Сценарий полнометражного художественного фильма




страница4/9
Дата17.07.2016
Размер1.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Внезапно он видит белый дымок, взвившийся над склоном Сигнальной сопки, потом слышен хлопок и несколько секунд спустя – страшный треск со стороны кормы.

Фрегат содрогается от попадания русского ядра в кормовую часть, но все, кто стоял на палубе, остаются на ногах.

Прайс гневно оборачивается в сторону артиллерийских портов судна и тут же слышит команду «Огонь!». Несколько ядер летят в сторону порта. И через пару секунд такие же выстрелы раздаются от борта фрегата «Пик».
НАТ. СИГНАЛЬНАЯ СОПКА – ДЕНЬ
На первой батарее лейтенант Гаврилов готовится продолжить огонь по неприятелю. Он поднимает руку.

В этот момент чуть ниже бруствера падает ядро, раздаётся взрыв, но осколки никого не задевают.

Ещё несколько ядер и бомб перелетают сопку и падают за ней, не долетая до берега.
ПАСТУХОВ

Второе и третье орудия! Пли!
В сторону английских кораблей улетают новые ядра.
НАТ. КОШКА - ДЕНЬ
ТИТР. Батарея № 2
На второй батарее, которую нападающие почти не видят из-за сопок, в эти же секунды команду отдаёт Дмитрий Максутов.
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Батарея! Пли!
Стреляют почти одновременно, с небольшой задержкой, все одиннадцать орудий батареи.

Ядра перелетают через седловину между Сигнальной и Никольской сопками. Слышатся один за другим разрывы.
НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ» - ДЕНЬ
Адмирал Прайс смотрит в подзорную трубу в сторону берега и видит, что с сопочной батареи летят ядра в сторону эскадры, а вслед за ними – и несколько ядер откуда-то из-за Сигнальной сопки, с батареи, которую он не успел толком рассмотреть.
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА. ПОЛЁТ ЯДЕР – ДЕНЬ
В замедленной съёмке летят, вращаясь, два ядра с русских позиций.
НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ» - ДЕНЬ
Прайс с ужасом наблюдает в трубу, как к нему приближаются русские снаряды.

Слышатся несколько разрывов – ядра падают вблизи фрегатов, но некоторые задевают мачты и борта кораблей.

Прайс понимает: надо срочно менять план операции.
ПРАЙС

Прекратить стрельбу! С якоря сниматься!
Корабли англо-французской разворачиваются и следуют обратным курсом – к противоположному берегу Авачинской губы.
НАТ. СИГНАЛЬНАЯ СОПКА – ДЕНЬ
Завойко стоит на площадке возле батареи и смотрит в подзорную трубу. Рядом – мичман Пастухов.
ЗАВОЙКО

Ого! Вот оно как! Похоже, ретировались непрошеные гости.
ПАСТУХОВ

Решили не рисковать, на ночь глядя, не иначе. Да и раны зализать надо. Корму-то «Президенту» мы знатно попортили.

(смеётся)
ЗАВОЙКО

Это только начало. То ли ещё будет… Но всё равно поздравляю – с первым боем! Почуял неприятель силу русского оружия.
Матросы и офицеры на батарее кричат «Ура!».

Мичман Пастухов вскидывает руку.
ПАСТУХОВ

Василий Степанович! Господин генерал! Это же наши…
Завойко смотрит в трубу.
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА – ДЕНЬ
Из Тарьинской бухты выходит небольшой парусный плашкоут с глиняными кирпичами.
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА. БОРТ ПЛАШКОУТА – ДЕНЬ
На плашкоуте боцман УСОВ, приложив руку ко лбу «козырьком», разглядывает незнакомые корабли.
УСОВ

Не по душе мне эти фрегаты. Откуда они тут? А, Семён?
Стоящий рядом Удалой тоже вглядывается вдаль.
УДАЛОЙ

Похоже, свои. Адмирала Путятина эскадра, сказывали, должна прибыть.
Боцман с сомнением смотрит на корабли, потом поворачивается в сторону кормы, где сидит его жена, прижимающая к себе двоих детей, и с тревогой смотрит на супруга.
УСОВ

Ещё не поздно повернуть назад. В бухточке-то завсегда укроемся. Леший его знает – что за корабли…
Боцман смотрит на поникший парус плашкоута.
УСОВ

Вот и ветер стих. Не уйдём…
Сидящие на плашкоуте люди видят, как от борта одного из фрегатов отходят катер и баркас. Теперь хорошо можно разглядеть форму матросов – иностранную…
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА – ДЕНЬ
По водной глади быстро плывут катер и баркас, они окружают плашкоут.
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА. БОРТ ПЛАШКОУТА – ДЕНЬ
Англичане и французы наставляют на русских ружья, кричат что-то.

Удалой грозит им кулаками, потом хватает лежащие рядом глиняные кирпичи и начинает метать в неприятелей.
НАТ. СИГНАЛЬНАЯ СОПКА – ДЕНЬ
Завойко, другие офицеры и матросы, стоящие рядом, смотрят на разыгрывающуюся трагедию. Тут же рядом несколько женщин, доставлявших артиллеристам провизию. Среди них – Аксинья.
ПАСТУХОВ

Эх, ребята… А у боцмана там семья, хотел её отправить подальше от порта… Не судьба!
АКСИНЬЯ

А кто там ещё? Семёна нет? Он вроде уходил в Тарью…
ПАСТУХОВ

(не отрываясь от трубы)

Там он, девонька, там.
Аксинья охает, прикрывая рот платком. На глазах у неё слёзы.
ЗАВОЙКО

Бог даст, не пропадут. Плен – ещё не смерть!
Генерал опускает трубу, жёстко смотрит вдаль. Поворачивается к офицерам и матросам.
ЗАВОЙКО

Неприятель в любой момент может возобновить попытки овладеть портом. Всем батареям быть наготове, продолжать постоянное наблюдение за кораблями эскадры.
Он спускается с батареи вниз по тропинке в сторону порта.
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА. БОРТ ФРЕГАТА «ПИК»
Пленённые русские стоят вдоль борта фрегата. Мужчины – в наручниках.

Николсон, заложив руки за спину, с ухмылкой смотрит на них.
НИКОЛСОН

(говорит по-английски, за кадром – перевод)

Вы – военные моряки? С какого корабля?
Пленники молчат. Николсон раздражён.

От группы французов отходит молодой светловолосый лейтенант - ЛЕФЕБР.
ЛЕФЕБР

Разрешите, господин капитан? Я в детстве жил с отцом в Петербурге, немного знаю язык этих дикарей.
Француз повторяет вопрос англичанина. Русские по-прежнему молчат.

Лефебр прохаживается вдоль группы пленников, останавливается перед Удалым.
ЛЕФЕБР

(говорит по-русски, коверкая слова)

О-ля-ля! А этого маринера я, кажется, знаю. «Аврора»? Каллао? Такой большой, настоящий… э-э-э… медведь ле русс!
Семён не понимает француза, мрачно глядит на него, но при словах «Аврора» и «Каллао» поводит плечами, позвякивая кандалами.
Француз оборачивается к своим, весело подмигивая.
ЛЕФЕБР

Вуаля! Соображает!
НИКОЛСОН

Лейтенант, скажите им: если хотят остаться в живых, пусть переходят на сторону нашей эскадры. Порт всё равно скоро падёт.
Лефебр наставляет на Удалого свой офицерский стек.
ЛЕФЕБР

Командование эскадры дарует вам жизнь и свободу, если вы будете сражаться против бывших товарищей.
НИКОЛСОН

Для начала пообещайте выпивку и угощения.
ЛЕФЕБР

Слыхали? Водку и закуску гарантируем!
Француз смотрит на Удалого.
ЛЕФЕБР

Но перед первой рюмкой, голубчик, скажи-ка нам, где расположены батареи, где стоят корабли. И тогда мы отпустим вас. И со своими воевать не придётся. Как? Согласен?
УДАЛОЙ

Батареи показать можно, мусью, только кандалы снимите, а то как-то не сподручно…
Остальные русские удивлённо смотрят на Удалого.
УСОВ

Семён! Молчи! Не смей! Обманут ведь!
НИКОЛСОН

Лейтенант, что они там всё бормочут?
Лефебр наклоняется к уху капитана и что-то шепчет.
НИКОЛСОН

А! Вот как!
Англичанин поднимает руку в перчатке в сторону Семёна.
НИКОЛСОН

Все молчат! Говорит вот этот – большой.
Матросы снимают наручники с Удалого. Семён потирает руки, вразвалку подходит к борту, смотрит в сторону порта, вздыхает.
УДАЛОЙ

Эх, мусью, болтаешь ты по-нашенски да ни черта не понимаешь в русском народе. Батареи, говоришь?
Семён показывает рукой на тот берег.
УДАЛОЙ

Будут тебе батареи. Как жахнут по твоей посудине, пойдёшь ко дну морских гадов кормить.
Лефебр хмурится, пытаясь уловить смысл.

Удалой бросается к борту, собираясь перемахнуть и прыгнуть в воду. Подоспевшие матросы хватают его, скручивают. Другие пленники бросаются на помощь Семёну, но их руки скованы наручниками.
НИКОЛСОН

Всех в трюм! Ни воды, ни еды!
Пленников уводят.
ЗАТЕМНЕНИЕ
НАТ. ДВОРЕЦ - ДЕНЬ
ТИТР. Гатчина, Большой Дворец – август 1854 года
Солнечный летний день. На балконе фасада Большого Гатчинского дворца сидит император НИКОЛАЙ I. Рядом стоит его сын, великий князь КОНСТАНТИН в адмиральском мундире.
НИКОЛАЙ

Итак, какие вести из Крыма? Грозят англичане?
КОНСТАНТИН

Ваше величество! Из военного ведомства докладывают, что английские и французские эскадры предпринимают атаки на наши порты. Как на южных границах, в Одессе, так и здесь, в северных морях. Они попытались захватить крепость, которая строится на Аландских островах, но гарнизону удалось отбить атаку. А на Соловках английские фрегаты обстреляли монастырь. Успеха не имели, ретировались…
НИКОЛАЙ

Замышляют блокаду?
КОНСТАНТИН

Не исключено. Такие же попытки предпринимались возле Кронштадта и Свеаборга. Остались ни с чем.
Великий князь подошёл чуть ближе к императору.
КОНСТАНТИН

Есть сведения, что вскоре может быть высажен большой десант с целью захвата нашей главной базы на Чёрном море - Севастополя. А также поступают донесения с Тихого океана. Англо-французская эскадра под командой адмирала Прайса намерена зайти в порт Петропавловска. Гарнизон там совсем никудышный… Если только генерал-губернатор Муравьёв не предпримет решительных действий…
Император встаёт, ходит, заложив руки за спину.
НИКОЛАЙ

Неймётся им! Россия уже не раз показала свою истинную силу. Нахимов разбил турков при Синопе в прошлом году наголову. А Паскевич на Дунае? Им всё мало? Неужто не запомнили, ничему не научились?

Император останавливается, смотрит в сторону дворцового парка. Поворачивается к великому князю.


НИКОЛАЙ

Отправьте депешу на Черноморский флот Нахимову. Предпринять все необходимые меры для отражения любых попыток захватить Севастополь. Стоять насмерть.

Николай делает шаг к сыну, кладёт руку ему на предплечье.


НИКОЛАЙ

Потеряем Севастополь - потеряем Чёрное море, а с ним и влияние на Балканы. Это будет нашим самым серьёзным поражением в Европе. Мы не должны допустить этого.

Великий князь склоняет голову.


КОНСТАНТИН

Да, Ваше величество! Не допустим.
ЗАТЕМНЕНИЕ

ИНТ. ПЕТРОПАВЛОВСК. ДОМ ГУБЕРНАТОРА - НОЧЬ
Завойко лежит на походном диване в своём кабинете. Смотрит в потолок. Картинка расплывается.
ФЛЭШ-БЭК. НАТ. НАВАРИНСКАЯ БУХТА - 1827 ГОД.
В рассветной дымке плывут военные суда. С одной стороны – объединённая эскадра России, Англии и Франции, с другой – турецко-египетский флот.

В замедленной съёмке идёт сражение, ядра рвут паруса, кромсают борта кораблей.

Камера приближается к русскому флагману - линейному кораблю «Азов». На мостике – капитан 1 ранга Лазарев. Рядом с ним – лейтенант Нахимов. Флагман сотрясается от взрывов неприятельских ядер, но его орудия продолжают вести огонь по кораблям флота противника.

Подбегает мичман КОРНИЛОВ. Он обращается к Лазареву, но его слова едва слышны сквозь шум боя.
КОРНИЛОВ

Господин капитан! Корабль получил более ста попаданий, из них пять – ниже ватерлинии. Но все расчёты остаются на местах, бомбардиры продолжают вести прицельный огонь…
Сквозь дымку проявляется борт другого корабля – фрегата «Александр Невский». Камера уходит дальше, на нижний дек, где молоденький мичман Завойко командует пушкарями, ведущими огонь по турецким кораблям.

Картинка расплывается.
ИНТ. ПЕТРОПАВЛОВСК. ДОМ ГУБЕРНАТОРА - НОЧЬ
Генералу не спится. Он встаёт, прохаживается по кабинету, присаживается к столу, зажигает свечу.
ГОЛОС ЗАВОЙКО

(за кадром)

Как просто и как трудно – отдать приказ людям идти на смерть. Флаг, Родина… Думают ли они об этом, встречая пулю или осколок?
Он встаёт, подходит к окну.
ГОЛОС ЗАВОЙКО

(за кадром)

Ведь можно затаиться, можно уйти в сопки и леса… Можно наврать неприятелю с три короба – дескать, знать ничего не знаем ни про какую войну, мы – мирные туземцы… Но разве этому научены мы всей своей жизнью? Разве этому присягали? Зачем тогда клясться на верность царю и Отечеству? Чтобы вот так, трясясь за живот свой, отдать неприятелю частицу русской земли на поругание?
Раздаётся осторожный стук в дверь. Завойко оборачивается. Входит вестовой.
ВЕСТОВОЙ

Ваше превосходительство! Господин губернатор! Простите, за ради Бога, но тут…
ЗАВОЙКО

Что стряслось-то?
ВЕСТОВОЙ

Так камчадалы пришли, охотники. А с ними казаки. Очень просят принять…
Завойко встаёт, подходит к рукомойнику, наливает из кувшина немного воды в ладонь, плескает на лицо, протирает его рушником. Потом вытирает руки, застёгивает мундир и выходит. Солдат – за ним.
НАТ. ДВОР ГУБЕРНАТОРСКОГО ДОМА – НОЧЬ
Во дворе дома - десятка полтора мужчин разного возраста. Все вооружены. Среди них и казаки, и коренные местные жители – камчадалы. Они о чём-то негромко переговариваются.

Увидев спускающегося с крыльца губернатора, пришедшие замолкают, подходят ближе к дому.
ЗАВОЙКО

Здорово, молодцы! Что, не спится?
Вперёд выдвигается высокий, крепко сбитый мужик с окладистой бородой лет 40 – охотник АФАНАСИЙ.
АФАНАСИЙ

Доброго здравия вам, господин начальник порта. Не серчайте, что разбудили. Разговор имеется…
Охотник оглядывается на товарищей, ища поддержки.
ГОЛОСА

Говори, Афанасий. Как есть, всё говори.
АФАНАСИЙ

Мы тут промеж себя, значит, толковали, дескать, как же так получается… Моряки с супостатом сражаются, кровь проливают, а мы вроде как в кустах отсиживаемся. Вы же, ваше благородие, сами на берегу давеча говорили: мол, все жители встанут на защиту родной земли. А тут эвон как оборачивается, не зовут нас - не нужны, стало быть…
Завойко, чуть склонив голову набок, внимательно слушает охотника, кивает. Выслушав Афанасия, он улыбается и идёт навстречу пришедшим, заходит в их круг и становится посередине, чтобы каждый мог его видеть и слышать.
ЗАВОЙКО

Что пришли – молодцы. И что переживаете за судьбу родной Камчатки – тоже хвалю. Но никто про вас не забыл. Даже думать об этом не смейте! Просто, как в любом сражении, у каждого должен быть свой манёвр.
ГОЛОС

Это как же?
ЗАВОЙКО

А вот так. Мы на вас очень рассчитываем, но у вас, друзья мои, будет очень важная и непростая задача в борьбе с неприятелем. Уже прямо в завтрашнем бою.
АФАНАСИЙ

Да мы завсегда, да вы только скажите, что и как…
ЗАВОЙКО

Пока что, к сожалению, намерения неприятеля нам не ясны определённо, но завтра утром я отдам приказ всех охотников, казаков, словом – всех, кто пригоден к стрелковому и штыковому бою, разбить на три партии.
В толпе слышны одобрительные возгласы.
ЗАВОЙКО

Самой крупной партии, в сто штыков, назначаю место на берегу – возле батареи в Красном Яру.
Завойко показывает рукой в сторону. И, хотя вокруг темно, все понимают, где предстоит завтра собраться.
ЗАВОЙКО

Эта партия сможет оказать содействие Попову с его артиллеристами, а в случае необходимости прийти на помощь порту и главной батарее. Вторая партия останется при мне, замаскируется на склонах Сигнальной сопки. Там тоже возможна высадка десанта. Ну, а третья - в городе, для тушения пожаров.
ГОЛОСА

Ну, теперь понятно. А то мы с мужиками как-то… Теперь совсем другое дело.
ЗАВОЙКО

Сами понимаете, больше я вам ничего не скажу. Всё завтра. И ещё, друзья мои. Хоть вы регулярному военному искусству не обученные, я не сомневаюсь: дадите отпор неприятелю.
АФАНАСИЙ

Не сомневайтесь, Василий Степанович! Сбросим супостата в море.
ЗАВОЙКО

Вот и славно. Ступайте с Богом! Завтра у нас будет тяжёлый день.
Мужики, оживлённо переговариваясь, расходятся.

Завойко смотрит им вслед.
ГОЛОС ЗАВОЙКО

(за кадром)

Какие славные люди! Вот тот народ, о котором мы так много говорим. Что им наша баталия? Англичане с французами тут не останутся, даже если захватят порт. Покуролесят да уплывут. А они продолжат свою неспешную жизнь.
Генерал идёт к дому.
ГОЛОС ЗАВОЙКО

(за кадром)

Мы, понятно, стоим за честь флота, за честь России, как бы громко это ни звучало. А они? Выходит, для них это тоже не пустые слова? Да-а… Я сознавал, что они – патриоты своей земли. Но что такие страстные! Это мне урок.
Завойко заходит в дом.

ИНТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ» - НОЧЬ

На борту фрегата идёт военный совет с участием командиров всех кораблей.

ПУАНТ

(показывает на карте)

Итак, фрегат «Президент» встанет против самой сильной русской батареи.
Прайс кивает в знак согласия.

ПУАНТ

Ближайшую батарею на оконечности горы возьмёт на себя «Форт». А капитан Николсон со своим фрегатом «Пик» накроет дальнюю батарею, она может побеспокоить нас фланговым огнём.
ПРАЙС

Именно так, адмирал. Подавив эти батареи, мы проникнем в порт и доберёмся до этой несносной «Авроры». На русских мы обрушим удар всех наших орудий. Они ещё пожалеют о вчерашнем выстреле!

ПУАНТ

А остальное доделают стрелковые партии. Думаю, там уже не с кем будет сражаться, ха-ха!
ПРАЙС

Господа, диспозиция ясна. Завтра нам предстоит нелёгкий день, который, я уверен, войдёт славной страницей в историю британского и

(смотрит в сторону де Пуанта)

французского флота. Всем занять свои места. Честь имею!
Офицеры расходятся. Прайс остаётся один.

Адмирал меряет тяжёлыми шагами каюту, останавливается у открытого иллюминатора, в который заглядывает луна. Её свет отражается на виднеющемся вдалеке силуэте вулкана. Несмотря на лето, он покрыт снегом. Его склоны в свете луны выглядят мертвенно-бледными.


ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Господи! Что за чушь я тут несу! Какой удар? Какая страница? Наша авантюра покроет позором все

былые достижения королевского флота. И моё имя тоже…
Адмирал отходит от иллюминатора, садится к столу, обхватывает руками голову.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Всё могло бы перемениться, завладей мы завтра русским портом. Но… Этому не бывать. Я чувствую тщетность наших усилий. Всё, буквально всё зря. И первой ошибкой была наша… моя медлительность в Каллао.
Адмирал стучит по ободу иллюминатора кулаком.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Чёрт бы побрал эту «Аврору»! Чёрт бы побрал всех этих русских, из-за которых моя карьера…
Прайс успокаивается, глубоко вздыхает, смотрит на вулканный пейзаж, прикрывает иллюминатор, подходит к столу, опирается на него.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Есть только один достойный офицера выход. Боже, дай мне силы!
Прайс опускает голову, шепчет молитву.
ЗАТЕМНЕНИЕ
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА – УТРО
ТИТР. Петропавловск - 19 августа 1854 года
Раннее летнее утро. Нагретый солнцем туман тает, открывая поросшие деревьями и кустарником сопки.

Авачинская губа ещё в дымке, с берега почти не видно, что происходит в акватории.

По узенькой тропинке, ведущей от подножия Сигнальной сопки к первой батарее, поднимается губернатор.

Завойко стоит на гребне сопки. Перед ним как на ладони гладь бухты. Генерал видит, как из редеющего тумана проступают очертания неприятельских фрегатов и парохода «Вираго», которые уже находятся на полпути к порту и вскоре смогут приблизиться на расстояние выстрела.

Завойко видит, как суетятся орудийные расчёты. Слышны команды, отдаваемые командирами орудий.

Раздаётся тонкий свист. Над батареей летят ядра, они падают в воду между сопкой и берегом.

Командир батареи лейтенант Гаврилов смотрит на генерала.

Завойко, опустив подзорную трубу, поворачивается к офицеру и отрицательно мотает головой.



ЗАВОЙКО

Не достанем, только заряды зазря потратим.

Ещё несколько ядер от неприятельской эскадры перелетают со свистом через седловину и точно так же падают в воду, не дотянув до берега и не причинив вреда русской батарее.

Гаврилов теперь сам смотрит в трубу.

ГАВРИЛОВ

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница