО


Благодарю. Константин Осипович, что по вашей части? Как батареи?

МРОВИНСКИЙ



Докладываю: на сей час приведены в готовность первая, вторая и четвёртая батареи. Орудий числом стало менее, однако, всего лишь на три нумера. Батареи пополнены личным составом и боезапасом, насколько это возможно. Восстановлены брустверы. Словом, всё готово к отражению нового нападения неприятеля.

ЗАВОЙКО


Именно так. Нападения стоит ожидать в любую минуту. Неприятелю неведомо наше положение с орудиями, зарядами. Он может вновь попытаться подавить огнём батарею на Кошке, чтобы прорваться к «Авроре». Судя по всему, именно ваш фрегат, Иван Николаевич, они считают для себя главной занозой. Впрочем, и новой высадки десанта не стоит исключать.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Василий Степанович, экипаж постоит за себя, за порт. Можете не сомневаться.

ЗАВОЙКО


Вот и отлично…

Входит запыхавшийся вестовой.

ВЕСТОВОЙ

Господин генерал-майор, разрешите…

ЗАВОЙКО


Что стряслось?

ВЕСТОВОЙ


Мичман Пастухов докладывает: к Красному Яру приближается шлюпка. Кажется, с нашими пленниками.

Завойко быстро выходит из домика, следом – все остальные.

НАТ. КРАСНЫЙ ЯР – УТРО

К берегу подходит шлюпка. Из неё выгружаются боцман Усов с женой, двумя детьми и старый матрос. К женщине и детям подбегают местные жители, обнимают их, расспрашивают.

Усов подходит к Завойко, хочет доложиться, но генерал запросто берёт его за локоть.

ЗАВОЙКО


С освобождением! Слава Богу! Что там? Где остальные?

УСОВ


Господин начальник порта… Василий Степанович, вам письмо от ихнего адмирала. Уж извиняйте, фамилию он не назвал.

ЗАВОЙКО


(смеётся)

Да мы и так знаем. Поди – Прайс? Кому там ещё быть-то?

УСОВ


Не могу знать.

Боцман протягивает сложенный листок плотной бумаги.

Завойко читает, хмурится.

ЗАВОЙКО


Хм-м… По-французски… Вот, господа, пишет нам командующий объединённой эскадрой адмирал Де Пуант, что возвращает ненароком попавшую к ним русскую семью. Любопытно. А куда же делся англичанин Прайс?

УСОВ


Не могу знать, Василий Степанович. Да только, когда нас отпускали, мы видели там гроб…

ЗАВОЙКО


Матросов хоронили?

УСОВ


Никак нет. Берите выше. В гробу том адмирал ихний лежал, в аглицкой форме.

ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ



Вот те раз! Неужели наши артиллеристы подбили знаменитого морского волка?

УСОВ


Этого тоже не могу знать. А вот матрос французский показал нам жестами, что адмирал тот… В общем застрелился.

АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ



Вероятно, счёл позорным для себя ход батальных событий.

ЗАВОЙКО


Ну, об этом пусть судит его адмиралтейство. Остальные не застрелились и, видимо, готовятся вновь вступить в бой. Верно, боцман? Что видели?

УСОВ


Так точно, господин начальник порта. Всю ночь слышали, как плотники работали и такелажники тоже. А утром сегодня шлюпки загружали. Не иначе – к десанту готовятся.

ЗАВОЙКО


Мы так и думали. Вряд ли они повернут назад, не солоно хлебавши. Надеются, что батареи наши зачахли и не ответят им. Ну, пусть надеются. Господа, прошу всех разойтись по своим местам. Мы должны быть готовы к любым неожиданностям.

Офицеры уходят. Матросы, окружив бывших пленников, ведут их к блиндажу, где готовят еду. Аксинья подходит к жене Усова.

АКСИНЬЯ

А Семён… Он жив?

ЖЕНА УСОВА



Жив, жив. Чуть не убёг оттуда. Хотел через борт сигануть да не успел. Они его больше всех боялись, в кандалы заковали.

АКСИНЬЯ


Ох, Господи! В кандалы!

ЖЕНА УСОВА



1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница